Колумнисты / Выпуск № 120 от 24 октября 2014

30571 Модный приговор почтальона Тряпицына

Он вынес его Андрону Кончаловскому: «Режиссер меня подмакияжил»

23.10.2014

«Он каждое утро смотрит «Модный приговор» — не по сценарию режиссера, а по велению души… Он — звезда Венецианского кинофестиваля. У него нет смокинга, но он с нами, потому что верит в чудо», — так накануне премьеры фильма Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» «продвигали» героя к зрителю искусники самопиара на Первом канале.

Простой «архангельский мужик» Леха Тряпицын приехал на «Модный приговор» в специально купленной ради такого случая приличной серой кофте, или фуфайке, которую ведущий Александр Васильев назвал гордым словом «кардиган», сообщил, что действительно часто смотрит «Модный приговор», так как «больше смотреть нечего», а в программе его больше всего привлекают «красивые бабы».

«Вот это по-нашему, по-простому!» — восхитилась представительница народа Надежда Бабкина, от души хлопнув героя по плечу.

Гламурная же Эвелина Хромченко, несколько покоробленная такой простотой, поджала губки. «Мне известно, что почту вы развозите в камуфляже и резиновых сапогах, поскольку до соседних деревень можно добраться лишь на моторке, — обнаружил знание предмета ведущий. — Однако мы предлагаем вам удивить своих односельчан и подарить вам новый образ. Сейчас вы попадете в волшебную комнату стилистов».

Почтальон Тряпицын покорно поплелся в волшебную комнату, чтобы к финалу программы явить публике «чудо преображения на главном подиуме страны». Джинсовая рубашка, джемпер с цветными ромбами, джинсы цвета переваренной свеклы, легкая стеганая куртка, замшевые мокасины, кепка и толстая сумка на ремне плюс модная стрижка и впрямь совершенно преобразили нашего героя, сделав его похожим на какого-нибудь британского почтальона, незнакомого с традиционными российскими хлябями. «Вид-то у него европейский получился, — ахнула в восхищении русская народная певица Надежда Бабкина. — А мы всё «архангельский, архангельский»… Мужики-то теперь попрут на «Модный приговор»…

И мужики таки поперли. То есть не мужики, а зрители. И не на «Модный приговор», а на премьеру фильма «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» — отнюдь не массовое кино оказалось одним из лидеров телесмотрения в Москве и стране. Вот она, волшебная сила грамотного рекламного продвижения товара к потребителю!

В фильме герой Алексея Тряпицына, он же сам почтальон Алексей Тряпицын, действительно живет на фоне «Модного приговора» — он под него просыпается, жарит яичницу и пьет чай, никак, впрочем, не реагируя на телевизионное действо, идущее фоном. Это параллельные прямые, которым никак не дано было пересечься — разве что заезжий режиссер смог нарушить естественное течение жизни почтальона и его односельчан, что он, собственно, и сделал, превратив своего героя в «звезду».

«Отличаетесь вы в жизни от того, каким вы себя увидели на экране?» — спросил у Алексея Тряпицына Иван Ургант, в гости к которому почтальон пришел уже после премьеры фильма на Первом канале. «Несколько режиссер меня подмакияжил», — неожиданно ответил Тряпицын, сидя в студии все в том же модном прикиде от «Модного приговора» и вроде бы как раз сильно «подмакияженный» другими режиссерами и стилистами.

На самом деле это неуклюжее слово — ключ к творческому методу, который использовал режиссер Андрей Кончаловский в своем фильме. Да, там как будто бы жизнь в своем естественном течении и как будто бы обычные люди в своих естественных проявлениях. На самом же деле естественна здесь только природа да приметы убогого житья-бытья, одинаково характерные для любой российской глубинки. «Людей надо постараться полюбить и понять», — сказал Андрей Кончаловский в интервью «Воскресному времени» за несколько минут до премьерного показа на Первом канале. Полюбил ли? Понял ли? Или наблюдал за ними с холодным любопытством естествоиспытателя — надо же, тоже люди, — находясь при этом во власти заранее придуманной схемы: мол, пока Европа со своими либеральными ценностями стремительно движется к пропасти, у нас сохранились ценности, которые можно назвать христианскими (это тоже из интервью «Воскресному времени», снятому на ослепительно зеленой лужайке итальянского городка Виченце).

Эти «христианские ценности» — покорность судьбе, терпение и смирение — он выгодно использует в работе с самодеятельными артистами, заставляя их плясать под свою «дудку» и «подсоздавая» некий «русский национальный характер».

Слово, произнесенное почтальоном Тряпицыным — «подмакияжил», — и есть признание того, что они, герои фильма, иные, нежели их воображает себе Художник, уверенный, что постиг русский национальный характер и российскую жизнь. Не лучше, вероятно, и не хуже — просто иные.

И художественное конструирование их жизни, подобно серому коту, являющемуся Тряпицыну то ли во сне, то ли наяву, разрушает всю подлинность этой жизни и обнажает порочность самого творческого метода. Живые люди для Кончаловского — не цель, а средство для самовыражения и для иллюстрации идеи, которую он и попытался сформулировать в том интервью для «Воскресного времени».

И явление натурального (хоть и несколько огламуренного) Алексея Тряпицына в модных телевизионных программах это наглядно демонстрирует. В отличие от угрюмого, одинакового, что-то невнятно бормочущего киношного «почтальона Тряпицына», он, живой Леха, несмотря на неординарность ситуации (а запись в студии — испытание почти для каждого нормального человека), не робеет, не тушуется, не бычится, но и не задается и звезду из себя не корчит. К своему неожиданному «преображению» относится иронично, немногословен, но остроумен и точен в ответах. Одно только словечко «подмакияжил» чего стоит! «А вы чему-нибудь научили режиссера Кончаловского?» — спросил Ургант. «Может, чего-нибудь он и схватил», — усмехнулся почтальон Тряпицын.



31 комментарий

5
Maple Leaf , 23 октября 2014 в 15:48
Всплакнуть захотелось. Спасибо, Вам, Ирина.
2
Сергей Говоров , 23 октября 2014 в 16:44
После просмотра фильма почему то вспомнился другой - День сурка. Каждый день начинается, потом взгляд в тапки, телевизор и масса подвигов, которые ни к чему не приводят.
-6
Иван Помидоров , 23 октября 2014 в 17:04
фильм не глядел,, но то его оценили в Венеции, перевешивает все аргументы автора, теперь посмотрю как только появится в итнтернете, и что не устраивает автора? архангельский мужик должен читать Макиавелли в оригинале и одеваться от Версаче? а глаголить фразами из Монтескье, Дидро и Ходорковского? смешно! коммент ни о чем
8
Вадим Свиридов , 24 октября 2014 в 09:35
"Не читал, но осуждаю!" - где-то мы это уже слышали... Как говорится, мозг не виден, но его отсутствие заметно.
6
антон противный , 23 октября 2014 в 17:53
Фильм посмотрел.
Фильм ниочём.
Тряпицын молодец.
Короче, король-то голый, как-то так.
4
nonickname F&S , 23 октября 2014 в 18:01
".. пока Европа со своими либеральными ценностями стремительно движется к пропасти, у нас сохранились ценности, которые можно назвать христианскими ...
Эти «христианские ценности» — покорность судьбе, терпение и смирение — он выгодно использует в работе с самодеятельными артистами, заставляя их плясать под свою «дудку».."
--
Это про Кончаловского? ИМХО - не только...
5
Stendhal * , 23 октября 2014 в 18:17
"Эти «христианские ценности» — покорность судьбе, терпение и смирение "

Смирение - безусловно христианская добродетель.
Покорность судьбе? Христианство не знает слова "судьба". Христианская доктрина зиждется на принципе абсолютной свободы воли.
Терпение? Христианство - мировая (глобальная) религия, но я не знаю языка в котором существует полный аналог русского сова "терпеть".

Очередная охранительная шняга, по недоразумения или по злому умыслу, преподносимая как "Христианство".
2
nonickname F&S , 23 октября 2014 в 18:25
Stendhal *, 23 октября 2014 в 18:17
"...
Очередная охранительная шняга, по недоразумения или по злому умыслу, преподносимая как "Христианство".
--
Здесь речь идёт, скорее, о православной разновидности христианства. Хотя, припоминаю, ещё К.Маркс что-то говорил про "опиум для народа"...
2
Stendhal * , 23 октября 2014 в 18:40
Восточная Кафолическая Церковь (она-же православная или ортодоксальная) одной РПЦ не исчерпывается. Автокефальность совершенно не подразумевает наличие какой-то уникальной доктрины.
Все различия между восточной и западной - в наборе теологических гипотез, смысл и корни которых понятны только узкому кругу богословов, и внутрицерковном менеджменте.
Я собственно о том, что под видом "христианства" проталкивается что-то христианству (что восточному, что западному) абсолютно противное.
13
Дмитрий Москаленко , 23 октября 2014 в 18:50
Не упущу очередного случая высказаться по поводу художников-"почвенников" из числа российских феодалов и их теперешних вну-вну-вну-пра-пра-пра: они любят не Россию, а своё в ней имущество. И изображают обовшивевше-коростливое состояние народа как некую благодать, поскольку оно -- залог их статуса. Эдакая любовька сквозь окно номера "люкс" -- взглянуть, слезинку смахнуть, перекреститься и три раза через плечо сплюнуть, дабы эта "благодать", не приведи боженька, на них самих не снизошла.
А "Модный приговор" -- передача замечательная. Помирить эстета с потребителем -- это при другой реализации могло бы стать самым массовым проектом и встать в прайм-тайм. Но -- повторяю -- при другой реализации. В частности, если бы не Бабкина. Сидит-сидит себе, и вдруг ни к селу ни к городу: "Да она же нормальная русская баба! И ей нужен нормальный русский мужик!" Т. е., для чего там Бабкина, в общем-то, понятно. Для того же, для чего Боярский в одном концерте с "Army of lovers", -- чтобы никакое энтео в разгар съёмок не приползло внепланово морить клопов. Но тут из-за этого, в отличие от концерта, активности всех остальных персонажей приходится сценарно низводить до надлежащей придурковатости.
1
Василий Зыкин , 25 октября 2014 в 13:01
Браво, Дмитрий. Поддерживаю. А уж о клопоморах - это да, это да.
1
Василий Зыкин , 25 октября 2014 в 13:04
А смотреть таки не буду, Ирина Петровская для меня авторитет.
14
Борис Тодаев , 24 октября 2014 в 00:33
Меня удивило тоже это интервью Андрона перед премьерой...Говорил в стиле Никиты..."Хорошо, что мы настолько отстали от этого запада, с его крахом либерализма..и теперь только мы несем христианскую культуру в мире..."....примерно в таком роде...Еще говорил, что не любит продюссеров, которые душат творчество и которым лишь бы деньги заработать......Согласен с мнением, что фильм пустой...с грубыми намеками, как то : взлет ракеты на фоне нищей деревни...или этот кот с кикиморой.....А сам то Андрон на загнивающем западе, а не в деревне, которую ТАК ЛЮБИТ....
12
Александр Онищенко , 24 октября 2014 в 01:14
Кончаловский такой же лицемер, как и Михалков, как и все высокопоставленные чиновники и депутаты.
4
Анатолий Клименский , 24 октября 2014 в 01:32
Браво, Ирина!
5
Вадим Свиридов , 24 октября 2014 в 09:31
От просмотра фильма - полное разочарование, как и от умничанья Кончаловского в интервью очумевшей ведущей ОРТ. Ирине - очередной респект.
4
Андрей Дубровский , 24 октября 2014 в 11:02
Кризис жанра, как у старика Синицына из "Золотого теленка". После бесподобной "Аси Клячкиной" сварганить такой низкопробный лубок... Ему и младшему брату пора на пенсию. Если Михалковы этого не понимают, тем хуже для них. Всю репутацию изгадят.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Предыдущая страница 12 Следующая страница


Этот материал вышел в номере

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Реклама

StandupClub

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама

Книга Евгения Бунимовича «Выбор»