Расследования / Выпуск № 48 от 7 Июля 2008 г.

315 Дело Козлова. Часть I

Доносы

07.07.2008

Мы начинаем публикацию собственного расследования дела об убийстве первого зампреда ЦБ Андрея Козлова. Мы полагаем это делом огромной общественной важности, поскольку впервые в России был убит чиновник такого уровня, и убит потому, что не брал взяток и боролся с отмыванием денег.

В части первой — «Доносы» — мы предлагаем вашему вниманию фрагменты  документа, по форме похожего на письмо Алексея Френкеля, хозяина ВИП-банка, обвиняемого в убийстве Козлова, президенту РФ Владимиру Путину. Оно написано, вероятно, в августе, незадолго до убийства.

И фрагменты анонимки, направленной сотрудником ВИП-банка Ухабовым-Богословским в адрес Андрея Козлова в то же самое время.

Типичный образец № 1

Президенту
Российской Федерации
Путину В.В.

Уважаемый Владимир Владимирович!

<…> В конце 2003 года, непосредственно перед началом приема банков в систему страхования, на одну из ключевых должностей в центральном аппарате ЦБ РФ — на должность заместителя директора Департамента лицензирования — была принята Е.И. Музыка, заместитель председателя Оргэсбанка (лицензия № 3016). В банковском сообществе это назначение объяснялось тем, что первый заместитель председателя Центрального банка  А.А. Козлов занял эту должность в апреле 2002 года благодаря поддержке М.Б. Ходорковского, и руководство Оргэсбанка помогло А.А. Козлову «отмыться» от подозрений в причастности к «делу ЮКОСа». Назначение сотрудника банка руководителем ключевого департамента, в котором готовились заключения о соответствии или несоответствии банков критериям участия в системе страхования, было своего рода благодарностью А.А. Козлова.

Результат этого назначения известен — практически все банки, находившиеся в рейтинге между 50-м и 200-м местом в России (это соответствует размеру Оргэсбанка), испытали очень большие трудности при приеме в систему страхования вкладов. Большинство из них с первого раза войти не смогли. Зато без проблем вошли все банки Северного Кавказа — из всех кишлаков и аулов, и все московские банки, принадлежащие выходцам из этого региона.

Для ВИП-банка ситуация осложнялась как минимум двумя факторами. Во-первых, ВИП-банк и Оргэсбанк много лет конкурировали за обслуживание счетов одного из крупнейших в России компьютерных холдингов, который держал свои деньги в равных долях  в обоих банках. Во-вторых, в 2000 году, когда А.А. Козлов был безработным, а должность председателя правления ВИП-банка (тогда банк назывался «Виза») была вакантна, я сделал ему предложение возглавить наш банк, но это предложение не было поддержано акционерами. У А.А. Козлова возникли все основания для личной обиды — ведь он дал свой номер мобильного телефона, ждал звонка, а ему даже не позвонили. <…>

Банк продолжал бороться за свое законное право. Но направленные в ЦБ РФ почти 40 писем с изложением позиции банка остались без ответа. Летом 2005 года всем сотрудникам ЦБ РФ было запрещено принимать руководство нашего банка, а заместитель председателя ЦБ РФ В.Н. Мельников со свойственной ему прямотой заявил: «Банк этого жиденыша никогда не войдет в систему страхования». Под «жиденышем» он подразумевал меня.

<…> Тогда А.А. Козлов сделал заявление: «Банки, связанные с именем А.Е. Френкеля, будут закрыты». И начал отзывать лицензии у банков, которые либо работали с ВИП-банком в последнее время, либо были связаны с моим именем еще в прошлом тысячелетии. За четыре месяца после этого заявления были отозваны лицензии у банков «Орион» (лицензия № 938), Маркетингбанк (лицензия № 3133), РТБ-банк (лицензия № 3076), «Нефтяной» (лицензия № 1423, там я работал 12 лет назад). Я работал в банковской системе почти 15 лет, и с моим именем может быть связано около 50 банков.

<…> Чувствуя, что все правовые аргументы со стороны ЦБ РФ исчерпаны, А.А. Козлов сделал новое заявление: «Я уничтожу империю А.Е. Френкеля». Что он под этим понимал — неясно, так как я уже покинул банковский бизнес. Но действия были сделаны следующие: рядовые сотрудники ЦБ РФ, за чьими подписями шли документы банка, были обвинены в том, что именно они виноваты ИТАР - ТАССв проигрыше Центробанком судебного разбирательства; им было предложено либо уволиться, либо под любым основанием придумать ходатайство об отзыве у ВИП-банка лицензии. Придумать никто не мог, и такое ходатайство было направлено только после прямого телефонного звонка А.А. Козлова начальнику Московского управления Центробанка К.Б. Шору, который состоялся 19 мая 2006 года, в пятницу.

<…> В этой ситуации, уважаемый Владимир Владимирович, вся надежда остается только на Вас. Только Вы как гарант Конституции, прав и свобод граждан России, можете остановить этот чиновничий беспредел и заставить их служить Родине, а не своим амбициям и карману.

Прошу Вас дать поручение разобраться в ситуации и наказать виновных.

С уважением,
Френкель Алексей Ефимович,
бывший руководитель уничтоженного Центробанком ВИП-банка, вокруг которого было уничтожено 5 банков и сейчас уничтожают шестой.


Агент-аноним. Образец № 2

Конфиденциально
Первому заместителю председателя
Центрального банка России
Козлову А.А.

Пусть Вас  не смущает мое «инкогнито» — меня самого коробит такого рода форма обращения к Вам, тем более что мы с Вами лично знакомы <…>.

А конспиративность обусловлена, надеюсь, понятными соображениями безопасности. <…>

Целью моих писем не является борьба с конкурентами; нет тут и желания напрасно кого-либо порочить. Повторюсь, я Ваш идейный единомышленник, желающий:

— Предостеречь лично Вас от масштабной кампании по дискредитации (а, возможно, физическому уничтожению), заказанной и раскручиваемой представителями теневого бизнеса и их политическими покровителями.

— Противостоять некоторой части Вашего окружения и иного чиновного люда, которые своей деятельностью дезавуируют, искажают или используют в личных целях политику Государства по модернизации и оздоровлению банковского сектора.

— Вооружить Вас дополнительными сведениями, которые, в связи с проходящими судебными разбирательствами, могут укрепить позицию ЦБ РФ.

— Помочь регулятору и надзорным органам в организации проверок, которые пока не всегда точны и/или основательны — по причине недостатка информации и времени при разработке вопроса, а также в связи с активным противодействием проверяемых банков. <…>

Кто-то из Ваших личных помощников на платной основе систематически передает информацию акционерам ВИП-банка, деньги на эти нужды там выделяют постоянно. <…>

<…> Существует утечка по линии КБН ЦБ. «Виновники торжества» узнают всю информацию с заседаний КБН чуть ли не в течение часа по его окончании. Информация о готовящемся отзыве лицензий «уходит» за день-два до подписания приказов. Тот же ВИП-банк именно благодаря своевременной информации успел вывести все необходимые активы, начал «скидывать» свою региональную сеть, перепродавать целые бизнес-блоки, переключать хозяйственные договора (все, естественно, вчерашним числом) и т.п.

<…> Пожалуй, нет в Москве банка, не имеющего в этих подразделениях ЦБ своих лоббистов или платных агентов. Атмосфера любой банковской тусовки буквально пропитана взаимными «козыряниями» по поводу проплаченных контактов в подразделениях МГТУ <…>

<…> ГТУ по Санкт-Петербургу. Два факта.

Один из заместителей начальника этого ГТУ <…> в период, когда ЦБ РФ проводил проверки ВИП-банка, этот человек, действуя при посредничестве некоторых питерских силовиков, гарантировал администрации ВИП-банка, что в случае проведения проверки в Санкт-Петербургском филиале «…банк получит такой акт, который хочет видеть. <…>

Ухабов-Богословский тоже пишет о готовящейся кампании по масштабной дискредитации Козлова (Прим. ред.).

<…> Тезисы кампании:

— Пропуск банков в систему страхования вкладов (ССВ) проводился очень избирательно и только на «платной основе». Аппарат департаментов (как в Москве, так и на местах, курируемых Козловым А.А) в ходе кампании получил более миллиарда долларов.

— Отбор в ССВ и последовавшая за ним череда отзывов лицензий грешат двойными стандартами, так как реальная задача всей затеи — передел рынка черного нала и т.п. теневых банковских услуг. В этой связи Козлов А.А. должен быть подан как преданный лоббист интересов, заинтересованных в подобном переделе банковских и политических кругов. <…>

Как мы видим, именно такая кампания и началась (Прим.ред.).

<…> Подозревая о связях ряда деятелей с криминалом, можно предположить, что они способны решиться не только на кампанию по дискредитации, но и на Ваше физическое устранение, т.к. в разговорах иногда звучит мысль о том, что «…как бы хорошо было, если бы Всевышний прибрал Козлова к себе…»

<…> Администрация ВИП-банка была досрочно предупреждена сотрудниками ЦБ о предстоящих санкциях (сначала предписание, затем отзыв лицензий), что, естественно, позволило банку продолжить работу по выводу активов, а также переписать целый ряд хозяйственных договоров (уменьшение арендованных банком помещений, продажа имущества и т.д.) <…>

До недавних пор филиал ВИПа в Санкт-Петербурге был одной из крупнейших транзитно-обналичивающих площадок. <…>

Экономика филиала всегда строилась только на доходах от теневого бизнеса.

Реальный финансовый результат филиала всегда был убыточным.  Для того чтобы показать ЦБ рентабельную работу,  мнимыми операциями нагнеталась прибыль. Реальная доходность филиала обеспечивалась только теневыми доходами, оседавшими на счетах специально работающих засекреченных фирм. <…>

Необходимые разъяснения

Документ, по форме похожий на письмо Алексея Френкеля Владимиру Путину (трудно понять, отправленное или нет) — один из примеров многочисленных жалоб (образец № 1). У Френкеля были изъяты многочисленные справки на А.А. Козлова, носящие обширные рукописные пометки и, видимо, написанные им самим. В них заявлено, что Козлов — агент влияния США, покровитель чеченских террористов и страдал белой горячкой. Интересно, что некоторые части этих справок потом скрыто цитировались в заказных статьях против Козлова.

Самое примечательное в письме — необычайная осведомленность Френкеля о состоянии дел в ЦБ. Эта осведомленность несколько противоречит тезису о белом и пушистом Френкеле и черном коррумпированном Козлове. Потому что тогда получается, что коррумпированный Козлов преследует Френкеля, а десятки людей внутри ЦБ, без всякой корысти, без денег, исключительно из сострадания к Френкелю, добровольно осведомляют его о всяком шаге Козлова.

Анонимка Ухабова-Боголосовского (образец №2) — одного из сотрудников империи Френкеля, недовольного своим боссом, несомненно, носит на себе отпечаток видения мира, как на него смотрели изнутри ВИП-банка.  Так, Андрей Козлов вовсе не поставил своей жизненной целью борьбу с банками господина Френкеля. У него были и другие дела.

Несомненно, многие люди, названные в письме единомышленниками Френкеля, были очень удивлены тем, что они там упомянуты. Именно их фамилии утекли в СМИ, придав серьезному доносу характер анекдота.

В окружении Френкеля ходило довольно много слухов, о том, что он близок Колесникову, Кудрину и даже о том, что Козлов когда-то работал у Френкеля в ВИП-банке. Трудно понять, кому нужны были такие слухи, кроме самого Френкеля.

Борис Немцов, бывший председатель совета директоров банка «Нефтяной», из которого в свое время Френкель ушел, был изумлен, узнав, что он, оказывается, заодно с Френкелем. «Мы с Хакамадой хотели подать в суд, но на кого — на анонима?» — говорит он. Еще большее изумление испытал бы сенатор Магомед Магомедов, бывший совладелец банка «Диамант». Дело в том, что «Диамант» был задуман как ядро промышленной империи, наподобие «Альфы» или «Менатепа». Но владельцы вверили управление банка Френкелю, и когда они заметили, что происходит, в балансе банка была дыра, а сам банкир Френкель, по утверждениям участвовавших в тех событиях лиц, ушел из банка, написав на его владельцев заявление, что те хотят его убить. Долги же владельцы банка покрывали из личных активов.

Но самым потрясающим примером той густой сети лжи, надувательства и обмана, которая окружала империю Френкеля, может служить найденное в бумагах Френкеля письмо, подписанное начальником юридического департамента ЦБ г-ном Голубевым, с предложением заключить мировую между ВИП-банком и ЦБ. Г-н Голубев  не только не писал подобного письма, но и саркастически прокомментировал «Новой» многочисленные юридические и формальные ошибки, доказывающие, что письмо родилось даже не в его управлении.

Г-н ФридлинИ тем не менее роль некоторых лиц, упомянутых в письме, вызывает вопросы. Так, «Новая» аудитору Счетной палаты Суркову с удовольствием предоставит слово, чтобы узнать, почему его жена получила пакет акций ВИП-банка и почему Лиана Аскерова, обвиняемая в посредничестве между Френкелем и киллерами, была также посредником между Сурковым и Френкелем, ведшим переговоры о месте в Счетной палате? Нам также хотелось бы узнать, как попал на приложенную к анонимке фотографию замруководителя департамента Росфинмониторинга г-н  Фридлин?

Заметно, что в сфере профессиональной деятельности ВИП-банка — то есть в сфере обнала, отмыва и связанной с этим коррупции — автор письма (образец №2) ориентируется очень хорошо: он приводит фамилии, счета, платежки, примеры банковских операции… Бесспорно, это была анонимка, к которой следовало отнестись серьезно. Если бы к ней отнеслись серьезно, Андрей Козлов был бы жив.



0 комментариев


Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться


Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама