Расследования / Выпуск № 51 от 16 мая 2011 года

6637 Ничего святого – только бизнес

Кто и как заработал на реконструкции Могилы Неизвестного Солдата в Александровском саду

15.05.2011

Мне трудно писать этот текст: жанр обязывает соблюдать такт и приличие, хотя, когда я узнал об этой истории, слова выбирать не хотелось. Но я все-таки постараюсь. Речь пойдет о «реконструкции» (приходится использовать это слово) Могилы Неизвестного Солдата. В течение нескольких месяцев мы исследовали, как были потрачены выделенные на это бюджетные деньги, кто их заработал и какое участие в этом принимали высокопоставленные чиновники.

Три странных конкурса

В 2009 году Могилу Неизвестного Солдата решили реставрировать — «в рамках мероприятий по подготовке празднования 65-летия Победы в Великой Отечественной войне», как торжественно гласили официальные релизы. Хотя начиналось все скромно: в июне 2009 года президент Медведев дал распоряжение всего лишь установить в Александровском саду памятный знак в честь городов воинской славы. Руководителем рабочей группы «по организации проведения мероприятий, связанных с установкой памятного знака», стал управляющий делами президента Владимир Кожин.

Памятный знак — проект не масштабный, и, видимо, потому чиновниками было принято решение отреставрировать всю Могилу целиком, а уже затем устанавливать стелу. На время работ Вечный огонь был перенесен из Александровского сада на Поклонную гору и возвращен обратно на Могилу Неизвестного Солдата к 23 февраля 2010 года, где его торжественно зажег Дмитрий Медведев (видимо, к февралю какая-то часть работ уже должна была быть выполнена, иначе какой смысл был возить огонь туда–обратно и приглашать первое лицо государства?). А 9 Мая памятный знак городам воинской славы и обновленную Могилу Неизвестного Солдата открывали уже президенты Дмитрий Медведев, Александр Лукашенко и Виктор Янукович. Но что происходило до этого?

Согласно федеральному реестру государственных контрактов, для реконструкции Могилы Неизвестного Солдата было заключено три основных госконтракта. Первый — 16 ноября 2009 года — назывался «Строительно-монтажные работы по установке памятного знака в честь городов, удостоенных звания «Город воинской славы», в Александровском саду» (документ). Государственным заказчиком работ выступало Управление делами президента (УДП). Конкурс, как это часто бывает, был признан несостоявшимся, потому что заявку на участие подала всего одна компания — принадлежащее тому же УДП ФГУП «Строительное объединение», с которым был подписан договор на 85 млн рублей.

Второй госконтракт — 28 апреля 2010 года — назывался «Дополнительные работы по завершению комплекса строительно-монтажных работ по установке памятного знака в честь городов, удостоенных звания «Город воинской славы», в Александровском саду» (документ). И в этот раз конкурс был признан несостоявшимся, и контракт был подписан с тем же единственным участником — «Строительным объединением» Управления делами президента — по близкой к максимальной цене: свыше 91 млн рублей.

Третий — 5 мая 2010 года — назывался «Выполнение дополнительных проектно-изыскательских работ по установке памятного знака в честь городов, удостоенных звания «Город воинской славы», в Александровском саду» (документ). Конкурс также был признан несостоявшимся, и контракт был заключен на максимальную сумму (980 тыс. рублей) с единственным участником — ГУП «Моспроект-2».

Обратите внимание на несколько важных деталей. Контракт на «строительно-монтажные» работы стоит 85 млн рублей, а на «завершение строительно-монтажных» работ почему-то 91 млн. Второе: изыскание и составление проекта всегда предшествуют началу работ, но в случае с Могилой Неизвестного Солдата контракт на «дополнительные проектно-изыскательские работы» был подписан через неделю после контракта на «дополнительные работы» по завершению реконструкции. Чтобы разобраться в этих загадках расходования бюджетных средств, вчитаемся в документы.

Как освоить 90 млн за 10 дней

Для начала заглянем в документацию к последнему конкурсу — на дополнительные проектно-изыскательские работы. Техническое задание было утверждено замначальника управления капитального строительства УДП Владимиром Лещевским, который сейчас находится под следствием по уголовному делу о получении взятки от бизнесмена Валерия Морозова. Вот список тех изысканий, которые требовалось провести: отрытие шурфов для обследования фундаментов; выполнение лабораторных анализов грунтов; разработать проектно-сметную документацию по ремонту и реставрации площадки у Вечного огня в составе: разборка и замена гранитных камней; устройство водоотвода; оформление гранитного блока с текстом указа президента РФ»… В том же техническом задании сказано, что срок окончания работ — 15 мая (!) 2010 года.

Это что получается: 9 Мая президенты России, Украины и Белоруссии открывали мемориал, на котором и плиты гранитные были заменены, и стела с городами воинской славы установлена, а в это же время и в течение всей следующей недели кто-то усиленно обследовал фундамент, изучал грунт и разрабатывал проектно-сметную документацию, думая над тем, как разобрать и заменить гранитные камни?

Гендиректор «Моспроекта-2» Михаил Посохин пояснил «Новой», что проектно-сметная документация была выполнена в декабре 2009 года, затем в ходе строительно-монтажных работ выявилась необходимость дополнительных обследований, которые также были закончены в декабре. И в январе 2010 года вся документация была передана заказчику для производства работ.

Вот это очень интересно: если проект был готов в январе 2010 года, то для чего Управлению делами президента потребовалось проводить конкурс 5 мая на «дополнительные» изыскания, за день до сдачи объекта?

Теперь — документация к конкурсу на «Дополнительные работы по завершению комплекса строительно-монтажных работ» на Могиле Неизвестного Солдата. Напомню: госконтракт был подписан с принадлежащим УДП ФГУП «Строительное объединение» 28 апреля 2010 года. В техническом задании (утвержденном все тем же Владимиром Лещевским) сказано: срок окончания работ — не позднее 6 мая 2010 года. И вот теперь кто-нибудь, кто занимается строительством, может мне объяснить: как меньше чем за 10 дней можно освоить 91 млн рублей и «завершить комплекс строительно-монтажных работ» на таком объекте, как Могила Неизвестного Солдата? Наверное, можно, если вам, например, предлагается пройтись тряпкой по бронзовой каске. Но заглянем в техническое задание, где перечислены «дополнительные работы»: замена накрывочных плит из красного гранита — 50 кв. м с реконструкцией фундаментного основания; изготовление и монтаж двух павильонов для почетного караула с устройством теплого пола; замена плит черного лабрадорита в зоне Вечного огня — 49 кв. м… И это — далеко не полный список.

Глядя на это техзадание, можно задаться вопросом: откуда вдруг взялись эти «дополнительные» работы, почему они не вошли в самый первый контракт на реконструкцию — еще в ноябре 2009 года, или УДП изначально не предусмотрело, что придется менять гранит в зоне Вечного огня и устанавливать павильоны для почетного караула?

Ответить на этот вопрос нам помог чиновник УДП, который передал «Новой» финансовую отчетность ФГУП «Строительное объединение» УДП, которая показывает: когда, за что и в каком объеме «Строительное объединение» оплачивало работы на различных объектах (документ). Чтобы понять, на что был потрачен 91 млн рублей для «завершения» реконструкции, посмотрим на список дополнительных работ, которые планировалось выполнить за 10 дней, и сравним с данными из финансовой справки.

Например, в техзадании требовалось изготовить и смонтировать два павильона для почетного караула. Смотрим в финансовую справку: постами занималась фирма ООО «ПКП «Вэлко-2000», стоимость работ — 978 тысяч рублей. Дата начала работ — 1 февраля 2010-го, дата окончания работ — 19 февраля 2010 года. Вопрос: если посты уже были установлены в феврале, как они могли через два месяца снова попасть в контракт от 28 апреля и на что были потрачены деньги, выделенные так, как будто постов еще в природе не существовало?

В техзадании требовалось поменять гранитные плиты, в том числе перед мемориалом и в зоне Вечного огня. Смотрим в финансовую справку: гранитными камнями и плитами занималось ЗАО «Геостар Инжиниринг». Стоимость работ — 50 млн рублей. Дата начала работ — 4 февраля 2010 года, окончания — через 80 календарных дней, то есть примерно к 15 апреля. Вопрос: если работы по реставрации и укладке нового гранита были завершены уже к середине апреля, каким образом они попали в контракт от 28 апреля и на что были потрачены выделенные на эти работы деньги?

Чтобы удостовериться, соответствуют ли действительности данные из финансовой справки, «Новая» связалась с руководителями компаний, которые проводили работы. Вот что они рассказали.

Виктор МАРКОВ, коммерческий директор ООО «ПКП «Вэлко-2000»:

— Наша компания изготавливала и монтировала павильоны для почетного караула. Сроки были предельно сжаты, но в течение месяца мы все изготовили и смонтировали. Конструкция была готова в 20-х числах февраля — к празднику и возвращению Вечного огня в Александровский сад.

Сергей ВОРОБЬЕВ, генеральный директор ЗАО «Геостар Инжиниринг»:

— Нашей компании было поручено выполнение основного комплекса работ по реставрации и реконструкции Могилы Неизвестного Солдата в Александровском саду — реставрация гранитных блоков, замена гранитных плит и ступеней, а также установка памятного знака и стелы городов-героев. Работы начались в январе 2010 года, и первый этап был закончен к 23 февраля, когда Дмитрий Медведев зажег Вечный огонь, вернувшийся с Поклонной горы. Основная сложность выполнения работ состояла в том, что реконструкцию приходилось вести в зимнее время и в предельно сжатые сроки, что создавало дополнительные технические трудности. Все основные ремонтно-реставрационные работы были завершены к середине апреля 2010 года, и в оставшееся до юбилея Победы время были выполнены работы по благоустройству и озеленению прилегающей к мемориалу территории.

И вот мы подошли к самому главному — для чего я так долго посвящал вас в казуистику техзаданий и госконтрактов. Основываясь на данных финансовой отчетности и комментариях руководителей компаний, я предполагаю: те работы, которые якобы планировалось выполнить за 10 дней до сдачи объекта, похоже, уже были выполнены ранее. Но тогда на что был потрачен 91 млн рублей? Мы не профессиональные строители и оцениваем только документы из открытых источников. Ответить на все вопросы могло только Управление делами президента, к которому мы и обратились за комментариями. Но в УДП не пожелали комментировать ситуацию и прислали нам письмо удивительного содержания (смотри ниже).

Гранит из Житомира проездом через Воронеж

Теперь — о действующих лицах. Начальником ФГУП «Строительное объединение» Управления делами президента, которое выиграло контракты на реконструкцию и «завершение» реконструкции Могилы Неизвестного Солдата, с 2009 по 2011 год был Игорь Бондарь. Как рассказали «Новой» несколько сотрудников УДП и бизнесмены, работавшие со «Строительным объединением», Бондарь родом из Украины, пришел в ФГУП в 2008 году на должность первого заместителя как протеже все того же Владимира Лещевского. В 2009 году Бондарь возглавил «Строительное объединение», и реконструкция Могилы Неизвестного Солдата проходила под его контролем.

По архивным данным управления московской налоговой службы, Игорь Бондарь как минимум до 2008 года был генеральным директором и учредителем компании ООО «Гранитострой». После того как он перешел в принадлежащее УДП «Строительное объединение», некогда его компания — вот ведь совпадение! — получила крупный подряд от УДП: согласно федеральному реестру госконтрактов, «Гранитострой» в ноябре 2008 года заключил договор на подрядные работы по завершению строительства спального корпуса «Олимпийская деревня» в сочинском детском центре «Орленок». Сумма контракта — 728 млн рублей.

Сегодня основной владелец «Гранитостроя», согласно ЕГРЮЛ, — Вячеслав Ляпин, который также учреждал с Игорем Бондарем ООО «Антан». На наш звонок в «Гранитострой» и просьбу соединить с Бондарем ответили, что он в офисе редко бывает. А на прямой вопрос, был ли Игорь Бондарь учредителем «Гранитостроя» до 2008 года, уклончиво ответили: «Возможно».

На сайте «Гранитостроя» сказано, что компания была образована в 1992 году совместно с киевской фирмой ООО «Интро-Плюс». Эта фирма принадлежала брату Игоря Бондаря — Олегу Бондарю, говорится в официальной биографии последнего. Олег Бондарь с 2007 по 2010 год был мэром небольшого украинского города Ирпеня и за время своего правления пережил целых три покушения.

На сайте «Гранитостроя» также говорится, что у компании есть собственный завод в украинском Житомире — «Соколовский карьер», который занимается производством гранита. Именно этот завод и поставлял гранит для реконструкции Могилы Неизвестного Солдата.

Председатель правления «Соколовского карьера» Федор Лашкул подтвердил «Новой», что основным партнером завода является «Гранитострой», который использует житомирский гранит и «на объектах в Сочи». «А в том году, — с гордостью продолжает Федор Лашкул, — Вечный огонь вот в этом саду у вас, так гранит весь наш. Три месяца работали до 23 февраля, чтобы открыть его. Это все наша поставка… И Мавзолей наш, пол-Москвы наши!»

Согласно украинскому реестру юридических лиц, ОАО «Соколовский карьер» с 2000 года на 72% принадлежало киевской компании Олега Бондаря «Интро-Плюс», которая участвовала в создании «Гранитостроя». Сам Олег Бондарь как представитель «Интро-Плюс» был председателем наблюдательного совета завода, а Игорь Бондарь — членом наблюдательного совета и миноритарным акционером с пакетом в 0,14%. Согласно отчетности «Соколовского карьера», Игорь Бондарь сохранял эти позиции на заводе как минимум до сентября 2010 года, то есть и в то время, когда он руководил принадлежащим УДП «Строительным объединением».

Игорь Бондарь, похоже, сохраняет близость к житомирскому производителю гранита и по сей день: «Соколовским карьером», согласно украинскому реестру юрлиц, сегодня владеет кипрская компания, которую представляет Вячеслав Ляпин — давний партнер Игоря Бондаря по ООО «Гранитострой» и ООО «Антан».

…Несмотря на то что производителя гранита и его покупателя связывали столь близкие отношения и общие финансовые интересы, камню пришлось преодолеть очень непростой путь — из Житомира до Москвы.

«Новой» удалось получить товарную накладную, благодаря которой можно отследить путь камня от завода к Могиле Неизвестного Солдата (документ). Отправителем груза указывался завод «Соколовский карьер», местом доставки товара — Александровский сад. Пока все логично. Но вот вдруг незадача: в качестве получателя груза было почему-то указано не «Строительное объединение» УДП, а неизвестная фирма ООО «Спец Проект» с улицы Цюрупы в городе Воронеже. То есть получалась следующая схема: воронежское ООО «Спец Проект» как бы покупало гранит у житомирского ОАО «Соколовский карьер», а московский ФГУП «Строительное объединение» как бы перекупало камень у ООО «Спец Проект». Согласно финансовой справке, показывающей расчеты «Строительного объединения», ООО «Спец Проект» получило почти 25 млн рублей за свои услуги по поставке гранита.

Если глянуть на карту России и Украины, можно легко понять, что от Житомира до Москвы — прямой путь по Киевскому шоссе примерно в 1000 км. Спрашивается: для чего делать крюк до Воронежа как минимум в 500 км и почему вообще «Строительное объединение» Управления делами президента не могло купить гранит напрямую у завода, а использовало какого-то посредника? У меня только одно предположение: чем больше посредников, тем больше маржа, оседающая на их счетах от щедрого российского юбилейного бюджета.

Тем более что в воронежском «Спец Проекте» тоже нашлись близкие люди бывшему руководителю «Строительного объединения» Игорю Бондарю, отвечавшему за реконструкцию Могилы Неизвестного Солдата. Согласно документам воронежской налоговой службы, учредителем «Спец Проекта» при регистрации фирмы был Константин Левин. Он, по словам бывшего сотрудника Управделами президента, работал какое-то время начальником департамента в «Строительном объединении», а фактически был помощником у Игоря Бондаря. А в «Строительном объединении» УДП нам и вовсе сообщили, что Константин Левин ушел с предприятия только месяц назад.

«Новая» связалась с Игорем Бондарем в первых числах мая. Он сообщил, что на праздниках, и попросил перезвонить после 9 Мая, но в течение всей прошлой недели на наши многочисленные звонки ни разу не ответил.

Ангар для президента

Могила Неизвестного Солдата — не единственный государственный объект, на котором заработали компании и люди, близкие руководителям «Строительного объединения» Управления делами президента. «Строительное объединение» с 2006 года возводит «ангарный комплекс ГТК «Россия» в аэропорту «Внуково», или, как это называют в народе, «ангар для президента». Схема, по которой ведется строительство, очень напоминает ту, которая использовалась при реставрации Могилы Неизвестного Солдата. В 2006 году был заключен первый государственный контракт на 2,7 млрд рублей. Спустя два года — в октябре 2008-го — был заключен второй государственный контракт — уже на «Дополнительные подрядные работы по строительству ангарного комплекса ГТК «Россия» в аэропорту «Внуково» — на 1,1 млрд рублей.

«Новой газете» удалось получить список платежей и расчетов «Строительного объединения» с субподрядчиками, строящими «ангар для президента» (документ). Из этой финансовой справки видно, что из 3,8 млрд рублей, выделенных на строительство, 1,5 млрд получила компания «Гранитострой», учредителем и генеральным директором которой был все тот же Игорь Бондарь. Причем, судя по датам договоров, «Гранитострой» начал получать деньги в 2006 году, еще до того, как Игорь Бондарь пришел в «Строительное объединение» УДП, но основная часть платежей пришлась на 2008 год, когда Бондарь стал первым заместителем в «Строительном объединении».

В списке субподрядчиков упоминается и другая компания, близкая бывшему руководству «Строительного объединения», — ООО «Кирбет». Эта фирма в 2008 и 2009 годах монтировала системы вентиляции, автоматизации и инженерного оборудования в ангаре, за что получила 23 млн рублей. Учредителем ООО «Кирбет», согласно ЕГРЮЛ, является Сергей Харитонов. Он, как сказано на сайте ФГУП «Строительное объединение», возглавлял предприятие до Игоря Бондаря — с 2006 по 2009 год.

По данным федерального реестра госконтрактов, «Кирбет» также участвовал в реконструкции комплекса зданий на Старой площади, где располагается администрация президента, и в ремонте Дома правительства. Всего, по данным реестра, «Кирбет» с 2006 по 2010 год заключил с Управлением делами президента 22 госконтракта на сумму 736 млн рублей. И это без учета субподрядных договоров…

Сергей Харитонов рассказал «Новой», что принадлежащий ему «Кирбет» заключил контракты со «Строительным объединением» задолго до того, как он возглавил государственное предприятие, а впоследствии эти контракты были просто доведены «Кирбетом» до конца. Что касается конфликта интересов, то Сергей Харитонов не видит в этом ничего страшного, если все построено, «исполнено по сметам и нормам». «Тем более, — продолжает Харитонов, — на таких крупных объектах никогда не участвует только одна сторона, там очень много проверяющих органов. Если написано в сметах, что кирпич надо положить за один рубль, и его за один рубль положили, причем положили качественно, то никакого конфликта интересов не существует. А вот если кирпича на месте не будет или вместо него будет лежать другой материал, вот тогда есть конфликт интересов». И даже если этот кирпич будет класть компания, принадлежащая директору государственного предприятия, тоже ничего страшного. «Мы пока не на Западе живем», — заключает Сергей Харитонов.

Да и черт, наверное, с «ангаром для президента», Домом правительства, многочисленными дворцами первых лиц и олимпийским Сочи! Но, послушайте, можно избавить от вашей опеки хотя бы могилы погибших солдат?

P.S. Управление делами президента отреагировало удивительным образом. Более недели назад мы отправили запрос Владимиру Кожину. 3 мая от его пресс-секретаря Виктора Хрекова пришло письмо: «В ответ на Ваш запрос хотелось бы обратиться к Вам с призывом изначально научиться уважать Российское законодательство и неукоснительно выполнять решения суда. Только после этого мы дадим ответы на все интересующие Вас вопросы». Г-н Хреков недвусмысленно намекал на решение Басманного суда по иску УДП и Владимира Кожина к «Новой газете» по статье «Второй раз — подряд» («Новая газета», № 74 от 12 июля 2010 года). Суд обязал опубликовать нас опровержение нескольких утверждений и выплатить Кожину 130 тысяч рублей. Не комментируя решение суда, мы обратились к Виктору Хрекову с призывом самому изучить законодательство и порядок исполнения судебных решений. Исполнительный лист от судебных приставов с указанием расчетного счета Кожина мы получили только в конце прошлой недели, поэтому деньги ему были перечислены в пятницу — 13 мая. А опровержение, по согласованию с приставами, будет опубликовано сегодня.

Виктор Хреков, для которого порядок исполнения судебных решений, видимо, стал новостью, пообещал вновь посоветоваться с руководством. Ответа пока нет.



0 комментариев


Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться



Этот материал вышел в номере

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Все можно

149
Николай Рубан: Совершенно верно. А помните рассказ Акутагавы "Бататовая каша"? В нем...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама