Культура / Выпуск № 139 от 10 декабря 2014

16929 Философ кадила и нагайки

Российская элита в поисках единственно верного философского учения выбрала правого консерватора Ивана Ильина

09.12.2014

Стараниями Никиты Михалкова русский философ-эмигрант Иван Ильин стал сейчас «любимым мыслителем Путина». По крайней мере, именно на него президент чаще всего ссылается в своих публичных речах.

 

Одно время здесь имели место некоторые колебания. Кастинг на роль любимого мыслителя проходили и Бердяев, и Константин Леонтьев, к слову, участник первой Крымской кампании 1853 года. Но все оказывалось не то. Кандидаты плохо подходили для решения насущных идеологических задач и демонстрировали опасное вольнодумство.

Философы вообще люди трудные для власти, их редко получается кооптировать с потрохами в текущую макиавеллиевскую игру. В этом смысле Михалков, давно пропагандирующий наследие Ильина, все сделал правильно. Определенно, ни один из русских интеллектуалов XX века не подходит для обоснования нынешнего политического порядка так, как Иван Ильин, самый догматичный из наших религиозных философов.

Фокус прост: когда вы не можете прямо ссылаться на православное вероучение как основу своей власти, используйте его светский коррелят. Мы говорим Иван Ильин, а подразумеваем Святую церковь.

Если бы не революция 1917 года, Ильин стал бы, вероятно, неплохим профессором правоведения и философии и занял свою нишу в кругу других профессиональных философов своей эпохи — Лосского, Шпета, Франка. Революция превратила Ильина сначала в активного политического диссидента, затем в арестанта, а после в изгнанника, пассажира знаменитого «философского парохода».

Но и на этом трансформации Ильина не закончились. В эмиграции он занял более-менее пустующее место идеолога ветеранских организаций Белого движения, мечтающего о реванше. В течение своей жизни философ в Ильине все больше мутировал в пропагандиста, автора боевых листков против Советской России. Коротких текстов, проникнутых рессентиментом и желчью, у Ильина накопилось огромное количество. Еще в 90-х была предпринята попытка издать его полное собрание сочинений, закончить которое никак не удавалось, так что в итоге оно насчитывало 10 основных и 16 дополнительных томов. После дефолта 1998 года эту увесистую пачку «духовного наследия» отдавали даром.

В начале своей карьеры Ильин успел написать разгромную рецензию на «Материализм и эмпириокритицизм», опубликованный впервые (Лениным) под псевдонимом В. Ильин. Злая ирония состоит в том, что профессор Иван Ильин со временем стал антиподом, карикатурной копией Ленина. Помимо чисто внешнего сходства и конспиративной деятельности в нейтральной Швейцарии во время мировых войн их объединяла бескомпромиссная ненависть к политическим оппонентам. Отличие состояло в том, что Ленин был за рабочих и крестьян, опирался на Маркса и победил в Гражданской войне. Ильин же был в стане проигравших, к которым к тому же примкнул уже после окончания схватки. Он выступал за помещиков и священников и опирался на русскую идею. Так что принять Ильина как «главного» в стране, которая привыкла поклоняться догматическому «марксизму-ленинизму» очень легко.

Академический философ, ставший поэтом и трибуном «Белого дела», — фигура уникальная. Другие белые поэты вроде Романа Гуля или Ивана Солоневича не имеют профессорской респектабельности Ильина. Ильин же сочетал в себе несочетаемые на первый взгляд качества. С одной стороны, он владел техникой философской аргументации, отточенной в Московском университете. С другой — его мироощущение оказалось достаточно примитивным для того, чтобы не заметить того, что подлинная трагедия России лежит вовсе не в одних большевиках, а возрождение России не в антибольшевизме. В этом он разошелся, например, с Булгаковым, Гайто Газдановым и даже с Николаем Бердяевым. Академические философы-эмигранты вообще не пошли за активистом Ильиным, казалось бы, своим коллегой. Ни Лосский, ни Франк, ни Сергей Булгаков не чувствовали себя настолько уверенно в роли проводников ясного политического курса.

В этом смысле очень показательна полемика, развернувшаяся вокруг книги Ильина «О сопротивлении злу силою», относящейся к его раннему эмигрантскому периоду (1925). Ильин со всей яростью обрушивается на проповедников этического толстовства, недопустимого и невозможного, по его мнению, в момент борьбы за судьбу родины. По сути, перед нами применение аппарата немецкой классической философии к обличению своих политических оппонентов на текущем историческом моменте, чем всегда так славились теоретики-большевики. Бердяев отреагировал чрезвычайно злой рецензией «Кошмар злого добра», где с первых строк заявлял, что «Чека во имя Божье более отвратительно, чем Чека во имя дьявола». Зинаида Гиппиус заявила, что Ильин стал «бывшим философом», а его текст представляет собой «военно-полевое богословие». Впрочем, Ильин нашел тогда союзников даже среди представителей умеренного крыла эмиграции вроде Петра Струве, да и сам за словом в карман не лез. В письме к митрополиту РПЦЗ Анастасию Ильин громит своих конкурентов-«ересиархов»:

«…я пытаюсь заткать ткань новой философии, насквозь христианской по духу и стилю, но совершенно свободной от псевдофилософского отвлеченного пустословия. Здесь нет совсем и интеллигентского «богословствования» наподобие Бердяева — Булгакова — Карсавина и прочих дилетантствующих ересиархов… Это — философия простая, тихая, доступная каждому, рожденная главным органом Православного Христианства — созерцающим сердцем...»

Обоснование философии и одновременно политического курса лежит не просто в вере, но в вере, санкционированной институтом церкви. На подобных принципах строятся главные теоретические работы позднего Ильина, «Аксиомы религиозного опыта» и «Путь к очевидности». В первой из них Ильин предлагает проект описания религиозного переживания, понятого как фундамент человеческого пребывания в мире и одновременно социальных отношений. Кто не верит в Бога, тот, по Ильину, разумеется, не сможет понять природы России. Во второй — задает свою методологическую программу: философия ищет пути возрождения духа, целью философского знания является очевидность, последняя раскрывается в традиционных ценностях.

В целом Ильина можно охарактеризовать как типичного консервативного философа своего времени. Герметичные, полные метафизики и даже мистицизма тексты Ильина строятся вокруг аксиом, принятие которых автоматически означает признание убедительности его выводов. Понятия, которыми он оперирует — «вознесенный дух», «созидающее сердце», «живое дуновение Бога на земле», — могли бы легко найти свое место в текстах любого, скажем осторожно, правого мыслителя XX века, к примеру, барона Юлиуса Эволы (итальянский философ, идеолог неофашизма.Ред.). У Ильина вообще не было серьезных разногласий с фашизмом, но об этом написано уже довольно много. Дело не в том, кому симпатизировал Ильин, но в том, что его мировоззрение в принципе типологически является мировоззрением правого радикала.

В политических работах Ильин высказывался вполне определенно. В «Пути духовного обновления» (1937) он заявляет, что для этого самого обновления России необходимы: вера, любовь, свобода, совесть, семья, родина, национализм, правосознание, государство и частная собственность. Если не считать случайно затесавшуюся сюда свободу, понятую, разумеется, прежде всего как свободу от большевизма, то перед нами список, идеально подходящий для немедленного всасывания в идеологию нынешней российской элиты. «Благочинный ленинец» Ильин, философ кадила и нагайки, блестяще подходит для ответа на вопросы, которые по-настоящему волнуют наших новых консерваторов. Почему находиться у власти им необходимо по возможности всегда, почему все вокруг должно принадлежать уважаемым людям и почему, наконец, народ должен покорно принять свою судьбу, в любви, вере и смирении.

Цитировать Ильина в качестве неоспоримого обоснования, как цитировали в советских учебниках Маркса и Энгельса, — значит занимать сторону в гражданской войне и объявлять ее незавершенной. В раннем эссе «Родина и мы» Ильин горько пишет об утрате родины. Теперь, через его цитаты, родины хотят лишить всех его идеологических противников, большевиков, либералов или атеистов.

Диссертация молодого философа Ивана Ильина, еще не ставшего агитатором, была посвящена Гегелю. В битве правых и левых гегельянцев, развернувшейся однажды под Сталинградом, профессор Ильин был отнюдь не на стороне последних.



19 комментариев

2
Alexandr Netsterof , 9 декабря 2014 в 19:14
Ильин стал кумиром ВВП. А почему не Зиновьев? Последний хотя бы наш современник.
4
Екатерина Шварц , 10 декабря 2014 в 16:05
Ну, Ильин тоже не до Всемирного Потопа жил. К тому же Зиновьев слишком сложен, в отличие от Ильина, которого вполне может одолеть и старшеклассник, если продерётся через длинноватые, нудные, полные повторов тексты, и недостаточно православен, вернее, вовсе не православен, в отличие от того же Ильина. :)
7
Кот Учёный , 9 декабря 2014 в 21:05
Немного про "белого поэта" Ивана Солоневича - автора "России в концлагере" и "Народной монархии" .

Выдержки из дневника Геббельса (по материалам Интернета) :

"01.07.37 Читаю ужасающую книгу о России. Солоневич «Потерянные» <немецкий перевод "России в концлагере">. Фюрер тоже хочет ее прочитать. Следующий партсъезд будет опять посвящен борьбе с большевизмом.
Фюрер поговорил с нашим московским послом Шуленбургом, который рисует очень мрачную картину России. Только террор, интриги, убийства, предательство, коррупция. И это родина рабочего класса!
14.10.37 С ужасом читаю вторую часть «Потерянных» Солоневича. Да в России просто кромешный ад. Стереть с лица земли. Пусть исчезнет.
22.10.37 Читаю «Потерянных» дальше. Ужасно, ужасно, ужасно! Мы должны защитить Европу от этой чумы.
27.10.37 Вчера проснулся очень рано. Дочитал «Потерянных» Солоневича. Эта книга должна попасть ко всем. Документ 20-го столетия. Вот до чего мы довели Европу.
28.04.38 Солоневич побывал у Ханке. Произвел приятное впечатление. Хочет денег за свою антибольшевистскую работу. Не имею ничего против, такие люди могут нам пригодиться.
01.05.38 Даю Солоневичу субсидию в 30000 марок для его антибольшевистской газеты. Он работает хорошо.
29.05.38 Солоневич все же остается в Берлине. Его газета должна и дальше выходить в Софии. Я предоставляю для этого средства. В Берлине она нам не слишком нужна.
07.06.41 Солоневич предлагает свое сотрудничество. Прямо сейчас я еще не могу его использовать, но наверняка смогу очень скоро. "

Из Солоневича ( "патриот, монархист, пламенный антибольшевик"), как и из Ильина сейчас делают новую "икону" для России, новую "духовную скрепу".
7
Konst. Omarov , 10 декабря 2014 в 00:22
" Отличие состояло в том, что Ленин был за рабочих и крестьян, опирался на Маркса и победил в Гражданской войне." - За каких рабочих, каких крестьян? Тех крестьян, которых грабили продотряды? Тех рабочих, что побежали добровольцами к Колчаку, понюхав большевиков? Философ и публицист Мартынов скорее повар по лапше на уши. Сколько рабочих было среди большевиков, пока партбилет не стал хлебной карточкой? Да и Маркс был Ленину, как икона в красном углу - перекрестился и забыл. Скорее Макиавелли был его опорой. И что для рабочих и крестьян вообще сделал Ильич? Для соратников по мафии/партии - да, многое, а прочие были пылью под ногами.
3
Константин Яковлев , 10 декабря 2014 в 01:40
Читать было интересно, и мысли кажутся уместными.
Но как можно считать нацистов "правыми гегельянцами" (последний абзац)?
Это совершенно непонятно!

PS. Разве нацисты, фашисты и прочие "коричневые" не являются "традиционалистами" (чьи идеи представлены авторами от Ю. Эволы до А. Дугина)? И к гегельянству "традиционалисты" уже не имеют никакого отношения!
2
Павел Шумкин , 10 декабря 2014 в 09:27
Как уже не раз убедительно показала собственная и мировая история, идеология (как и религия) не только не являются философией, но есть худшее из возможных кровавых бед обществ и государств,
7
Юрий Никольский , 10 декабря 2014 в 10:48
Это не поиск философской идеи. Это способ оправдания собственных провалов.
Когда решения нельзя объяснить логикой, то необходимо оправдаться с помощью идеологии. Идеология, прикрытая философией, позволяет камуфлировать низкий профессионализм при принятии управленческих решений.
Идеологи не пишут научных трактатов, а занимаются пропагандой, поэтому идет поиск среди философов.
Философская мысль не может быть проверена опытом, как это происходит в физике или в биологии. Поэтому среди философов всегда можно найти любые идеи. Осталось выбрать автора, чьи труды позволяют оправдать отставание в развитии от других стран. Оправдать идеями, которые якобы подкреплены философской мыслью.
Не думаю, что кто-то из руководства страны знаком с современной философией. Ведь во времена правления КПСС философия была под запретом. Вместо нее преподавалась идеология под общим названием «марксизм-ленинизм». Поэтому в лучшем случае современные политики являются дилетантами, если не профанами в философии. Но при общей философской безграмотности населения ссылки на их труды воспринимаются достаточно убедительно.
Нацеленность на изоляцию собственной страны не позволяет искать философов в других странах. В СССР философы в новейшей истории отсутствовали. Поэтому приходится быть ретроградами на все 100%, беря за основу философской мысли то, что уже отвергнуто цивилизацией. А для оправдания ретроградства приходится говорить о культурной обособленности России.
Итак, выбор философа связан с низким знанием современной философии и с попытками оправдать провалы в экономике, в политике, в социальной и в иных сферах деятельности руководства страны.
6
Boris Derevenko , 10 декабря 2014 в 11:19
Спасибо, Кирил, за хороший дайджест.
Свободу Ильин понимал действительно специфически, как "неотъемлемое право человека на законно урегулированную самодеятельность". Ну, про "неотъемленное право", которое отнимается на счет раз, можно пропустить мимо ушей. А вот на "законную урегулированность" стоит обратить внимание. Можно ведь издать закон "больше трех не собираться", а можно и закон о комендантском часе. Нате, кушайте "свободу" по Ильину, занимайтесь самодеятельностью в пределах тюремной камеры.
5
Николай Сластников , 10 декабря 2014 в 12:49
Вступление к статье я бы выбрал несколько иное - Российская т.н. элита выбрала в качестве прикрытия беззастенчивой лжи и воровства,учение консервативного философа Ильина.
5
Кот Учёный , 10 декабря 2014 в 12:54
Я бы сказал так : "Русский фашизм нашёл своих духовных отцов".
3
Серж Ковалев , 10 декабря 2014 в 17:44
Я бы на месте политиков вообще держался от философов подальше. Не знаешь, где поскользнешься.
3
Анатолий Клименский , 10 декабря 2014 в 13:20
Философия, как правило, плохо уживается с публицистикой. Что же касается усилий тех, кто мнит себя философами, подвести философскую базу под сиюминутные политические интересы, то это примерно то же самое, как подсунуть свой счет под чужую сдачу.
2
Александр Мороховец , 10 декабря 2014 в 14:37
Геббельс еще в 1937 году увидел в России коррупцию. Неужели она уже кончилась?
Предыдущая страница 12 Следующая страница


Этот материал вышел в номере

Партнеры

Надоело доказывать, что ты — человек. Как живут трансгендеры в России. Репортаж Даниила Туровского

Опрос

Может ли частная переписка общественного деятеля в России быть предметом журналистского расследования? Обсудить →

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Обмен состоялся

230
Garry yksvonsos: ППППППППППППП ППППППППППП ББББББББББББ ДДДДДДДДДДДДД и ЛО

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама

Книга Евгения Бунимовича «Выбор»