Экономика / Выпуск № 22 от 27 февраля 2013

4802 Цензор — доходное место

Бывший министр Игорь Щеголев пытается заработать на борьбе с интернетом капитал. Только ли политический?

27.02.2013

 

РИА НовостиОдной из самых обсуждаемых тем в последнее время стали мрачные перспективы по ограничению в Рунете свободы, вплоть до введения прямой цензуры. Подобные инициативы и вправду появляются с пугающей регулярностью. Публика связывает их с общей политикой по закручиванию гаек. Но в действительности речь может идти о большом бизнес-проекте, направленном на извлечение административной ренты из доходов провайдеров и владельцев популярных ресурсов. Так за что в действительности борется советник президента, бывший министр связи Игорь Щеголев в компании своих партнеров, друзей и единомышленников?

Идею отфильтровать Рунет до состояния чистого как слеза ребенка Щеголев и его товарищи продвигают давно. Еще в 2011 году бизнесмен, владелец инвестфонда Marshall Capital Partners Константин Малофеев, тогда член совета директоров крупнейшего государственного оператора «Ростелеком», человек, которого льстивые языки называли «заместителем министра связи» Игоря Щеголева, возглавил попечительский совет так называемой Лиги безопасного интернета (ЛБИ).

Уже тогда у этой инициативы быстро обнаружился коммерческий подтекст. Ее авторы поняли, что цензура и безопасный интернет — это отличный способ заработать немало денег, тем более что эти идеи нашли отклик в администрации президента. Так, создатель и крупный акционер социальной сети «ВКонтакте» Павел Дуров даже обвинял лигу в том, что она намеренно и на пустом месте раздувала скандал с обилием на ресурсе детского порно, чтобы склонить Дурова к продаже своего пакета на невыгодных условиях.

 

«Черный список»

Но это была только проба сил. Административный ресурс в Министерстве связи оказался очень кстати, когда нужно было продавить через Госдуму и Совет Федерации скандальный закон о «черном списке сайтов», который, по мнению многих экспертов, позволяет в досудебном порядке закрыть любой ресурс.

На место оператора реестра «нехороших сайтов» метила ЛБИ, и это открывало бы ей прекрасные возможности разговаривать с условными «дуровыми» уже с позиций силы.

Кстати, проект не был согласован с МВД и ФСБ, что логично: если бы реестр сайтов вела общественная организация, это резко ограничивало бы возможности силовиков проводить оперативные мероприятия и выяснять, кто размещает в интернете запрещенный контент и кого за это наказывать. И что совсем уж странно: «черные списки» якобы проскочили мимо замглавы президентской администрации Вячеслава Володина. Как сообщал «Коммерсантъ»*, на закрытой встрече представители интернет-компаний рассказали чиновнику, что резонансный закон разрабатывался Щеголевым, Малофеевым и ЛБИ келейно. Говорят, Володин был зол.

Прекрасную бизнес-идею похоронила, вероятно, отставка Игоря Щеголева с поста министра связи. Его преемник Николай Никифоров, конечно, уже не мог отменить закон, но хотя бы добился передачи контрольных полномочий по ведению реестра куда положено — в государственный орган, Роскомнадзор. Кроме того, список «нехорошего контента» сократился до трех пунктов: суицида, наркотиков и детского порно, а, например, оскорбления политиков и религиозных чувств в него не попали.

История с «черными списками», как выяснилось, была частью масштабного проекта, который Щеголев и Лига не смогли, к счастью, довести до конца. Выяснилось, что «Ростелеком», контролируемый бывшим «замминистра связи» Малофеевым, планировал превратить борьбу за чистый интернет в еще один национальный проект — с соответствующим масштабу задачи финансированием.

Идея состояла в том, чтобы поставить фильтры для «нехорошего контента» в буквальном смысле. То есть не только законодательные барьеры, но и технические устройства. И такие на рынке есть, называются DPI (Deep Packet Inspection). Девайсы позволяют фильтровать содержание сетевых пакетов, отбраковывая вирусы и вообще информацию, не соответствующую настройкам.

Вещь дорогая — и тем особо интересная.

По оценкам экспертов, закупка такого оборудования в масштабах страны (а именно в таком масштабе работает «Ростелеком») обошлась бы в 2 миллиарда долларов.

Понятно, что просить такую сумму из бюджета было бы опрометчиво, даже имея мощный административный ресурс. Поэтому, вероятно, проект DPI засекретили и разработали альтернативную схему: «Ростелеком» берет кредит, оборудование закупается (с соответствующими издержками), а потом оперативный контроль отдается в руки, например, ЛБИ. Мол, это не дело государственной компании — следить за порядком в интернете, но есть энтузиасты, православные и духовные. Очевидно, что эти услуги были бы платными: провайдерам, вероятно, пришлось бы раскошелиться на «очищенный» трафик под угрозой попадания в какой-нибудь «черный список».

Если вы не верите, что такая комбинация могла бы пройти, не лишись Щеголев министерского портфеля, то стоит напомнить о том, что они с Малофеевым успели сделать за каких-то 4 года.

 

Тандем «связной»

Малофеев и Щеголев не комментируют историю своего знакомства, но, по бытующей на рынке легенде, познакомил их Арсений Миронов, друг детства Малофеева. Близким товарищем и однокурсником в МГУ, а впоследствии и коллегой в Marshall Capital Константина Малофеева был и нынешний руководитель «Ростелекома» Александр Провоторов. С 1993 по 1997 год Щеголев работал корреспондентом ИТАР-ТАСС в Париже, где и завел дружбу с Мироновым. Затем будущий министр перешел в администрацию президента, на должность руководителя протокола, а Миронов стал внештатным советником. Через некоторое время после прихода Щеголева в министерство Миронов занял кресло директора департамента информации и связей с общественностью Минкомсвязи. Щеголева, Малофеева, Провоторова и Миронова объединяют не только дружеские узы, но и родственные: двое из них являются друг другу кумовьями. Также всех их роднит увлечение поддержкой государственнического православия — как можно предположить, весьма прибыльного, как и «безопасный интернет», занятия. Малофеев, в частности, один из создателей православной гимназии Святителя Василия Великого. Этот проект, кстати, имеет отношение не только к духовности, но и к бизнесу. Гимназия расположена на Рублевке, и обучение в ней стоит приличных денег.

Щеголев, внезапно назначенный в 2008 году министром связи, не имел серьезного опыта ни в отрасли, ни в финансовой сфере. Начинающему министру нужен был человек, способный администрировать многомиллиардные денежные потоки (к всеобщему благу). Малофеев, имевший солидный бэкграунд на рынке слияний и поглощений, сумел убедить министра, что прекрасно подходит на эту роль.

И верно: под началом финансиста, занявшего позицию в совете директоров «Связьинвеста», и с благословения министра в отрасли прошла структурная реформа. Большинство региональных операторов связи и еще ряд активов вошли в структуру «Ростелекома», который своевременно возглавил земляк и бывший подчиненный Малофеева (по работе в Marshall Capital) — Александр Провоторов. При этом накануне и в процессе реформы солидные доли в капиталах вливаемых впоследствии в «Ростелеком» структур приобретал Газпромбанк, где, по совпадению, держал свои свободные средства (в размере до 300 млн долларов) сам «Ростелеком». После конвертации акций более 7% объединенного оператора оказались под контролем Marshall Capital (с помощью других сделок пакет был доведен до 10,5%).

Вспоминая историю со скупкой пакета, некоторые эксперты почему-то отводят Газпромбанку роль статиста. Мол, ему дали денег и сказали: возьми то и то, себе оставь процент на печеньки. Но Газпромбанк — не какой-нибудь брокер, а структура, обладающая мощным финансовым и политическим ресурсом.

В частности, с VIP-клиентом Мало-феевым работал первый вице-президент Сергей Иванов, отец которого, как все мы хорошо помним, сейчас возглавляет администрацию президента, а в те годы, когда сын трудился в Газпромбанке, курировал в правительстве отрасль связи.

Мы не утверждаем, но можно предположить, что Игорь Щеголев мог помочь своему «заместителю» Малофееву выстроить бизнес-схему, используя родственные связи Сергея Иванова.

Видимо, на помощь Иванова в ситуации с Малофеевым Щеголев рассчитывает и сейчас.

Напомним, что дело, в рамках которого неоднократно проходили обыски в «Ростелекоме», Лиге безопасного интернета, а также дома у Малофеева и Провоторова, было возбуждено по заявлению ВТБ. Банк настаивает, что размер кредита в 225 млн долларов, выданного структурам Малофеева, превышал действительную стоимость приобретаемого имущества в разы, а его обслуживание прекратилось, едва начавшись.

Не исключено, что следственные органы на определенном этапе может заинтересовать вопрос: куда же делись полученные в кредит сотни миллионов долларов и как судьба этих денег может быть связана со скупкой пакета «Ростелекома» через посредничество Газпромбанка?

По данным «Новой газеты», ответ на этот вопрос ищет и министр связи Николай Никифоров. Сначала он попытался обсудить неоднозначную историю с Ивановым-старшим. Но разговор не дал результатов. Тогда Никифоров добился аудиенции у Путина. Говорят, этому способствовали люди с Лубянки, которые со своей стороны донесли, как это водится, пухлые папки с компроматом.

Тогда объясняться пришлось уже Игорю Щеголеву. По информации источников «Новой газеты», он якобы признал, что «Ростелеком», так сказать, входит в его сферу ответственности, и гарантировал, что Малофеев честно решит вопрос с ВТБ.

Но гарантии не сработали. Как следствие, Щеголеву не удалось решить вопрос с назначением Малофеева сенатором (будучи сенатором, Малофеев получил бы иммунитет от уголовного преследования по делу ВТБ). Для этого требовалось всего лишь выиграть выборы в глухом муниципалитете в Смоленской области. И Малофеев выиграл, но, как выяснилось, нечестно: теперь его обвиняют еще и в скупке голосов избирателей, по 500 рублей за штуку. Результаты выборов были отменены, и перспектив стать сенатором у Малофеева не осталось.

 

«Чистый интернет»

Но вся эта вереница скандалов не останавливает разработку бизнес-схем, позволяющих заработать на «сетевых проектах». Самый свежий из них так и называется — «Чистый интернет». Естественно, его продвигает ЛБИ, в попечительский совет которой теперь входит не только Малофеев, но и сам Щеголев. Идея простая, но в потенциале очень эффективная. ЛБИ становится мегафильтром, отбирающим «хорошие» сетевые ресурсы. Все остальные по умолчанию становятся если не плохими, то подозрительными. А дальше ЛБИ предлагает провайдерам, пока в добровольном порядке, обеспечивать доступ пользователям только к «безопасным» сайтам, блокируя все остальное.

Ожидается, что в «белом списке» будет около миллиона адресов, и это всего 1% от их общего числа.

Дальше можно работать в двух направлениях: обсуждать с владельцами сайтов вопрос их попадания в «белый список», а с провайдерами — их ответственность за отступление от «нормы». Вопрос только в том, как сделать «Чистый интернет» обязательным.

Тут тоже есть две схемы. Во-первых, участником проекта «Чистый интернет» мог бы стать «Ростелеком», все еще контролируемый Провоторовым, ставленником Щеголева и Малофеева. Поскольку эта компания остается монопольным оператором магистральных сетей, частные провайдеры будут вынуждены прислушаться к ее «мнению».

Во-вторых, можно принять новый закон об интернете, протащив в его нормы и затею ЛБИ. Есть версия, что такой закон уже разрабатывается.

Складывается впечатление, что Щеголев просто не может остановиться, изобретая все новые политически «благонамеренные» проекты, а его друзья и соратники знают, как извлекать из подобных идей прибыль. Непонятно одно: зачем президенту такой советник?

* «Контентные войны». «Коммерсантъ», № 26 (5057), 13.02.2013.

Отдел экономики

 

 

«Министерство связей» в эпоху Игоря Щеголева

Когда Игорь Щеголев пришел на пост главы Минсвязи, ожидалось, что новый для отрасли человек сможет улучшить имидж ведомства, некоторых высокопоставленных сотрудников которого неоднократно обвиняли в коррупции и непрофессионализме. Однако надежды в полной мере не оправдались. В течение четырех лет ведомство и его представители постоянно оказывались вовлеченными в различные скандальные истории. «Новая газета» вспоминает самые яркие из них.

 

Олимпийский рекорд

Подвиги российских делегаций в «Русском доме», где не переводится черная икра, а гуляют до утра, на Олимпиадах давно стали легендами, но недавний отчет Счетной палаты позволяет ответить на вопрос, во что такие легенды обходятся. Ведомство Сергея Степашина изучало расходы на командировки для сотрудников Министерства связи и «Ростелекома».

В олимпийский Ванкувер в 2010 году за свой счет и в составе своей делегации «Ростелеком» взял Олега Духовницкого, занимавшего тогда пост директора административного департамента Минсвязи, причем по официальной просьбе замминистра связи Наума Мардера. Также на борту чартера, зафрахтованного турфирмой «Валентур», летели Константин Малофеев и трое его родственников, другие представители «Связьинвеста» и органов власти, включая силовые. Всего «Ростелеком» потратил более 100 миллионов, причем около половины расходов пришлось на лиц, не являющихся сотрудниками госкомпании.

Любопытно, что в отчете Счетной палаты ничего не сказано про визит в Ванкувер самого Игоря Щеголева. Видимо, информацию о том, что министерский десант собирался приземлиться в пятизвездочной гостинице GeorgianCourt, где плата за люксовый номер превышает 8 тысяч долларов в сутки, — стоит проверить правоохранительным органам. А блогерам, которые в последнее время активно ищут информацию о незадекларированной недвижимости госслужащих, можно поискать виллу Щеголева во французской Ла-Рошели, которая, возможно, принадлежит экс-министру и о которой сообщали многие сетевые СМИ1.

 

Приключения «Электронной России»

Главной целью федеральной целевой программы (ФЦП) «Электронная Россия» было создание электронного правительства как бездокументарного оборота между органами власти, так и возможности сетевой коммуникации между властью и гражданами. Правда, на определенном этапе у Генпрокуратуры возникла уверенность, что у ФЦП была и прикладная цель — коррупционная. Как следовало из сообщения на сайте ведомства, в ходе реализации «Электронной России» из бюджета было похищено 300 млн рублей.

Но на этом скандалы не закончились. Оператор программы, «Ростелеком», которому выделили 1 триллион рублей на реализацию «Электронной России», установил для региональных органов власти неподъемные тарифы. Решением нового министра связи Никифорова эти расходы переложили на федеральный бюджет. Но это, как ни парадоксально, не помешало «Ростелекому» все равно выставить счета на оплату своих услуг местным властям.

А в конце прошлого года национальный оператор предложил перевести электронное правительство на облачную платформу. По словам бывшего вице-президента госкомпании Алексея Нащекина, это могло бы сэкономить государству триллион рублей (притом что весь IT-рынок в нашей стране — около 600 млрд рублей). При этом «Ростелеком» (по данным «РБК daily», до согласования с министерством и правительством2) приобрел за 32 млн долларов лицензию на облачную платформу у американской компании. А как же национальная безопасность?


Домен в кармане

Скандалы, связанные с темой монетизации связей и полномочий, омрачали едва ли не каждый серьезный проект министерства Щеголева. Наблюдатели ломали голову: зачем министру лично лоббировать перед президентом идею создания зоны кириллических доменов.рф, если она не будет конкурентоспособной даже в России, не говоря уж о глобальном рынке? Но домен — это товар, и если для его продажи есть приближенный «купец», то почему бы и не попробовать сделать деньги буквально из воздуха?

Итак, в ноябре 2006 года, в первые часы регистрации в зоне.рф, свыше 60 тысяч лакомых доменов получило ЗАО «Региональный сетевой информационный центр» (РСИЦ), которое впоследствии начало их продажу на аукционах. Неудивительно, что ФАС установила факт недобросовестной конкуренции со стороны регистратора, а его деятельностью заинтересовалась Генпрокуратура.

Вскоре выяснилось, что 14% ЗАО «РСИЦ» принадлежали Ирине Рассоловой — сестре замминистра связи Алексея Солдатова, который по поручению Щеголева как раз и курировал проект по созданию новой доменной зоны.

Подозрительно похожая история произошла и с другим заместителем Щеголева. Илья Массух подписывал в рамках программы «Электронная Россия» контракт на приобретение оборудования с «Энвижн групп». По данным Генпрокуратуры, с наценкой в 30%, что вылилось для бюджета в 270 млн рублей. Можете ли вы себе представить, что Щеголеву было неизвестно, что Массух входил в совет директоров той самой «Энвижн»?

 

Отпечатки в пушку

Благодаря эффективному менеджменту министерства Щеголева, в России в 2009 году была под угрозой срыва и программа по выдаче биометрических загранпаспортов. Первоначально их производством занимался НИИ «Восход», однако он не смог победить в конкурсе, проведенном Минсвязи, хотя на его стороне была и низкая цена (197 млн рублей), и опыт таких работ. Однако победило некое ООО «Открытые технологии 98», которое запросило 495 млн рублей. Выяснилось, что конкурс прошел с существенными нарушениями, и в результате был отменен Федеральной антимонопольной службой. Стоит ли удивляться, что замминистра связи Дмитрий Северов ранее работал в тех самых «Открытых технологиях»?

 

«Грандиозная воровайка»

В сентябре 2010 года экс-глава «Связьинвеста» Евгений Юрченко опубликовал3 открытое письмо, в котором призвал Игоря Щеголева уйти в отставку. И выбрал для этого весьма любопытную аргументацию: «Поводом для обращения послужил конфликт в «Связьинвесте». Одна сторона идентифицирует себя с государством и сохраняет их для страны. А вторая во главе с главным рейдером всея Руси — вашим консильери — устроила в государствообразующей отрасли грандиозную воровайку». Юрченко заявил, что оставляет должность, поскольку не хочет быть «соучастником и бенефициаром «распила» гигантских государственных денежных средств и вывода их за рубеж».

1РИА «Новый регион», 28 января 2013 года. — «Ростелеком» оказался в центре нового скандала».
2«РБК daily», 18 декабря 2012 года. — «Ростелеком» сэкономит госбюджету триллион на «облаках».
3См. деловую газету «Маркер», 27 сентября 2010 года.



6 комментариев

0
Nikolas , 27 февраля 2013 в 07:38
Чиновники - народ ловкий. Зам главы Минкомсвязи Денис Свердлов тоже не впустую просиживает штаны на своем рабочем месте. Прокуратура считает, что он лоббирует интересы Мегафона и Скартела, и явно не без пользы для себя.
0
Алексей Буто , 27 февраля 2013 в 11:12
Новая, вы умнички что поднимаете эту тему, но пожалуйста, напишите что DPI создавался для отлова пиратских Р2Р соединений. В свое время эту идею поддерживали разного рода копирасты как действенный инструмент для борьбы с торрент трекерами. И если, не дай бог, DPI обяжут ставить на сети, удар будет не только по политическим но и по хомячкам, какчающим с рутрекера американские комедии и французские мелодрамы.
http://webkontrol.ru/news/Prin... - вот например инфа по дубайской конференции где по инициативе Китая принимался стандарт. "Значительную часть документа занимает описание возможностей DPI по мониторингу и выявлению пиратского контента. Например, при помощи DPI операторы могут обнаруживать файлообменный трафик (BitTorent, eDonkey) и определять пользователей BitTorrent и тип загружаемых ими файлов. Они могут определить, что по сети пересылаются файлы, защищенные авторским правом: в частности, в mp3-файлы будут встраиваться цифровые водяные знаки, проверка которых и поможет операторам выявить и, возможно, заблокировать передачу этого контента. Также DPI может определить, какой пользователь передал по сети конкретный файл; она может находить в электронной почте приложенные карточки vCard и определять связь сотрудников с организацией. Кроме того, DPI может мониторить и блокировать трафик мессенджеров (например, трафик с определенного вида контентом или целый аудиоканал)".
0
Егор Попов , 27 февраля 2013 в 11:47
"Подобные инициативы и вправду появляются с пугающей регулярностью. Публика связывает их с общей политикой по закручиванию гаек. Но в действительности речь может идти о большом бизнес-проекте"---Все идет в логике функционирования авторитарного коррупционно-олигархического государства РФ:усиление запретов с целью преступного обогащения. Но,закручивая гайки,можно сорвать резьбу с последующей поломкой всего аппарата. Интернет-это отдушина честных граждан для молчаливого визуального выражения протеста против произвола власти. Ведь, если ее не будет,протест прорвется на улицы в виде кинетической энергии демонстраций и митингов с непредсказуемыми последствиями.
0
Монах сВалаама , 27 февраля 2013 в 13:28
Уважаемый Егор попов, не пугайте нас "непредсказуемыми последствиями. " Хотелось бы уж именно непредсказуемости!!!!
0
Наркомсвязь , 27 февраля 2013 в 15:48
"Щеголева, Малофеева, Провоторова и Миронова объединяют не только дружеские узы, но и родственные: двое из них являются друг другу кумовьями" - фраза просто убила! Вот как надо "работать на дядю" :)

Содержание статьи, простите - пчелы, мед, говно и гвозди (с).
0
Михаил Бродский , 28 февраля 2013 в 18:58
Кредо наших чиновников перефразирует известное высказывание знаменитого девелопера и не менее знаменитого узника камбоджийской тюрьмы: в ж--пу всех, кто украл меньше миллиарда.

Этот материал вышел в номере

Партнеры

Оружие, наркотики и личности на продажу в русском «глубоком интернете». Репортаж Даниила Туровского

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама