Культура / Выпуск № 141 от 16 декабря 2013

13886 Алексей ИВАНОВ: «Такие сюжеты голову сносят!»

Известный писатель, автор книг «Географ глобус пропил», «Золото бунта» и «Сердце Пармы» в интервью обозревателю «Новой» рассказал о двух своих книгах — «Горнозаводская цивилизация» и «Ёбург», одна из которых уже вышла в продажу, а вторая увидит свет этой весной

13.12.2013

Новая книга Алексея Иванова «Горнозаводская цивилизация» (М.: АСТ, 2014, «Редакция Елены Шубиной») — об Урале. Об уральском типе российского человека, о культе труда и диком фарте, о староверских корнях, о жестком державном убеждении «человек для завода», едином для горных генералов и крепостных рудокопов. Книга — о «железных караванах» и золотых лихорадках, о соли и платине, о Строгановых и Демидовых. И о промыслах — каслинском литье, мурзинских самоцветах, златоустовском булате с золотой гравюрой, о малахите и яшме Екатеринбургской гранильной фабрики, о «заводах-дворцах» 1800-х, чугунных ядрах и танках.

Но прежде всего — это книга о прирастании страны делом.

Героев тут — что в эрмитажной Галерее 1812 года. Дьяк Семен Ремезов, составитель карт Азиатской России и строитель Тобольского кремля; Василий Татищев и Виллим де Геннин, заложившие основы горной державы (пока в столице шли дворцовые перевороты и плясала бироновщина); промышленник Турчанинов, первым понявший красоту малахита (до него камень бросали в печь и выплавляли медь); рудознатцы и горщики (в их числе — Сергей Южаков, всю жизнь искавший в копях 37 аметистов для лучшего в мире ожерелья), заводчики-созидатели и наследники-расточители, уральские мастера — совершенно особый социокультурный (а по Иванову, и вовсе религиозный) тип русского человека.

И уральские инженеры: Лев Брусницын — изобретатель золотопромывального ковша, которым работали и в Трансваале, и на Клондайке. Тишайший генерал Николай Славянов, изобретатель электросварки, — без коей не было бы ни мостов Транссиба, ни шаттлов, ни айфонов. Петр Соболевский, в 1816 году получивший на заводе в Пожве первый свет газовых ламп (проект освещения Санкт-Петербурга газом он подал еще в 1811 году). Илья Чайковский — не токмо отец Петра Ильича, но и создатель целой пароходной верфи на Каме 1840-х…

Перечисляю бегло: заводов, открытий, судеб в книге много.

…Национальная идея не стряпается по разнарядке — а зреет в мозгах совсем не казенных. Любая страна загибается, распадается без яркого образа самой себя. Автор «Горнозаводской цивилизации» — не конструктор, а горщик: он нашел все это в копях истории. Иванов пишет о «горной державе», как Диккенс о британском Рождестве: стараясь зачаровать блеском, не столько излагая прошлое, сколько форматируя новые мозги, показывая будущему — как это надо понимать, как видеть и действовать, в какие модели отливать кипящее время.

Следующая книга Алексея ИВАНОВА — об Урале 1990-х и нулевых. Она выйдет весной.

Писатель рассказал «Новой газете» о той и о другой. И об их единой внутренней логике.

 


Алексей Иванов. Фото: Елена Елисеева

— Как связаны «Горнозаводская цивилизация» и книга «Хребет России»?

— Если говорить по темам Урала, то «Хребет России» можно уподобить, скажем, истории Скандинавии, а «Горнозаводская цивилизация» тогда будет подобна истории походов викингов. Многие места, персоны и события — одни те же, но книги не тождественны. «Горнозаводская цивилизация» описывает феномен уральской промышленности как особый социум, квазигосударство.

Считается, что нынешнее общество потребления равно постиндустриальному обществу. Его-то мы вроде и строим. А я предлагаю взглянуть на индустриальное общество созидания — предтечу и альтер-эго нынешнего формата. Так сказать, модерн версус постмодерн, причем модерн — в отечественном изводе. Уральская «горнозаводская держава» XVIII и XIX веков самой судьбой сформирована как эталонный индустриальный социум. В припадках гламура и хипстерства мы отбрасываем индустриальную идентичность, лишаем ее социальной и культурной легитимности и в итоге получаем дикий, ржавый и вороватый постиндустриализм образца «Кин-дза-дзы», а вовсе не глянцево-хайтековские утопии вроде Элизиума или звездолета «Аксиома» из мультика «ВАЛЛ-И».

Книга «Хребет России» была 100-серийным эссе об Урале, а «Цивилизация» — историко-культурологический трактат об уральском промышленном социуме. Он состоит из 14 глав-концептов. Из этих концептов и сложена конструкция «горнозаводской цивилизации». Например, глава «Натуральные машины»: про индустриальное мировоззрение, для которого весь мир — гигантский божий механизм, подлежащий перенастройке на работу во благо государства. Глава «Геофайлы»: про то, что древние языческие идеологемы зафиксированы рудниками (у крестьян нечисть живет в лесах и реках; у рабочих — в рудниках). Глава про инженеров: про то, что на заводах инженеры выполняли роль священников, — объясняли систему мира, стали носителями ценностей и заменили теологию технологией. Глава «Горные заводы»: про градостроительный тип, фиксирующий принципы мироустройства, — например, принесение свободы в жертву работе. И так далее.

Проект «Горнозаводская цивилизация» поддержало министерство культуры Свердловской области. Больше года продолжались экспедиции по региону — их организовал продюсерский центр «Июль», который реализует все мои проекты. Фото к книге выполнены в основном Юлией Зайцевой и Вадимом Ивановым.

Главное, что выносишь из этих путешествий, — понимание, что все концепты живы. По-прежнему главные люди на Урале — инженеры. По-прежнему существует культ мастеров, отрицающих прогресс. По-прежнему все начинается с завода: не мелкие частные бизнесы сливаются в один большой, а от большого и казенного отлепляется много частных и мелких. Даже грехи старые: например, беды экологии — следствие понимания мира как механизма, а уничтожение культурного наследия — естественный порядок вещей для исторических заводов, когда на заводской площадке ради нового производства приходится сносить все старое.

Сейчас Урал ищет новые образы для прежних концептов. Скажем, в Екатеринбурге стоит памятник «Седой Урал» — огромный старик с мечом: это отсылка к образу старого кузнеца (ведь Урал — старейший промышленный регион), который ковал меч Победы в Великую Отечественную. Нынешние школьники называют этого старика Гэндальфом. Вот он, живой поиск живой идентичности! Было — «Опорный край державы», становится — «Средиземье».

— Очень по-разному выглядят объекты на фото. Одни «заводы-дворцы», плотины, храмы, горные конторы — в руинах. Другие — недавно отреставрированы. Чего на Урале больше?

— Руин, конечно, куда больше. Как правило, более или менее в порядке объекты, ставшие музеями (например, завод-музей в Нижнем Тагиле или копи Ильменского заповедника), или те, которые принадлежат благополучным предприятиям. Например, хотя бы внешне очень хорошо смотрится Ижевский завод-дворец с башней-колокольней. Прекрасна Северская домна — великолепный частный музей промышленника Дмитрия Пумпянского. Впечатляют исторические промышленные ансамбли Саткинского и Верхнетуринского заводов. А есть шедевры погибающие — Кушвинский завод, Баранчинский завод, Златоуст, Мотовилиха, Сысерть, завод Пороги. Есть и вообще заброшенные грандиозные комплексы — Старая Утка, Верхотор, Воскресенский завод. Где-то очень активно идет научная работа, например, на исследовании гигантского рудничного комплекса Каргалы. Где-то не иссякает поток любопытствующих, например на самоцветных копях Мурзинки. Какие-то объекты превращены в рекреации, например, лечебные соленые озера в старых карьерах Соль-Илецка. Надо сказать, что заповедники и заводы — это режимные территории, и какие там есть сокровища — публике зачастую почти неизвестно. Воодушевляет то, что успешные предприятия чаще всего не забывают о своем наследии. Оно интегрируется в современные ритуалы или в какие-то практики и выглядит эдаким генокодом успешного завода.

— А много их — успешных?

— Разрухи гораздо больше, но есть и ярчайшие примеры апгрейда, нового процветания. Самый впечатляющий образец — Первоуральский новотрубный завод. Его история начинается еще с первой половины XVIII века, с Демидовых, но сейчас это могучее и абсолютно современное предприятие. Туда приходишь — будто попадаешь в гигантский конструктор «Лего»: прекрасный индустриальный дизайн. И вообще художественное мышление. Я спрашиваю: «Почему у вас цех называется «Железный озон»? Это как понимать?» Мне отвечают: «А просто для красоты так назвали. Звучно же. Стильно!»

Очень приятно общаться с инженерами на таких предприятиях. Это молодые мужики лет по 30. Жизнерадостные. Уверенные в себе. Раскованные. Умные. С хорошо поставленной речью. Не фанатики, а гедонисты. Они интересуются культурой и политикой, их не купишь на туфту, на вранье. Они укоренены в жизни. Самое главное — у них есть свой проект будущего.

У власти нет такого проекта, у бизнеса, у богемы… Для наших социальных лидеров проект будущего — просто продолжение благополучия настоящего. А у промышленников такой проект есть. Это тоже следствие индустриального менталитета.

— Судя по «Горнозаводской цивилизации», Урал плотно уставлен памятниками заводчикам, инженерам, изобретателям, первым пароходам, газовым лампам… И есть новые объекты.

— Артефакты, собранные в книге, относятся к событиям и людям XVIII — XIX веков. А есть еще множество памятников людям советского периода — инженерам, директорам заводов. Потому что в ХХ веке все продолжалось, люди действовали в той же парадигме, но намного масштабнее и страшнее, чем в Российской империи.

Однако одной книгой всего не охватить, тут каждый сюжет стоит целого тома: Магнитка, Уралмаш и еще 40 ударных строек индустриализации, ГУЛАГ, эвакуация заводов на Урал в 1941-м, десяток закрытых атомных городов, приватизация 1990-х — можно перечислять до бесконечности…

Все ваши темы. Напишете?

— Я закончил книгу о Екатеринбурге «лихих девяностых» и «нулевых». В каком-то смысле это идейное продолжение «Горнозаводской цивилизации»: тот же менталитет, но в эпоху перемен. Называется книга «Ёбург». Выйдет в марте 2014 года в АСТ, в «Редакции Елены Шубиной».

Роман или документалка?!

— Документалка, нон-фикшн. Книга о том, как закрытый советский город Свердловск стал нынешним евроазиатским мегаполисом Екатеринбургом. «Культурных героев» множество. Губернатор Россель, первый в новой России (благодаря ему институт губернаторства вообще был введен у нас в стране). Мэр Чернецкий, наверное, самый успешный мэр России: понятно, как вытащить в ХХI век Москву, столица есть столица, а вот как вытянуть провинциальный промышленный город?.. Разумеется, свердловский рок. Уральская республика. Уральские франки. Гибель МЖК — идеального полиса советского мира. Драматург Николай Коляда и «Коляда-Театр». Поэт Борис Рыжий. Бард Александр Новиков. Бум «наивного» искусства и безумие перформансов. Полное оборзение на бесконечных выборах «эпохи перемен». Беспощадные промышленные войны с захватами заводов чуть ли не в прямом эфире. Кровавый рейдер Павел Федулёв.

Потрясающая эпопея уралмашевской ОПГ: сначала шайка приятелей-спортсменов, потом банда рэкетиров, создание структуры, жесточайшие криминальные войны этих парней-«десперадо» со всем белым светом, потом — бизнес-группа, наконец — общественно-политический союз, отстаивающий политические права и свободы. Оф-фигеть! А история царских останков?

А еще есть концерн «Калина», башня «Высоцкий»; мультфильмы — лауреаты Канн; Екатеринбург-Сити — уральский Манхэттен; Академический район — крупнейший градостроительный проект России… Огромное количество потрясающих историй.

Например, сообщество ветеранов-«афганцев». В начале 90-х они были самой организованной силой в городе. Их экономической базой стал рынок челноков, они вели войны с бандитскими группировками, в центре города они поставили памятник «Черный тюльпан», а самой удивительной их акцией стал захват двух жилых домов. Власть пообещала отдать эти новостройки ветеранам, но не отдала, и «афганцы» — 383 семьи, парни-солдаты, их молоденькие жены и детишки — захватили обещанные дома, обмотали колючей проволокой и посреди города 8 месяцев держали оборону с бутылками «молотовского коктейля». И все это без формального нарушения законов! Власть отдала эти дома «афганцам», но потом упекла за решетку их командира —  и «афганцы» перекрывали Транссиб. Два их главных лидера были убиты киллерами. Такие сюжеты голову сносят!


Дома афганцев

— Вы с той же интонацией описываете в «Горнозаводской цивилизации» оборону Искера в 1580-х: «Три года Ермак удерживал городок — то есть всю Сибирь под рукой Руси. Казаки… дичали, пухли от голода и жрали сапоги, но не сдавались, не сдавались, не сдавались».

— Значит, еще раз повторю: ментальность жива. В «Ёбурге» много историй про «не сдавались». Как режиссеры Алексей Федорченко («Овсянки» — его фильм) и Дмитрий Воробьев отстаивали Свердловскую киностудию, 8 лет сражаясь с бандюками, с банками и с силовиками, вооруженные практически только системой Станиславского… Как «Сутяжник», общество юристов-волонтеров, безвозмездно защищает простых смертных по мелким делам: вот у бабушки банк закрыл карточку, а на ней еще 200 рэ лежали, и бабушке внукам позвонить не на что… А как в 90-е отбивался от рейдеров детский клуб «Каравелла» писателя Владислава Крапивина?! Сам Крапивин отдавал свои гонорары на ЖКХ и зарплату инструкторам, а Лариса Крапивина вела войны и собирала разгромленную базу. И вот недавно клуб отпраздновал 50-летие.

Вообразите: через «Каравеллу» за полвека прошло 10 тысяч подростков. И ни один человек, воспитанный там, не попал за решетку! Детская литература и стойкость учителей оказались крепче на излом, чем великое государство.

Написать такую книгу — дело дорогостоящее, и мой проект поддержали екатеринбургские бизнесмены Константин Погребинский и Игорь Завадовский. Сейчас они рулят крупнейшей на Урале девелоперской компанией, а начинали в 90-е как в учебнике по бизнесу: уехали в США и работали на заправке. Работали год. Вдвоем — посреди черного Бронкса. Их там считали агентами ФБР. Их предшественников зарезали. На них налетали то гангстеры, то наркоманы. Но они выдержали — и увезли домой на пузе 30 тыщ баксов. И не пробожили эти деньги, а создали правильный бизнес. Теперь они построили крупнейший в России торгово-развлекательный центр. Но дело даже не в том, что эти парни оказались стойкими и волевыми, а в том, что в «лихие девяностые» бизнес был поступком. Вот о поступках и хочется рассказывать. В Ёбурге таких историй много.

Сейчас про 90-е говорят, что это время разрухи и распада. Но это только одна сторона. Девяностые были временем мощнейшего созидательного начала. И сейчас становится понятно, что 90-е оказались временем титанов. Лидерами были люди огромного масштаба.

Сейчас в стране и обществе немерено всякой гигантомании, а вот человеческого масштаба — не хватает.

Стадия трансформации Свердловска в Екатеринбург и называется Ёбургом. И Ёбург тоже время титанов и каких-то немыслимых подвигов. Например, даже в самый угар 90-х в городе сдавали по 200—300 тысяч квадратов жилья в год, и квартиры получали учителя и врачи. Как это удавалось мэру Чернецкому? А вот так. Но именно потому, что удавалось, яростный, безбашенный и дикошарый Ёбург превратился в респектабельный и социализированный Екатеринбург.

Нынешний мэр Евгений Ройзман — тоже наследник 90-х, эпохи титанов. Он боролся с наркоторговлей, вообще был эдаким негласным шерифом города: кого несправедливость или отчаяние хватали за горло — те шли в фонд «Город без наркотиков» или к депутату Ройзману. На недавних выборах мэра многие улицы в городе были увешаны растяжками со слоганами вроде: «Мама, боюсь бандита!», но Ройзман выходит из 90-х не каким-то там «бандитским прошлым», а масштабом и способностью на поступок. В общем, все мы еще долго будем «родом из девяностых».

— И все-таки: после всех поездок и разговоров для «Горнозаводской цивилизации» и «Ёбурга»… После романа «Псоглавцы», где вы показали встречу двух Россий: столичной, прошедшей апгрейд, — и глубинной, нищей, распавшейся в истлевшие клочья староверского Керженца… Каков, по-вашему, вектор развития? Что преобладает — хотя бы на Урале, который вы так изъездили и продумали? Новый мир содрогается и создается? Или жизнь стягивается в точки процветающих городов и заводов, а между ними — пустыня и скелеты проигравших гонку?

— Скорее все-таки жизнь стягивается в точки роста. А между ними лежит пространство деградации. Потенциал точек роста не исчерпан, но их слишком мало: этими лампочками, пусть и яркими, не осветить всю нашу глухомань с бабками-ёжками.

 



28 комментариев

0
Ирина Плотникова , 13 декабря 2013 в 22:18
Горжусь земляком. Уральская горнозаводская цивилизация по-настоящему не оценена. Будем делать все возможное, чтобы это случилось.
0
T H , 14 декабря 2013 в 00:15
Что конкретно? Ждать Аценки стАлицы Ваших возможностей сделать все возможное? Вдруг очередное экспо подкинут?
0
сытый голодного не разумеет , 15 декабря 2013 в 12:51
"о культе труда и диком фарте"....?????что обозреватель культуры имела в виду под этим "ФАРТом"?Всем уже давно известно,что англоговорящие люди этим словом называют звуковой процесс исхода кишечных газов из тела человека!Используя это слово,Вы выглядите непрофессионально,если не глупо!Иностранцы смеются над нелепыми случаями неуместного использования данного заимствования!
0
Елена Дьякова , 15 декабря 2013 в 23:21
Голубчик, английский, конечно, очень прогрессивный язык, - но старое руское жаргонное словечко "фарт" происходит от немецкого Fahrt (езда) - и обозначает лихую слепую удачу. Слово очень колоритное, в руской прозе встречается не раз. Есть и в Этимологическом словаре русского языка. У Иванова есть глава "Фарт на русском Эльдорадо" о золотых лихорадках на Урале XIX в.
0
сытый голодного не разумеет , 19 декабря 2013 в 11:28
Ну пердите дальше и объясняйте всем,что это от немецкого "езда")))))Низкий поклон!
0
Юрий Морозов , 16 декабря 2013 в 04:30
Вы - образованный тупица, извините...
"Англоговорящие люди"... )))
0
сытый голодного не разумеет , 19 декабря 2013 в 13:15
Извиняю!Лекарство забыли во-время принять......бывает!Примите и не надо так бурно рефлексировать!А что вам,собственно,не понравилось во фразе "англоговорящий человек",дражайший?http://ru.wiktionary.org/wiki/...
0
Анатолий Клименский , 13 декабря 2013 в 22:42
"По-прежнему главные люди на Урале — инженеры. По-прежнему существует культ мастеров, отрицающих прогресс. По-прежнему все начинается с завода: не мелкие частные бизнесы сливаются в один большой, а от большого и казенного отлепляется много частных и мелких. Даже грехи старые: например, беды экологии — следствие понимания мира как механизма, а уничтожение культурного наследия — естественный порядок вещей для исторических заводов, когда на заводской площадке ради нового производства приходится сносить все старое."
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Исчерпывающе. Осталось решить - хорошо это или плохо...
0
Сергей Степанов , 16 декабря 2013 в 13:38
"По-прежнему главные люди на Урале — инженеры."
Получается, что это те самые инженеры, которые модернизируют Т-72, который выпускается на УралВагонзаводе с 1972 года?
0
Анатолий Клименский , 13 декабря 2013 в 22:57
Урал - это своего рода "промзона" страны. Со всеми - скажем так - особенностями подобного образования. Образования, где незадачливому географу ничего не остается, как пропить глобус...
0
Антон Сорокин , 13 декабря 2013 в 23:41
И опять у Вас все плохо)) Даже там где неплохо!!!
0
Анатолий Клименский , 13 декабря 2013 в 23:55
Плохо не у меня.
0
T H , 13 декабря 2013 в 23:55
Эх Урал, Урал ... А мог бы быть Республикой, думаю весь хребет бы подтянулся. Только сегодня в телефонном разговоре с масквичем объяснял что живу на ЮУ и это совсем не ЕБург, а гораздо южнее. После объяснений услышал "ааааа это целина". Да б... - это эклогически чистая целина, на которой в 41-ом распахали земли под кучу заводов, 60 лет травили людей так, что жертвы рака чуть ли не в каждой семье. Где теперь эти заводы? Я конечно за экологию, но не таким путем, когда заводы под эффективным руководством масквичей, выжавших из них все совковые соки и не вложивших ни копейки в их модернизацию, просто сворачивают свою деятельность.
0
Victor S , 14 декабря 2013 в 08:08
T H, 13 декабрь 2013 в 23:55

"...Где теперь эти заводы?..."

Пардоньте! А Уралвагонзавод, это разве не у вас?
0
Анатолий Клименский , 14 декабря 2013 в 15:29
У них.
0
Василий Зыкин , 16 декабря 2013 в 22:58
ТН написал же что живет на Южном Урале , а это далеко не таежный Нижний Тагил. Посмотрите хотя бы на карту Урала.
0
T H , 17 декабря 2013 в 22:08
Неотпардоню. Нет, он не у нас, он севернее. Есть еще Оренбургская обл. - "самый" Южный Урал, де-юре отнесенный к Приволжскому ФО, непонятно с какого перепугу. Про нее и пишу.
0
T H , 17 декабря 2013 в 22:46
Орск и Новотроицк, города саттелиты - 10км разделяет. Уже год стоит ЮУНК (Никелькомбинат), несколько тысяч человек на улицу. Но я рад что он стоит, вторая зима с белым снегом, а раньше только красный. ОМЗ (механический) - оборонка (может кто помнит холодильник Орск?) из нескольких тысяч осталось шиш да маленько. ЮУМЗ ( машиностроительный) - дышит на ладан. ОХМК (металлургический комбинат) - останавливают печь, 1500 на улицу (в принципе экологии огромный плюс), ОЗЦМ (цветных металлов), ОЗМК (металлоконструкций), ОЗТП ( тракторных прицепов) и т.д. почили в бозе. Мясоконсервный (тушенку и колбасу при совке можно было купить только в Москве) на грани. Народ из городов ВАЛИТ, причем уезжают самые действенные и образованные. Численность Орска за последние 15 лет сократилась почти на 40 000. И очень видно как происходит замещение городского населения деревенским, раньше казахов видно даже не было, теперь кругом одни казахи (сам татарин если ЧО). Область донор, на 11 год разность между профитом принесенным в бюджет каждым жителем области и каждым жителем масквы, составляло 10тр (Орен 59тр, масква 69тр, могу немного ошибаться), причем в маскве головные офисы многих ореновских контор. Так почему такая разница в ЗП, пенсиях, бюджетах, уровне медицины и образования? Вывод - метрополия тупо грабит колонии (провинцию).
0
Павел Чуличков , 15 декабря 2013 в 10:30
Земляк? Поддерживаю обеими руками!
0
Николай Лорин , 14 декабря 2013 в 03:47
Будем читать! есть что!
0
Oleg Chrysanov , 15 декабря 2013 в 01:55
Прожил на Урале ряд лет. Был в командировке и на Новотрубном. Рабочий класс очень образован. Но есть в менталитете какой то страх несанкционированной активности, нежелания лезть "не в своё дело".
Как то ехал из Тюмени в Челябинск через Свердловск. Наш Икарус утром разогнался до 90 и сбил насмерть гражданина лет 40, бежавшего к остановке трамвая. Через минуту и я уже стоял на этой остановке. Интеллигентный мужчина громко возмущался превышением скорости нашего автобуса. Ну я и попросил его остаться до приезда наряда и дать показания, ибо сам почти успел заснуть в автобусе. Мужчина мгновенно стушевался и даже отошёл от меня. Так же скромно сел в трамвай...
0
Юрий Морозов , 16 декабря 2013 в 04:32
...а Вы - в автобус... так же скромно...
Да?
0
Сергей Степанов , 16 декабря 2013 в 13:34
Oleg Chrysanov пишет, что долго дожидался наряда милиции, а местный житель решил не становиться свидетелем по уголовному делу
0
Oleg Chrysanov , 16 декабря 2013 в 23:09
Морозову. Нет! Я сел в трамвай. Автобус остался ждать наряда. И вообще было не до смеха. Только стал засыпать, сидя на первом сидении. Вдруг гудок, визг тормозов и прямо на меня, сквозь огромное окно Икаруса, несутся деревья. Ну, думаю, абзац пришёл. Затормозили в метре от них. Выходим, а сзади автобуса лежит мужчина в капюшоне, из под которого расползается лужа крови. Самого столкновения я не видел, в отличие от стоявших на остановке трамвая.
0
Сергей Степанов , 16 декабря 2013 в 13:41
Очень рад, что инженеры хоть где-то ценятся. Хотя бы на Урале, хотя бы в книжках. Только верится с трудом...
0
Валерий Бакунин , 16 декабря 2013 в 20:51
Кто не жил на Урале не очень понимают,что сказал талантливый писатель Алексей
Иванов. Приехав учиться в Горный институт,в Свердловск из Москвы я был поражён
открытостью,добротой и полным отсутствием цинизма у уральцев. Короткий коммент
не даёт мне возможности привести десятки примеров,показывающих,что менталитет
уральцев в высшей степени благородней татаро-монгольского у москвичей. Рад был
прочитать в первом комменте фамилию Плотниковой. Профессор Плотников в 60-десятые годы учил нас философии так,что потом мы осознали какая это каста уральские инженеры и кто были наши учителя. Низкий поклон Писателю от горного
инженера.
0
Oleg Chrysanov , 16 декабря 2013 в 23:38
Это имеет генетическое объяснение: На Урал изначально переселялись выходцы с Севера России, известные своим интеллектом и благородством. Например - в Каргопольском районе Архангельской области есть село Чурилово, а рядом с ним была деревня Вахрушево. Рядом с Челябинском также есть рядом Чурилово и Вахрушево, а ниже их, также на реке Миасс, есть райцентр Каргаполье в Курганской области. Многие другие названия также указывают на происхождение жителей с Севера России.
0
ANTON SAVCHUK , 16 декабря 2013 в 22:01
Урал, от северного до южного, либерал-демократы превратили из когда-то передового центра промышленности в уголовно-криминальный регион. Мне помнится картинка посещения Путиным уралвагон-завода, где при встречи с рабочими присутствовали лишь женщины и начальник цеха. Мужики видимо ушли на во-фронт добывать на пропитание, т.к. вся промышленность рухнула. И вся инженерия кинулась в рынок купи-продай. А вот начальник цеха знал заветные слова про БОЛОТНУЮ и пошёл на повышение. Интеллигентная масса инженеров продолжает торговать. По прежнему закрываются промышленные предприятия не предлагая ничего в замен. А бывшие зам.губернатора от ПЖиВ летают пьяными в самолётах и бьют по лицу стюардов. Видите-ли ему поссать захотелось в люксе.


Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама