Колумнисты / Выпуск № 125 от 9 ноября 2011

21332 Расшифровка переговоров Бориса Березовского, Романа Абрамовича и Бадри Патаркацишивли заслуживает того, чтобы ее поставить на сцене Театра.doc.

 

Петр Саруханов — «Новая»

Текст этот так хорош, что даже комментировать его не надо. Его надо читать — Михаилу Ефремову или поставить в «Театре.doc». Так и обозначить: трое соавторов — Березовский, Абрамович и Бадри.

Но напомним все-таки другие акты пьесы: Борис Березовский пытается доказать в Лондонском суде, что он был акционером ОРТ, «Сибнефти» и РУСАЛа и что Абрамович выдавил его из компаний, заплатив мелкие деньги, потому что Березовский стал неугоден Путину. Роман Абрамович в ответ заявляет, что «Сибнефть» всегда принадлежала ему, а Березовскому он платил «за крышу».

В аффидавите Бориса Березовского прямо сказано, что «Сибнефть» появилась только благодаря ему, Березовскому, личному влиянию на Бориса Ельцина, что главным предлогом для выделения была необходимость «кормить» предвыборное ОРТ и что именно вес и влияние Березовского обеспечили неучастие (и наоборот, участие на нужных для Березовского условиях) в аукционе других членов клуба олигархов.

Березовский заявляет, что, хотя он был уже достаточно богатым человеком, «Сибнефть» представляла для него принципиально другой уровень богатства и что было бы странно, если бы он хлопотал для кого-то другого. Березовский также пишет, что они разделили с Абрамовичем акции «50 на 50» потому, что такова была бизнес-философия Березовского: если человек сидит на менеджменте, то он должен получить больше, чем рассчитывал, и чувствовать себя довольным.

Всё это (включая пассаж про бизнес-философию), на мой взгляд, стопроцентная правда, и у этой правды есть один маленький минус. Дело в том, что в свое время Березовский судился с «Форбсом» за статью «Крестный отец Кремля», и в аффидавите, подписанном им для того же английского суда в 2001-м, он написал, что ничего у Ельцина по поводу «Сибнефти» не лоббировал, и отрицал, что результаты аукционов были заранее договорены.

Что нового вносит в ситуацию этот текст?

Во-первых, он подтверждает давно в принципе известную историю, что ОРТ Березовский и Патаркацишвили продали под давлением и что давление это было Владимира Путина. «Что мы можем подписать сейчас такое, чтобы я мог пойти и доложить Владимиру Владимировичу, что сделка закрыта?» — спрашивает Абрамович.

Но — маленький нюанс: Владимир Владимирович вовсе не возражает, чтобы Березовский получил деньги. «Я пошел по этому поводу к Владимиру Владимировичу. Он сказал, что, если вы сможете сделать это тихо… я не буду ничего предпринимать, но и помогать не буду», — говорит Абрамович.

На мой взгляд, это очень важный момент, который показывает, что пропасть между Березовским и Путиным была вовсе не такой глубокой, как сейчас хотелось бы изобразить Борису Абрамовичу, и проистекала из вполне естественного желания новоизбранного президента отдалить одиозного олигарха, который бегает перед почетным караулом и всем рассказывает, что это он Путина выбрал (в отличие от Абрамовича, который действительно способствовал выборам, действительно вложился и никогда не трепался).

Этот момент позволяет задуматься о том, что оппозиция, в которую ударился Березовский, была не политика, а бизнес-стратегия. Не имея больше возможности делать деньги на близости к Кремлю, Березовский решил сделать деньги на вражде с ним. Путин не выкидывает из своей свиты даже тех, кто его очень подставляет (даже Сергею Пугачеву, считайте, ничего не было), и, если бы Березовский не лез в бутылку, он мог бы вполне через третьих лиц вести бизнес в России. Но в том-то и дело, что бизнес Березовский вести не умеет. Он умеет вести только мегабизнес, основанный на близости к власти или — в данном случае — на вражде с ней.

Второе. Для меня из текста следует, что Березовский и Бадри — акционеры «Сибнефти». Адвокаты Абрамовича будут пытаться доказать, что под «легализацией», о которой говорят герои пьесы, имеется в виду легализация доходов Березовского за «крышевание». Думаю, доказать это будет трудно, учитывая, что участники обсуждают распределение дивидендов, и Березовский прямо говорит, что хочет отыскать западную компанию, чтобы та «управляла моими акциями. И чтобы было ясно, что эти акции действительно мои».

Третье. Точно такой же иск, как Березовский к Абрамовичу, подал еще один корифей капиталистического постсовка, тоже не имевший привычки оформлять акции на себя, а записывавший их, как советский цеховик, на жену-дядю-тетю: Михаил Черной к Олегу Дерипаске. Для меня из разговора следует, что Черной является акционером РУСАЛа. «Если мы легализуемся, то и они должны легализоваться, — говорит Абрамович. — Ведь не может быть такого, что одна половина легализована, а вторая — нет. И там все появятся: и Быков, и Миша, и Антон, и Аксен, и Олег Дерипаска».

Антон — это Антон Малевский, ныне покойный лидер измайловской группировки; Аксен — его тогдашняя правая рука и наследник Сергей Аксенов; Миша, понятное дело, — Михаил Черной.

Кроме этого, на мой взгляд, в записи есть еще один поистине замечательный кусок. Это когда Патаркацишвили спрашивает: «А ты сам все-таки не знаешь сумму, которая была на выборную кампанию?» — «50 миллионов», — отвечает Абрамович.

Речь идет, очевидно, о выборной кампании Путина и о том, сколько в нее вложили акционеры «Сибнефти». Замечателен же этот кусок вот чем. Во-первых, он начисто убивает все рассказы Березовского о том, что это он избирал Путина. Из этой реплики видно, что деньги тратил Абрамович, а Березовский и Бадри не до конца были сведущи даже в суммах. (Не мудрено, что Путину больше глянулся Абрамович, который тратил да помалкивал, чем Березовский, который не тратил, но кричал.)

Во-вторых, эта сумма — 50 млн — выглядит как-то сомнительно. Напомню, что в 2001 году, по словам Сергея Колесникова, бывшего менеджера компании «Петромед», Абрамович перечислил «Петромеду» 203 млн долл., а в 2002-м Роман Абрамович подарил Путину 50-миллионнодолларовый новенький плавающий Кремль — президентскую яхту «Олимпия» (понятно, что строить начали раньше). Это только те маленькие траты, о которых нам случайно известно: и, согласитесь, расширенные вложения Абрамовича в Путина никак не сводятся к 50 млн долларов. И, спрашивается, кто же в итоге должен был выиграть битву за монаршую благосклонность, особенно если учесть, что деньги-то были общие, но платил их Абрамович от себя?

На мой взгляд, Березовский формально прав: он был акционер «Сибнефти», хотя можно сказать и так, что при том роде бизнеса, которым занимались Борис Березовский и Михаил Черной, понятия «крыша» и «акционер» различались так же мало, как в Оттоманской империи власть султана отличалась от его собственности.

Проблема в том, что, хоть убей, я не могу сказать, положа руку на сердце, что Абрамович Березовского кинул. Вот Дерипаска — тот не заплатил Черному ничего, кроме 250 млн долл., и сказал: «Ты не акционер».

Абрамович же заплатил за «Сибнефть» 1,3 млрд долл. и за РУСАЛ — 450 млн в условиях, когда у Березовского не было ни клочка бумаги, подтверждающего его права акционера, когда Абрамович мог соскочить, сославшись хотя бы на запрет Путина, более того — сманеврировать так, чтобы получить запрет, и, как ни парадоксально, — именно факт получения тех денег за акции и является теперь главным обоснованием того, что Березовский был акционер. А вот послал бы Абрамович Березовского еще в 2000-м, и что? Вы представьте себе эту сцену: 2000 год, травоядный еще Путин, ни ЮКОСа, ни Грузии — и в Лондонский суд обращается человек, пропечатанный «Форбсом» как «крестный отец Кремля» со словами, что его лишили собственности, потому что он оппозиционер?

На самом деле вся фабула этой пьесы вот какая: был в Кремле один акционер (шумный, назойливый и публично преувеличивающий свою долю), а стал другой — сама скромность и деликатность. И в соответствии с изменением доли в материнском ОАО «Кремль» изменились доли в его «дочках», во всяких «Сибнефтях» и РУСАЛах. Ведь у них, в Кремле, тоже всё не оформлено… как там… о, вот, по Абрамовичу, потому что, «во-первых, это запрещено, во-вторых, не существует способа, чтобы не нарушить этих договоренностей».




3 комментария

0
Caroline Botticelli , 9 ноября 2011 в 10:16
---[v
0
Геворк Неркарарян , 9 ноября 2011 в 13:59
Юля - в точку.
0
Александр Ожиганов , 10 ноября 2011 в 20:45
наша как-жанна в своей тарелке: комментировать,мол,не надо,текст и так хорош
(хотя скучнейший и бездарнейший!),и тут же многословно его комментирует,но
ее комментарий -- не веселее.


Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама