Культура / Выпуск № 18 от 19 февраля 2014

16307 Марк РОЗОВСКИЙ. Огурец

Дискуссию о цензуре, начатую Марком Захаровым и Александром Калягиным в № 7 и № 11, продолжает еще один театральный мэтр

19.02.2014


Бюрократия бессмертна, а Искусство вечно. Кто кого?
Вопрос на засыпку.

Театру «У Никитских ворот» для нового спектакля понадобился огурец. Я вызвал реквизитора Галю и сказал:

— Купи.

— Не могу, — сказала Галя. — Это «исходящий реквизит». Мне бухгалтерия должна по моему письменному заявлению выдать деньги, и только потом я куплю.

Я вызвал бухгалтера Марину Нико-лаевну и попросил оформить деньги на покупку огурца.

— Вам нужен один огурец или огурец на каждый спектакль? — спросила Марина Николаевна.

— Этот огурец актер Голубцов должен съесть на сцене.

— Вживую?

— Вживую живой огурец.

— Сколько раз?

— Столько, сколько будет спектаклей.

— А сколько будет спектаклей?

— Не знаю. Сто. Двести. Триста. Зависит от успеха у публики.

— Огурец — скоропортящийся продукт, — сказала с тонкой иронией Марина Николаевна. — Если мы купим сто живых огурцов, они сгниют, и мы по ним не отчитаемся.

— Покупайте по одному на каждый спектакль, — сказал я.

— Хорошо. Но вы знаете, что недавно вышел 44-й федеральный закон и мы всё теперь должны делать по нему? — Марина Николаевна сузила глаза.

— Делайте, — легкомысленно сказал я. — Конечно, по закону. Только по закону. Каждый огурец по 44-му ФЗ.

До премьеры оставался месяц. Артист Голубцов все это время на репетициях талантливо «ел» искусственный декоративный огурец. При этом «обозначал», как будто ест настоящий, и изрядно плевался воображаемыми семечками.

— Где «живой» огурец?! — закричал я за 10 дней до премьеры.

— Покупаем, — был ответ.

— Почему так долго? Денег, что ли, в театре нет?!

— Деньги, Марк Григорьевич, в театре есть. Но это не те деньги.

Это был намек на то, что, хоть наш театр аншлаговый, мы не можем войти вот просто так в кассу и взять ЗАРАБОТАННЫЕ НАМИ (и никем другим!) деньги на нужды театра. Ведь наш театр — государственный, и мы всякий раз должны просить наши деньги у нашего же государства. А тут еще этот новый, 44-й закон подоспел…

Я вызвал к себе юриста. Он пришел, молодой, умный, всезнающий…

— Для приобретения реквизита к спектаклю театру необходимо… — начал он.

— Стоп. Реквизит мы уже подобрали. Мне нужен всего лишь огурец…

— Огурец — это реквизит. Он должен быть в плане-графике всего реквизита, который вам, как режиссеру, должен подать на утверждение помреж по заявке реквизитора. Есть у вас такой график? Вы его подписали?

— Я ничего не подписывал. Я устно сказал…

— Устно нельзя. Только письменно. Список! Большой! С вашей личной подписью! Только в этом случае у вас будет огурец. Но не сразу.

— А когда? Когда?! У меня премьера на носу.

— Все по порядку, — сказал юрист. — По 44-му ФЗ для приобретения огурца к спектаклю театру необходимо не позднее, чем за 5 дней до такого приобретения, опубликовать в Единой информационной системе извещение о закупке. После этого театру необходимо направить запросы о представлении информации о сегодняшних ценах на огурцы не менее пяти поставщикам, обладающим опытом поставок соответствующих товаров, информация о которых имеется в свободном доступе. Далее следует осуществить поиск информации о ценах в реестре контрактов в Единой информационной системе. Ищите огурец поменьше. То есть подешевле. Это не совет, а условие рынка.

Я нахмурился, пытаясь понять, что он говорит. Но я и в дурном сне не мог предположить, что это только начало.

— Кроме того, вашей бухгалтерии и дирекции целесообразно осуществить сбор и анализ иной общедоступной ценовой информации об огурцах, в том числе содержащейся в публичных офертах, данных о котировках на российских биржах и иностранных биржах, а также о котировках на электронных площадках.

Я онемел. Слова «биржа», «котировка» на меня вообще действуют гипнотически, но, когда я услышал впервые в жизни про «оферты», волшебное благозвучие этой немыслимой красоты заставило меня раскрыть рот и потерять дар речи. Между тем наш юрист продолжал, держа на лице абсолютно холодную профессиональную мину:

— После сбора данных театру надлежит привести полученные данные об огуречных ценах в соответствие текущим рыночным ценам на данный овощ с использованием ежемесячных индексов потребительских цен и скорректировать цену данного товара в зависимости от способа осуществления закупки, явившейся источником о его цене.

— Кого? — спросил я, подражая чеховскому герою из «Вишневого сада».

— Огурца, кого ж еще?! — садистски усмехнулся юрист, но едва заметно, только уголками губ. — Далее необходимо рассчитать среднее квадратичное отклонение и коэффициент вариации цен на огурцы. В случае если коэффициент вариации превысит значение 33%, театру следует продолжить сбор данных об огурцах до тех пор, пока не удастся собрать однородные ценовые данные. Когда значение коэффициента вариации снизится до уровня, не превышающего 33%, театр по соответствующей формуле может рассчитать начальную (максимальную) цену контракта. Расчет должен быть впоследствии включен в состав контракта.

— А нельзя ли… — по-рабски испросил я. — Нельзя ли просто купить в киоске огурец, и всё?

— Без контракта нельзя. И без тендеров сегодня тоже ничего нельзя.

— Но ведь получается, что и с тендерами ничего нельзя! — попробовал я что-то такое противопоставить нынешней бюрократии, но юрист тотчас оборвал мои протесты:

— Марк Григорьевич, я вам только объясняю во всех подробностях действие 44-го ЭфЗэ. Могу говорить дальше?

— Говорите. Пока я не сошел с ума.

— Рассчитав значение начальной (максимальной) цены договора на огурец, театр должен ознакомиться с опубликованными на сайте Единой автоматизированной системы торгов города Москвы ЕАИСТ публичными офертами. Если условия опубликованных публичных оферт не отвечают пожеланиям театра или таких предложений нет, театру следует обратиться к известному ему потенциальному поставщику с просьбой получить цифровую подпись, зарегистрироваться в ЕАИСТ…

Тут я стал смеяться нервным идиотским смехом. Коротко, минут 40 это продолжалось, пока у меня не началась икота, диалектично переходящая в рвоту. После чего невозмутимый юрист продолжил:

— Зарегистрироваться, повторяю, в ЕАИСТ и далее опубликовать в ЕАИСТ предназначенную для театра оферту, но — без упоминания в ней театра в качестве покупателя огурца — и сообщить номер оферты театру.

Скажу честно, я мало что понимал в этом потоке фантастических слов, но то, что очаровательное слово «оферта» оказалось женского рода, мне почему-то понравилось. А «ЕАИСТ» я с самого начала возненавидел!..

— Узнав номер оферты, — между тем добивал меня юрист, — театр вносит в нее свои данные и направляет поставщику для подписания. Поставщик огурца подписывает предложенный текст и отправляет обратно театру. После подписания проекта контракта театром контракт на поставку огурца будет заключен.

— Все? — спросил я с надеждой на хеппи-энд.

— Нет, не все, — сказал знающий 44-й федеральный закон юрист. — Помимо вышеизложенного театру необходимо обосновать в документально оформленном отчете невозможность или нецелесообразность использования иных способов определения поставщика (аукциона, конкурса), а также цену контракта и иные существенные условия контракта. Вот теперь все.

Некоторые подумают, что это все выдумка. Нет, именно так сегодня работает любой государственный театр, а их в стране, говорят, более 700.

…Премьера состоялась. Артист Голубцов ел на сцене настоящий «живой» огурец. Как он был куплен — секрет фирмы под названием «Театр «У Никитских ворот». Все по закону. Только по закону. По 44-му.

На следующий день ко мне в кабинет вошла реквизитор Галя.

— Марк Григорьевич, для нашего спектакля мы должны купить ручку с колпачком. Артист Сарайкин потерял колпачок.

— Позовите бухгалтера, — сказал я, побледнев как смерть.

— Марина Николаевна в предынфарктном состоянии. Ее месяц не будет на работе.

Тяжко. Ведь Театр «У Никитских ворот» уже больше 30 лет работает каждый день. Но ТАКОГО у нас еще не было!




8 комментариев

0
Геннадий Курочкин , 19 февраля 2014 в 04:33
За что люблю театр - могут извратить что угодно, могут назвать черное белым, а могут просто показать, - и будет смешно, очень.
Весь мир театр, особенно в России.
Оперативность всегда была слабостью у наших управленцев, особенно в 1941 году.
0
ххх ххх , 20 февраля 2014 в 05:08
Смешно! Театр извращает?
Нет! Театр - кристально честен. Это игра, условность. Самый тупой болван не примет за правду сценическое действие. В театре всё на ладони... вернее, на сцене... талантливо, бездарно...

А вот весь мир... и особенно Россия... - это не театр, это реальность. Сегодня, это общество, пронизанное ложью и притворством.
Фантазия игры - условность.
А жизненные фантазии, которые выдают за правду - это ложь, обман.
И если правительство и сам народ устроили из жизни отвратительный, пошлый спектакль.... то, театр - то причём?

К театру и Искусству вообще может быть только одна претензия - люди искусства не объяснили народу - что такое ДУХОВНОСТЬ. Поэтому, у народа она и не развивалась.
А не объяснили, потому что сами не знают. Что-то чувствуют... на подсознательном уровне... твердят, что духовность необходима... а что это такое - не объясняют.
Ни искусство не объясняет, ни наука, ни педагогика. А у народа откуда -то должно быть!
0
Анатолий Клименский , 19 февраля 2014 в 09:19
Тому, что Марк Розовский пишет об огурцах, а также обо всем прочем - удивляться не следует, поскольку в пору своей театральной молодости стал жертвой конокрадства.
0
Георгий Дубровский , 19 февраля 2014 в 11:03
Поставьте спектакль про 44 фз и огурце. Потом продолжение про ручку с колпачком.
0
Павел Шумкин , 19 февраля 2014 в 14:35
одной Украине это надоело
0
sova sova , 19 февраля 2014 в 14:56
)) Чо тут непонятного? Даешь заказ оборонке. Она придумывает многоразовый огурец на веревочке. На сцене его актер проглотил, за сценой бухгалтер потащил за веровочку, вы-ы-ытащил реквизит.
Правда, упаси Бог, там его однажды заклинит или веревочка от времени лопнет. Труба!! Марк Захаров нипочем не отчитается - куда подевал казенную вещь, злоумышленник и разбазариватель народного добра! И будет сидеть на крючке, пока не понадобится выписать ему "двушечку". Как понадобится, вот тут-то ему этот огурец и засунут по самы гланды...
0
Stas Onikevich , 19 марта 2014 в 16:54
Ну смешно, конечно, но есть пункты 4 (и 5) статьи 93 Федерального закона 44-ФЗ, которые позволяют не тратить время на весь этот бред и закупить огурцы без лишней волокиты у единственного поставщика, то есть у того у кого театр хочет. =))
0
marena flips , 5 апреля 2014 в 11:33
Вы, видимо, Очень плохо изучили закон.... Для закупок по п. 4 и п.5 обязательно нужно делать расчет и обоснование цены =))

Этот материал вышел в номере

Партнеры

Оружие, наркотики и личности на продажу в русском «глубоком интернете». Репортаж Даниила Туровского

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Все можно

160
Елена С.: Это Вы (вместе с этой самой васиной) еще "Санькину любовь" не читали!...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама