Комментарии / Выпуск № 2 от 13 января 2016

39559 Власть собственности

О бесконечности переделов и шансах на выход

Успехи в консолидации режима не отменяют рисков с плохими сценариями. «Легитимность», нагнетаемая имперским порывом, зашкаливает, но чревата эффектом шампанского – и это знают. О положении на фронтах холодной гражданской войны говорят истерики запретительства и пропаганды, учебные репрессии, глубоко эшелонированная оборона от покушений и переворотов. Плюс бюджеты силовиков и чудеса фортификации в городе: надолбы у зданий АП, проволока в Останкино, редуты и флеши Манежной. И надрывное «Не Москва ль за нами?» со слезами на глазах. Дух генерального сражения возвращает к главным проблемам. Сращивание власти и собственности – из первых в списке.

 

Груз обладания

Проблема любой власти – можно ли из неё уйти. Даже самых сытых и легкомысленных ночами посещают кошмары: как мы во всю эту благодать попали и чем дело обернётся? Власть и собственность бывают так связаны, что собственность исключает сменяемость.

Когда-то из Кремля уходили прямиком в гроб (Хрущев – отдельный казус). При Сталине исход из власти был равен уходу из жизни. Потом произошла «конверсия смерти», и ротация кадров стала функцией от естественного вымирания. Были аскеты и гуляки, но с собой много не уносили (знаменитые 500 руб. на сберкнижке Молотова). Горбачев первым ушёл из власти не очень легко, но налегке. Отягощениями Ельцина можно пренебречь, гарантии «семье» ничтожны на фоне нынешних накоплений и запросов по их обслуживанию.

Сейчас клановая собственность не позволяет оставить власть при всём желании («устали», «уходим» и пр.). Режим замкнут на харизму и крайне персонифицирован (что тоже самозащита – от своих). Третий срок был мотивирован падением рейтингов и страхом: «не удержит». Сейчас любая операция «преемник» наложится на спад или обвал, что увеличивает риски в разы. В том числе шансы предательства: итоги правления придётся на кого-то списывать, и тут может не хватить происков госдепа. И тогда все заработанное на галерах рабами народа потянет на дно.

 

Методические указания

Тема контроля и собственности затерта, к ней сами липнут ярлыки экономического детерминизма, вульгарного истмата и т.п. А зря.

Экономический детерминизм даже в редуцированном виде бывает уместен. Чтобы отрабатывать идеальный план – ценности, веру, принципы – надо для начала этот план иметь как реально значимый. Какой Вебер, какая «Протестантская этика...», если предмет этикой не озабочен вовсе, а дух недоделанного капитализма меркантилен до жлобства! Вульгарный материализм бывает свойством жизни, а не аналитики.

Тема не приватизирована истматом. Символический обмен, экономия дара, стационарный бандитизм государства, туземные версии карго-культа и потлача, асабии, давлы и мулка – все это не исключает обращения власти в собственность и обратно. Редкостный гибрид отвязанного постмодернизма с воспроизводством ритуалов примитивных культур. Передовой российской и мировой науке ещё предстоит провести классические категории через неклассические модели. Там много откровений – если не упираться в видимость политологии инсайдеров и комментаторов.

Тем более не сводится эта тема к владениям президентов РЖД и РФ, дочерей прокуроров, друзей вождя и всей «вертикали». Надо смотреть длинные волны истории и архетипы сознания, структуры повседневности и микрофизику власти, травмы и комплексы. Поверхностная аналитика повторяет убогость изменений – и усугубляет её.

 

Первоначальные накопители

Тоталитаризм в СССР выжег культуру собственности дотла (в отличие от стран народной демократии). Уже поэтому «справедливая приватизация» с самого начала была у нас под вопросом. Пока никто не нарисовал приличной модели, реализуемой в условиях пожара и в тех взаимоотношениях правительства и Верховного Совета.

 Захват – классика первоначального накопления. Россия, оставаясь на месте, переместилась тогда на свой Дикий Запад, с той лишь разницей, что право кольта у нас заменили связями и правом калашникова.

Но стреляющая от бедра Америка энергично создала правовую культуру, чтобы защитить собственность наследников, которые стреляли уже не так быстро. Теоретически и мы могли бы. Курс сломали именно переделы, когда грабят уже не общее, а частное, не колхозное, а моё, не все вокруг, но адресно. Это новое качество связки власть-собственность и особые проблемы с легитимностью.

К первой приватизации в целом отнеслись снисходительно. Потеря личных сбережений переживалась острее, чем когда из-под носа уводили заводы. Нередко это выглядело как простое переоформление хозяев. Не было яростного отторжения: к общему у нас давно не относились как к своему. Считалось нормальным отщипнуть кусок – кому какой по зубам, материалами или изделиями, просто рабочим временем. На даче у главного инженера авиационно-космического гиганта весь садовый инвентарь был, естественно, из титана. Советское прихватывание и постсоветская приватизация отличались масштабом, но не по сути.

Сказывалось и отношение к закону. Нормы писали так, что выполнить их в полном объёме было нельзя. Когда все немного преступники, солидарное чувство вины и уязвимости дисциплинирует, в том числе политически. А если и сплачивает, то на заговор молчания, но не бунта. На баррикады не пошли – при всех обидах дележа и попытках растравить эти обиды до бунта.

Передел внес в процесс обратимость. До этого был примерно понятный вектор, хотя и с возвратно-поступательными колебаниями. Но вдруг оказалось, что в России при любом продвижении можно вернуться в какое угодно прошлое. В экономике и политике все можно переиграть – и это поддержат (если грамотно поработать с сознанием).

Кредитная история страны испорчена. Теперь в любом соглашении будут закладываться на эту нашу дурную идентичность и отсутствие настоящих скреп.

 

Гордость паче жадности

Все началось с идеи обуздания олигархата, решившего купить на корню политику и государство. Но не получилось самим удержаться от передела власти и собственности. Это трудно: взять под контроль потоки – и не перенаправить их куда следует. Видишь себя щёлкающим клювом, когда мимо пролетают целые состояния.

Однако проблемы с самоуважением бывают сильнее стяжательства. Когда накачка образа крутизны становится компенсацией, местью за травмы, власть соблазняет на реванш ещё и в бизнесе. Это, кстати, один из мотивов сверхобогащения, объясняющий наивное «куда лезет?» и «сколько ещё?». Соревнование амбиций – это тоже экстремальный спорт, и в нем случается все та же грязь: от допинга, шантажа и подкупа судей до членовредительства.
Другой вопрос – судьба призов. Нужна культура, чтобы заниматься благотворительностью, как Гейтс, Сорос или Зимин. Но трудно да и нелепо раздавать богатство, созданное обиранием стариков и больных. Или шоферни. Жертвователь, поднявшийся на крысятничестве, – образ внутренне противоречивый. Воровство исключает идею делиться чем-либо, включая монополию показной «щедрости».

Делиться властью в таких условиях и вовсе странно. Но настоящая сила – это когда дают, а не берут. 

Меценатство скорее является свидетельством твёрдой руки и характера, чем хватательный рефлекс. Это та воля, которая оставляет после себя не позор, а славу. Бескорыстие и самоотверженность необходимы для реформ, если они вообще возможны. Следующий президент России будет по натуре благотворителем – или её не будет вовсе.

 

Дары коррупции

Проблемы с благотворительностью не исключают «экономики дара» – культуры обмена вне бартера и рынка. В свое время у нас искали «административный рынок» в не совсем рыночной среде. Сейчас, наоборот, видимость рынка прикрывает дипломатию даров – ритуал примитивных обществ. Gift economy цвела ещё в советское время: «славный подарок получили... ко дню...». В этой логике ценности не обмениваются, а поступают «безвозмездно», по доброй воле дарителей: партии, государства – или вождя племени. Сейчас, при развитой демократии, подарки детям, заводам, городам и целым отраслям стали глубоко личными («вождизма дарения», а тем более его монополизации не было даже при Брежневе). Это может быть платье девочке или доля в бюджете силовой отрасли, но встречный дар – признание и лояльность. При всём антураже это чистый потлач: «настоящему индейцу завсегда везде ништяк».

Подобные отношения естественны в экономике ренты. Когда богатство не производится людьми, а черпается из недр, даже в ситуации найма государство видит себя дарителем, инстанцией «распределения незаработанного». И это понимают. Старшее поколение терпеливо переживает ограничение индексации, отъем накопительной части и пр. Пенсии не считаются чем-то заработанным и потому неотчуждаемым. Это тоже дар, который каждый месяц возобновляется — или не возобновляется. В этой же логике, например, министерство-прачечная пытается регулировать идейный контент в системе госзаказа по принципу «кто кого ужинает...».

Бюджет публичных услуг и проектов государства также становится дарением. Осчастливленные тендерами и траншами – гигантское страждущее племя, правительство – коллективный вождь.

 Авторитет вождя определяется качеством подарков, общих или избирательных. Подарки бывают прямыми или косвенными. В качестве дара может выступать сама ненаказуемость коррупционной инициативы – и в элитах, и en masse. Людям дарят не деньги, но индульгенцию. Чем масштабнее и откровеннее ненаказуемое присвоение, тем выше авторитет вождя.

Однако весь этот потлач упакован в почти цивилизованную норму, сопровождается риторикой рынка, закона и пр. Формально здесь исключён даже конфликт интересов – хотя и без понимания «принципа китайской стены», требующего отслеживать конфликты интересов на самых дальних подступах, а не на уровне детей и жён. При всех превращениях здесь нельзя относиться к упаковке как к чистому декору и простому карго аборигенов. Именно упаковка допускает такие странности, как казус Васильевой или расследования ФБК. Формой здесь демонстративно пренебрегают, но именно она создаёт то чудовищное скрытое напряжение, которое превращает уход в неразрешимую проблему. Такой гибрид ритуала и нормы может поворачиваться разными гранями, и именно это делает смену власти чреватой катастрофами, личными и общественными. Как если бы к вождю племени могли вдруг прийти с аудитом по правилам совсем другой бухгалтерии.

 

Дефект колеи

Спад обостряет отношения власти и собственности. Одной рукой государство судорожно обирает население, а другой раздаривает остатки резерва. Ресурсоемкие проекты запускаются с редкой щедростью, и их адресность все более откровенна, как с «Платоном». В дарение идут новые вотчины, но одновременно начинают сокращать штат и содержание в силовых структурах, а это уже как отнимать подарок.

Дух племени, живущего дарами и мифами, пока преобладает, но кризис неизбежно напомнит о формальной оболочке от совсем другого «экономического тела» – без перьев. По мере сжатия даров системной коррупции система просто перестает работать. Уже сейчас она очищена от специалистов и утрамбована универсальными менеджерами, обученными эффективно осваивать бюджеты, но ничему более. Это особая, безжалостная порода людей с холодными глазами и липкими руками, которых уже сейчас явное перепроизводство. Когда часть этих людей окажется на улице, а потом и выйдет на улицу, власть будет с тоской вспоминать про белые ленты и зубную эмаль.

Страна опять перед выбором: никто не хочет революции, но наш опыт учит, что бархатные варианты чреваты имитацией изменений, контрреформами и реверсом в тот же «стратегический тупик». Здесь две крайности: судами и посадками отобрать все нажитое беспардонной конвертацией власти в собственность – или же ещё раз закрыть на все глаза, признать передел легитимным, а дальше жить с чистого листа и с чистой совестью, разделив власть и собственности, искоренив конфликты интересов.Не получится ни то, ни другое.

Первый вариант предполагает массовость репрессий (пусть вполне справедливых и законных), сравнимую со зверствами сталинской поры. И всегда будет неясно, где тут остановиться внизу, в бесконечности «серых» ситуаций.
Второй вариант легализует не только собственность, но и безнаказанность. И тогда это провокация для новой власти, с теми же соблазнами и впадением в дурную бесконечность переделов.

Обостряя ситуацию и чувства, кризис вызывает эффект шампанского, и от праздника остается липкая пена на полу. Многое зависит от того, каким вырисовывается проект разделения власти и собственности – или их нового передела. Хотя бы потому, что это вопрос ожесточённости сопротивления необходимым реформам. Компромисс сложнейший и отвратительный, но это тема отдельного разговора.



27 комментариев

33
Алана Ню , 28 декабря 2015 в 19:47
Браво, прекрасно изложено и по-моему полностью соответствует нынешнему коматозному состоянию державки
8
AM D , 30 декабря 2015 в 09:35
Прекрасно то прекрасно, да только концовка сильно смазана. Что толку теоретизировать над вторым по очередности вопросом - отнимать или нет награбленное у властных и околовластных ворюг (и тем более сравнивать процесс отъёма у роттенбергов и ковальчуков ворованного со сталинскми репрессиями – ну надо же), если нет ответа на главный вопрос – рухнет ли режим, и как сделать, чтоб он рухнул (желательно максимально бескровно – без гражданской войны и без войны с внешним миром )
7
Grahor Rootless , 30 декабря 2015 в 11:55
А как на это ответишь? Режимы падают потому что изжили себя, и никогда нельзя сказать заранее, изжил себя тот или иной режим или еще нет. Это видно только после.

Нет какого-то плана действия, который приведет к падению того или иного режима в какой-то срок. Тем более что я бы еще не радовался заранее падению - совершенно неизвестно, что оный режим заменит.

Что может помочь - создание некоего "среднего класса", класса предпринимателей и профессионалов, образованных в достаточной мере, чтобы им было тяжело вешать лапшу на уши, и при этом в достаточной же мере независимых материально (и уверенных в своей независимости), чтобы иметь какое-то собственное мнение.

Вот уже этому классу может оказаться востребованным система, в которой не царь управляет страной, а они контролируют что-то.

Начало этому процессу - с обучения населения контролировать хоть собственные дворы и подъезды, да что там, квартиры. Чтобы у людей было что-то, чтобы они воспринимали как "свое", и о чем бы они реально заботились.

Что вот мы лично можем сделать - популяризация политических и экономических основ на уровне "как я могу контролировать мою управляющую компанию и мой дом" и "отслеживание макроэкономических причинно-следственных связей на примере организации вывозки мусора с моего двора". Даже нынешняя система власти считает, что это надо знать и уметь людям, и уже подготовила необходимые структуры управления. Осталось только научить людей этим пользоваться. :)
5
Саша Чёрный , 30 декабря 2015 в 17:48
Написано и правда неплохо.
Касаемо обрушения режима-как заветной мечты российского либерала.Надеяться,что режим рухнет быстро-просто смешно.Надежды на то,что это будет бескровно и на смену не придет уже откровенно фашистская диктатура-достаточный признак слабоумия.Сохранение нынешнего режима-поганый вариант.Беда в том,что остальные-еще хуже.Надо учитывать состояние общества и его запросы.Если,конечно обществом можно назвать тупую,злобную и очень агрессивную быдломассу,составляющую 4/5 населения.
23
Sergey Somov , 28 декабря 2015 в 21:41
В общем-то, да. Только крысячничество, я думаю, существовало с самого начала. Весь путь на "Олимп" совершался в погоне за собственностью, ну или состоянием. Кстати, и мотивом устройства на работу в "разведке" было стремление улучшить жизненные условия не напрягая интеллект, которого явно могло не хватить для занятия лидерских позиций в профессиональной деятельности.
10
Модератор: Сергей Золовкин , 28 декабря 2015 в 21:59
Итак, завтра день без обсуждений! Выходной. В следующий вторник, надеюсь, напоминать об этом уже не будет необходимости - привыкнут все)))
16
Анатолий Прокопьев , 30 декабря 2015 в 09:01
Может ли сама власть ограничить себя какими то рамками? Сроками? Вынужденной ротацией?
Ответственностью перед кем-либо? Да ни в жисть! Нигде и никогда сама власть себя ни в чем не ограничивала! Нигде и никогда! Все это происходило только под давлением общества или внешних обстоятельств. Поэтому пока в России люди не поймут, что власть необходимо контролировать и иметь возможность менять мирным и законным способом, ничего в России не будет меняться. Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно – этот всем известный тезис есть абсолютная истина, которая должна быть выбита железом на каждом правительственном здании и у каждого избирателя в голове.. Как только вы услышали от власти, что оппозиция – это пятая колонна, что лидеры оппозиции – это национал-предатели, знайте, эта власть хочет править вечно.. У нас в стране, к сожалению, нет гражданского общества, и нет реальной оппозиции и значит власть может спать спокойно еще долгие годы.. Мы, россияне, единственная страна в европейском цивилизованном пространстве, которая живет по правилам и нравам полуфеодального общества. И поэтому надеяться на равноправное положение в таком обществе нам еще рано. Понятно, почему нам так близки такие же полуфеодальные режимы, типа Каддафи, Хуссейна или Асада.. Я не думаю, что в этом столетии русский народ созреет до демократии, слишком инфантильны и агрессивны, как недоразвитые подростки..
13
Маркус Марцелий мл. , 30 декабря 2015 в 09:13
…Формой здесь демонстративно пренебрегают, но именно она создаёт то чудовищное скрытое напряжение, которое превращает уход в неразрешимую проблему. Такой гибрид ритуала и нормы может поворачиваться разными гранями, и именно это делает смену власти чреватой катастрофами, личными и общественными. Как если бы к вождю племени могли вдруг прийти с аудитом по правилам совсем другой бухгалтерии.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Значит, перед властью стоит, хотя и примитивная, но очень непростая в реализации задача: все силы положить на то, чтобы убедить всех и каждого (в т.ч. и себя) в своей значимости и незаменимости на занимаемом в данный момент месте.
Проще говоря… Токарь дядя Коля, как занюхивал водку рукавом, так и будет следующие лет 20 ее занюхивать… конечно, если ноги прежде не протянет.
А наши «галерные рабы», как обшаривали карман дяди Коли в поисках лишней копейки, так и еще лет 20 будут шарить; они как жрали сладко, так и будут жрать; как лечились в клиниках Швейцарии, так и будут продолжать; как гребли на 3-палубных галерах, так и будут грести до гробовой доски. И когда-нибудь детям своим строго-настрого накажут беречь скрепы и славные традиции галерных рабов. Чтоб, значит, опыт не пропал. Во как!
Это и есть существо путинской стабильности.
Шаг влево, шаг вправо, любое сомнение, робкий вопрос или листочки с непонятной писаниной (не дай Бог, что-нибудь сложнее уравнения Бернулли) – сами понимаете, – однозначно все это будет считаться циничным надругательством над скрепами, подлым вызовом и провокацией беспорядков. Если не агенты Госдепа, кто еще способен пойти на такие страшные преступления!? То-то же!

P.S. Содержательная актуальная статья. Но речевые выкрутасы - коих явный перебор, - здорово мешают ее восприятию. Может, мозги мои не так устроены - не знаю…
Наверно, было бы очень неплохо уважаемому А. Рубцову подружиться с филологом. С пользой для дела.
7
Grahor Rootless , 30 декабря 2015 в 11:56
"Но речевые выкрутасы - коих явный перебор, - здорово мешают ее восприятию." - согласен.
15
Лена Мельникова , 30 декабря 2015 в 09:19
Очень правильная и мудрая статья. Действительно, нынешний Глава со своей командой сами создали такую ситуацию в стране, что их уход из власти возможен только «ногами вперёд»… Я НЕ имею в виду в буквальном смысле, но ведь оно как-то так и есть… Они и сами попали в капкан своих амбиций и непродуманных решений, и страну ПОДСТАВИЛИ, буквально в один день разрушив всё, что строилось позитивного после развала СССР…
- Ладно бы если они в 2014 только для себя взяли «билет в один конец» - так они ещё и всей стране такой «билет» взяли… А далее – ну вот прямо по товарищу Саахову - \\\...Мне теперь из этого дома есть только 2 пути: или я её веду в загс, либо она меня ведёт к прокурору…\\\(с) – Подозреваю, что и развязка будет как в фильме… например «…Встать! Суд идёт!...- Садитесь… - Спасибо, я постою… - Гражданин судья, а ОН не может сесть…»(с) - И причина будет примерно та же, что и в кино=)))
- А если серьёзно – я боюсь, что перед тем как этот Некто уйдёт из власти – или «его уйдут» - будет ещё много-много плохого и трагичного. Уже 2 года почти, как мою страну загнали в этот дурдом агрессии и милитаризма. - В 2014 я вообще каждый день просыпалась и засыпала с чувством, что Этот день может быть Последним для всех нас – по прихоти одного… Не буду называть кого.
- И для меня было и остаётся загадкой, ПОЧЕМУ так много моих сограждан НЕ понимают, и НЕ хотят понять, что их просто одурачили. И почему они в 2014 так радовались этой страшной ТВ-клоунаде – с клоунами-монстрами:(((
P.S. – Думаю, сейчас заходит в тупик и сама эта ТВ-зомбопропаганда. Когда у людей вместо недавней Дурной эйфории возникает чувство ступора и недоумения. – Особенно после похода в гипермаркет и просмотра чека.
Увы, многим надо сильно обжечься по жизни, чтобы помудреть.
0
Вера Борисовна Кашицына , 3 января 2016 в 18:21
"Увы, многим надо сильно обжечься по жизни, чтобы помудреть"

У 2/3 населения думалка не выросла- поэтому не помудреют ! Напрасные надежды, а вот по пьяни поорать, рубашку разорвать на груди это могут - протрезвеют и дальше будут тупо смотреть телевизор.
6
Степан Кольцов , 30 декабря 2015 в 11:12
Серьезный порядочный человек с качествами лидера понимает,что власть-это большой труд и большая ответственность, и не пойдет во власть,если поймет,что не справится.Легкомысленный человек безо всяких способностей,но с непомерными амбициями с детства мечтает стать директором конфетной фабрики. Он считает,что власть-это легкая работа,сидишь себе в кабинете,командуешь,а тебе конфеты приносят. И вот случайно попал такой человек в директорское кресло,командует,а конфет все нет. Упирается и не уходит,и не понимает,что конфеты сами не растут,их делать надо. А чтобы делать,надо умело руководить.
8
Grahor Rootless , 30 декабря 2015 в 11:57
Проблема в том, что в России такие люди сидят во всех - ВСЕХ! Даже частнопредпринимательских - креслах не случайно, а системно.
6
Ольга S. , 30 декабря 2015 в 15:57
СТЕПАН КОЛЬЦОВ
В последнее время понятия "легкомысленность" или "без/ответственность", тем более "труд"... кажется, совсем не имеют отношения к той группировке, которая сейчас называется властью. Ссылку не даю - вдруг там комментарии неприличные? (модератору Новой лишняя забота) - но на Радио Свобода (и ютубе) висит фильм В.Балаяна "Хуизмистерпутин". Вот если посмотрите, то красной линией через всю биографию - "бабки надо делать..." Они только для этого во власть и пришли, и ни для чего более!
5
Дмитрий Р , 30 декабря 2015 в 12:00
"Когда часть этих людей окажется на улице, а потом и выйдет на улицу, власть будет с тоской вспоминать про белые ленты и зубную эмаль."
100500!
5
Юрий Гут (Шадрин) , 30 декабря 2015 в 15:09
Лично мне статья понравилась, хотя я полагаю, что автор мог бы написать и более жёстко и более правдиво, т.е. более конкретно, но самоограничение НГ не позволяет это сделать, всё остальное от образованности граждан (читателей).
Надо признать, что мы жили и живём в коммуно-советско-фашиствующей системе координат с 1917 года именуемой СССР и в системе организованной криминально-уголовно-коррумпированно-бандитской системе координат управляемой Хунтой спецслужб и иже с ней ПЖиВ, к власть в России дорвались те, которые всю свою жизнь мечтали быть на Российских галерах управления страной и вот подвернулся случай и они его не упустили, по сравнению с демократами и либералами всех мастей, к чему это пришло мы видим и пользуемся тем, что имеем.
О том, что будет с Россией, знали из покон века, что давно является притчей воязыцах. Надо думать о том, как исправить то, что может случиться в самое ближайшее время следующих лет, так как многие до определённого времени (своего возраста) не доживут, но от ухода в иной мир Мир не исчезнет, планета Земля сознана Создателем на сотни и тысячи веков, думать нужно о реальном и насущном, создавать вокруг пространство любви, а не вражды, ненависти и смерти себе подобным, чаще обращаться к Создателю (Богу) и просить у него прощения за содеянное. Аминь!

С уважением, Buntar96.

Омск.
7
Dvornik Saratovsky , 30 декабря 2015 в 15:33
Всех люстрировать. Новых выучить, старых раскулачить, средства конфисковать. Зарплату за 30 лет пересчитать и обязать вернуть. Дать по гектару земли за уралом, семена картофеля и ржи. кому-то лозу дальневосточного винограда. по паре кроликов и отправить поднимать экономику. Новых учить, держать по пять лет и переучивать, направлять в свободное плавание. Тех, кто хочет быть гос., обязать не иметь детей, дать возможность работать на благо государства. По мере использования хоронить с почестями. Заработанные средства возвращать в казну.
Предыдущая страница 12 Следующая страница


Этот материал вышел в номере

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Все можно

160
Елена С.: Это Вы (вместе с этой самой васиной) еще "Санькину любовь" не читали!...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама