Расследования / Выпуск № 104 от 21 сентября 2009 г.

8373 Генерал и Глыба

Зачем генерал Шаманов отправил две группы спецназа ВДВ для задержания следователя по особо важным делам?

21.09.2009

Время: 16.07

Вадим Паньков: Анатолич.

Анатольевич (офицер из Кубинки): А?

В.П.: Командующий сейчас звонил. С Иваново. <…> Назвал адрес в Москве, и туда две группы надо отправить.

А.: Чего-чего сделать?!

В.П.: …В районе Алтуфьевского шоссе. Сказал две группы туда отправить. Я старший, я сейчас сюда еду. <…>

А.: А что делать?

В.П.: Ну, я не знаю. На месте разберусь.

А.: Так, а форма одежды?

В.П.: Ну, в военной форме, наверное, надо. Наверное, с отряда надо, б…

А.: Так. А задача какая, ты хоть знаешь?

В.П.: Ну, сказал, что там есть один объект, с него никого не выпускать до его приезда. Он едет туда с Иваново, в общем.

А.: Ага.

В.П.: Надо человек двадцать, в общем, с отряда.

А.: Надо автобус брать.

В.П.: Ну, один автобус. Скажи, дай команду, чтоб он туда, к отряду подъезжал, а я сейчас скажу, чтобы они собирались.

Время: 16.08

Юрий Шаманов: Алло, Вадим, привет.

Вадим Паньков: Привет, Юр, чего случилось?

Ю.Ш.: В смысле? Что ты имеешь в виду: чего случилось? Опять, что ли, сейчас звонил?

В.П.: Ну да, б… Орет, там, б… Давай там… Ты можешь объяснить, что там случилось? Я в Москву сейчас еду.

Ю.Ш.: А, ну это обыск, там на заводе, на этом, на Алтуфьевском. <…>

В.П.: Ну, давай, чтоб ты мне объяснил суть дела. Где-нибудь там, поближе, в районе. Я туда еду. Я один, народ потом подтянется.

Ю.Ш.: Ну, а смысл, чего там. Следователь, наверное, пришел с какой-то там бумагой официальной, которая позволяет ему делать этот обыск. Чего там, повлиять, что ль, там можно.

В.П.: Давай с тобой по телефону об этом не говорить. Давай мы с тобой увидимся. Как тебе удобно ехать?

Время: 16.24

Владимир Шаманов: Ты где сейчас находишься?

Вадим Паньков: Я сейчас с ним по телефону говорил: человеком, которого номер дали. Я сам еду. Я уже в Москву заехал, я еду к нему. Люди выехали оттуда, с Кубинки. <…>

В.Ш.: Все, вперед!

В.П.: Все, есть.

В.Ш.: И там фамилия одна: Целипоткин, б… Вот этот человек должен быть интернирован, б… <…>

Время: 17.35

Вадим Паньков: Да, да. Товарищ командующий, работаем, как бы, вам туда нежелательно приезжать. Ненужно. И тут, как бы, люди сказали, ну, я потом вам все объясню, я приеду в штаб.

Владимир Шаманов: Ты там никого туда не подтягивай. Ты там один?

В.П.: Я один. Мы с Андреем, как бы, разберемся, люди нам помогают. Ну, я вам потом, не по телефону. <…>

В.Ш.: Да. Людей держи в Сокольниках… Ну а этого клиента (видимо, следователя Целипоткина. — Ред.) желательно сфотографировать мне. <…>

СЛУШАТЬ АУДИОЗАПИСЬ:

Часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9


Объявленный в международный розыск и заочно арестованный Храмушин (Глыба), которому принадлежит завод, ставший объектом внимания командующего ВДВ, обвиняется в покушении на убийство председателя совета директоров холдинга «Щелковский» и члена политсовета отделения «Единой России» Дмитрия Барченкова.

Полковника Панькова оперативники считали «близкой связью» разыскиваемого Глыбы и, чтобы определить, где скрывается обвиняемый, поставили на «прослушку». 18 августа 2009 года и были зафиксированы эти переговоры, из которых следует: генерал Владимир Шаманов отдает приказ отправить группы спецназа ВДВ из расположения 45-го отдельного разведывательного полка, дислоцированного в Кубинке, для блокирования завода, расположенного на Алтуфьевском шоссе, и удержания следователя Целипоткина. Чего так опасался генерал и что не должен был найти следователь на заводе?

5 июля 2006 года бронированный «Мерседес» Дмитрия Барченкова остановился на перекрестке в деревне Медвежьи Озера. К машине подъехал мотоцикл с водителем и пассажиром, установили сумку со взрывным устройством на крышу мерса и сорвались с места. Кумулятивная струя прошила бронированную обшивку насквозь и ушла в землю на 40 сантиметров. Однако Барченков, получив множественные осколочные ранения, все-таки остался жив.

А в мае 2008 года Московский областной суд приговорил к разным срокам лишения свободы группу лиц, которые попытались убить Барченкова. Заказчик до сих пор на свободе. Расследование и дальнейшие события, связанные с ним, выявили обстоятельства столь любопытные, что «Новая» решила исследовать их досконально. Мы изучили уголовное дело, четыре обвинительных приговора (два из них вынесены присяжными) и поговорили со всеми лицами, вовлеченными в конфликт, из тех, кто согласился с нами встретиться.

Начало конфликта

Кто такой Барченков? Его холдинг снес старый рынок в подмосковном Щелкове, который крышевали бандиты, и построил на его месте современное здание, торгующие были освобождены от поборов, прекратился оборот наркотиков, арендная плата стала взиматься в официальном порядке, и налоги теперь поступают в бюджет. Рядом с новым рынком холдингом возводится первый в области высотный отель «Звездный».

Кроме того, Барченков строит церкви, обустраивает городскую набережную Клязьмы, решил превратить центр города в пешеходную зону, открыл парк солнечных часов, а всем отличникам из районных школ выплачивать стипендии. По показаниям обвиняемых, осенью 2006 г. на выборах главы Щелкова лидеры местной ОПГ, уже потерявшие рынок, продвигали своего кандидата. А Барченков поддерживал представителя «Единой России», который в итоге и одержал победу.

Как следует из приговора Мособлсуда, события развивались следующим образом. Весной 2005 года к посреднику Яшару Ахмедову обратился его знакомый Алексей Храмушин, для которого Барченков был главным конкурентом в Щелковском районе. Храмушин предложил Ахмедову, Звездову и Мамедову (также осужденным по этому делу) подыскать исполнителей убийства, обещая заплатить 200 тысяч долларов. Ахмедов обратился к своему знакомому Топко, который и привлек одного из непосредственных исполнителей — Романа Терпана. У Терпана на тот момент положение было отчаянным: он задолжал 50 тысяч долларов — и потому быстро согласился. Тем более что на первых порах от него всего лишь требовалось украсть некие документы из машины Барченкова.

Терпан вместе со своим напарником Павлом Ушаковым разработали такой план: с помощью КрАЗа они предполагали устроить аварию, после чего похитить документы. Заказчик план одобрил, но когда деньги (15 тыс. долларов) перекочевали по цепочке Ахмедов — Топко к непосредственным исполнителям, «техзадание» неожиданно поменялось: теперь от Терпана требовали убить Барченкова. И Терпан попал в ловушку — отказаться уже не смог. Но покушение при помощи грузовика провалилось: водителя в самый ответственный момент ослепило солнце…

Организаторы и исполнители принялись прорабатывать другие варианты. Планировали устроить еще одну аварию, затем хотели застрелить Барченкова на рынке, для чего даже наняли двух киллеров. Однако авария не удалась, а киллеры отказались. Пришлось остановиться на подрыве машины. Заказчик передал дополнительные деньги.

Все это время Терпану угрожали. После того как сорвался и план со взрывом, ему стало ясно: теперь уже его жизнь находится в серьезной опасности — заказчиком убийства, со слов посредников, выступал известный в определенных кругах Олег Глыба.

Общественный интерес

Глыба — это Алексей Храмушин, муж Светланы Шамановой, зять командующего Воздушно-десантными войсками России Владимира Шаманова. По милицейским сводкам, Глыба числится активным членом татарской преступной группировки. Сегодня Алексей Храмушин объявлен в международный розыск и заочно арестован. Сын генерала Шаманова Юрий является его официальным доверенным лицом.

Дмитрий Барченков и его помощник, участник событий Алексей Рыков, изложили свое видение событий весьма подробно. В коротком ответе на наш запрос генерал Шаманов сообщил, что обсуждать свои семейные обстоятельства отказывается. Но спустя пару дней редакцию посетила делегация доверенных лиц семьи Шаманова. В отличие от Барченкова они просили не называть их имен, хотя по делу, о котором мы пишем, уже вынесены приговоры и документы его открыты.

Доводы доверенных лиц семьи Шамановых сводятся к следующему. Ни генерал, ни его сын не имеют никакого отношения к городу Щелково. Сомнительное, по их мнению, прошлое бизнесмена Барченкова резко снижает значимость расследования. Пост члена политсовета отделения «Единой России» Барченков купил. Нам не сообщили фактов, подтверждающих эти утверждения, в подкрепление рассказа ссылались на старые публикации в различных СМИ.

Татарская ОПГ

Татарская ОПГ появилась еще в 90-х годах. Сфера деятельности: вымогательство, оружие, наркотики, рэкет. Одним из ее руководителей считается Юрий Копьев, который на нынешний момент арестован и ждет суда по делу о покушении на Барченкова как один из непосредственных организаторов. К концу века «татары» стали все больше внимания обращать на недвижимость и землю. Этот качественный скачок оперативники связывают с приходом в группировку Дмитрия Федорова — сына покойного генерал-майора ФСБ Юрия Федорова, Дмитрий стал управляющим некоторых предприятий, которые курировали «татары». Федоров в отличие от большинства членов группировки был человеком образованным — хотел постепенной легализации преступного бизнеса. И со временем сын генерала ФСБ стал вести все дела «татар».

После смерти Федорова-старшего группе понадобилось новое силовое прикрытие. Федоров-младший, по существующим свидетельствам, через своих людей инициировал знакомство члена ОПГ Храмушина-Глыбы со Светланой Шамановой. Но в 2005 году молодой лидер преступного сообщества неожиданно пропал — от него осталась только лужа крови, а все его имущество было поделено между членами татарской группировки. В частности, принадлежащие членам семьи Федорова доли в некоторых предприятиях перешли к Храмушину, Копьеву и другим членам ОПГ.

Похоже, подобное отношение лидеров ОПГ друг к другу — норма. Например, сразу после ареста Юрия Копьева (клички Федя, Копей) его имущество начали делить между собой бывшие товарищи — внутри «татар» разгорелась жестокая война. На Алексея Ефремчикова по кличке Дизель, преемника Копьева, было совершено покушение, однако в результате погиб сам киллер — Александр Брыков (Брык).

Сегодня различным членам татарской группировки принадлежит более десятка подмосковных предприятий, основная ценность которых — земля.

«ОАО Спорттэк»

До того как удариться в бега, Глыба стал единоличным владельцем ОАО «Спорттэк», на долю которого претендует дочь генерала Шаманова и в совет директоров которого входит его сын. Главная ценность предприятия — недвижимость и земля. Тогда, при смене собственника, все полномочия бывших членов совета директоров были досрочно прекращены. Причем, как рассказал нам бывший генеральный директор ОАО «Спорттэк» Юрий Чернов, старые члены совета директоров не получили за это никаких денежных средств. На вопрос, почему так произошло, Чернов дал удивительный ответ: мол, предприятие и деньги не имели существенного значения. Хотя, по самым скромным оценкам, стоимость завода на тот момент составляла примерно 10—15 млн долларов.

А на вопрос, какую роль сыграл в процессе смены собственника Шаманов, Чернов ответил следующим образом: «В то время к «Спорттэку» активный интерес проявляла компания «Росбилдинг». Поэтому нам даже пришлось ввести в совет директоров Юрия Шаманова. Все-таки он сын известного человека и его фамилия многое может решить. Так что мы очень удачно использовали этот административный ресурс». То есть отбились от поглощения, чтобы тут же быть съеденными. На вопрос «Новой», жалко ли было в итоге бесплатно отдавать предприятие, Юрий Чернов ответил так: «Конечно, жалко, но что было поделать…»

Как говорят знающие ситуацию бизнесмены, Юрий Шаманов почти никогда не принимал решений: от него требовалось присутствие, а всеми делами ведал Храмушин, прикрываясь известной фамилией. Осужденные за покушение на убийство рассказывали на допросах, что верили в свою безнаказанность именно из-за авторитетного родства Глыбы. И теперь многих свидетелей по этому делу, как стало известно «Новой», следствию приходится «засекречивать». Об этом просят сами свидетели: они почему-то боятся не бандитов...

Так что трудно предположить, что именно благодаря Шаманову-младшему удалось договориться по поводу «Спорттэка» с «Росбилдингом», одним из основателей которого является более чем влиятельный и уважаемый бизнесмен Михаил Мамиашвили. Для переговоров на таком уровне требовалась весьма весомая фигура… Кстати, ныне капитализация «Спорттэка» оценивается в 20 — 25 млн долларов.

Версии сторон

На суде Барченков попросил у присяжных снисхождения к тем, кто раскаялся в совершенном на него покушении. Он хочет увидеть на скамье подсудимых заказчика, которым следствие считает Храмушина-Глыбу. А еще Барченков выдвинул обвинение против генерала Шаманова:

«Мне достоверно известно, что друг Шаманова, депутат Госдумы Андрей Бочаров направлял в правоохранительные органы — МВД, прокуратуру — запросы с просьбой проверить всю хозяйственную деятельность холдинга «Щелковский». Эти проверки проводились, но никаких нарушений обнаружено не было. Теперь уже по обращению самого Шаманова меня опять проверяют. Я подавал на действия прокуратуры и МВД соответствующие жалобы. После чего выяснилось, что основанием для проверки послужило якобы обращение депутата Щелковского горсовета Продуна к Бочарову. Но когда прокуратура опросила Продуна, он заявил, что никаких обращений на имя Бочарова не делал. В связи с активными действиями генерала Шаманова у меня возникает вопрос: а какую роль в организации покушения играл его сын Юра? Не является ли он соучастником этого преступления?»

«Новая» связалась с сыном командующего ВДВ Юрием Шамановым, и вот, что он нам ответил:

«Мой отец к этому делу не имеет никакого отношения. Он не звонил Барченкову и вообще никак не влиял на расследование. Что до обращения городского депутата Продуна… У меня есть неопровержимые доказательства того, что он подписывал обращение сам. Потому что это происходило в моем присутствии и в присутствии других свидетелей, в том числе Юрия Копьева. Никаких доходов моя семья от имущества Алексея Храмушина не получает. Да, я действительно сегодня являюсь официальным доверенным лицом Алексея и вхожу в совет директоров ОАО «Спорттэк», но делаю это на общественных и абсолютно безвозмездных началах».

Почему депутат подписывал требование проверить бизнес Барченкова в присутствии потерявшего из-за него городской рынок лидера преступной группировки и сына Шаманова? Мы обратились к Эдуарду Продуну — тот заявил, что никаких обращений на имя Бочарова не подписывал.

К тому же следствие не получило ответ на простой вопрос: почему проверки бизнеса Барченкова организовал именно Андрей Бочаров, не имеющий никаких интересов в Щелковском районе? Он не избирался там, не имеет партнеров и каких-либо связей. Зато он был знаком с генералом Шамановым, когда тот был губернатором Ульяновской области. А в Госдуме Бочаров — заместитель председателя Комитета по делам ветеранов, общается с прошедшими Чечню военачальниками по долгу службы.

Ко всему прочему в распоряжении редакции оказалась жалоба Светланы Храмушиной-Шамановой первому заместителю генпрокурора и председателю СКП при прокуратуре РФ Александру Бастрыкину, в которой она просит защитить свои права и отменить арест, наложенный на акции ОАО «Спорттэк», так как 50% акций принадлежат и ей как законной супруге разыскиваемого Алексея Храмушина.

К тому же, по словам Барченкова, ему звонил человек, который представился генералом Шамановым и предлагал за деньги прекратить уголовное дело, иначе отберет у него бизнес и подключит ФСБ. При этом разговоре присутствовал депутат Щелковского районного совета Сергей Тюрин и другие. В последующем на Барченкова выходил человек, представившийся охранником генерала, и так же предлагал за деньги «замять » дело. Но по результатам проверки, проведенной СКП, было отказано в возбуждении уголовного дела. «Кроме того, — продолжает Барченков, — мне бы хотелось вынести на суд общественности ситуацию, когда командующий ВДВ, используя свое положение, направляет группу спецназа для «интернирования» (как он выражается) следователя, осуществляющего законный обыск на заводе зятя генерала, объявленного в международный розыск. Разве своими действиями Шаманов не дискредитирует Вооруженные силы, президента РФ, который оказал ему доверие? Разве возможно оставить этот вопиющий факт без общественной и правовой оценки?»

Кто кого заказал

«Новой» удалось встретиться с одним из компаньонов и очень близких знакомых Алексея Храмушина-Глыбы, который попросил не называть его фамилию. Вот что он нам рассказал:

«Вы ознакомьтесь внимательно с биографией Барченкова. Этот человек очень крепко связан и с криминалом, и с серьезными государственными структурами. Помимо прочего он стал членом политсовета местной «Единой России» благодаря компромату на председателя политсовета Алексея Звягина, который собрал его помощник Алексей Рыков».

Барченков не стал скрывать от нас наличие определенных связей: «Да, когда генерал Шаманов начал активно влиять на следствие, мне тоже пришлось прибегнуть к помощи друзей. Только для того, чтобы дело расследовалось эффективно и объективно. А что еще оставалось делать, когда один из первых следователей прямо спросил меня, не взорвал ли я себя сам? В моем теле до сих пор остались осколки, которые не извлекут до конца жизни».

А председатель местного политсовета «Единой России» Звягин заявил нам, что Барченков был принят в политсовет партии именно благодаря своей деятельности. «Я вам откровенно скажу: в Щелковском районе нет больше такого бизнесмена, который столько бы делал для его развития. А про историю с компроматом я от вас слышу впервые».

Мы попросили нашего источника, представляющего сторону разыскиваемого Глыбы, прокомментировать и эпизод с покушением на Барченкова. «Алексей даже не был знаком с этим Барченковым. Они не знали друг друга, поэтому у него не было никаких причин его заказывать».

На вопрос: как в свою очередь мог Барченков, если он не знал Храмушина,  просить следователей оговаривать неизвестного ему человека, наш источник затруднился ответить.

«Помимо прочего, — продолжает знакомый Храмушина-Глыбы, — в деле есть заявления обвиняемых Ахмедова и Звездова, которые писали, что они оговорили Алексея Храмушина. Это подтверждает факт давления на них со стороны следствия».

Компаньон Барченкова — Алексей Рыков — подтвердил нам, что Ахмедов действительно писал подобное, однако почему-то делал это в присутствии нотариуса и одного из членов татарской группировки Евгения Яковлева. По словам Рыкова, сам Яковлев рассказывал: подобное задание он получил от лидера «татар» Юрия Копьева. А на суде Ахмедов указал на Храмушина и Копьева как на организаторов преступления.

Помимо этого буквально месяц назад осужденный Звездов также показал, что свое заявление он написал по настоятельным «советам» своих соседей по камере и обидевшись на то, что ему в отличие от Ахмедова не снизили срок. Сегодня же он подтверждает причастность Копьева и Храмушина к покушению на Барченкова.

За дополнительными разъяснениями «Новая» обратилась к адвокату разыскиваемого зятя генерала Шаманова Леониду Прошкину.

«Скажите, может ли быть в заказном убийстве цепочка из 12 человек? Разных людей, с разных сторон. Это абсолютный абсурд! Во-вторых, раз в деле называется сумма в 200 тыс. долларов, неужели организаторы не могли нанять профессиональных киллеров? К тому же у моего подзащитного сегодня арестованы все принадлежащие ему акции ОАО «Спорттэк». Это сделано абсолютно противозаконно. Барченков предъявил гражданский иск в размере, кажется, 5,5 млн рублей, а стоимость акций предприятия — в сотни раз больше предъявленного иска».

Между тем, по материалам уголовного дела, на убийство была выделена лишь половина обещанного. Но и эти деньги посредники поделили между собой, их судьба следствием прослежена детально. Исполнителю Терпану досталась небольшая часть.

В этом уголовном деле еще не поставлена точка. По оперативной информации, Алексей Храмушин скрывается за границей: либо в Голландии, либо в Австрии. Чтобы попасть в офис к Дмитрию Барченкову, нужно преодолеть две тяжелые металлические двери. Угроза, по его мнению, до сих пор реальна.

Право на ответ

Мы задали письменные вопросы, касающиеся обстоятельств этого дела, командующему ВДВ Владимиру Шаманову, отдавая себе отчет в том, что генерал мог сам оказаться заложником непростой семейной ситуации. Генерал Шаманов счел необходимым ответить на вопросы:

Вы обратились ко мне с просьбой ответить на ряд вопросов как к должностному лицу — командующему Воздушно-десантными войсками, а все заданные вопросы касаются моей личной жизни.

Существует целый ряд положений Законов — «Конституция Российской Федерации» (статьи 23 и 24), «О средствах массовой информации» (статья 49) и другие, которые позволяют мне не отвечать Вам на заданные вопросы, основанные на слухах, а иногда носящие и откровенно провокационный характер.

При осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций. Готов ответить на любые вопросы относительно моей служебной деятельности в качестве командующего Воздушно-десантными войсками.

Надеюсь на Ваше понимание и дальнейшее сотрудничество.




0 комментариев


Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться



Этот материал вышел в номере

Партнеры

Надоело доказывать, что ты — человек. Как живут трансгендеры в России. Репортаж Даниила Туровского

Опрос

Может ли частная переписка общественного деятеля в России быть предметом журналистского расследования? Обсудить →

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Обмен состоялся

226
luxs luxs: Это только говорит о том, что в стране такой бардак и развал, что для...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама