Расследования

4546 «Эшников» без работы не оставят

Три года назад были сформированы центры «Э»

31.10.2011

Петр Саруханов — «Новая»

В понедельник, 31 октября, исполнилось три года со дня издания приказа Рашида Нургалиева № 940, предписывавшего сформировать департамент по противодействию экстремизму российского МВД, а также его региональные структуры, ставшие широко известными как центры «Э».

Экстремизмом государство заинтересовалось в начале прошлого десятилетия. Социолог Алек Эпштейн, автор книги «Полиция мыслей. Власть, эксперты и борьба с экстремизмом в современной России», нашел в библиотеке МГУ только три книги, изданные в России до 2001 года, в названии которых присутствовало пресловутое слово на букву «Э», причем одна из них — об антисоветских организациях эмигрантов до Второй мировой войны.

В 2002 году был принят Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности». Он вызвал много критики со стороны правозащитников — законодательная база для наказания за совершение идеологически мотивированных преступлений существовала и раньше, а борьба с экстремизмом как таковым открывала широкие возможности для преследований инакомыслящих.
 
В полной мере этот механизм заработал в 2008 году с появлением центров «Э» — прямо властями об этом не говорилось, но совпадение начала экономического кризиса и создания антиэкстремистских центров вряд ли было случайным. Создавали их на базе расформированных Управлений по борьбе с организованной преступностью (УБОП). Организованная преступность, конечно, никуда не исчезла, но расформирование УБОПов к всплеску криминала не привело: видимо, к 2008 году УБОПы уже мало влияли на ситуацию в бандитском мире.
 
Одна из причин многочисленных скандалов, связанных с деятельностью «эшников», — их убоповское прошлое. «Они зачастую рассматривают и нацболов, и фашистов, и антифашистов, и эмо, и готов — как банды, в которых нужно выявлять лидеров и нейтрализовывать их», — говорит Павел Чиков, председатель правозащитной ассоциации «АГОРА».
 
С другой стороны, власти, видимо, изначально и намеревались использовать «эшников», чтобы «кошмарить» оппозиционеров. «Перед ними ставили задачу профилактики и предупреждения экстремистских преступлений, что включало постановку под контроль различных групп граждан», — рассказывает Андрей Солдатов, редактор портала «Агентура.Ру».
 
Тактика «кошмаривания» дала свои результаты: с одной стороны, легальные оппозиционные объединения в России в основном находятся в плачевном состоянии, с другой — взрывы, идейно мотивированные поджоги и акты физического насилия против представителей власти перестали быть уделом лишь Северного Кавказа. В этом смысле примечательно, что на начинающемся вскоре процессе «приморских партизан» обвинение собирается доказывать, что они были чисто криминальным сообществом, стараясь избежать дискуссии о причинах, побудивших группу молодых людей из приморской глубинки убивать милиционеров.
 
Практически нет уголовных процессов по многочисленным случаям превышения полномочий сотрудниками «Э» — центр «Сова» ежегодно фиксирует пару сотен случаев абсурдных или же явно противоправных действий антиэкстремистов. Антиэкстремистский произвол создал ситуацию тотального недоверия к власти, в том числе когда речь идет о политически мотивированных уголовных делах. Ярко это показал процесс против Никиты Тихонова и Евгении Хасис: одного вопля «Фабрикуют!» сейчас достаточно, чтобы поставить под общественное сомнение даже очевидные доказательства виновности обвиняемых по подобному делу.
 
В центрах «Э» числятся только оперативники, осуществляющие сбор информации и сопровождение уголовных дел. Центры «Э» — лишь элемент государственной антиэкстремистской системы. Также в ней задействована прокуратура, органы следствия, ФСБ. Известны явно сфабрикованное дело тюменского филолога Андрея Кутузова о якобы изготовленных им экстремистских листовках; крайне странное дело против отставного полковника Владимира Квачкова о подготовке вооруженного мятежа, — ими занималась ФСБ.
 
«Эшников» по всей России сейчас пара тысяч человек. Центры «Э» — единственная структура МВД, штат которой увеличили, а не сократили в связи с преобразованием милиции в полицию. Такое «высокое доверие» на практике может выйти обществу боком, учитывая пресловутую «палочную систему» МВД и то, что в ряде российских регионов может не быть ни радикальных группировок, готовых совершать экстремистские преступления, ни оппозиционных структур, которых можно было бы прессовать ради отчетности.
 
А деятельность-то нужна всё равно: уже известны случаи, когда центры «Э» впрягались в дела об обычном криминальном мошенничестве в отношении ветеранов Великой Отечественной или о подпольном производстве водки. «Явно видно, что в центрах «Э» есть оперативники, занимающиеся делом, а есть — ерундой», — говорит директор центра «Сова» Александр Верховский.
 
Летом 2011 года произошло два события, могущие обуздать пыл антиэкстремистов. Европейский суд по правам человека постановил, что пресловутая «антиэкстремистская база» нарушает право человека на частную жизнь, а российский Верховный суд ограничил использование понятия «социальная группа» по отношению к представителям власти. На основании этого решения уже было закрыто дело против участников арт-группы «Война» в Санкт-Петербурге, но пока еще продолжается более абсурдное дело в Барнауле: за наклеивание изображений Владимира Путина и других политиков на плакат клиники, в которой лечат венерические заболевания.
 
Манежка, постоянные теракты в Дагестане, «твиттерные революции» в арабских странах, продолжение экономического кризиса, намерение Владимира Путина удерживать власть и дальше — причин, по которым центры «Э» будут процветать в ближайшие годы, достаточно. В Госдуме рассматриваются законопроекты по дальнейшему ужесточению антиэкстремистского законодательства — предполагающие запретить преподавать людям, осужденным по соответствующим статьям, ввести понятие «финансирование экстремистской деятельности». Летом была образована Межведомственная комиссия по борьбе с экстремизмом. В ее состав входят все руководители силовых структур страны, они ежеквартально теперь должны собираться и обсуждать успехи своих ведомств на этой ниве.


2 комментария

0
Алишер Усманов , 31 октября 2011 в 21:46
Результаты работы центра "Э", а точнее оболванивание народа. В последнее время Башкортостан все чаще появляется в новостях по непривычным и ранее несвойственным для этой республики поводам. С удручающим постоянством сообщается об арестах и задержаниях «исламских экстремистов» в различных районах и городах республики. Продолжение статьи далее по ссылке. не поленитесь почитайте.
http://www.liveinternet.ru/com...#post190840856
0
Иван Иванов , 2 ноября 2011 в 07:32
Число осужденных за экстремизм выросло в полтора раза
http://9e-maya.ru/forum/index....#msg1005493


Опрос

В истории с сестрой Водяновой и нижегородским кафе, что вас больше возмущает

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2015@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Последняя осень

231
Гелий Тужиков: Не повезло Золовкину -- на его "модераторстве" появилось много...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2015@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Партнеры

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама