Расследования / Выпуск № 55 от 26 мая 2010 г.

8769 Список Магнитского. Расшифровка

Часть 1 Подполковник Кузнецов

26.05.2010

Уже месяц прошел с того момента, как американские сенаторы и конгрессмены потребовали лишить права на въезд в США 60 российских судей, налоговиков и сотрудников правоохранительных органов, включая замгенерального прокурора, начальника Следственного комитета МВД РФ и начальника департамента экономической безопасности ФСБ РФ. Их обвиняли в коррупции или потворстве ей, а также в причастности к смерти юриста Сергей Магнитского или в том, что они ее допустили. Список был полностью опубликован в «Новой» (№ 49 от 12 мая), его активно обсуждали российские и западные СМИ. В адрес людей, попавших в этот список, и по поводу самой ситуации сделали резкие заявления представители европейских институтов власти. Власти российские до сих пор никак не отреагировали на обвинения. Мало того, уголовное дело, связанное с Hermitagе Capital, по-прежнему расследуется и по-прежнему теми же людьми.

«Новая» решила компенсировать молчание российских силовиков. Мы начинаем расшифровывать этот список, а также разбираться в том, каким образом и кто на самом деле похитил из российского бюджета миллиарды рублей.

Из заявления С.Л. Магнитского, написанного в камере СИЗО

«Осуществляемое в отношении меня уголовное преследование <…> является репрессивной мерой, целью которой является наказание меня за помощь, которую я оказывал своему клиенту в отношении расследования обстоятельств похищения принадлежащих клиенту ООО «Р[илэнд. — Здесь и далее расшифровка «Новой»]», «М[ахаон]», «П[арфенион]». <…> Мне стало известно о возможной причастности к хищению сотрудников МВД РФ, а также о том, что похищенные компании впоследствии были использованы злоумышленниками для хищения из государственной казны суммы налогов в размере 5,4 млрд рублей <…>.

Так, мне известно, что весной 2007 года о/у (оперуполномоченный. — Прим. ред.) УНП при ГУВД по г. Москве Кузнецов по телефону связывался с моим клиентом и предлагал решить какие-то проблемы, которые он обещал урегулировать, если ему предоставят то, о чем он просит. Получив отказ в том, К[узнецов] организовал возбуждение уголовного дела по надуманным основаниям, проведение обысков в офисах Н[ermitage] и F[irestone] D[ancun] <…>. В ходе обысков были изъяты оригиналы всех учредительных и регистрационных документов, без которых невозможна перерегистрация юридического лица, оригиналы печатей и другие документы компаний. Непосредственно после изъятия указанных документов и печатей злоумышленниками началась деятельность по перерегистрации ООО «Р[илэнд]», «М[ахаон]», «П[арфенион]» на подставных лиц, которыми впоследствии были сфабрикованы подложные документы, с помощью которых в арбитражных судах г. Москвы, Казани и Санкт-Петербурга были получены судебные решения, позволившие злоумышленникам потребовать возврата из бюджета ранее уплаченных указанными обществами налогов, суммы которых впоследствии были расхищены злоумышленниками.

Я считаю, что именно сфабрикованное по инициативе К[узнецова] уголовное дело позволило изъять учредительные и регистрационные документы похищенных обществ <…>. Именно К[узнецов] фактически определял ход расследования, он самостоятельно вызывал свидетелей на допросы, используя предоставляемые ему подписанные следователем Карповым бланки повесток. Он же фактически определял, какие вопросы нужно задавать свидетелям во время допросов, сам проводил допрос <…>, рассылал запросы в банки и депозитарии с целью отыскать активы, принадлежащие компаниям, которые были похищены, но которые в то время не проходили ни по одному уголовному делу.

Этот же о/у К[узнецов] осуществлял оперативное сопровождение по делу № 374015, возбужденному СК при П[рокуратуре] по факту хищения компаний. Им же осуществлялось оперативное сопровождение по уголовному делу, по которому я привлечен в качестве обвиняемого, и я считаю, что уголовное преследование меня является местью со стороны указанного лица за то, что во время встреч со следователем СО ЮАО СК при П[рокуратуре] РФ Гордиевским я сообщил ему об указанных обстоятельствах и высказал мнение о том, что К[узнецова] следовало бы допросить об обстоятельствах похищения «Р[илэнда]», «М[ахаона]», «П[арфениона]», а не позволять ему осуществлять оперативное сопровождение дела, расследуемого Гордиевским.

О прямой личной заинтересованности К[узнецова] в осуществлении моего незаконного уголовного преследования говорит и то, что практически все документы, которые были сфабрикованы для оправдания моего заключения и содержания под стражей, были составлены сотрудниками УНП, являющимися подчиненными К[узнецова]: Дрогановым, Кречетовым, Топчинским, и сфабрикованы, очевидно, по указанию Кузнецова. <…>

Я считаю, что К[узнецов} и другие вступившие с ним в сговор сотрудники правоохранительных органов могли быть причастны к хищению ООО «Р[илэнд]», «М[ахаон]», «П[арфенион]» и последующему хищению 5,4 млрд рублей из бюджета и были крайне заинтересованы в пресечении моей деятельности <…>.

Я уверен, что мне намеренно создаются такие невыносимые условия с ведома следствия. Я уверен, что единственной возможностью прекратить все эти издевательства надо мной, это согласиться с надуманными обвинениями, оговорить себя и других лиц.

Я не доверяю следствию, считаю всех членов следственной группы исполнителями чьего-то преступного заказа. Я не признаю за собой никакой вины, я не совершал никаких преступлений, в том числе тех, которые мне инкриминированы <…>».

С чего все началось

Мы намеренно пока не будем ввергать читателя в хитросплетения ООО, офшоров, подставных директоров и мутных решений судов. В свое время «Новая» уделит внимание всей мошеннической схеме, от которой пострадали не только компании, связанные с Hermitagе Capital, но и множество других. Начнем же с действующих лиц и исполнителей этой криминальной драмы.

Итак. В Москве действовал филиал известной инвестиционной компании Hermitagе Capital. Компанию, которая консультирует иностранных инвесторов — в том числе и «родной» фонд Hermitagе — по поводу российских ценных бумаг, возглавляет Уильям Браудер. В России у фонда множество «дочек», что свойственно не только компаниям, работающим с акциями, как Hermitagе Capital или любым другим российским брокерам, но и гигантам отечественной нефтегазовой отрасли, — отечественная специфика. Юридическую поддержку Hermitagе Capital, фонда Hermitagе и его «дочек», клиентов и ряда партнеров осуществляет компания Firestone Duncan. Именно в этой конторе, сотрудничающей еще с доброй полусотней фирм, и работал юрист Сергей Магнитский. При этом стоит отметить, что и «дочки» фонда Hermitagе, и сама компания Hermitagе Capital платят налоги в российский бюджет и тем самым засвечивают немалую прибыль. И вот это как раз для России неспецифичная манера ведения бизнеса.

А еще в Москве существует ГУВД и Управление по налоговым преступлениям при нем — там трудится подполковник Артем Константинович Кузнецов, 1975 года рождения.

Пути всех этих юридических и физических лиц пересеклись в 2006 году. Из показаний Магнитского, данных им еще в качестве свидетеля (5 июня 2008 года), следует, что подполковник Кузнецов позвонил в офис Hermitagе Capital по поводу ООО «Камея» (которое является клиентом, с одной стороны, Firestone Duncan, а с другой — Hermitagе Capital) и поинтересовался, как идет бизнес.

«Со слов генерального директора ООО «Камея» Черкасова И.С. мне известно, что в конце мая 2006 года (здесь и далее — выделено «Новой») сотрудник УНП при ГУВД по г. Москве Кузнецов А.К. пытался связаться и запросить первичную документацию по компании «Камея». <…> Уполномочили моего знакомого Сандакова А.А. встретиться с Кузнецовым А.К., дать необходимые объяснения. <…> Сандаков встречался с Кузнецовым А.К. в начале или середине лета 2006 года. Со слов Сандакова я знаю, что Кузнецов А.К. интересовался деятельностью указанных ООО <…>, задавал вопросы о том, откуда поступали денежные средства, куда направлялись <…>».

Здесь стоит сделать ремарку и допуск. Ремарка: Hermitagе Capital в этот момент начала уже сильно раздражать российские власти своим интересом к акциям Сбербанка, «Газпрома», а главное — «Сургутнефтегаза», считающегося кошельком топ-менеджмента правительства. Согласно сложившимся бизнес-понятиям, всерьез оперировать ценными бумагами этих «стратегических» столпов российской экономики могли лишь «свои» инвестиционные компании, имеющие тесные связи с властью и контролеров в виде офицеров действующего резерва ФСБ на руководящих должностях. Допуск: опер ГУВД никогда не полезет в эти сферы, если на то не получит санкции или указания.

Судя по всему, всю вторую половину 2006 года в УНП по чьему-то указанию идет сбор исходной информации. И 17 февраля 2007 года, как нам стало известно от бывших сотрудников ГУВД, подполковник Кузнецов позвонил уже в офис Hermitagе Capital с неким предложением. Как говорят, был отшит.

А 28 мая 2007 года возбуждается уголовное дело против клиента Hermitagе Capital — уже ранее прощупанного ООО «Камея», по факту якобы незаконного применения льготной ставки по налогам. Это ООО занимается торговлей российскими ценными бумагами, когда-то было зарегистрировано в Калмыкии (с 2004 года — в Москве), имеет учредителей с Кипра, уставный капитал 6 153 502 рубля и большую прибыль — то есть по неким формальным признакам действительно может заинтересовать правоохранительные органы. Мы тоже не будем уверять читателей в пушистости его деятельности, а посмотрим на события с точки зрения их последовательности и документальной обоснованности. И станет понятно, что само ООО «Камея» никого не интересует.

4 июня 2007 года подполковник Кузнецов и еще три десятка сотрудников ГУВД Москвы проводят синхронные обыски и выемки документов не в ООО «Камея», а в московских офисах Hermitagе Capital, что на Павелецкой, и Firestone Duncan. Изъяты: серверы, процессоры персональных компьютеров, правоустанавливающие и конфиденциальный файлы и документы, а также печати, оригиналы уставов, оригиналы свидетельств о регистрации юрлица, оригиналы свидетельств о постановке на учет в налоговом органе — и не ООО «Камея», а трех фирм, принадлежавших фонду Hermitagе, которые хранились в Firestone Duncan. Эти компании — «Рилэнд», «Парфенион», «Махаон» — «дочки» фонда Hermitagе, которые совокупно заплатили налог на прибыль за 2006 год в размере 5,4 млрд рублей. Читателям следует запомнить эти цифры, а нам стоит пояснить: все эти маски-шоу проходили почему-то под предлогом расследования уголовного дела, возбужденного в отношении ООО «Камея», которое было клиентом Hermitagе Capital, находилось под ее управлением, но не имело никакого отношения к «махаонам» и «парфенионам».

Раз уж эта самая «Камея» стала камнем преткновения, заметим, что в ноябре 2007 года налоговые органы проверили деятельность этой компании и не выявили никаких нарушений, а дополнительная выверка с налоговой инспекцией № 7, наоборот, установила, что «Камея» переплатила в бюджет 3 млн рублей.

С какого тогда перепоя в компании ее партнеров завалились сотрудники милиции? Ответим: согласно не перепою, а справке (от 4 мая 2007 года), подписанной главным специалистом, ревизором УНП ГУВД старшим лейтенантом Малафеевой.

Впрочем, выводы видного эксперта Малафеевой затем были опровергнуты не только налоговой инспекцией, но и начальством из ФНС и Минфина, которые разъяснили: компания делала все по закону (документы в редакции есть). И вот вопрос: менты в финансах разбираются лучше?

Думается, что вряд ли. Просто, раз платит налоги, может заплатить и отступные… Впрочем, это лишь предположение, как и то, что «Камею» стали трясти для того, чтобы подобраться к деньгам Hermitagе Capital.

И вот совпадение: в августе 2007 года из ведомства подполковника Кузнецова в ряд крупнейших банков уходят запросы на предмет 14 компаний, связанных с Hermitagе Capital, — требуют банковские выписки, договоры…

Напомним, именно после масок-шоу 4 июня 2007 года все уставные документы и печати трех «дочек» фонда Hermitage — «Рилэнда», «Парфениона», «Махаона» — были изъяты Кузнецовым и его сотрудниками.

А теперь о странных стечениях обстоятельств. 30 июля 2007 года решением Арбитражного суда Республики Татарстан эти три компании (назовем их для простоты «махаоны») каким-то образом были переданы в собственность некоему ООО «Плутон» на основании, как потом выяснилось, поддельных доверенностей, заверенных, правда, настоящими печатями. А в самих компаниях происходит смена собственников и директоров, которые начинают заключать фиктивные договоры, ставя на них оттиски изъятых печатей и предоставляя копии изъятых уставных документов.

Что делали с печатями и уставными документами в ГУВД? Официальный ответ на этот счет таков: действительно, и печати, и документы так долго находились у сотрудников милиции, потому что обнаружился их большой объем и осмотр смогли закончить лишь в октябре 2007 года. То есть получается: пока с документами совершали следственные действия, они каким-то сверхъестественным способом использовались для смены собственников компаний и заключения каких-то договоров.

И в августе — ноябре 2007 года против трех этих «махаонов» было подано 10 исков в трех регионах — Москве, Санкт-Петербурге и Казани — на общую сумму 1,26 млрд долларов. Иски соорудили компании, которые якобы заключали договоры с уже украденными к тому времени «махаонами», представители которых в суде моментально подтверждали: «Мы — козлы, не выполнили условия договора, готовы вернуть деньги». И, естественно, «проиграли» своим подельникам эти 1, 26 млрд долларов. Так только Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области в ноябре 2007 года взыскал с украденных у Hermitagе фирм 2 млн 800 тысяч рублей, 7 557 858 000 рублей и 1 669 479 000 рублей, то же — в Москве и в Татарстане.

Однако, понятно, что это пока еще не совсем живые деньги, а всякие там взаимозачеты, в подробности которых пока никого макать не будем. Вопрос-то, как на этом заработать реальные деньги, которые можно перевести куда-нибудь за рубеж? Очень просто, если, конечно, есть знакомые в налоговых органах.

Арбитражные суды в своих решениях сообщают: сделка такая-то не состоялась. Компания-«терпила» пишет заявление в налоговую инспекцию: сделки-то не было, вот — решения суда, а налоги с нее мы заплатили — верните уплаченное по глупости, плиз.

Если вы когда-нибудь имели дело с налоговой инспекцией, то вы поймете всю фееричность дальнейшего. Заявления эти направляются в налоговую в начале декабря — сумма как раз та, которую мы просили запомнить: 5,4 млрд рублей (именно ее в реальности заплатили «махаоны», когда еще принадлежали настоящим владельцам), а 24, 25 и 28 декабря 2007 года тремя траншами все возвращается заявителям — до нового года миллиарды поступили мошенникам на новые счета компаний, открытые за несколько дней до этой операции. А в течение января-февраля исчезли со счетов украденных компаний в пока неизвестном, скорее всего, заграничном направлении. При этом, чтобы не углубляться, только одна сноска: новыми — номинальными — «собственниками» украденных компаний стали люди, ранее отбывавшие срок за убийства, из числа милицейской агентуры. Кто реальный собственник? Вряд ли подполковник Кузнецов, изъявший печати и уставные документы, — звездочек и просветов на погонах маловато…

Как все вскрылось…

Когда в декабре 2007 года все это вскрылось, в адрес Генпрокуратуры, СКП и МВД посыпались заявления о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества от реальных владельцев «махаонов», они же обжалуют и решения арбитражных судов. Hermitagе открыто обвиняет сотрудников ГУВД Москвы, в том числе и Кузнецова, в пособничестве мошенникам.

5 февраля 2008 года СКП возбуждает-таки уголовное дело № 374015 по этим заявлениям. Однако оперативное сопровождение расследования, как утверждал Магницкий, осуществляет все тот же подполковник Кузнецов и его люди. Хотя оперативники, если соотнестись с буквой закона, должны были давно поменять процессуальный статус как минимум на свидетельский. Но оперативники все равно обиделись.

8 февраля 2008 года «империя наносит ответный удар»: три краденых «махаона» перепродаются за 18 тысяч рублей некому гражданину из Новочеркасска, который моментально их ликвидирует. А сотрудники подполковника Кузнецова вылетают в Калмыкию (где ранее были зарегистрированы компании фонда Hermitage и ООО «Камея»), итог поездки: в течение одного дня — 27 февраля — было возбуждено два уголовных дела в отношении главы Hermitagе Capital Браудера, ему были предъявлены заочные обвинения, а сам он сам объявлен в розыск.

5 июня 2008 года. Допрашивают юриста Магнитского. Вот, в частности, что он рассказывает следователю С.Е. Гордиевскому: «Утром 4 июня 2007 года мне позвонил Джемисон Файерстоун (руководитель Firеstone Duncan. — С. С.), который сообщил мне, что в помещениях филиала «Файерстоун Данкен («СиАйЭс») Лимитед» проводится обыск силами 30 сотрудников милиции. Через несколько минут мне позвонили из филиала «Эрмитаж Кэпитал (Раша) Сервисез Лимитед» и сообщили, что в офисе их филиала также проводится обыск и возглавляет его Кузнецов А.К. <…> мне известно, что у сотрудников милиции были списки с названиями около 20 компаний, в том числе ООО «Рилэнд», ООО «Парфенион», ООО «Махаон», и они изымали все документы, которые касались компаний из их списка. <…> В самом протоколе не указано, какие именно документы были изъяты <…>. Со слов Сандакова мне известно, что, когда он с адвокатом прибыли на допрос в ГСУ ГУВД Москвы к следователю Карпову П.А., в кабинете находились Карпов П.А. и Кузнецов А.К. Допрос вел Кузнецов А.К., а следователь лишь записывал вопросы и ответы».

24 июля 2008 года стало уже всем известно (из газеты «Ведомости»), как налоговые органы вернули новым «хозяевам» «махаонов» миллиарды. Тут, к бабке не ходи, понятно, что юристы Hermitagе приняли решение о публичной защите. И как следствие — попытка возбудить уголовные дела на юристов. Для того подтягиваются дополнительные силы из тех регионов, в которых суды принимали удивительные решения на основании подложных документов.

11 августа 2008 года — сотрудник МВД Татарстана Уржумцев просит Вахитовский суд Казани разрешить ему обыск у московского адвоката Хайретдинова, представляющего интересы Hermitagе Capital и требовавшего возбудить уголовные дела против мошенников. Дело возбуждают — против адвоката, а поскольку Уржумцев полагает, что в офисе юриста находятся оригиналы неких изобличающих документов, суд санкционирует и обыск.

18 августа 2008 года из Лондона в офис адвоката Хайретдинова отправляется некая посылка. Ее отправил один из липовых хозяев «махаонов».

20 августа 2008 года, 16.56 — посылка в офисе адвоката.

20 августа 2008 года, 18.20 — начинается обыск, посылка изъята. Ее никто не вскрывал, потому, наверное, что изначально известно: там именно те «документы», которые и планировалось изъять и о которых говорилось в Вахитовском суде еще до того, как посылка была отправлена из Лондона.

7 октября 2008 года. Из объяснений С.Л. Магнитского, данных следователю по ОВД СО по ЮАО СУ СК при прокуратуре РФ по г. Москве. Опрос касался как раз деятельности адвоката Хайретдинова, которому необходимо отбить желание искать мошенников и их хозяев. Но Магнитский говорит о Хайретдинове то, что следователей не устраивает. Мало того, он под протокол рассказывает о всех деталях преступной схемы и называет фамилии липовых директоров, странных адвокатов, разъясняет обстоятельства принятия судами удивительных решений в пользу мошенников и приобщает к материалам дела целую гору документов. А также полностью подтверждает показания против Кузнецова и других оперативников и следователей, данные еще летом.

«…Я рассматриваю саму постановку вопроса о действительности доверенностей, выданных адвокату Хайредтинову Э.М. <…>, как провокацию, направленную на дискредитацию законной адвокатской деятельности адвоката Хайретдинова, как имеющую цель дать возможность уйти от ответственности лицам, действия которых были разоблачены в результате действий адвоката Хайретдинова на основании указанных доверенностей».

24 ноября 2008 года — арест Магнитского подчиненными Кузнецова. И те же самые сотрудники, обвиненные Магнитским в совершении преступлений, занимаются оперативным сопровождением уголовного дела, возбужденного против самого Магнитского. Как пишет он сам, от него требуют отказаться от показаний на Кузнецова и других сотрудников ГУВД, не выпускают под залог, создают те пыточные условия, о которых теперь известно всем. А Магнитский подает 450 жалоб (ни одна не удовлетворена), и 13 октября 2009 года, уже будучи смертельно больным, полностью повторяет свои показания.

16 ноября 2009 года — Сергей Магнитский умер.

Начинается международный скандал, президент Медведев требует расследовать обстоятельства смерти юриста, летят головы начальников из ФСИН. К весне 2010 года страсти чуть утихают. И 9 марта — замруководителя СК при МВД Матвеев утверждает постановление следователя Сильченко о продлении сроков следствия по «делу Hermitagе Capital»: следствие намерено арестовать партнера Hermitagе Capital — Ивана Черкасова (руководителя той самой «Камеи») — и допросить 15 человек из Hermitagе Capital и Firеstone Duncan, в которой работал Магнитский. 30 марта в почтовым ящике Черкасова — повестка, к нему в квартиру ломятся сотрудники милиции.

И все это, несмотря на заявления сенаторов и госдепа, общественное возмущение в России и на пакет поправок, внесенных президентом Медведевым, который этими законодательными инициативами отреагировал на «дело Hermitagе Capital». Смысл поправок: запретить МВД самостоятельно возбуждать уголовные дела по налоговым преступлениям. Подобной «самостоятельности» сотрудников МВД может быть три объяснения: то ли совсем обнаглели, то ли имеют очень серьезных покровителей, то ли нечего терять и остается переть до конца, чтобы не сесть. А скорее — все эти три обстоятельства вместе.

Что теперь

Абсолютно непонятно, в каком состоянии находится уголовное дело № 374015, возбужденное СКП по заявлению о хищении «махаонов». Ничего не известно о том, ищет ли кто-нибудь украденные из бюджета деньги. Нет данных и о наличии хоть какой-нибудь служебной проверки в отношении того же Кузнецова, который ушел на повышение и теперь работает в ДЭБ МВД.

Мы отправили запрос в Министерство внутренних дел. Нам хотелось узнать: в каком состоянии находится уголовное дело ООО «Камея», имеет ли к нему по-прежнему отношение подполковник Кузнецов, подавал ли Кузнецов декларацию о своих доходах и доходах членов своей семьи?

Мы спрашивали: правда ли, что мама подполковника Кузнецова — Л. Г. Кузнецова — как раз в 2007 году стала собственником автомобиля Landrover Freelander2, 2007 года выпуска, темно-красного цвета, госномер е043ун177, приблизительная стоимость которого — от 46 до 65 тысяч долларов?

Мы спрашивали: правда ли, что Л. Г. Кузнецова в том же 2007 году стала собственником квартиры общей площадью 154,5 кв. м в элитном комплексе «Вертикаль», что на улице Давыдковская, дом 3, неподалеку от Рублевского и Можайского шоссе (регистрационный номер права 77-77-23/005/2007-1); примерная стоимость — от 1 млн 570 тыс. долларов до 1 млн 640 тыс. долларов?

Мы спрашивали: правда ли, что Кузнецова Л.Г. в ноябре 2007 года стала собственником и трех смежных земельных участков в Ногинском районе Москвы (кадастровые номера: 50:16:05 02 010:0027, 50:16:05 02 010:0030, 50:16:05 02 010:0031) — 47, 28 сотки совокупной площади, примерная стоимость от 182 тыс. до 198 тыс. долларов?

Мы спрашивали: правда ли, что отец подполковника Кузнецова — К.А. Шавердян — как раз в ноябре 2007 года стал собственником квартиры общей площадью 83,5 кв. м, в элитном комплексе «Созвездие капитал», что на Шаболовке, дом 23 (регистрационный номер права 77-77-23/086/2007-264), примерная стоимость которой от 850 тыс. до 920 тыс. долларов?

Мы спрашивали: какое отношение имеет подполковник Кузнецов к госпоже Н.Г. Никифировой, правда ли, что она является его гражданской женой и в 2008 году стала собственником автомобиля Landrover Range Rover белого цвета, госномер о0520097, приблизительная стоимость — от 108 тыс. до 131 тыс. долларов; а также — автомобиля Мерседес-Бенц SLK200 Kompressor, красного цвета, госномер а152аа77, приблизительная стоимость — от 78 до 81 тысяч долларов?

Нас интересовало: пользуются ли этой собственностью только вышеперечисленные лица, или она на них только зарегистрировано, а живет в квартирах и катается на автомашинах сам подполковник Кузнецов?

Пока мы не получили ответа на свое письмо. А потому — вдогонку — порекомендуем Управлению собственной безопасности МВД сделать запрос в пограничную службу, чтобы уточнить: выезжал ли подполковник Кузнецов в тот период, когда осуществлял оперативное сопровождение по «делу Магнитского», сидевшего в СИЗО, отдыхать в Дубайи, отмечать Новый год на Кубе, в течение трех недель осматривать достопримечательности Франции, летал ли на частном самолете на Кипр и трижды в Италию? А к ответу, если все-таки он будет, непременно стоит добавить примечание: какова зарплата подполковника Кузнецова, пусть даже вместе с премиальными и выслугой лет?

Если все это правда, то сколько тогда заработали генералы?

Комментарий

Джемисон Файерстоун, глава компании Firestone Duncan:

— Какую роль, на ваш взгляд, согласно тому расследованию, который проводил ваш подчиненный Сергей Магнитский, сыграл оперативник ГУВД Артем Кузнецов в истории с мошенничеством и похищением компаний, принадлежавших Hermitage?

— Подполковник Кузнецов — это ключевой игрок на переднем крае, за кем прячутся все другие. Основная роль, которая отводилась Кузнецову, состояла в изъятии документов и печатей компаний фонда Hermitage для мошенников и дальнейшее сопровождение их деятельности с целью блокирования возможных расследований этих преступлений.

По сути, он непосредственно осуществлял «силовое прикрытие» преступления. Именно на основании его рапортов возбуждались безосновательные уголовные дела, включая самое первое дело против ООО «Камея», при помощи которого преступники смогли получить доступ к документам российских компаний фонда Hermitage. Кузнецов лично участвовал в большинстве следственных действий, в том числе в обысках, когда были изъяты документы принадлежащих фонду Hermitage компаний, которые после этого были украдены, путем незаконной перерегистрации их на Виктора Маркелова, ранее осужденного за убийство. После чего был организован незаконный возврат ранее уплаченных этими компаниями налогов из госбюджета в размере 5,4 миллиарда рублей.

Ранее, еще в 2006 году, Кузнецов вместе с Маркеловым и другими сотрудниками ГСУ ГУВД были подозреваемыми в деле о похищении бизнесмена Федора Михеева и вымогательстве 20 миллионов американских долларов. Поэтому  здесь важно осознать то, что Кузнецов и Маркелов знали друг друга.

Затем Кузнецов был бессменным членом всех следственных бригад во всех делах, организованных против фонда Hermitage, даже и в тех, которые были возбуждены в отношении мошенников по заявлению самого фонда. Для того чтобы адвокаты, представляющие интересы фонда, не мешали Кузнецову, он развязал против них войну. Так, по рапорту того же Кузнецова из прекращенного дела в отношении кражи компаний фонда было выделено другое дело уже против адвокатов фонда Hermitage, которые пытались вернуть фонду украденные у него компании.

Обвинение было абсурдно, адвокатам вменялось в вину то, что они использовали доверенности, выданные им банком HSBC — настоящим собственником компаний, чего, по мнению Кузнецова, они делать не могли, так как настоящим владельцем компаний на основании поддельной записи в ЕГРЮЛ уже значился Маркелов. Кузнецов дал понять адвокатам, что они будут арестованы, — и они были вынуждены покинуть Россию.

P.S. Господин Уильям Браудер оказался не доступен для комментариев.

(Продолжение следует)





Этот материал вышел в номере

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Книга Евгения Бунимовича «Выбор»

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама