Расследования / Выпуск № 12 от 6 февраля 2012

23190 Дело — керосин

Почему мы переплачиваем за авиабилеты? Потому что на нас заработали миллиарды с помощью фирм-однодневок, с которыми имели отношения государственные компании

 

Петр Саруханов — «Новая»

На протяжении почти десяти лет пассажиры авиакомпаний, вылетавших из аэропорта «Шереметьево», переплачивали за авиабилеты из-за того, что керосин поставлялся в аэропорт через десятки фирм-однодневок. Такое предположение напрашивается, если проанализировать вынесенные в 2011 году решения арбитражных судов, а также документы налоговых органов. По мнению налоговиков, при поставках керосина в «Шереметьево» была реализована схема, при которой авиатопливо перепродавалось от одной однодневки к другой — это позволяло поставщикам уходить от налогов и завышать цены, разница между реальной ценой авиакеросина и накрученной выводилась в офшоры или обналичивалась. Объемы выведенных средств исчислялись миллиардами рублей. Документы, использованные нами при расследовании, — на сайте «Новой газеты».

 

Посредники-«жучки»

В 2010 году генеральный директор ОАО «Международный аэропорт «Шереметьево» Михаил Василенко подчеркнул: «Вот, кстати, по оплате. В стоимости билета 40—50% — это стоимость топлива. 25% — лизинг и обслуживание самолетов, при этом российские авиакомпании платят пошлины. И вот всего лишь от 14 до 22% — аэропортовые сборы».

Цена на авиабилеты всегда находилась в прямой зависимости от цен на авиакеросин, и удорожание топлива авиакомпаниям приходилось компенсировать за счет потребителя — повышением цен на билеты. Российская авиаотрасль за последние годы переживала несколько серьезных топливных кризисов. Самый громкий из них, приведший к разбирательству на правительственном уровне, случился в 2007—2008 годах: тогда цены на керосин выросли на 30%, что автоматически привело к увеличению стоимости билетов (топливный сбор достиг 30 долларов).

В мае 2009 года премьер-министр Владимир Путин обсуждал проблемы, вызывающие кризисы в топливной отрасли, с вице-премьером Сергеем Ивановым. «Мы знаем, сколько было проблем в прошлом с авиаперевозками. Люди страдали от того, что перевозчики не исполняют свои обязательства. Наступает сезон летних отпусков. Что предпринимается для того, чтобы ничего подобного не происходило?» — спросил Путин. Иванов ответил, что принимается положение, которое «заключается в том, что теперь топливно-заправочные комплексы фактически избавляются от посредников-«жучков», которые до этого там сидели и, не производя ни топлива, ни каких-либо услуг, просто поставляли топливо с определенными накрутками».

После 2008 года причинами топливных кризисов и деятельностью «серых» посредников заинтересовались в Генеральной прокуратуре, ФАС, налоговых органах и Росфинмониторинге. Первые результаты их расследований стали известны только недавно.


 

Перевод на фирму второго звена
Кликните на изображения для увеличения
1. Перевод на фирму третьего звена.
2. Вывод ценовой разницы
Перевод ценовой разницы на страховую компанию
Вывод в офшоры

 
Фирма четвертого звена — офшор

«Комиссионная схема»

Монополией на заправку самолетов в аэропорту «Шереметьево» обладало ЗАО «ТЗК Шереметьево». До 2011 года «ТЗК Шереметьево» на 69% принадлежал аэропорту (единственный акционер — государство) и на 31% — «Аэрофлоту» (51% акций, в свою очередь, также принадлежит государству). Таким образом, до 2011 года ЗАО «ТЗК Шереметьево» через своих акционеров могло считаться компанией с превалирующим государственным участием (в 2011 году 74,9% приобрела «ТНК-ВР»).

Налоговые органы начали проверять поставщиков «ТЗК Шереметьево» в 2008 году. Их расследование показало: с 2003 по 2008 год большую часть авиакеросина (в отдельные периоды до 90% от общего объема) для нужд аэропорта «Шереметьево» поставляли не известные на рынке нефтяные компании, а некие фирмы ООО «Стэнойл» и ООО «Промокон». Налоговики также выяснили: в 2006—2007 годах (именно этот период охватывала их проверка) фирмы «Стэнойл» и «Промокон», в свою очередь, получали топливо не напрямую от нефтяных компаний, а от нескольких звеньев фирм-однодневок, что позволило им не заплатить более 1 млрд рублей налогов, а также завышать стоимость топлива на 10—20%.

Выявленные в ходе проверок обстоятельства привели к возбуждению уголовного дела № 145526, которое в настоящее время находится в производстве Следственного департамента МВД (дело возбуждено по факту уклонения от уплаты налогов со стороны руководителей «Стэнойл»), а также — к разбирательствам в арбитражах, куда обратились несогласные с претензиями налоговиков фирмы. И если расследование уголовного дела, похоже, до сих пор продолжается, то суды свои решения по обоим делам уже вынесли. И в обоих случаях — в пользу налогоплательщиков.

Мы абстрагируемся от юридической оценки вынесенных решений и от рассуждений о том, правильно ли был исчислен налог или нет, — мы рассмотрим лишь изложенные в решениях факты, показывающие, каким образом поставлялся авиакеросин в аэропорт «Шереметьево».

 

Сделаем мы это на примере ООО «Стэнойл». Во-первых, потому, что через эту фирму проходила большая часть поставок топлива в «Шереметьево», а во-вторых, потому, что схемы поставок обеих компаний практически ничем друг от друга не отличались (разве что названиями фирм-однодневок, вовлеченных в процесс).

Итак, судя по текстам решений судов, налоговики считали, что при поставке топлива в «Шереметьево» была использована так называемая «комиссионная схема» ухода от налогов.

По мнению адвоката Константина Трапаидзе из бюро «Ваш юридический поверенный», компании, заключающие договоры комиссии с фирмами-однодневками, преследуют несколько целей. Во-первых, таким образом вся ответственность перекладывается на однодневку, и в случае возникновения претензий реальная компания всегда может сказать, что она лишь действовала по поручению комитента (то есть однодневки); во-вторых, это позволяет скрывать фактическое движение денежных средств и реальных бенефициаров сделки; и, в-третьих, вся налогооблагаемая база перекладывается на однодневку, а компания платит в бюджет только со своего комиссионного соглашения. «А за однодневки налоги никто не платит, и с вас взятки гладки», — резюмирует Трапаидзе.

ООО «Стэнойл» было учреждено в апреле 2003 года, а уже в мае компания подписала свой первый договор с ЗАО «ТЗК Шереметьево» на поставку нефтепродуктов. Теперь посмотрим, где «Стэнойл», в свою очередь, покупала топливо?

1-е звено. ООО «Стэнойл» получало топливо для «ТЗК Шереметьево» от фирмы ООО «Гранд» по договору комиссии. В решении налоговиков про «Гранд» сказано: «Имеет все признаки организации-«однодневки», которая создана формально, без цели осуществления законной предпринимательской деятельности и для участия в цепочке перечисления денежных средств». Налоговые органы также опросили директора ООО «Гранд» — Алексея Кретова, который пояснил: руководителем этой фирмы он никогда не был, никаких бумаг от ее лица не подписывал, а паспорт, реквизиты которого указаны в документах, потерял в 2006 году.

2-е звено. ООО «Гранд», получив деньги от ООО «Стэнойл», в тот же день переправляло их по договору комиссии некоей фирме ООО «БизнесТрейд». В решении налоговиков про эту фирму сказано: «Организация имеет четыре признака «фирмы-однодневки». Учредителем ООО «БизнесТрейд» был Роман Цуканов. В нашем распоряжении есть решение суда, в котором сказано, что Цуканов «является учредителем, директором, главным бухгалтером нескольких юридических лиц — участников схем уклонения от налогообложения» (всего, по данным ФНС, он — учредитель в 173 фирмах и директор — в 50). Налоговые органы также опросили директора ООО «БизнесТрейд» Дениса Щукина. Он пояснил, что об этой фирме никогда не слышал и никаких договоров на поставку нефтепродуктов не подписывал.

3-е звено. ООО «БизнесТрейд», в свою очередь, получало авиакеросин от фирмы ООО «Нефтяной ресурс». Ее директором был некий Дмитрий Михайлов. В распоряжении «Новой газеты» есть решение суда за 2009 год, в котором сказано: Михайлов — военнослужащий, проходящий в звании прапорщика службу по контракту в подмосковном Чехове. На опросах в правоохранительных и налоговых органах Михайлов пояснил, что в 2004 году он за 500 рублей продал какому-то незнакомцу копию своего паспорта и образец подписи. С тех пор на него было оформлено множество фирм-однодневок. О компании «Нефтяной ресурс», как сказано в решении налоговиков, Михайлов также ничего не знает и никаких договоров на поставку топлива для аэропорта «Шереметьево» не подписывал.

Фирма «Нефтяной ресурс» замыкала цепочку из трех звеньев однодневок, поставлявших авиакеросин для аэропорта «Шереметьево»: как показывают банковские проводки, со счета ООО «Нефтяной ресурс» деньги за топливо наконец поступали на счета реальных производителей нефтепродуктов — ЛУКОЙЛа, «ТНК-ВР», «Газпром нефти»…

«Все вышеназванные организации-посредники включены в схему поставки топлива обществом «Стэнойл» искусственно, с целью наращивания цены на керосин и реализации топлива по завышенным ценам в адрес «ТЗК Шереметьево», а также вывода из оборота полученных сумм наценки и неуплаченных налогов на счета офшорных компаний», — утверждали налоговики в арбитражных судах. Налоговики подсчитали, что только в 2006 году ценовая накрутка составила почти 2 млрд рублей. (Похоже, что общая сумма накрутки была в несколько раз больше, если добавить второго поставщика — ООО «Промокон» — и учесть, что схема действовала не только в 2006 году, а с 2003-го по 2008-й.)

Представители ООО «Стэнойл» в арбитражных судах утверждали, что ценовая накрутка была вызвана объективными причинами — операционными расходами посредников, в том числе на транспортировку керосина. Однако представители налоговых органов с этими доводом не соглашались, настаивая: фирмы-однодневки не тратили деньги, полученные от «ТЗК Шереметьево», на какие-либо цели, связанные с реальным ведением бизнеса, а транзитным способом выводили их на счета офшоров и ломбардов. К тому же, пытаясь понять реальный, а не бумажный, путь авиакеросина, налоговики запросили первичные документы в самом «ТЗК Шереметьево». Полученные железнодорожные транспортные накладные показали: топливо шло напрямую от нефтяных компаний в адрес «ТЗК Шереметьево».

 

Офшоры и ломбарды

Куда уходила разница между реальной ценой авиакеросина и той, которую платил «ТЗК Шереметьево» и которая сформировалась от перепродажи топлива через несколько звеньев фирм-однодневок? Обратите внимание на нашу схему. Вы увидите, что третье звено «поставщиков» топлива для аэропорта «Шереметьево» состояло из нескольких фирм. У них было две функции. Некоторые из них (как, например, ООО «Нефтяной ресурс») закупали топливо у реальных нефтяных компаний. Однако если проанализировать банковские выписки других фирм, то можно увидеть, что с их счетов деньги не тратились на покупку авиакеросина, а уходили дальше на счета следующих компаний. По мнению налоговых органов, функция этих фирм как раз и заключалась в выводе ценовой разницы. Делалось это, судя по всему, тремя способами.

Первый. Деньги за авиакеросин, поступившие от «ТЗК Шереметьево» на фирмы второго-третьего звена, переводились на счета московских ломбардов («Русское дело», «ЯШМА», «Золотые купола», «АвтоЛомбард», «Ломбард-Оникс», «Ломбард-лазурит», «Ваш Ломбард» и другие). Как утверждали в арбитражных судах налоговики, «вышеназванные организации —  ломбарды созданы в период действия схемы по уклонению от уплаты налогов…, то есть в 2005—2008 гг.». У всех ломбардов также присутствовали признаки однодневок. Со счетов этих ломбардов деньги выдавались физическим лицам в качестве займов. Как показывают банковские проводки, эти деньги на счета ломбардов так и не вернулись, что, видимо, может говорить о том, что это был способ «обналички». Налоговые органы пытались получить от ломбардов подтверждающие документы и узнать, кому предназначались обналиченные деньги, однако в 2009 году (после того как прошел шум на правительственном уровне и начались расследования) ломбарды перестали существовать: они были реорганизованы, слились с еще рядом фирм и перерегистрировались в Челябинск.

 

Второй. Со счетов фирм второго-третьего звена в цепочке посредников деньги уходили в адрес двух страховых компаний: ООО «Национальное страховое общество» и ООО «Отечественное страховое общество». Обеими страховыми компаниями управлял один директор — Максим Веденин. В прошлом году Веденин был осужден на 19 лет за грабежи и убийства проституток. Как выяснили следователи, бывший директор страховых компаний разорился и решил зарабатывать грабежом: он звонил проституткам под видом клиента, приезжал к ним и под угрозой пистолета забирал деньги, украшения, ноутбуки и мобильные телефоны.

Однако до своего банкротства и ареста Веденин, похоже, помогал поставщикам авиакеросина в «Шереметьево» выводить ценовую разницу в офшоры. Как показывают имеющиеся в распоряжении «Новой газеты» банковские проводки, со счетов двух страховых компаний деньги уходили за рубеж в банки Латвии, Швейцарии, Кипра, ОАЭ и Австрии.

 

Третий. Со счетов фирм-однодневок третьего звена деньги направлялись на фирмы-однодневки четвертого звена. От этих фирм деньги уже уходили за границу на счета офшорных компаний. «Новой газете» удалось получить банковские проводки, частично показывающие зарубежный путь керосиновых денег.

Одной из фирм четвертого звена было ООО «Уником». Это — типичная однодневка, которая была зарегистрирована на подставное лицо — некоего Михаила Бисерова. У нас есть решение суда, в котором сказано, что Бисеров опрашивался как свидетель налоговыми органами: он пояснил, что в 2006 году продал свои паспортные данные некоей Нине, с которой его познакомил приятель — студент Университета дружбы народов. Несмотря на то что ООО «Уником» было зарегистрировано на подставное лицо, фирма обслуживалась в государственном Сбербанке. Как показывают банковские проводки, со счета этой фирмы за короткий промежуток времени перечислялись огромные суммы за границу.

Например, менее чем за один месяц — с августа по сентябрь 2006 года — ООО «Уником» перечислило около 300 млн рублей в адрес компании Iduna Commerce с Британских Виргинских островов.

Со счета того же ООО «Уником», из того же Сбербанка, в тот же период времени было перечислено около 2 млрд рублей в адрес компании Meister Developers Ltd из островного государства Сент-Люсия. Эти транзакции в адрес обеих офшорных компаний выглядят сомнительно в связи с тем, что они осуществлялись якобы как платежи за компьютеры и электронное оборудование (трудно представить, какие компьютеры могла поставлять компания из Сент-Люсии российской фирме-однодневке).


 

Документы:

Договор поставки керосина 1
Договор поставки керосина 2
Договор поручительства
Постановление о возбуждении уголовного дела
Решение арбитражного суда - «Промокон»
— Решение арбитражного суда - «Промокон»
— Решение арбитражного суда - «Промокон»
— Решение арбитражного суда - «Стэнойл»
 Решение арбитражного суда - «Стэнойл» 

 

Одни и те же люди

«Комиссионная схема» поставок топлива действовала не только с 2003 по 2008 год, как утверждают налоговики. Нам удалось выяснить, что она сформировалась гораздо раньше.

В июле 2001 года в подмосковном Серпухове была зарегистрирована фирма «Синон». Полгода спустя эта фирма подписала договор с ЗАО «ТЗК Шереметьево» на поставку топлива. Как показывают имеющиеся в нашем распоряжении банковские проводки, «Синон» получала авиакеросин по той же схеме: сначала у одной фирмы-однодневки, та, в свою очередь, — у следующей, а третья покупала керосин уже у реальных поставщиков. В 2004 году от «Синона» избавились: фирма была переоформлена на подставного человека, числящегося в «черном списке» ФНС как массовый учредитель фирм-однодневок.

В 2003—2004 годах на смену фирме «Синон» пришли «Стэнойл» и «Промокон», которые оказались в центре расследования налоговых органов. В конце мая 2009 года от них также попытались избавиться (случилось это как раз через несколько недель после того, как на заседании у Владимира Путина обсуждались топливные кризисы и усугубляющие их посредники-«жучки») и переоформить на жительницу деревни Мелекшино Рязанской области, о чем она, похоже, и не догадывалась.

Итак, что объединяло все эти три компании, поставлявшие по одинаковой схеме топливо в аэропорт «Шереметьево» с 2001 по 2008 год? Все они были зарегистрированы в одном городе — Серпухове, их руководители были также родом из одного города — Железногорска Курской области. И самое главное: те, кто работал в фирме «Синон», позднее перешли на работу в фирмы «Стэнойл» и «Промокон», то есть управлялись компании одними и теми же людьми. Нам удалось связаться с одним из таких людей — Георгием Бабинским (он работал как в фирме «Синон», так и в более позднем поставщике керосина — «Стэнойле»).

«У меня нет комментариев по этому поводу. Дело в том, что я выполнял поручение из дирекции. Просто посыльный, какие комментарии я могу дать вам? А как я там договоры какие-то, бумажки перевозил — вам это не будет интересно», — говорит Бабинский. По его словам, руководство фирмами осуществлял Владимир Коноваленко (директор ООО «Стэнойл»), но Бабинский потерял с ним контакт после того, «как поднялась вся эта шумиха». Бабинского также вызывали на опросы в рамках возбужденного уголовного дела, но в чем конкретно суть ситуации, он не знает: «Я знаю, что там какая-то нехорошая история произошла с этим процессом, но, слава богу, меня это не касается».

Владимир Коноваленко, похоже, был наиболее близок к реальным бенефициарам «комиссионной схемы» поставок топлива, однако нам связаться с ним не удалось.

 

Кто

Пытаясь выяснить, кто на самом деле создал эту схему поставок авиатоплива, мы обратились к министру транспорта Игорю Левитину (с 2005 по 2010 год возглавлял совет директоров аэропорта «Шереметьево») с вопросами о том, были ли ему известны упомянутые поставщики и обсуждались ли они на заседаниях совета директоров. В Минтрансе нам ответили, что «вопросы, связанные с поставками ресурсов», на совете директоров аэропорта «Шереметьево» не обсуждались, «поскольку они не относятся к компетенции совета директоров».

Однако очевидно, что своих поставщиков должны были знать в самом «ТЗК Шереметьево». В частности, как стало известно «Новой газете», представители нефтяных компаний говорили, что «именно руководители ЗАО «ТЗК Шереметьево» предлагали заключать контракты с сомнительными посредниками. «Руководители нефтяных компаний… пояснили, что всегда были готовы к заключению прямых договоров поставки с ЗАО «ТЗК Шереметьево», о чем неоднократно соответствующими письмами уведомляли ЗАО «ТЗК Шереметьево», однако на данные письма были получены отказы со ссылкой на заключенные договоры поставки с ООО «Промокон» и ООО «Стэнойл». Пытаясь проверить, так ли это, «Новая газета» обратилась за комментариями в сами нефтяные компании.

Представители ЛУКОЙЛа и «Газпром нефти» подтвердили, что когда-то заключали контракты с упомянутыми в схеме фирмами (сейчас они с ними не сотрудничают), однако от упоминания конкретных людей, просивших со стороны «ТЗК Шереметьево» за эти фирмы, в нефтяных компаниях воздержались.

Однако в материалах арбитражных судов цитировались показания сотрудника ЛУКОЙЛа: «Сотрудник ОАО «ЛУКОЙЛ» пояснил, что к нему в офис в 2004 году приезжали сотрудники ЗАО «ТЗК Шереметьево», в том числе Малахова Н.А., которая, в свою очередь, курировала ООО «Стэнойл» и ООО «Промокон» и предложила заключить договор с ООО «Нефтяной ресурс» с учетом факта поручения за данную организацию (договор поручительства)». Однако суд пришел к выводу, что эти показания не были подтверждены, к тому же, как известно «Новой газете», на очной ставке указанный сотрудник признался, что видит Малахову впервые.

Надежда Малахова была финансовым директором, однако сегодня в «ТЗК Шереметьево» она больше не работает и нам не удалось с ней связаться (в ТЗК отказались предоставить ее контакты). Но в распоряжении «Новой газеты» есть тот самый договор поручительства.

Он датирован 2004 годом и подписан между ООО «ЛУКОЙЛ-Авиабункеровочная Компания» и ЗАО «ТЗК Шереметьево». В договоре «ТЗК Шереметьево» ручается перед кредитором (ЛУКОЙЛом) «отвечать за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательств» должниками, указанными в приложении к договору. В приложении вместо названия должника был оставлен прочерк, и от руки вписано: «ООО «Нефтяной ресурс» — та самая фирма-однодневка третьего звена, которая закупала керосин у нефтяных компаний. От имени поручителя стоит подпись Валерия Казикаева, который с 2001 по 2010 год был генеральным директором «ТЗК Шереметьево» (сегодня — первый заместитель генерального директора по стратегическому развитию аэропорта «Шереметьево»).

«О заключении подобного договора мне не известно, — говорит Валерий Казикаев. — Сам договор неграмотный — он понятийный. По такому договору ТЗК не может отвечать по обязательствам. Юристы уже изучали его: в деловой практике серьезных компаний, включая «ТЗК Шереметьево», в таком виде (с прочерками) договоры не оформляют, существуют другие договоры — гарантийные письма, заверенные банками, нотариусами».

По словам знакомого и партнера Казикаева, на последнего во время следствия постоянно оказывалось давление. «Очень высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов» намекали, что уголовное дело – лишь инструмент для оказания давления на него. Знакомый Казикаева знает, что эти люди не прошли переаттестацию в МВД в связи с коррупционными скандалами, однако в органах до сих пор работают их бывшие подчиненные.

Казикаев не комментирует то, что связано со следствием. «Мы работали с конкретными фирмами, которые не были однодневками. Когда я пришел в ТЗК, денег практически не было. Довели состояние компании до того, что она не получала прибыли. И мы, с одной стороны, начали копить деньги и выплачивать дивиденды аэропорту и «Аэрофлоту», с другой стороны —  начали делать реконструкцию, которая до этого не делалась 25 лет. А крупные нефтяные компании работали только по предоплате. Поставщиков отбирали по конкурсу. Соответственно, предпочтение отдавалось тем поставщикам, которые не требовали предоплаты. Главное, чтобы топливо соответствовало качеству, срокам поставки и цене, которая укладывалась в наши общие параметры: чтобы цена была ниже, чем у других аэропортов, чтобы общество зарабатывало прибыль».

Валерий Казикаев говорит, что в «Шереметьеве» всегда были одни из самых низких цен на авиатопливо, а в ТЗК всегда знали, с какого завода продукт и кто отвечает за поставку. «А если наш поставщик что-то где-то не так сделал, то, извините, мы не можем отвечать за всех».

 

Нынешнее время

Казалось бы, история с поставками топлива в «Шереметьево» по «комиссионной схеме» уже закончена. Арбитражные суды встали на сторону поставщиков, «ТЗК Шереметьево» перешел из-под государственного контроля в частные руки, а те поставщики, к которым имели претензии налоговики, с 2009 года неактивны.  

Однако в том же 2009 году в ежеквартальном отчете «Аэрофлота» (он потребляет большую часть поставляемого в аэропорт топлива) наряду с известными поставщиками появилось и некое ООО «Аэротек». Как сказано в отчете авиакомпании, «Аэротек» поставила в третьем квартале 2009 года 24% топлива для «Аэрофлота» (для сравнения: доля «ЛУКОЙЛ-Аэро» в тот же период была только 20%). Выручка «Аэротека» за 2009 год, согласно базе данных СКРИН, составила чуть менее 6,5 млрд рублей. «Аэротек» поставляла топливо для «Аэрофлота» как минимум до конца 2011 года. Что это за компания?

Согласно ЕГРЮЛ, директор «Аэротека» — Ростислав Якименко. Как удалось выяснить «Новой газете», он же трудился в ООО «Промокон» (фирме, которую налоговики обвиняли в поставках по «комиссионной схеме»). Кроме того, учредитель «Аэротека» Эдуард Рыжов — уроженец того же города Железногорска Курской области, откуда родом руководители фирм, снабжавших «Шереметьево» топливом с 2001 по 2008 год.

Представитель «Аэрофлота» Ирина Данненберг пояснила, что «с 2009 года в «Аэрофлоте» введена открытая конкурсная процедура приобретения керосина у любых поставщиков в «Шереметьево», которые предлагают максимально выгодные для нас условия». По ее словам, экономия от закупки топлива на тендерных процедурах в 2009 году составила 26 млн долларов, в 2010-м — 32 млн долларов и в 2011-м — 40 млн долларов. Критерии выбора — цена, качество, сроки и базис поставки.

У «Аэрофлота» есть генеральные стратегические соглашения со всеми крупнейшими нефтяными компаниями страны, которые поставляют топливо не только в «Шереметьево», но и в другие аэропорты. Весь объем топлива на 2012 год законтрактован у трех известных поставщиков (дочек «Роснефти», «Газпром нефти» и ТНК). «Других поставщиков в 2012 году у «Аэрофлота» нет», — подчеркивает Данненберг.



6 комментариев

0
Владимир Василевский , 6 февраля 2012 в 03:38
Хорошая работа.
Интересно, что у Казикаева такие же "левые отмазки", как и у Путина: во-первых, я об этом ничего не знал (не царское дело; царское же - кататься на воздушной водовозке и делать прививки сумчатому слону); во-вторых, это всё враньё получателей госдеповских грантов; в-третьих, все знают, что до такого состояния страну довели предшественники (светлая им память и искреннее соболезнование вдове); в-четвёртых... зато у нас рождаемость повысилась, безработица не такая, как в Испании, а завтра будет не так плохо, как могло бы быть.
Но что-то подсказывает, что -- в отличие от Путина -- Казикаев всё-таки сядет, а если всю вину возьмёт на себя, то сидеть будет недолго и неподалёку. Особенно после этой статьи.
0
Андрей Кожевников , 6 февраля 2012 в 14:40
Совершенно согласен. И такие схемы во всех отраслях хозяйства страны, начиная с финансов. Бюджетный Стабфонд РФ, хранящийся в западных банках, которые дают кредиты российским банкам, которые....и дальше по цепочке,- точно такая же воровская схема, только более масштабная...Если смореть на это всё без сарказма, то можно умом повредиться.
0
маша потапенко , 6 февраля 2012 в 16:49
и прокуратура ничего не знает-значит в доле
0
Denis Ivanov , 6 февраля 2012 в 23:36
прокуратура их крышует
0
Светлана Колесникова , 8 февраля 2012 в 22:02
И мы хотим жить в такой стране???
0
Great Oyabun , 9 февраля 2012 в 11:46
Потому что на нас заработали миллиарды с помощью фирм-однодневок, -----------------------не заработали, а конкретно украли.
выражайтесь точнее

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться



Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама