Расследования / Выпуск № 89 от 16 августа 2010 г.

14535 Как погиб «Курск»

Реальная картина катастрофы, которая очень сильно отличается от официальной версии и мифов народного сознания

15.08.2010

Уголовное дело по факту гибели АПЛ «Курск» и 118 подводников было прекращено в 2002 году. Причиной трагедии следствие назвало взрыв перекисной практической торпеды 65-76 ПВ. Эту торпеду в 1990 году поставил ВМФ СССР изготовитель - АО «Машзавод» (г.  Алма-Ата, Казахстан). По версии Генпрокуратуры и правительственной комиссии по расследованию причин гибели «Курска», торпеда была бракованная.

То есть главным виновником трагедии оказалась роковая случайность. Никогда до этого перекисно-водородные торпеды на флоте не взрывались, хотя эксплуатировались чуть ли не с времен Второй мировой войны.

«Курску» же, по версии следствия, просто не повезло. Сначала взорвалась самая надежная торпеда, потом, по мнению проектировщиков «Курска», возник объемный пожар, в результате которого сдетонировал боезапас.

В 2001-м (за год до закрытия уголовного дела) прокурору Устинову попал в руки доклад эксперта вице-адмирала Валерия Рязанцева1.

В этом докладе была последовательно и аргументированно изложена иная версия причины взрыва перекисной торпеды, гибели экипажа и детонации почти половины боезапаса «Курска».

Торпеда

20 июля 2000 года экипаж АПЛ «Курск» загрузил на борт две боевые торпеды на сильном окислителе модификации 65-76А и практическую2 перекисную торпеду 65-76 ПВ. При приемке практической торпеды на торпедо-технической базе, при транспортировке ее на пирс и при погрузке на подводную лодку нештатных ситуаций не было. Торпеда не подвергалась ударам о какие-либо конструкции, не падала и не «травилая» окислитель.

Проблема была в другом. С момента вхождения в состав флота в 1995-м экипаж АПЛ «Курск» никогда не имел дело с такой торпедой, не знал инструкций по эксплуатации, не выполнял стрельбу. Вообще за три с половиной года своей военной жизни «Курск» только в 1997-м выполнил учебное боевое упражнение с выпуском торпеды - но то была практическая электрическая торпеда, гораздо менее «агрессивная», чем перекисная «толстушка».

«20 июля 2000 года, после окончания погрузки боевых торпед 65-76 А, личный состав минно-торпедной боевой части АПЛ «Курск» не смог самостоятельно подключить торпеды к системам контроля, - пишет эксперт Рязанцев3. - Флагманского специалиста минно-торпедной специальности на погрузке не было, командир минно-торпедной боевой части подводной лодки был снят с должности, и погрузкой торпед руководил новый командир боевой части, который прибыл на «Курск» с АПЛ другого проекта в день погрузки боезапаса. Мичман, старшина команды торпедистов «Курска», попросил знакомого торпедиста - старшину контрактной службы соседней подводной лодки - показать ему, как производится подключение торпед к системам контроля окислителя. Старшина контрактной службы прибыл на борт «Курска», подключил боевые торпеды к системе контроля окислителя и поинтересовался у мичмана, могут ли торпедисты эксплуатировать эти торпеды.

То есть единственным человеком, который спросил подводников-торпедистов АПЛ «Курск» о том, умеют ли они обращаться с торпедами 65-76А, оказался матрос контрактной службы соседней подводной лодки соседней дивизии…

Никто из должностных лиц флота, 1-й флотилии и 7-й дивизии, ни разу не проверял экипаж «Курска» по вопросам готовности к эксплуатации на борту АПЛ торпед на сильных окислителях. Все те служебные документы, которые якобы подтверждали требуемый уровень подготовки экипажа АПЛ «Курск» к эксплуатации этих торпед, оказались поддельными».

Поддельный акт

Вот как описывает ситуацию эксперт Рязанцев: «Ежегодно командующие флотилий обязаны осуществлять допуск личного состава кораблей, торпедо-технической базы (ТТБ) к эксплуатации и боевому применению торпедного оружия. При этом каждый корабль и ТТБ проверяются специальными комиссиями, и по каждому из них составляется акт готовности к эксплуатации минно-торпедного оружия. Акт проверки экипажа К-141 «Курск» был составлен проверочной комиссией в конце декабря 1999 года. В этом служебном документе, который подтверждал готовность командного состава и торпедистов АПЛ «Курск» эксплуатировать боевые торпеды (в том числе и торпеды на сильном окислителе), подписи председателя комиссии, членов комиссии и начальника, утвердившего этот акт, фальшивые. Я не проводил почерковедческой экспертизы этого документа и употребляю слово «фальшивые» на том основании, что невооруженным глазом видно, что подписи на этом документе отличаются от подписей этих же лиц на других служебных документах. Кроме этого, еще на пяти документах, которые подтверждали готовность экипажа «Курска» эксплуатировать торпеды, имелись подделанные подписи. Об одном из этих документов необходимо рассказать, потому что он фактически является ключом к разгадке причины первоначального взрыва «толстой» практической торпеды на сильном окислителе. Это «Акт проверки и обезжиривания трубопроводов технического воздуха АПЛ К-141 «Курск». Документ якобы издан в декабре 1999 года, подписан старшим помощником командира, торпедистами АПЛ «Курск» и утвержден командиром подводной лодки. Я долго и внимательно сравнивал подписи на этом документе с подписями этих же лиц на других документах более раннего периода и пришел к выводу, что все подписи поддельные».

Развитие аварийной ситуации

По версии Валерия Рязанцева, боевые торпеды взорвались в момент столкновения АПЛ с грунтом, а не в результате объемного пожара в первом отсеке. Торпедные аппараты № 1, 3, 5 и 6 с боевыми торпедами, снаряженными взрывателями, смялись и разрушились. Именно это явилось причиной взрыва боевых торпед.

Первый взрыв. Причина

В вахтенной документации подводной лодки, которая была найдена на борту затонувшей АПЛ «Курск», имеется собственноручная запись командира боевой минно-торпедной части следующего содержания: «11 августа 2000 года 15 часов 50 минут. Произвели замер давления (роста) в резервуаре окислителя за 12 часов. Давление возросло до 1 кг/см2. Произвели подбивку ВВД (воздух высокого давления) в воздушный резервуар до 200 кг/см2».

«Подводнику-специалисту, - объясняет Рязанцев, - эта короткая запись говорит о многом. Во-первых, эта информация относится к перекисной практической торпеде 65-76 ПВ. Во-вторых, состояние окислителя этой торпеды длительное время, с 3 по 11 августа 2000 года, было в норме и не вызывало у личного состава каких-либо опасений. В-третьих, в перекисной практической торпеде через неплотности воздушной магистрали имелись микропротечки воздуха высокого давления. Это не является аварийной ситуацией. В торпедах (боевых и практических) пополнение ВВД является обычной технологической операцией…

Пополнение воздуха в торпедах на сильных окислителях требует особой осторожности и специально обезжиренных инструментов и систем. Обезжиривание торпедного инструмента, воздушных шлангов и систем технического воздуха производится ежегодно под наблюдением корабельной комиссии.

Теперь вспомним, что в имеющемся «Акте проверки и обезжиривания трубопроводов технического воздуха» АПЛ «Курск» от 15 декабря 1999 года подписи членов корабельной комиссии и командира подводной лодки фальшивые. Из этого следует вывод о том, что на «Курске» длительное время системы технического воздуха не эксплуатировались и не обезжиривались. За это время внутри трубопроводов технического воздуха скопились частицы пыли и органических масел, а в переносные воздушные шланги могли попасть мельчайшие частицы грязи, смазки и ворсинки ветоши. Таким образом, пополнение ВВД 11 августа 2000 года было выполнено неочищенным воздухом, и в воздушный резервуар практической торпеды попала вся грязь из воздушных трубопроводов и шлангов, которая скопилась за долгие годы их бездействия.

В инструкции по обращению с перекисью водорода говорится, что при попадании в нее органических масел, металлической стружки и опилок, медных и свинцовых деталей, грязи, пыли и других предметов начинается бурный процесс разложения перекиси, который сопровождается большим выделением тепла и заканчивается взрывом.

11 августа 2000 года, после пополнения ВВД через грязные трубопроводы и шланги, необезжиренный воздух из воздушного резервуара торпеды не мог попасть в резервуар окислителя. При нахождении практической торпеды 65-76 ПВ на стеллаже запирающий воздушный клапан на ней закрыт, а на воздушном курковом кране установлены предохранительные устройства. Вот почему «толстая» торпеда вела себя смирно до 12 августа 2008 года, когда началось приготовление к торпедным стрельбам. Именно после загрузки в торпедный аппарат внутри торпеды началась неконтролируемая реакция разложения перекиси водорода...»

Не те инструкции

Свои выводы о первопричине первого взрыва на АПЛ «Курск» эксперт Рязанцев представил следствию. На стр. 39-40 постановления о прекращении уголовного дела по гибели «Курска» руководитель следственной бригады подполковник юстиции Артур Егиев напишет, что во время осмотра поднятого «Курска» удалось обнаружить «сборник инструкций по хранению, уходу, окончательному приговлению изделий и систем для их обслуживания». Сборник принадлежал капитан-лейтенанту Байгарину, командиру минно-торпедной боевой части. Исследовав сборник, следствие установило: «Инструкции, содержащиеся в вышеуказанном сборнике и касающиеся обслуживания перекисно-водородных торпед, не соответствуют «Инструкции по обслуживанию торпеды» и порядку обслуживания торпедных аппаратов и систем, которые установлены на АПРК «Курск», а применяются для обслуживания торпедных аппаратов, установленных на подводных лодках 671 РТМ проекта, имеющих существенное отличие в порядке эксплуатации и обслуживания во время торпедной стрельбы».

Эксперт Рязанцев сделал однозначный вывод. «Не те» инструкции привели «к роковой ошибке торпедистов АПЛ «Курск».

Она действительно утонула

И все-таки самый главный вопрос - это не причина взрыва перекисной практической торпеды.

Главный вопрос: как вышло, что после взрыва практической торпеды в межбортном пространстве носового отсека затонула самая большая, самая плавучая подлодка в мире, попавшая по этим показателям даже в Книгу рекордов Гиннесса?

Вот что написано в постановлении следователя Егиева: «В момент первого взрыва личный состав первого отсека погиб мгновенно в результате прямого воздействия ударной волны…

Личный состав ГКП (главного командного пункта. - Е. М.) и всего второго отсека также был парализован и выведен из строя в результате баротравм из-за мгновенного повышения давления через открытые захлопки системы общесудовой вентиляции».

Следствие констатирует очень важный факт: большая часть личного состава «Курска» погибла или была контужена после ПЕРВОГО взрыва на «Курске».

Почему? Должно ли так быть? Кто в этом виноват? Эти вопросы следствие явно пытается обойти.

Почему весь командный - второй - отсек был «вырублен» первым взрывом и лодка, оставшись без управления, утонула?

Отвечает само следствие: из-за взрывной волны и мгновенного повышения давления через «открытые захлопки системы общесудовой вентиляции».

Что это значит?

Это значит, что, в то время как «Курск» готовился к торпедной стрельбе, переборка между первым и вторым отсеками была разгерметизирована!

То есть если бы переборка была герметична (как и должно быть), то взрывная волна не могла повредить личному составу 2-го отсека, и лодка бы сохранила управление. Носовой отсек был бы продут воздухом высокого давления, и «Курск» бы всплыл, а не затонул!

Но тогда почему переборка была разгерметизирована в нарушение всех правил?

Вот что говорит эксперт Рязанцев: «Конструкция самой современной атомной подводной лодки такова, что при залповой стрельбе торпедами (одновременная стрельба из нескольких торпедных аппаратов) для предотвращения повышения давления в 1-м отсеке требуется открывать переборочные двери или переборочные захлопки системы вентиляции между 1-м и 2-м отсеками. Такая техническая операция приводит к разгерметизации отсеков подводной лодки в самый опасный момент стрельбы боевыми торпедами. Если учесть, что во 2-м отсеке АПЛ 949 А проекта находится главный командный пункт управления, то получается, что разгерметизация 1-го и 2-го отсеков приводит к угрозе поражения всей подводной лодки даже от незначительной нештатной ситуации в 1-м отсеке».

И опять вопрос: ПОЧЕМУ?

Ответ: «Потому что на нашей самой современной атомной подводной лодке технические решения обеспечения залповой торпедной стрельбы оказались времен 60-х годов XX столетия. Такая технология залповой торпедной стрельбы была на самых первых атомных подводных лодках СССР. Но на этих подводных лодках главный командный пункт АПЛ не находился рядом с торпедным отсеком. (Он находится в 3-м отсеке. - Е. М.)

Торпедисты (или ГКП), учитывая требования заводских инструкций, перед началом практических стрельб открыли переборочные клапаны вентиляции между 1-м и 2-м отсеками. (К сожалению, это распространенная практика на флоте, что подтвердили мне все знакомые моряки. - Е. М.) Через них (клапаны. - Е. М.) ударная волна от взрыва торпеды 65-76 ПВ и попала во 2-й отсек… Весь личный состав 2-го отсека получил тяжелые контузии и оказался в неработоспособном состоянии. (Весьма вероятно - погиб. - Е. М.) Атомная подводная лодка «Курск» через 1-2 секунды после взрыва торпеды 65-76 ПВ оказалась неуправляемой… Конструкторы подводной лодки спроектировали АПЛ 949 А проекта так, что ee живучесть в момент залповой торпедной стрельбы равняется нулю».

Почему следствие к этому - самому главному моменту катастрофы - не возвращается?

Потому что речь идет о серьезных ошибках проектировщиков «Курска», которые и привели на самом деле к трагедии. Проектировщик  - ЦКБ МТ «Рубин». Его сотрудники активно участвовали и в следствии, и в правительственной комиссии по «Курску». Главное! Сразу после трагедии Владимир Путин лично попросил бессменного директора «Рубина» Игоря Спасского поднять затонувший «Курск», и операцию эту расценивали не иначе, как подъем престижа всего Отечества.

Второй взрыв

Вот как реконструирует гибель «Курска» в своей неопубликованной книге Валерий Рязанцев.

После первого взрыва неуправляемая подводная лодка «погружалась все глубже и глубже. Через минуту после первого взрыва дифферент на нос достиг порядка 15-20 градусов. Через две минуты первый отсек был почти весь заполнен водой и дифферент достигал 30-35 градусов. До дна Баренцева моря подводной лодке оставалось пройти порядка 20-25 метров. Через 15 секунд АПЛ К-141 «Курск» на скорости около 3 узлов, с дифферентом на нос 40-42 градуса на глубине 108 метров столкнулась с грунтом. Носовая часть подводной лодки смялась, а трубы торпедных аппаратов разрушились. Чудовищной силы взрыв боевых торпед в торпедных аппаратах и на стеллажах 1-го отсека разорвал прочный корпус АПЛ и, как могучий пресс, спрессовал в одну бесформенную груду металла все оборудование с 1-го по 3-й отсеки и большую часть моряков-подводников».

Ответ Путина Рязанцеву

Прочитав доклад вице-адмирала Рязанцева генпрокурор Устинов положил его на стол Путину. Это было в субботу 25 ноября 2001 года. К Путину был вызван главком Куроедов. Путин спросил Куроедова: «Что вы намерены делать?» Главком вызвался самолично составить «расстрельный» список, и через три часа был подписан указ об увольнении 17 адмиралов и старших офицеров Северного флота и Главного штаба ВМФ. В указе было сказано - за упущения в организации боевой подготовки. Слово «Курск» в указе не звучало.

Далеко не все виновные в гибели «Курска» попали в список Куроедова. Те, кто попал, - получили наказание не по закону, а по понятиям. Эти понятия предусматривали теплые места на гражданке: в Совете Федерации, в полпредстве Северо-Западного федерального округа, в крупном бизнесе и т.п.

Говорить об извлеченных из трагедии «Курска» уроках не приходится: уголовное дело было закрыто, и реальные причины гибели лодки и людей были, по сути, скрыты.

Говорить о раскаянии тоже не приходится. Лучше всего это сформулировал один из старших офицеров Северного флота. Ознакомившись с приказом об отставке, он заявил главкому Куроедову и начальнику Генштаба Квашнину: «Стреляться не буду!» (Этот ответ понравился Квашнину: офицер остался на флоте и стал замглавкома ВМФ.)

И, наконец, еще одно последствие. Недоверие к официальной полуправде о трагедии в Баренцевом море породило невероятно стойкий миф: «Курск» был торпедирован иностранной подлодкой. Миф этот сотворили те, кто должен был нести непосредственную ответственность за трагедию. И поскольку государство не захотело в силу разных причин наказать виновных по закону, а этот миф развеять, он пророс в сознании очень многих граждан России.

1Вице-адмирал Валерий Рязанцев, опытнейший торпедист, прослужил 25 лет на различных типах атомных подводных лодок Тихоокеанского флота, заместитель командующего ТОФ, в 2001 году - заместитель начальника Главного штаба ВМФ России по боевой подготовке. Входил в правительственную комиссию по расследованию причин и обстоятельств катастрофы ПЛ «Курск», которую возглавлял И. Клебанов.

2Практическая (учебная) торпеда 65-76 ПВ представляет собой точную копию боевой торпеды 65-76А, за исключением одной особенности. В практической торпеде нет взрывчатого вещества и взрывателей. Однако энергокомпоненты на практической торпеде идентичны боевой.

3При подготовке материала были использованы фрагменты неопубликованной монографии Валерия Рязанцева «В кильватерном строю за смертью» (http://avtonomka.org/).



1 комментарий

0
Влад Данилов , 10 августа 2012 в 10:45
"Затонула самая большая, самая плавучая подлодка в мире, попавшая по этим показателям даже в Книгу рекордов Гиннесса?" - товарищи, ну давайте будем повнимательнее, все-таки статью на очень серьёзную тему пишете. Самая большая в мире лодка — ПЛАРБ проекта 941 «Акула». Она-то и попала в Гиннесса. Подводное водоизмещение «Курска» в ДВА РАЗА МЕНЬШЕ, а запасы плавучести у них сопоставимые.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться



Этот материал вышел в номере

Опрос

В истории с сестрой Водяновой и нижегородским кафе, что вас больше возмущает

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2015@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Последняя осень

231
Гелий Тужиков: Не повезло Золовкину -- на его "модераторстве" появилось много...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2015@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Партнеры

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама