Колумнисты / Выпуск № 10 от 1 февраля 2016

17238 В долг — это по-нашему

Почему стране нужна микрокредитная амнистия

30.01.2016 Теги: банки, долги, кредит

Истории агрессивного самоуправства коллекторов, которыми пестрят новости и социальные сети, вполне вписываются в картину общего одичания нашего общества, где девушку с громкоговорителем, настойчиво рекламирующую какой-то товар у метро, наповал убивают из ружья, а две юные дуры, жестоко избившие подругу, оказываются героинями ток-шоу федерального канала. Телевидение, кстати, играет тут не последнюю роль, ведь оно с утра до ночи пропагандирует агрессию (по отношению к украинским карателям, предательским туркам или «пятой колонне» — вопрос вторичный).

Но у гражданской войнушки между коллекторами и заемщиками чисто экономическая причина. И это не кризис, хотя он добавляет боевым действиям интенсивности и масштаба. Бомба, рванувшая сейчас, была заложена еще в лучшие из тучных лет, когда наступил потребительский бум. Считается, что его сотворили нефтедоллары. Это верно лишь отчасти. Главным драйвером короткой эпохи всеобщего благоденствия был кредит.

Как это устроено? Если просто: ты покупаешь настоящее, продавая будущее. Система отлично работает, если будущее становится все более светлым, то есть сытым, и ты имеешь возможность расплатиться за то, что ранее купил втридорога. А в тощие годы, которые наступают неизменно, вдруг оказывается, что этой возможности у тебя нет, а долг — есть.

Читайте также:

Положите биты на полку. Призывы к полному запрету коллекторского бизнеса — популизм, но регулировать этот бизнес необходимо

В нашей истории общий принцип усугубился тем, что кредиторы продавали — и продолжают продавать — заведомо неликвидное будущее. Стоимость кредитов: сначала потребительских, потом карточных, а теперь и пресловутых займов «до зарплаты» — в России всегда заметно превышала темпы роста благосостояния. Тем, кто попадал в кредитную зависимость, оставалась только одна возможность пережить будущее — продать его еще раз. То есть взять новый кредит.

Сейчас спираль делает очередной виток вниз. Кредит рассматривается широкими слоями населения уже не как путь к лучшей жизни, а как спасение от бедности, хотя на деле он — гарантия хронического в ней застревания.

Парадокс: микрокредиты были изобретены именно как инструмент преодоления хронической нищеты — непалец Мухаммад Юнус получил за это Нобелевскую премию мира. Но в России разгул микрокредитов, быстроденег и легкозаймов последних лет ведет только к вытягиванию из населения последних денег. Это просто частично легализованный грабеж — другой экономической и социальной функции у этой паразитирующей надстройки попросту нет.

Пока существует эта уродливая система, бороться с одной ее составляющей — беспределом коллекторов — бесполезно. Для тех, кто выбивает долги, используя биту или бутылку с зажигательной смесью, есть Уголовный кодекс. Закон, регулирующий деятельность добропорядочных участников рынка, нужен, но проблему он не решит.

Если уж что и запрещать, так это деятельность микрофинансовых учреждений. В качестве жесткой антикризисной меры, направленной одновременно на ограничение хронической бедности и на борьбу с незаконными финансовыми операциями (после чистки банковского сектора изрядная часть незаконной обналички переползла в те самые «быстроденьги»). С объявлением полной финансовой амнистии тем, кто уже попал на микрофинансовый крючок (но с черной меткой в кредитной истории — года этак на три).

Можно, конечно, сказать, что это нарушает принцип свободы экономической деятельности. Но мало кто спорит с тем, что в России ограничен оборот наркотиков. А разницы между легкими наркотиками и легкими деньгами на самом деле нет. И те, и другие дарят недоступные человеку удовольствия, вызывают зависимость и в итоге — социальную смерть.

Я, правда, сомневаюсь, что в нынешнем парламенте найдется партия, способная протащить такой закон, несмотря на его очевидный электоральный потенциал. Потому что партиям нужны не только голоса, но и деньги, а финансовые и лоббистские возможности сектора серых займов чрезвычайно велики. От правительства же ждать каких бы то ни было резких антикризисных движений бессмысленно.

Но, быть может, это идея для оппозиции?



10 комментариев

8
сергей арсеньев , 30 января 2016 в 22:17
никогда не брал кредиты,посему эти "переживания" и "осмысления" фазы перехода "прошлое-будущее",неизвестны.но,думаю,что мало приятного в этих "волнах" кредитного океана.там,точно,каждая волна-"девятая"...
3
Анатолий Клименский , 30 января 2016 в 23:49
Необходимо законодательно установить потолок процентной ставки по кредиту.
6
Евгений Дорофеев , 30 января 2016 в 23:59
Как бы выглядел непалец, призер Нобелевской премии, если бы в условиях кредита появилась надпись, процент от 0,5 до 2 в день, т.е. от 180 до 720% годовых? Когда в ГК РФ определен порядок погашения задолженности, что идет в первую очередь. Мы в начале право преимущества отдали банкирам, остаток заемщику. Не секрет, что в исковых требованиях основной долг превалирует перед процентами. Иногда проценты бывают погашены полностью, а основной долг только на 15-20%.
И если заемщика взяли в ежовые рукавицы, так давайте также спрашивать и с банкира.
7
Андрей Дубровский , 31 января 2016 в 12:10
Краткосрочные кредиты - самое откровенное ростовщичество. А какая репутация у ростовщиков была в течение всей истории цивилизованного человечества, все хорошо знают. Так каким безумцем надо быть, чтобы покупаться на объявления типа: "Кредит за полчаса без поручительства"?
5
рима гарайшина , 31 января 2016 в 14:18
Продажа долгов выглядит как попытка скрыть их ростовщический характер от публичного судебного рассмотрения . Иначе почему банкам не заключать мировые соглашения с должниками в тех же судах и иметь общую базу недобросовестных заемщиков на основании таких решений?
0
Я думаю, что в этом году окончательно решится судьба краткосрочных кредитов и коллекторы, как класс, уйдут в небытие. Вспомните игральные аппараты в переходах. Я редко пользуюсь кредитами, но всегда заключают договор только с банком, чтобы иметь на руках распечатку ежемесячного погашения кредита (сумма, процент) и ещё одно непременное условие - наличие средств от 50 до 75 % от взятого кредита.
2
Милана Соколова , 1 февраля 2016 в 13:17
Боюсь, что не уйдут. Складывается такое впечатление, что за этими людьми очень влиятельное прикрытие. С игральными автоматами разобрались достаточно легко. А борьбу с микрофинансистами и коллекторами отдельные слои общества ведут не первый год. Центральный банк, который сейчас вроде бы мегарегулятор, лишь отмахивается, что мол они имеют право работать. Их деятельность не противоречит законодательству. С приходом Эльвиры Сахипзадовны в этом плане лучше не стало. ЦБ абсолютно равнодушен ко всему, что не касается расчистки банковского сектора. Его не волнует по тем или иным причинам происходящее в микрофинансовой среде. А деятельность коллекторских агентств ЦБ вообще не считает своей компетенцией. И другие органы госуправления молчат. Не странно ли это? В этом году решили сделать косметику на коллекторском рынке. Но могу поспорить, что после думских выборов об этом забудут. И снова начнется беспредел.
2
Милана Соколова , 1 февраля 2016 в 12:47
Предлагаю журналистам Новой провести расследование по поводу конкретных лиц, стоящих за всякими там Домашними деньгами и т.п., реклама которых крутится по федеральным каналам. Было бы интересно узнать, что это за люди, есть ли у них криминальное прошлое? Убеждена, что их так сказать первоначальные капиталы сформированы на рэкете, крышевании проституции, рейдерстве и т.п.
1
Милана Соколова , 1 февраля 2016 в 13:47
К сожалению, оппозиция за эту идею не ухватится. Для оппозиции существует только госаппарат, коррупция при госзакупках, госкорпорации, привилегированное положение отдельных бизнесменов-чиновников и т.п. Реальное общество оппозиция не видит. И относится к нему с таким же пренебрежением, как и власть. Ну, разве кто-то из оппозиции высказался содержательно по поводу валютных ипотечников? Эта тема никому не интересна, поскольку она вроде бы и не о Путине, бюрократии, коррупции, а о конкретных проблемах конкретных людей. Более того, многие оппозиционно настроенные экономические либералы вряд ли что-то возразят, например, идейно близкому им Михаилу Задорнову из ВТБ 24, который уже дал понять, что люди ему не интересны. А микрофинансовая война вообще за пределами оппозиционного взора находится. Разве интересен господам Касьянову, Милову, Яшину и прочим какой-нибудь заемщик 4 тыс. рублей на продукты? Для ни это слишком мелко. Возможно, я ошибаюсь. Но не первый день наблюдаю за этими людьми.
0
Наталия Кондратьева , 1 февраля 2016 в 23:20
Запретить микрокредиты или ограничить проценты можно только на будущее. Отменить уже существующие долги нельзя, т.к. это нарушение прав кредиторов, заключивших договоры, соответствующие закону на момент их заключения. Поэтому люди, попавшие в кабалу, так в ней и останутся. Единственный выход (и хороший выход) - банкротство физического лица.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться



Этот материал вышел в номере

Партнеры

Оружие, наркотики и личности на продажу в русском «глубоком интернете». Репортаж Даниила Туровского

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Все можно

161
вольдемар александрович: День опричника это вещь,конечно,но Сорокин все же на большого...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама