Расследования / Выпуск № 11 от 16 Февраля 2004 г.

179 ФИНАНСИСТ ХАТТАБА

РАССЛЕДОВАНИЯ

16.02.2004

Прошло полтора года со дня похищения руководителя швейцарской миссии «Врачей без границ» в Дагестане голландца Арьяна Эркеля. Это произошло поздно ночью 12 августа 2002 года на окраине Махачкалы, когда миссионер выходил из дома своей переводчицы. С первых дней я начал свое журналистское расследование, первоначально предполагая, что похищение Арьяна Эркеля — дело российских спецслужб. Для этого были определенные основания.

 

Эркель был свободен в общении. Он встречался с представителями оппозиции нынешним властям Дагестана, интересовался военными объектами, и управление ФСБ по

Дагестану организовало контроль за деятельностью Эркеля. Вскоре наблюдатели от спецслужб заметили, что, кроме них, за передвижениями Эркеля следят и люди из криминального мира. После чего Арьян Эркель был неоднократно неофициально предупрежден сотрудниками ФСБ об опасности похищения.

Отдел по борьбе с организованной преступностью МВД Дагестана, возглавляемый полковником Ахмедом Кулиевым, предложил миссионеру охрану. Эркель отказался. Вскоре после этого он и был похищен на глазах у наблюдавших за ним офицеров спецслужб.

Подробное расследование обстоятельств этого похищения было опубликовано нами в материале «Из жизни двойных агентов» («Новая» № 80 от 27 октября 2003 года). В нем я пришел к выводу, что в похищении Арьяна Эркеля принимали участие люди, чьих родственников ФСБ использовала (скорее всего, втемную) для ликвидации террориста Хаттаба весной 2002 года.

 

Он убил Хаттаба

Уроженец аварского селения Гимры Унцукульского района Дагестана тридцатилетний Ибрагим Магомедов был близким и доверенным человеком Хаттабу — его связным с финансировавшими чеченских боевиков международными террористическими организациями. По фальшивому заграничному паспорту на имя Ибрагима Алаури Магомедов постоянно через Азербайджан летал в Турцию, а оттуда — в арабские страны, где и получал большие денежные суммы, обеспечивая их транспортировку через Азербайджан и Дагестан в Чечню.

Деятельность Ибрагима Магомедова попала в поле зрения дагестанских спецслужб. Через своего брата Гази-Магомеда Ибрагим познакомился с офицером ФСБ, который, в частности, оказывал ему немало услуг при переходе границы и обеспечил передачу Хаттабу через Ибрагима того самого ядовитого конверта, раскрыв который, «черный араб» скоропостижно скончался.

После смерти Хаттаба Ибрагим Магомедов получил некоторую передышку и использовал ее для того, чтобы наконец жениться. Но прямо на свадьбу, которая проходила в Гимрах, явились гости из Чечни. Ибрагим получил приказ немедленно выехать в очередную командировку по известному маршруту. И по возвращении из Турции в Азербайджан был убит на окраине Баку. Факт ликвидации убийцы Хаттаба Ибрагима Магомедова (Алаури) как предателя был подтвержден его родственниками, а также Басаевым и Удуговым.

У меня есть все основания предполагать, что одним из тех людей, с кем встречался покойный Ибрагим в Объединенных Арабских Эмиратах и Саудовской Аравии, был организатор «Исламской партии возрождения» Дагестана (основана в конце 80-х годов), исповедующей идеологию ваххабизма, Багаутдин Магомедов. Именно эта фигура стала одной из заглавных в сегодняшнем чеченском конфликте.

 

«Старый знакомый» Дмитрия Рогозина

В начале 90-х годов теперь уже прошлого века в домах известных в Дагестане мусульманских проповедников устраивались чаепития, на которых велись идеологические споры между сторонниками традиционного ислама и ваххабизма. Один из участников этих чаепитий — сторонник традиционного ислама — рассказывал мне, что самыми яркими выступлениями на этих «вечерах» отметились Багаутдин Магомедов и его младший сводный брат Абас Кебедов — уроженцы Цумадинского района Дагестана.

Абас вырос в ученого и в настоящее время зарабатывает себе на хлеб преподавательской деятельностью в Египте.

Багаутдин не ограничился теорией. Он вместе со своими сторонниками принял участие с оружием в руках в первой чеченской кампании на стороне незаконных бандформирований. А в период с 1996-го по 1999 год был главным организатором похищений людей в Дагестане.

При этом Багаутдин заявлял, что похищение военнослужащих, журналистов, евреев, граждан иностранных государств и даже соплеменников, выступающих против ваххабизма, оправдано обстоятельствами и согласуется с идеологией ваххабизма. За свои высказывания и бандитские действия Багаутдин подвергался критике настоящих идейных сторонников ваххабизма, в том числе и своего брата.

Но, видимо, Багаутдин посчитал, что зарабатывать сотни тысяч и даже миллионы на похищениях людей гораздо выгоднее, чем на проповедях.

Среди похищенных бандой Багаутдина были врачи — отец и сын Шварцы (сын был выкуплен, отца убили); американец Грег, преподававший в одном из вузов Махачкалы (удалось освободить после передачи выкупа); дагестанский журналист (еврей по национальности) Сергей Семендуев, судьба которого по сей день неизвестна; 14-летний еврейский мальчик Володя Фаиль, его чудом удалось вырвать из ямы братьев Ахмадовых в Урус-Мартане, где он сидел вместе с капитаном III ранга Андреем Астраницей из каспийского погранотряда, корреспондентом ИТАР-ТАСС Владимиром Яцыной и другими заложниками.

На Багаутдина работали несколько групп боевиков.

Братья Ибрагим и Гази-Магомед (по прозвищу Гимринский) Магомедовы также имели отношение к банде Багаутдина. Есть информация, что и на Хаттаба братьев вывел их однофамилец и старший товарищ Багаутдин.

За месяц до августовского 1999 года нападения банд Хаттаба и Басаева на Дагестан судьба предоставила Багаутдину возможность прославиться на всю Россию, а может быть, и на весь мир.

Он мог легко захватить в заложники сразу четырех депутатов Государственной Думы России и двух генералов: генерала Гришина из ВВС и первого замначальника ГУБОПа, находившегося в этот момент в Дагестане, а также целую группу помощников депутатов, офицеров МВД и журналистов.

Дело было так. Лишенный статуса неприкосновенности (за пособничество убийцам милиционеров и захват Госсовета республики) депутат Государственной Думы России, председатель Союза мусульман России и друг Дмитрия Рогозина Надир Хачилаев пригласил его и еще нескольких депутатов Госдумы в селение Зондак Ножай-Юртовского района Чечни. Здесь Хачилаев скрывался от правосудия. Хачилаев обещал депутатам, что передаст им в присутствии прессы и телевидения похищенных бандитами из Чечни православных священников.

Этот акт должен был подчеркнуть гуманность Надира Хачилаева, спасающего людей из неволи, что значительно облегчало бы его участь в будущем и сыграло бы на пользу депутатам в очередной предвыборной кампании. Кстати, дальновидный Хачилаев приглашал не четырех, а гораздо больше депутатов, в том числе и Иосифа Кобзона, и нашего Юрия Щекочихина. Но Щекочихин и Кобзон отказались принимать участие в этой показухе.

Когда высокопоставленные представители власти прибыли к Хачилаеву в Зондак, их окружила банда Багаутдина. Никаких заложников Надиру Хачилаеву освободить в тот день не удалось, так как он не сумел договориться о цене с братьями Ахмадовыми, державшими заложников в Урус-Мартане. Зато нависла угроза над гостями. Более часа Надиру и его брату Магомеду пришлось уговаривать Багаутдина не похищать знатных господ. В конце концов Багаутдин уступил Надиршаху Хачилаеву — отпустил депутатов, генералов и журналистов и не стал знаменитым.

 

Наследник Багаутдина

Мало кто за пределами Дагестана знает, что рейд Басаева и Хаттаба на Дагестан в августе 1999 года был спровоцирован именно Багаутдином.

После разгрома боевиков Багаутдин сбежал и сейчас скрывается где-то между Саудовской Аравией и Арабскими Эмиратами. Но со своими друзьями и соратниками в Дагестане он поддерживает отношения.

Среди них Гази-Магомед (Гимринский) — брат покойного Ибрагима Магомедова. Наши источники в правоохранительных органах Дагестана и в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью считают, что братья осуществили первоначальное накопление капитала именно на похищениях людей и на исполнении киллерских заказов.

Есть предположение, что после казни невольного убийцы Хаттаба Ибрагима Багаутдин заступился за его брата Гази-Магомеда, который обязался пополнить казну террористов после смерти «черного араба».

Тем временем Гази-Магомед Магомедов значительно повысил свой официальный статус. С прошлой весны он — депутат Народного собрания Дагестана от Унцукульского района. Кроме того, Гази-Магомед получил диплом Сан-Маринского университета. А сейчас у Гази-Магомеда появился свой шанс прославиться.

Для этого он должен помочь в освобождении Арьяна Эркеля. Я уверен, это в его силах и его власти.

Впрочем, думаю, что при том раскладе сил, который сложился сегодня, это не только шанс для Гази-Магомеда, его заместителя Серажутдина Серажутдинова и всей их команды спасти швейцарского миссионера, но и спасти себя.


0 комментариев


Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться


Этот материал вышел в номере

Опрос

Что представляет большую угрозу России?

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2015@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2015@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Партнеры

Тви-новости

Реклама

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама