Расследования / Выпуск № 120 от 22 октября 2012

92174 Расследование «Новой газеты». 10 лет «Норд-Осту». Что мы узнали

Правило третьего дня

4 июня этого года вступило в силу решение Страсбургского суда по делу «Норд-Оста». Суд признал, что штурм захваченного террористами Театрального центра был приемлемой мерой, но одновременно обязал российские власти провести эффективное расследование и представить «удовлетворительное и убедительное объяснение причин смерти заложников и установить степень ответственности должностных лиц за их смерть».

В юридическом смысле решение ЕСПЧ является «вновь открывшимся обстоятельством», поэтому адвокаты «Норд-Оста» Игорь Трунов и Людмила Айвар подали в СК РФ заявление о проведении проверки и возбуждении уголовного дела против членов оперативного штаба по проведению контртеррористической операции и спасению заложников.

ЕСПЧ установил, что действие смертоносной силы со стороны спецслужб (газа) в сочетании с неэффективностью спасательной операции стали основными причинами гибели заложников. ЕСПЧ также установил, что российское следствие не расследовало очевидные факты халатности должностных лиц (членов оперативного штаба), отвечающих за общую координацию действий по спасению заложников.

 

Фотография хранится в архиве «Новой газеты». Журналисты «Новой» Анна Политковская и Роман Шлейнов только что передали заложникам воду

В деле «Норд-Оста» есть две большие тайны: формула газа и состав членов оперативного штаба по проведению контртеррористической операции и освобождению заложников. Формулу газа российское правительство категорически отказалось раскрыть даже Европейскому суду. Накануне 10-й годовщины «Норд-Оста» адвокаты Трунов и Айвар получили от следователя Супруненко письмо с отказом возбудить проверку и уголовное дело в отношении членов оперативного штаба. Норд-остовцы тут же обжаловали это решение следователя в суде и готовятся к долгому и традиционно безрезультативному процессу, по окончании которого вновь обратятся в Европейский суд по правам человека.

Юридическая война, которую жертвы «Норд-Оста» объявили российскому государству, — это наша война. Она направлена на защиту всего общества от «правила третьего дня»*. Если внимательно проанализировать события в Буденновске, Кизляре, «Норд-Осте», Беслане — то будет очевидно, что силовая операция происходит, как правило, на третий день, часто ночью третьего дня. Эта закономерность арифметически банально воплотила жесткий принцип: переговоры с террористами не ведем. Не только не ведем, но даже не используем, чтобы потянуть время для подготовки эффективного спасения заложников от последствий штурма. В «Норд-Осте», как и через два года в Беслане, сложилась уникальная ситуация: силовики отдельно от гражданских планировали силовое решение проблемы. А вот детали спасательной операции не прорабатывались вообще, так как являлись сферой компетенции гражданских лиц. Детали же силовой операции скрывались от тех же гражданских до последнего момента. Вопрос о жизни заложников, таким образом, решала «русская рулетка». Выжил тот, кому повезло.

Главная задача, которую демонстративно, раз за разом решает власть в таких экстремальных ситуациях, как захват заложников, — быстрая ликвидация самой проблемы. То есть террористов. А последствия в виде сотен жертв всегда можно «повесить» на извечный российский бардак. Но у каждого бардака есть имя, фамилия и должность.

Приказа о создании и составе оперативного штаба по «Норд-Осту», видимо, не существовало изначально. Официальная версия — все документы штаба были уничтожены вскоре после теракта — не выдерживает критики, потому что никто никаких документов не видел в те октябрьские дни. Тем не менее состав оперативного штаба — секрет Полишинеля. Если внимательно вчитаться в уголовное дело, в котором нет ни одного допроса принимавших ключевые решения силовиков, все равно можно отследить главного «ответственного за бардак». Во всех допросах гражданских членов штаба или тех, кто был привлечен к переговорам с террористами, фигурирует заместитель начальника ФСБ РФ Владимир Проничев. Нет сомнений в том, что именно этот человек руководил оперативным штабом. Именно он поделил штаб на «военных» и «гражданских», именно он засекретил важнейшие детали силового сценария — время штурма, состав газа и антидот, снижающий риск от воздействия отравляющей составляющей газа. Андитоды были. Но не у спасателей и реаниматологов, а у сотрудников ФСБ, которые доставили этот антидот в больницы тогда, когда «уже было можно». Через несколько часов после штурма.

Составить список членов оперативного штаба, пусть и неофициальный, неполный, но вполне достаточный для возбуждения дела, нам помогли далеко не рядовые участники тех событий.

Итак, список.

 

Генерал Проничев, заместитель директора ФСБ РФ, получивший звание Героя России за «Норд-Ост», возглавлял оперативный штаб.

В силовой блок штаба также входили: заместитель директора ФСБ РФ В. Анисимов и заместитель директора ФСБ РФ А. Тихонов, заместители министра МВД А. Чекалин и В. Васильев, руководитель департамента по борьбе с организованной преступностью МВД РФ А. Овчинников и его заместитель Ю. Демидов, начальник УФСБ по Москве и Московской области В. Захаров.

Администрация президента была представлена членом оперативного штаба Сергеем Ястржембским, который отчитывался перед Александром Волошиным. В штабе Волошин не появлялся, но руку на пульсе, по свидетельствам очевидцев, держал, перед ним отчитывался даже генерал Проничев. К Волошину ездили почти все политики, депутаты Госдумы, которые участвовали в переговорах с террористами.

Особо надо отметить, что в переговорах участвовали только гражданские лица или бывшие военные — такие как Руслан Аушев и входивший в штаб Асламбек Аслаханов.

Членом штаба являлся депутат Госдумы от Москвы Валерий Драганов. Он входил в так называемый «гражданский штаб», или «штаб Москвы». Возглавлял этот штаб мэр Москвы Юрий Лужков. Членами штаба были руководитель ГУВД Москвы Пронин, а также все руководители департаментов московского правительства. В частности, руководитель департамента здравоохранения Сельцовский, единственный член штаба, установленный следствием в ходе проверки по заявлению депутатов СПС Немцова и Хакамады.

Этот список «засекреченного» состава оперативного штаба нам удалось составить всего за несколько дней. Следствие не смогло сделать и этого — за 10 лет. Все эти годы следователи уныло продлевали основное дело по «Норд-Осту», фигуранты которого — мертвые террористы. Ответ на главный вопрос — при каких обстоятельствах стал возможен массовый захват заложников в центре Москвы — повис в воздухе, видимо, навсегда, так как ни за одну ниточку следствие так и не потянуло. Дело по террористам надо закрывать. По «Норд-Осту» надо открывать новое дело против тех, кто возвел «правило третьего дня» в неписаный преступный закон.

__________
*Формулировка доктора наук Адама Дольника, крупнейшего в мире эксперта по противодействию терроризму, директора исследовательских программ и старшего специалиста Центра предотвращения международных преступлений University of Wollongong (Австралия). Автора монографии «Новый политический терроризм и особенности переговорного процесса при массовом захвате заложников» (Praeger Security International, 2007).
 

 «Первый раз слышу о том, что были какие-то антидоты»

Генерал Асламбек АСЛАХАНОВ, в 2002 году — депутат Госдумы от Чечни, член оперативного штаба

— Асламбек Ахмедович, как вы узнали о том, что вы входите в штаб?

— Я прилетел из командировки и от жены узнал о теракте. Жена сказала, что террористы называли мою фамилию в качестве возможного переговорщика. Я поехал туда сразу. Начальником штаба был Проничев Владимир Егорович, его замом был Анисимов. Эти двое были главными.

— Вы себя считали членом штаба или вас ознакомили с приказом о составе штаба, куда вы вошли?

— Никакого приказа не было. Честно скажу, я не хотел быть членом штаба из-за своей национальности.

— Кто вам объявил, что вы член оперативного штаба?

— Проничев. Мы с ним давно знакомы, у нас хорошие отношения. Он знает меня. На другой день был создан гражданский штаб — Лужков, Пронин и другие. Я 23-го и 24-го был с силовиками, а потом был больше с гражданскими. Я считаю, что правильно меня не приглашали к силовикам на разработку и подготовку силовой операции. Я все-таки был в отставке на тот момент, бывший военный, а такие вещи должны делать действующие силовики. На переговоры — да, я ходил. Я был первый, кто пошел туда и начал переговоры.

— Когда вы говорили с боевиками по телефону из штаба, кто-нибудь из силовиков вас контролировал?

— Меня какой-то полковник ФСБ, который слушал мои переговоры, успокаивал, чтобы я не горячился.

— Как вас инструктировали перед заходом в ДК?

— Мне категорически не советовали идти, но я все равно пошел.

— Какое впечатление о потенциале переговорного процесса у вас сложилось?

— Разговор у меня не удавался с террористами. Но тем не менее сложилось впечатление, что Бараев там был не главный. Один из боевиков прекратил хамство Бараева по отношению ко мне. Боевики были не наркоманы и не смертники, что бы они сами ни говорили. Они были несамостоятельными и выполняли чьи-то команды, теракт не был их личной инициативой. Тем не менее вывести заложников мне не удалось, хотя я предложил террористам поменять заложников на известных людей. Один из них — Примаков — меня просил об этом обмене, просил организовать встречу. Вероятность гибели его не пугала. Мы второй раз пошли вместе с ним (и с Аушевым. — Е. М.). Но террористы хамски с ним разговаривали. Слова Примакова до них не дошли. Единственный, кому удалось вывести заложников, — Кобзон, и меня это не удивляет. Это великий человек, и, я думаю, боевики его позвали потому, что просто им хотелось на него посмотреть. Но когда мы второй раз ходили, террористы сказали, что, возможно, освободят иностранцев.

— Вы знали о том, что готовится силовая операция?

— Да. Я понимал, что она практически неизбежна. Условия террористами ставились невыполнимые, и все в штабе говорили, что надо готовиться к штурму, хотя никаких видимых приготовлений к нему не было. Я понимал, что обстоятельства теракта такие, что будут применять газ.

— Откуда вы это знали? Вы слышали про газ или догададывались?

— Никто не говорил при мне в штабе, что будет газ.

— Кто отвечал за подготовку спасательной фазы контртеррористической операции?

— Гражданский штаб Лужкова. Было много машин «скорой помощи» подготовлено, но одновременно было много припаркованных легковых машин вокруг ДК, и мы не могли их эвакуировать. Потому что террористам было бы понятно, что мы готовимся к штурму. Это осложнило подъезд «скорых» к ДК. Я это понял, когда все случилось и мы эвакуировали заложников. Я вынес 28 человек из зала. И одновременно видел, как оперативные сотрудники (милиция, прокуратура и ФСБ) мародерствовали. Люди погибли от применения газа, потому что специалистов, кто бы мог рассчитать эффективную, но безопасную дозировку, не было. Я знал, в какой позе надо класть людей, которые находятся без сознания. Но не все это знали и делали. До «скорой помощи» далеко было заложников нести, и мы клали людей на ступеньки, откуда их грузили в автобусы и машины «скорой».

— Гражданский штаб готовился к применению газа?

— Нет. Нам о газе ничего не говорили. Мы про газ говорили, но это было неофициально, между собой.

— Лужков о газе знал?

— Нет, я думаю, и он не знал.

— Про антидоты вам кто-то говорил?

— Я не знал про это.

— Про налоксон вам говорили?

— Нет. И многие врачи не знали, что делать. Какие реанимационные действия применять. Срочная, экстренная реанимационная помощь людям не оказывалась. Я думаю, что здесь и был главный промах ситуации, потому что и газ правильно не рассчитали, и к последствиям не готовились. Четкого механизма спасения, оказания помощи немедленной после применения газа, а также нужных медикаментов — не было.

— Чей это промах — силовиков, которые скрывали информацию о газе, или тех, кто готовил план эвакуации и спасения заложников?

— Я не хочу давать этому оценку. «Альфа» и «Вымпел» сработали отлично. А оценку штабу мне сложно давать. Штаб пытался в эти дни все необходимое делать.

— Насколько, по вашему мнению, повлиял на исход факт разделения штабов на силовой и гражданский?

— Я даже не знаю, был ли в «Норд-Осте» официальный приказ о составе оперативного штаба. Я не видел ни одного документа, регламентирующего наши действия. Но так получилось, что военные были отдельно, у них была охрана. Меня-то или Лужкова к ним пускали, но других гражданских — нет. Со мной было просто. Проничев мне сказал: хорошо, что ты пришел, давай работай! Но если бы я не пришел, то в штаб я бы не вошел, конечно. Мы взаимодействовали, ходили друг к другу. Но детали военной операции нам были неизвестны. С нами это не обсуждали.

— Какую роль играли представители администрации президента?

— Там был Ястржембский и кто-то из пресс-службы президента. Меня кто-то из них просил, чтобы я обратился к чеченцам, чтобы они пришли на случай возможного обмена заложников и потом — чтобы сдали кровь. Многие откликнулись, но эти меры не пригодились. Я даже не знаю, зачем меня об этом просили.

— Еще раз: гражданский штаб был оповещен о применении газа?

— Нам никто ничего не говорил, мы догадывались о том, что будет применен газ, но какой именно, какое действие у этого газа будет — этого мы не знали.

— Об антидотах тоже ничего не знали?

— Я первый раз от вас вообще слышу о том, что были какие-то антидоты.

— Как вы себя чувствовали после того, как выносили людей из ДК?

— Тошнота и голова кружилась. Плохо было. Но в больнице я не обследовался.

— Вы знали о времени штурма?

— Нет. Мы не знали. Когда закончился штурм, мы — Лужков, Нургалиев и другие — пошли к родственникам заложников. Люди были так счастливы! А потом мы узнали, что столько жертв…

— Вас допрашивали после теракта следователи прокуратуры. Задавали ли они вам вопросы о работе штаба и его членах?

— Ни один из этих вопросов, которые вы мне сейчас задаете, мне не задавали.

 

«I’d rather not say»*

Юрий Лужков, в 2002 году — мэр Москвы, член оперативного штаба

— Юрий Михайлович, кто руководил штабом в «Норд-Осте»?

— Проничев. Он был руководителем штаба. Конечно, я был в «Норд-Осте» все это время. Я решал проблемы, которые должен решать город. И мы получили высокую оценку президента Путина нашим действиям. Нам не хватило десяти лет, чтобы разобраться в этой трагедии. Я понимаю, тяжелая дата. Мы вот празднуем 200-летие Отечественной войны 1812 года, и нам, наверное, надо разобраться еще и в том, почему Кутузов сдал Москву. Так?

— ?

— Ну хорошо… В «Норд-Осте» я принимал активное участие в спасении людей, и я считаю, что действия правоохранительных органов в этой ситуации при угрозе гибели более 1000 человек были абсолютно оправданными. Не собираюсь давать комментарии по поводу того, насколько адекватными были решения военных, потому что я не специалист по борьбе с терроризмом. Меры со стороны правительства Москвы были адекватными и исчерпывающими. Я думаю, что совместными усилиями с правоохранительными органами нам удалось спасти более 900 человек.

— Юрий Михайлович! Вы знали о намерении силовиков применить газ во время штурма? Учитывали ли вы этот факт, когда готовили спасательную операцию?

— Я не хочу этот вопрос даже обсуждать. Я хочу обсуждать с вами вопросы, которые относятся только к моей компетенции. К моей компетенции относилась организация работы с родственниками заложников. Страшная проблема, между прочим. Размещение медицинских структур. Решение вопросов по контактам и переговорам с заложниками, которые нам помогли организовать Кобзон и Рошаль. Проблема с предоставлением информации. По этим вопросам я готов с вами говорить, а по вопросам специфическим, которые относятся к приемам и узкой компетенции правоохранительных органов, я говорить с вами не готов. И ни с кем другим я говорить об этом не готов и не буду. Есть такое выражение английское: «I’d rather not say» («Я бы предпочел не говорить ничего»).

— Вы разрабатывали план непосредственной эвакуации заложников из здания ДК до больниц Москвы?

— Да, эта операция была нами разработана. И все, что было связано с нашей ответственностью, мы все это дело реализовывали на должном уровне и получили высокую оценку от руководства страны.

— Юрий Михайлович! После «Норд-Оста» Путин заявил иностранным СМИ, что силовики справились со своей задачей блестяще, а люди погибли из-за плохих врачей и спасателей, которые не знали, как правильно оказывать помощь заложникам. Вы согласны?

— Это я не знаю. Это вы спросите у Путина.

— Скажите, когда вы начали разрабатывать операцию по спасению заложников? В какой день теракта?

— Буквально с самого начала. Я сразу приехал в Госпиталь ветеранов войн (рядом с ДК, был превращен в место дислокации оперативного штаба. — Е. М.) и организовал свой штаб, в который входили все мои заместители и руководители департаментов правительства Москвы. Они блестяще сработали. Швецова блестяще работала с родственниками заложников. Наша служба, обеспечивающая город продовольствием, блестяще сработала по вопросам питания и лекарств, которые передавались с помощью Кобзона заложникам. И у меня никаких претензий к работе руководителя департамента здравоохранения Москвы Сельцовского не было ни тогда, когда ситуация была гораздо острее, чем по прошествии 10 лет, ни сейчас. Он делал все, чтобы спасти людей.

— Юрий Михайлович! Слово «антидот» вам что-нибудь говорит?

— Мне как человеку, который проработал 28 лет в химии, безусловно.

— А в те дни, когда вы занимались подготовкой спасения заложников, вам говорил кто-нибудь про антидоты или такое лекарственное средство, как «налоксон»? Вас инструктировали по поводу применения каких-либо медицинских средств, которые должны были оказать противодействие отравляющим свойствам газа, пущенного в ДК перед штурмом?

— Нет, я не медик. Что такое антидот, мне известно только по моей работе в химической промышленности. А все моменты, связанные с экстренными мерами по медицинской помощи во время спасательной операции, — мне было все это неведомо. Применялись ли антидоты — я не знал.

— То есть вы планировали спасательную операцию без применения антидотов, без налоксона?

— Я вообще не знаю этого слова, которое вы сейчас использовали.

— Юрий Михайлович! Вы сказали, что организовали СВОЙ штаб? Как это понимать? Не было единого оперативного штаба?

— Мы организовали штаб города, в который входили все руководители города. Мы всегда организовывали такой штаб во время террористических атак на Москву. Наш штаб взаимодействовал со штабом, который был организован на уровне правоохранительных органов. И я постоянно общался с Владимиром Егоровичем Проничевым, и я считаю его работу в высшей степени эффективной. Когда нужно было найти похожее здание для отработки спецслужбами плана штурма, мы оперативно нашли и предоставили им построенное по такому же проекту, как и Театральный центр на Дубровке, здание культурного центра «Меридиан». Мы дали возможность силовикам потренироваться, чтобы спасти людей и не дать взорваться тем бомбам, которые установили террористы.

— К действиям «Альфы» и «Вымпела» нет никаких претензий. У меня только один вопрос: почему силовики, готовившие штурм, не сказали тем, кто готовил спасательную операцию, от чего и как спасать людей?

— Этот вопрос не ко мне. Если этот вопрос есть, то этот вопрос не ко мне. И давайте закончим этот разговор. Вы сейчас пытаетесь подменить следствие и берете на себя не свойственные журналисту полномочия.

— Юрий Михайлович! В чем, как вам кажется, это заключается?

— В ваших вопросах.

— Я пытаюсь узнать, как было на самом деле.

— Это еще десять лет назад было известно.

— К сожалению, я читала материалы уголовного дела по «Норд-Осту» и могу сказать, что реальные обстоятельства трагедии в материалах дела не отражены. Поэтому все эти вопросы опять и опять поднимают жертвы теракта.

— Ну тогда вам надо обращаться с ними к более высоким инстанциям. К президенту.

__________
*Вольный вариант классической фразы «I would rather say nothing» — «Я бы предпочел не говорить ничего».

 

«Я много знаю, но выносить на суд публичности свои знания не намерен»

Александр Овчинников, в 2002 году — руководитель департамента по борьбе с организованной преступностью МВД РФ, заместитель министра МВД, член оперативного штаба

— Александр Александрович! Кто возглавлял оперативный штаб по «Норд-Осту»?

— По закону о борьбе с терроризмом штаб должен быть возглавлять руководитель того субъекта, в котором произошел теракт. В случае с «Норд-Остом» это был Юрий Лужков, который как мэр должен был возглавлять все. У гражданского лица, представителя исполнительной власти, по определению больше полномочий, чем у любого силовика, который замкнут только на свое ведомство. В штаб также должны были входить министры всех силовых ведомств или их первые заместители, отвечающие за борьбу с терроризмом.

— Лужкова информировали о намерении силовиков применить газ и о времени начала операции?

— Можно, я не буду комментировать этот вопрос?

— А вы сами знали, что газ планируется?

— И на этот вопрос я вам не отвечу. Я даже не могу рассказать вам о задачах, которые я решал в тот момент. Меня вообще часто спрашивают: почему не пишу то, о чем знаю. Я много знаю, но выносить на суд публичности свои знания не намерен. Может быть, через 15—20 лет.

— Военный обозреватель «Новой газеты» Вячеслав Измайлов рассказал мне, что вы и сотрудники ГУБОПа занимались установлением личностей террористов и их связей. Но меня не это интересует. Скажите, насколько опасным был газ?

— Трудно ответить на этот вопрос. Это все ведь относительно. Для взрослого одна концентрация является смертельной, для ребенка — другая. Для стариков или больных астмой — третья. Могу вам сказать, что попытки выставить силовую операцию в «Норд-Осте» в черно-белом свете не соответствуют действительности.

— Александр Александрович! Почему никого из силовиков, принимавших участие в контртеррористической операции, не допросили по уголовному делу «Норд-Оста»?

— Не знаю. Меня точно не допрашивали.

 

«Я стал свидетелем гнусной истории»

Борис НЕМЦОВ, в 2002 году — депутат Госдумы РФ, лидер партии СПС

— Борис Ефимович, решение Европейского суда по жалобе «Норд-Оста» вновь поставило вопрос об ответственности членов оперативного штаба за неэффективное спасение заложников…

— Я очень рад этому решению. Сразу после теракта наша фракция СПС поставила вопрос в Госдуме о проведении парламентского расследования обстоятельств трагедии. Нас не поддержало даже «Яблоко». Это меня тогда поразило. Я знал, что было гигантское давление из Кремля, чтобы никаких парламентских инициатив по расследованию не было. Но мы все равно создали нашу фракционную комиссию и обратились к очевидцам событий, к военным врачам, специалистам МЧС, к бывшим заложникам, к родственникам погибших. Они приходили, давали показания, врачи и эксперты отсматривали видеозаписи и комментировали действия по спасению заложников. По результатам этой работы был составлен доклад и сделаны выводы: спецназ действовал четко, а при спасении людей была проявлена преступная халатность, которая привела к гибели заложников. И причина смерти не в отравлении газом, а в неправильном спасении.

— Европейский суд в своем решении говорит о том, что газ был сильнодействующим отравляющим веществом и состоит в причинно-следственной связи с гибелью заложников.

— Мы отталкивались от официальных заключений о причине смерти заложников. Там ничего не было сказано об интоксикации. Мы хотели рассмотреть вопрос с газом, но эксперты-медики, которые нам помогали в расследовании, отрицали всякую связь между газом и смертью людей.

— Поднимала ли ваша комиссия вопрос о том, почему те, кто отвечал за подготовку спасательной операции, ничего не знали ни о времени начала штурма, ни о газе, ни о медицинских средствах нейтрализации последствий воздействия газа на организм?

— Нет. Опять же по той причине, что наши эксперты отталкивались от официальных заключений о причинах смерти заложников, в которых ничего об отравлении газом не было сказано. Допускаю, что наши эксперты могли ввести нас в заблуждение. Это были военные врачи. А на каком основании Европейский суд пришел к выводу о том, что газ был отравляющим веществом?

— Во-первых, были заявления официальных лиц. Начальника УФСБ Москвы Захарова, руководителя центра «Защита» Гончарова и других о составе газа. Был назван фентонил — анестезирующее вещество, высокотоксичное, если применять без строгой дозировки. Во-вторых, у потерпевших есть много данных о том, что бывшие заложники под воздействием газа теряли сознание, наступал паралич дыхательной системы. То есть первопричиной состояния комы был газ, а потом уже неправильное и несвоевременное спасение, отсутствие четких срочных реанимационных мер, в том числе дозированное введение антидота: кому-то вводили, кому-то нет. Также специально для Европейского суда была проведена токсикологическая экспертиза по тем сведениям, которые известны о составе газа. Вывод этой экспертизы: во время штурма было применено высокотоксичное и опасное вещество.

— У меня были сведения, что этот газ был доставлен из Израиля. Это правда?

— Есть только сведения о том, что засекреченный сотрудник ФСБ — химик, который разработал формулу газа, — закрытым указом президента был представлен к званию Героя России за операцию в «Норд-Осте».

— То есть за умерщвление людей этот человек получил звание Героя?

— Официально, я думаю, за разработку формулы газа. Борис Ефимович! Установили ли вы ответственных лиц за неготовность к спасательной операции?

— В докладе были названы фамилии московских чиновников, отвечавших за медицинскую составляющую, — руководитель департамента здравоохранения Сельцовский и руководитель Центра экстренной медицинской помощи Костомарова. С этим докладом и видеоматериалами я пошел к Путину. И сказал, что нужно возбуждать уголовное дело по факту халатности чиновников. Путин меня спросил: а что, мы тем самым вернем к жизни погибших? В общем, он открытым текстом сказал, что он против. Мы победили, террористов уничтожили, нечего ворошить прошлое.

— Что вам известно о роли заместителя руководителя ФСБ РФ Владимира Проничева?

— Проничев руководил штабом. Я там был в эти дни, хотя нас не везде пускали. Но мне говорил член штаба Ястржембский о том, что Проничев руководит штабом.

— А Лужков чем занимался?

— Он там был. Делал, что нужно. Но он не был самым главным. Я стал свидетелем гнусной истории: в Кремле испугались, что рейтинг Лужкова поднимется, потому что Лужков реально что-то делал для спасения людей. Лужкову и мне запретили идти на переговоры к террористам.

— Как и кто вам запретил?

— Был прямой звонок от Путина. А потом подошел Проничев и сказал: вам и Лужкову ходить не следует. Я уже Лужкову сказал и теперь говорю вам. Я попросил объяснить мне причину. Проничев мне сказал: идите в Кремль и разбирайтесь. Я пришел к Волошину и попросил объяснить, что это все означает. Почему Путин настаивал, чтобы мы с Лужковым не ходили на переговоры? Неужели он так беспокоился о наших жизнях? Волошин мне сказал: Путину не нравится, что у вас растет рейтинг.

— Вы считаете, что у кого-то нашлось в те дни время на измерение и отслеживание каких-то рейтингов?

— Я не знаю. Логика была такая: пойдут Лужков или Немцов. Мэр Москвы и бывший губернатор. И, допустим, заложников отпустят. И тогда они герои. Правильно? Они не хотели нашего успеха. Мне так сказал Волошин. Я обсуждал этот момент с Ястржембским. Он был в шоке.

 

«Нам объяснили: о газе никому не говорили, чтобы не было утечки»

Ирина ХАКАМАДА, в 2002 году — депутат Госдумы РФ, лидер партии СПС

— Ирина Муцуовна, мы пытаемся восстановить максимально точно список членов оперативного штаба и алгоритм принятия решений этим штабом.

— Я не была членом штаба. Пошла туда по приглашению Сергея Ястржембского. Он мне позвонил.

— А кем был в штабе сам Ястржембский?

— Мне не показалось, что он был главным. Он был членом штаба. Был на связи с Кремлем.

— Вы можете рассказать о роли главы администрации президента Александра Волошина?

— После того как вышла из здания ДК после переговоров с террористами, я поехала к Волошину и доложила ему о том, что видела.

— Что вы можете сказать о роли Проничева? Какие инструкции он вам давал?

— Он был озабочен переговорным процессом и, соответственно, концепцией спасения заложников. Мне показалось, что в тех помещениях штаба, где я была, не было силовиков. Гражданские не принимали серьезные решения. А из силовиков я видела только Проничева.

— Что вы можете сказать о роли Лужкова?

— А я его там не видела.

— О чем вас расспрашивал Проничев, когда вы вышли с переговоров?

— Мне дали задание: посмотреть, как заминирован зал, какая взрывчатка, сколько террористов, где они располагаются. Но в зал мы не попали и ничего не видели. Я рассказала Проничеву о том, сколько террористов видела, как они себя ведут, какие у них требования. Сказала, что согласны пропустить врачей, но только иностранных. Сказала, что боевики готовы принять пищу и даже выпустить иностранных граждан.

— Была ли какая-то перспектива в переговорном процессе, по-вашему мнению?

— Я уверена, что можно было тянуть этот процесс. У них были не только невыполнимые требования, но и вполне конкретные. Они хотели и готовы были вести переговоры с человеком, у которого были бы полномочия. Тянуть время таким образом, чтобы максимально хорошо подготовить операцию по спасению заложников. Это было возможно. Расстреливать заложников террористы не будут. Об этом я сказала Проничеву и Волошину. Сказала, что террористы не такие страшные и агрессивные, как кажется, что они не самостоятельны, что больше похожи на солдат, которые выполняют чей-то приказ. Потом я уехала. Я рассказывала журналистам о том, что видела в ДК. После этих интервью мне позвонили и сказали, что я перешла границу. По сути, это была угроза.

— Кто?

— По-моему, эти сигналы поступали из администрации президента. В самом начале этой ситуации мне Немцов передал просьбу Чубайса: ничего не говорим, сидим в боевой готовности и молчим — и слушаем только штаб. Именно это пожелание Чубайса я нарушила, так как я очень боялась поспешного силового развития событий.

— Это было связано именно с тем, что вы высказывали мнение, что переговорный процесс себя не исчерпал?

— Да. Не исчерпал, и нужно использовать его, чтобы по крайней мере подготовить силовую операцию с акцентом на максимально эффективное спасение заложников.

— Штурм начался рано утром 26 октября. Для вас это было неожиданностью?

— Да. Как раз накануне ночью было принято и объявлено по телевизору решение послать на переговоры представителя президента генерала Казанцева.

— Вы участник комиссии по «Норд-Осту» фракции СПС. Вашей комиссии удалось установить членов штаба — и кто конкретно принимал ключевые решения о штурме, о газе, о том, как готовилась спасательная операция?

— Нам удалось только установить, что было два штаба. Один — гражданский, один — военный. Ни один член штаба к нам на комиссию не пришел и показаний не дал.

— Поднимала ли комиссия СПС один из главных вопросов: почему те, кто отвечал за спасение заложников, не знали ни о газе, ни о времени штурма?

— Да. Но нам это объяснили так: о газе никому не говорили, чтобы не было утечки.



147 комментариев

0
Сергей Жандаров , 22 октября 2012 в 06:06
"Закон о чрезвычайном положении реализовал концепцию единого правового режима для чрезвычайных ситуаций социального и природно-техногенного характера, хотя и с некоторыми различиями в характере применяемых мер и временных ограничений. Основанием для введения чрезвычайного положения являются:
чрезвычайные ситуации социально-политического характера, выражающиеся в попытках насильственного изменения конституционного строя, захвата или присвоения власти, вооруженном мятеже, блокировании или захвате особо важных объектов или отдельных местностей, подготовке и деятельности незаконных вооруженных формирований, а также в межнациональных, межконфессиональных и региональных конфликтах, которые сопровождаются насильственными действиями, создающими непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан, нормальной деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления;
чрезвычайные ситуации криминогенного характера, выражающиеся в массовых беспорядках, террористических актах;" - Это "аварийная тревога". Этот режим предполагает ПЕРСОНИЦИАЛИЗАЦИЮ ответственности. А знаете, почему? А потому что тогда со стороны и Немцова и Хакамады ну и других еще бы больше дерьма было. Вот поэтому и не объявляем "аварийную тревогу" даже для спасения людей. Поэтому и сми и прямой эфир, И ОБЩЕНИЕ С ВРАГАМИ-ТЕРРОРИСТАМИ и связь у них со всем миром. Кто-то пиарится, кто-то ероем хочет быть. А людей не вернешь. Никто режим не вводил, спецоперация проведена, так как проведена. Никто ведь не разбирался: почему, каким путем приехали, кто им помогал. А газ или не газ, антидот (в письменном решении у Проничева или Захарова было ли это предусмотрено?) рассчитанный или не рассчитанный уже и значение-то не имеет. А потому что ни у них, ни у Пронина, ни у Васильева решений и планов не было. Не набрались там опыта, получили Домодедово, ну и так далее.
0
точка над и , 26 октября 2012 в 19:55
http://grani.ru/users/wasja39/...

"Комментарий к новость В Москве прошли акции памяти жертв "Норд-Оста" (#)
User wasja39, 26.10.2012 13:214145

Выражаю соболезнования родным и близким жертв.

По-моему, близким жертв путинских терактов - от взрывов домов до Крымска - пора объединяться. Нужно свести воедино все информационные базы и экстрагировать из всех этих трагедий общие черты. Пора создать общественную организацию и говорить одним голосом."

Комментарий к новость В Москве прошли акции памяти жертв "Норд-Оста" (#)
User wasja39, 26.10.2012 13:27 4145

Можно бы еще подумать о том, чтобы включить в состав такой организации жертвы политрепрессий, ментовского произвола, "Булгарии", Саяно-Шушенской, и т.д. И так и назваться: "Организация жертв путинизма". Народ должен увидеть, что эти все теракты и происшествия - линии одного узора, которым расписывает Россию вова."
0
Сергей Жандаров , 22 октября 2012 в 06:37
А по-скольку, скрытно или не скрытно (то ли опасаясь не адекватности террористов, то ли лишению возможности еще раз попиарится некоторым персонам, которые ну никак бы не способствовали спасению заложников) был не введен хоть какой-то режим (в переводе читать как управление), то и ответственность не персониализована. И каждый что-то в этой обстановке создавал: штабы, сборища, гонял с мигалками без толку. В результате: связь в районе не сорвана ("трещали" телефонам "Verty"), обратную реакцию преступники видели по ТВ, скрытность развертывания (даже само развертывание) спецотрядов медпомощи не осуществлялось, проход был по каким-то пропускам (кто их выдает до сих пор?). Все стихийно. Ну руководство операции, даже если оно и было, то находясь в состоянии эмоциональной возбужденности основные усилия сосредоточило на недопущении взрыва фугасов, а не на спасении заложников. Каждый отдельный участник операции, действительно, герой, но замысла общего ведь не было. Ну теперь, когда горы трупов получили, то проще всего на секретность списать, и объявить, что ВЗРЫВА НЕ БЫЛО. Виноват тот, кто не воспользовался правом, которое дает Законодательство РФ по действиям в таких ситуациях.
0
михаил королько , 22 октября 2012 в 06:46
Знаете,отвратительнее всего интервью лужкова.Ведь за бугор сбежал,мог бы говорить правду,а он крутится,как балеро.Тьфу!Противно читать про все эти "не в моей компетенции","вопрос не ко мне",и колхозный вариант l'd rather not say.Как был ты раб,так рабом и сдохнешь!
Что касаемо самой операции,то интереснее всего один важный момент,- а что действительно хотели террористы и не было ли это всё провокацией ЧК?Ведь с кем то они решали о месте и начале акции...И на самоубийц не были похоже...И если предположить,что это была не провокация,а обычное русское разгильдяйство помноженное на взятки,то как получилось,что никого за эти взятки и разгильдяйство не наказали?А отсюда вывод,- дело было не в разгильдяйстве.Просто давно известен метод,- если хочешь выслужиться,то создай проблему сам,а потом успешно её реши.Так что же о "создании проблемы"ничего не говорится?Может всё же рыльце в пушку?
0
Vladimir Karakoulidis , 22 октября 2012 в 10:18
Хотя Лужков и сбежал за бугор, он прекрасно понимает: скажи что либо лишнее - ФСБ достанет. так же как Литвиненко достала, как других достала.
0
Юрий Белов , 23 октября 2012 в 22:40
а вы что подумайте.... склады для гексогена на Борисовских снимал в аренду чекист, проход в Беслан ( косвенно)обеспечивали чекисты, поход Бассаева ( агента ЧК) на Дагестан кому на рук был, отравление Щекочихина и убийство Рохлина,Политковской кому выгодно было ( или как сказал его дружок бабки аллах даёт), а дом в Рязани куда чекист с чекисткой ( сработавшаяся парочка) закладывали взрывчатку.... про прочие мерзости и подлости тоже помните поди ложь обман Подтасовки на выборах думаете просто так ?
0
Юрий Белов , 23 октября 2012 в 22:44
...например закрытие совершенно непричастного Мохнаткина в тюрьму, илипростых хулиганок,тянувших максимум на 15 суток,рассказавших в виде песни с Лобного места что путин зас.сал засадили ( влупили двушечку )...
0
Юрий Белов , 23 октября 2012 в 22:48
А зачем спящих террористов убивали? Или одного вывели на улицу и уже там пристрелили? А насчёт того что среди террористов был человек, что потом некоторое время в АП работал ?....
0
Юрий Белов , 23 октября 2012 в 22:51
Или как в том анекдоте: вернулся муж домой и там из ванной выходит жена с любовником. Подозрения на измену есть он я ж не видел сам процесс, поэтому не уверен ..так и с действиями чекистов за последние 20 лет
0
leon_stat 1 , 25 октября 2012 в 02:36
В этом смысле интересно интервью Хакамады. Кто внимательно смотрел и слушал, да еще аналогично Беслан - нет вопросов- чьи уши торчат.
А уж уничтожение главных свидетелей -"террористов" даже слепым и слаборазвитым не оставляет никаких сомнений в истинном Заказчике.
0
Павел --- , 22 октября 2012 в 08:19
На перговоры не ходить,потому,что будет высоким рейтинг,этим все сказано,какой варвар нами правит.
0
Евгений Комаров , 22 октября 2012 в 10:48
"Нас не поддержало даже «Яблоко». Это меня тогда поразило."
- "Яблоко" показало свою истинную роль - свой игрок в чужой команде. А Борис Немцов вряд ли был настолько наивен, чтобы этого не знать. Да есть ли вообще в этой команде незасланные казачки? В смысле партии?
0
Елена Румянцева , 23 октября 2012 в 13:08
Евгений, вы, видимо, не в теме.

Когда террористы захватили «Норд-Ост», Григорий Явлинский находился в Томской области, где он принимал участие в церемонии похорон трагически погибшего председателя регионального отделения партии «ЯБЛОКО» Олега Плетнева. В первой половине дня 24 октября 2002 года стало известно, что террористы требуют на переговоры Григория Явлинского, он прервал поездку и сделал все возможное для того, чтобы вылететь в Москву.

Как известно, президент Путин 29 октября 2002 года лично поблагодарил Григория Явлинского за участие в операции по освобождению заложников, сказав: «Вы один из тех, кто принимал участие в этой работе, сыграли в ней весьма положительную роль и, в отличие от многих других, не делаете себе из этого личного пиара. За это вам особая благодарность».
0
Сергей Жандаров , 23 октября 2012 в 18:18
Лена, а что сделал Григорий? и зачем он туда приехал? Отвечаю, он просто прилетел. А вот, если действительно, его поблагодарил Путин за отсутствие пиара, то тогда ДА!
0
Евгений Васильевич , 23 октября 2012 в 18:53
Незнание фактов истории приводит в ошибочному мнению, а потом это ошибочное мнение по глупости начинают рассказывать всем остальным и в итоге это становится общественным мнением. Не говоря уже о работе СМИ)) Поэтому многие не знают про героизм Явлинского, и это целенаправленно замалчивается. Он осознавал, что может погибнуть и даже с женой попрощался! Вдумайтесь, ПОЛИТИК пошел на героизм, где вы еще такое вспомните. Григорий Алексеевич - один из примеров политика морали и чести.
0
Варвара Кугашова , 25 октября 2012 в 00:04
А, так вот почему политика в РФ
на таком уровне морали и чести, ;-))
0
leon_stat 1 , 25 октября 2012 в 02:42
Мутноватый он, почему не поддержал требование о расследовании, возня с объединением оппозиции, "принципы" дали возможность расколоть оппозицию (тогда еще очень реальную и сильную) и воцариться бесконтрольно Пу, на нынешних выборах опять возня с отзывом кандидатов в пользу ЕДра - была сторонником "Яблока", голосовала за них. Внимательно слежу много лет - НЕТ - мутный пацан - НЕ ВЕРЮ
0
Сергей Леонтьев , 23 октября 2012 в 19:02
Борис Ефимович по обыкновению своему не упускает случая "лягнуть" ЯБЛОКО. Правда, тут он или запамятовал, или сознательно сообщил Новой Газете не все.
Для полноты картины приведу здесь публикацию Газеты.ру.
29 ОКТЯБРЯ 2002 г.
"Яблоко" предлагает свой проект расследования теракта в "Норд-Осте"
Фракция "Яблоко" поддерживает идею проведения специального парламентского расследования обстоятельств теракта 23-26 октября в Москве. Об этом заявил журналистам зампред фракции Сергей Иваненко. Однако яблочники собираются внести свой проект постановления, а не голосовать за проект СПС.
"Создание думской комиссии -- это не окончательное решение, но с чего-то необходимо начинать: нужно найти ответы на вопросы, как террористам удалось в центре Москвы захватить здание, в котором находилось огромное количество людей, кто в этом виноват, и как сделать так, чтобы подобное впредь не повторилось", -- сказал Иваненко.
У "Яблока" есть некоторые претензии к инициативе СПРС. Как объяснил Иваненко, деятельность комиссии нельзя ограничивать обсуждением частных вопросов, связанных с действиями правоохранительных органов столицы: "Мандат комиссии и ее полномочия должны быть максимально расширенными.
Еще Иваненко заявил, что "Яблоко" выступает за внесение поправок в Конституцию, предусматривающих введение института парламентского расследования.
Проект постановления СПС будет обсуждаться Госдумой в пятницу. Тогда же будет проголосован проект "Яблока".
// ИА "Росбалт"
http://www.gazeta.ru/parliamen...
0
Вальтер Айгнер , 23 октября 2012 в 22:47
Спасибо, Сергей. Очень важное дополнение к статье.
0
Виктор Ким , 24 октября 2012 в 11:10
+1. Спасибо! Ах, однобокий и хитрый Немцов. Самопиарщик чёртов.
0
Виктор Ким , 24 октября 2012 в 12:06
Результат, увы, не утешительный (идея института парламентского расследования провалилась): http://sms.cup2002.ru/parliame....
0
leon_stat 1 , 25 октября 2012 в 02:46
Дык елы-палы, так и все деяния оппозиции того времени проваливались, когда честный Явлинский становился в 3-ю позицию. Кончалось все пшиком. А теперь имеем голое поле и тирана в центре :(((
0
Варвара Кугашова , 24 октября 2012 в 19:13
А кто ему, этому варвару ,помогает ?
И сколько ещё нужно Норд-Остов, Бесланов и гексогенов,
чтобы смелые мужчины (это не ирония. боже упаси!!)
из единственной нормальной газхеты
не поддерживали хорошеньких актрисулек с их призывами голосовать за
этого варвара?
тов. многоуважаемый Муратов,
жаль. - не ответите,
потому жалкий лепет, позвучавший в оправдание.....
не делает Вам чести.
Извините-ссс.
0
Егор Грысь , 22 октября 2012 в 08:55
прокол, через который видно, чем на самом деле занимаются в России спецслужбы и всякие прочие "силовики"; потому они и напускают дыму, чтобы завеса оставалась непроницаемой для взглядов всяких гражданских; а тем временем их герои-химики и прочие горе-специалисты и маньяки в погонах продолжают свою тёмную подспудную деятельность
0
станислав нелюбов , 22 октября 2012 в 09:12
Да,террористы - преступники,но и тот,кто решил применить газ,не подготовив медиков к спасению заложников,тоже - преступник.
0
leon_stat 1 , 25 октября 2012 в 02:48
Стасик! Прдери глаз!!! Перечти статью внимательно. Отвянь от "террористов"
0
Vladimir Karakoulidis , 22 октября 2012 в 10:36
Анна Политковская очень глубоко копнула по этой путинско-патрушевской спецоперации. Именно поэтому ее убило ФСБ. От начала до конца это была именно спецоперация путина-патрушева. Нужны были огромные человеческие жертвы для укрепления прежде всего путинской власти, для запугивания народа, для последующих путинских воплей на европейских саммитах об урозе мирового терроризма. Потому никто сегодня правду не скажет. Потому путин - патрушев категорически запретили любое расследование.Иначе убьют. Даже если Лужков и не руководил операцией, нет никаких сомнений в том, что этот бывший прожженый мэр знает буквально от и до об этой спецоперации ФСБ. Ну не может быть, чтобы не нашлись в его окружении подчиненные и друзья, которые не провели глубокую разведку этого теракта.
0
Александр Астафьев , 23 октября 2012 в 00:12
Умные мысли умного человека. Путин - еще тот крыс! Не сомневаюсь, Борис Березовский, мягко говоря, питерского недолюбливающий, готов вложить сотни миллионов евро, чтобы тот канул в Лету. Как Кеннеди. Как...не хочу сравнивать его с прогрессивными деятелями. Поскольку нынешний наш "Корейко" не прогрессивен, а напротив - неадекватен. Даже одно упоминание о зимней Олимпиаде в тропиках, вызывает у нормальных людей гомерический хохот. Если бы не хотелось плакать. Те же Арабские эмираты, создали своим погонщикам верблюдов сказочную жизнь.
0
leon_stat 1 , 25 октября 2012 в 02:51
Щекочихин тоже был умницей и умел добывать информацию. Да и не надо особого ума - просто сложить дважды два.
0
Андрей Зайцев , 22 октября 2012 в 10:44
Многие годы по таким и подобным случаям видим, что стоит у руля в государстве. Верить им - как верить Гитлеру.
1
Felix Gansovsky , 22 октября 2012 в 11:07
Очевидно, что вся вина лежит на чекистах и Путине - только последнему ублюдку прийдет в голову травить своих сограждан отравлящим газом и после для того чтобы замести следы убрать всех свидетедей и уничтожить все свидетельства.
И также очевидно, что этот терракт, как и взрывы домов организован чекисткой швалью во главе с Путиным.
Если Путин доживет до суда, то ему придется отвечать за все преступления вмесье со всей своей чекисткой мафией.
0
Андрей Бетев , 22 октября 2012 в 15:12
В таких вещах не бывает ничего очевидного
Точнее выразился Дж. Данлоп:
The bulk of the evidence, as we have seen, points to significant collusion having occurred on the part of the Chechen extremists and elements of the Russian leadership in the carrying out of the Dubrovka events
Это последняя фраза его расследования, где ключевое слово - collusion (сговор)
Полностью оно здесь:
http://www.rferl.org/content/a...
http://www.rferl.org/content/a...
http://www.rferl.org/content/a...
На русском даже упоминания о нём вычищены, т.к. там - о главном (подлинной истории "Норд-Оста")
Сам факт, что в эту годовщину "Новая" пишет лишь о второстепенном (отравлении), обходя молчанием ту историю, означает, что жёсткое табу действует по сей день
Почему - ясно: грубо говоря, Кадыров и Ко знают о ней достаточно, чтобы крепко держать чекистов за яйца. Если те дёрнутся "не туда", то открутят сразу, причём без рукоприкладства - просто "сольют" часть информации или предъявят главных свидетелей и участников (они-то как раз не "убраны", как думают наивные читатели)
Боязнь этого - главный мотив цепляния за власть Путина и Ко (сродни тайне бессмертия Кощея из сказки)
И правильно делают, что боятся и чистят Рунет... хотя "кэш помнит всё"(с)народная мудрость
0
Александр Астафьев , 23 октября 2012 в 00:42
Вот именно! Вчерашний боевик Рамзан Кадыров и и сегодняшний презик Вова Путин - корефаны, братаны если по фене. И тот и другой знают друг о друге немало, и тот и другой у друг-друга на крючке. Рамзан "под колпаком" по определению, Вова у Кадырова - заложником. Поскольку знает пацан о пахане больше, чем положено смкртному. И если молчит - живет. И он это знает преотлично, не смотря на внешнюю независимость. Король все равно голый!
0
Александр Астафьев , 23 октября 2012 в 00:23
Вашими бы устами да мед пить. Хотите прогноз? Через два года дзюдоист, донельзя озабоченный собственной безопасностью, исчезнет с мониторов. Изменит внешность: поскольку его рост - основная характеристика - изменит его как волжский оригинал, подрастет сантиметров на пятнадцать. И в парике его будет не узнать. Деньги будут делать свое извечное дело - ПОКУПАТЬ.
0
Сергей Миронов , 23 октября 2012 в 00:36
ГЛАВНЫЕ ТЕРРОРИСТЫ--ЕЛЬЦИН И ПУТИН, ЕЛЬЦИН РАССТРЕЛИВАЛ ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ В 1993 ГОДУ ИЗ ТАНКОВ И НАСИЛОВАЛ И УБИВАЛ С ПОМОЩЬЮ ОМОНА МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ ВО ДВОРАХ В МОСКВЕ,А ПУТИН ВЗРЫВАЛ ДОМА СО СПЯЩИМИ ЛЮДЬМИ В МОСКВЕ НА КАШИРКЕ И В ВОЛГОДОНСКЕ И ВЗРЫВАЛ МОСКОВСКИЙ МЕТРОПОЛИТЕН !
0
Валентин Бедеров , 23 октября 2012 в 09:56
Бред какой-то... Вы закусывайте, что ли, Сергей!
0
Сергей Миронов , 23 октября 2012 в 17:56
Ваша некомпетентность и не знание данных фактов мне понятна,я не могу все рассказать но не большую часть я написал но это очень маленький кусок бандитизма исполнительной власти в лице пьяницы Ельцина и его прихлебателей,очень много молодых девушек было изнасиловано Омоновцами в те трагические дни,и убито большое количество людей,а потом трупы убитых были вывезены на баржах и сожжены. А сам Верховный Совет был разграблен. А тех добровольцев которые вызвались стрелять из танков по Дому Советов угнали в Чечню выдав им обещанные доллары и там эти ТРУСЛИВЫЕ МОСКОВСКИЕ герои подняли свои лапки когда Дудаев сжигал танки в Грозном и лживые герои Ельцина перешли на сторону Дудаевцев. ЭТО НЕ ПО ДОМУ СОВЕТОВ ПАЛИТЬ ИЗ ТАНКОВ!!!
0
Вальтер Айгнер , 23 октября 2012 в 14:38
Сергей, вы явно перегнули палку. В 1993 году Ельцин ударил танком по тогдашнему Верховному Совету только на следующий день ПОСЛЕ ТОГО, КАК ПРОИЗОШЛО ВООРУЖЁННОЕ НАПАДЕНИЕ оппозиционных к новому строю отрядов НА ОСТАНКИНСКИЙ ТЕЛЕЦЕНТР с целью его захвата, к которому призвал этот самый Верх.Совет.
Атака была отбита охраной и тогда погибло более 100 человек
0
Сергей Миронов , 23 октября 2012 в 17:31
Вы очень плохо знаете,что произошло на самом деле в 1993 году в Москве,то что Вы написали это версия Ельцина и телевидения,я вам написал то что было на самом деле,а также дополню,Лужков вызвал по согласованию с пьяницей Ельциным еврейских снайперов, а за этими снайперами ездил Коржаков,все эти действия были согласованы с американцами,снайперы находились в разных точках одна из них американское посольство ,вот от туда велся огонь на поражения простых людей, а после всего чтобы натравить на Верховный Совет и пойти на штурм был убит один офицер из Альфы,есть документы и много видеохроники,вот когда этот режим будет выгнан от власти все это вы увидите собственными глазами!!! А также узнаете кто отдавал приказы взрывать дома,ФСБ эту задачу выполнила,только провалились они в Рязани!!!
0
Вальтер Айгнер , 23 октября 2012 в 22:37
Сергей, ну и накрутили же вы тут. Во первых, то что я написал здесь вы можете найти в Википедии. Во вторых, в то время я сам был участником всех акций в поддержку Ельцина, а "растрел В.С." из танка наблюдал вживую по телевизору (показывало СНН на весь мир, тогда она вещала и из Москве и на Москву). Я могу рассказать и побольше. У нас на работе было три стукача ФСБ (!), которые участвовали в том нападении на Останкинский телецентр, а утром следующего дня после неудавшегося штурма телецентра, после пережитого и неспанной ночи все трое с озабоченно-сердитыми лицами пили с горя водку прямо на работе. Я пишу собственно не Вам, а тем, кто тогда вообще не жил или был дитём. Самое глупое, что вы тут написали – это стрельба снайперов из американского посольства (почему снайперы еврейские, а не американские?). Персонально вам и тому кто вам это подсказал – никто, никогда и ни в одной стране мира не стреляет из посольства.
После того, что вы тут понаписали невольно возникает вопрос о вашем психическом здоровье.
0
Юрий П , 23 октября 2012 в 22:42
Москвичи всю эту историю наблюдали своими глазами, и не надо тут ля-ля про кровавого Ельцина. Тебе, параноик, лечиться надо.
0
Варвара Кугашова , 24 октября 2012 в 19:23
Увы, доживёт!
Откупится не от судей\прокуроров,
а от увы. ВМЕНЯЕМЫХ,
не понимающих, что взяв кое-что от Бастрыкина и Путина
( для детей ли, для чего ли другого)
они приняли
ВЗЯТКУ!!!

И расплатились за неё
добро бы только своими голосами...
Фактически дают ему возможность
"дожить."

Ну, и кто таки есть кто???!!
0
Вальтер Айгнер , 22 октября 2012 в 11:14
Хотелось бы кое-что добавить о теракте в Будёновске, во время которого я в качестве тех работника телевизионной группы РТР находился там. Этот теракт был, самым наглым и жестоким из всех произошедших в России и единственным, который закончился "успешными" ПЕРЕГОВОРАМИ с террористами. Тогда Террористы открыто разъезжая по городу отстреливали миллиционеров и затем захватив около 1500 заложников в больнице требовали вывода российских войск из Чечни под угрозой расстрела всех заложников. Всего в этом теракте было убито около 130 человек. Проведённый тогда штурм больницы был неудачным , хотя и были освобождены около 60 заложников. Принимая во внимание решимость террористов, с целью исключения новых жертв Б.Ельцин принял решение вести с террористом Басаевым переговоры, которые провёл В.Черномырдин. В результате переговоров все заложники были освобождены, а террористам были предоставлены автобусы, на которых они получили возможность выехать в Чечню. Тогда в автобусах ещё находились более ста заложников и журналисты. От нашей группы в автобусе с террористами находился журналист Алекесей Самолётов, который вёл оттуда репортажи.
В том же 1995 году Ельцин выполнил своё обещание террористам и прекратил войну в Чечне.
Переговоры с террористами ради спасения людей всё-таки вести надо. Думай также и Путин – удалось бы наверняка спасти детей и др. заложников в Беслане и в др. терактах.
0
Вальтер Айгнер , 22 октября 2012 в 11:26
поправка в моём коме от 22.10.12, 11.14
Первая война в Чечне закончилась в августе 1996 года.
0
ded nichipor , 22 октября 2012 в 17:18
Да, и Черномырдину за это светлая память. Он не боялся показаться смешным и нелепым (помните "Басаев, я вас не слышу"), но сделал великое дело.
0
Джон Сильвер , 23 октября 2012 в 04:05
Это вы серьезно, или так неудачно пошутили? Бедная Россия! Идиотов еще на несколько веков запасено.
0
Варвара Кугашова , 24 октября 2012 в 19:30
Среди заложников,
добровольно севших в автобус к террористам,
был Юлий АндреевиячРыбаков,
(тогда депутат госдумы),
человек безмерного мужеста и Чести.
Откуда знаю?
Работала у него помощницей...
(извините, хвастанула не сдержалась... :-(((( ...)

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Предыдущая страница 1234567 Следующая страница


Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама