Расследования / Выпуск № 73 от 7 июля 2014

10000 Морггордума

Таинственная история переселения московского парламента в Ново-Екатерининскую больницу

04.07.2014

В новогоднюю ночь, когда москвичи и их город особенно беззащитны, строители, нанятые по госконтракту, нарушили закон и снесли старинные корпуса Ново-Екатерининской больницы. На месте трех построек, одна из которых — морг, компания, подведомственная ФСО, должна была построить новое здание для депутатов Мосгордумы. Но что-то пошло не так.

Сегодня, когда до выборов в столичный парламент осталось два месяца, депутаты вдруг решили, что могут потесниться, и затеяли ремонт у себя дома.

Пока в стенах Мосгордумы укладывают паркет и закупают дорогую мебель, стройка на Страстном бульваре продолжает кипеть. Похоже, что народным избранникам придется выбирать — продолжить свою работу в тесноте, но не в обиде, на Петровке или переехать в Ново-Екатерининскую больницу — но со скандалом.

Корреспонденты «Новой» отправились на стройку, чтобы разобраться, куда приводит «квартирный вопрос».

 

За зеленой сеткой

За высоким забором, завешенным зеленой сеткой, происходит что-то важное. Нам плохо видно, но слышно, как работает кран и подгоняют друг друга мужские голоса. Идет дождь. Мы направляемся к воротам, где висит табличка «Реставрация объекта культурного наследия «Ново-Екатерининская больница», просовываем телефон через дырку в сетке и делаем снимок.

Усатый охранник с большим животом медленно выползает из будки и движется  нам навстречу. «Что делаете?» — спрашивает он, не выражая на лице ни единой эмоции. «Просто снимаем», — отвечаем мы. «Здесь нельзя, это стратегический объект», — указывает он на видеокамеру за спиной и разворачивается, чтобы уйти.

Мы не сдаемся: у каждого человека есть свои слабые места, даже у чоповца. «Вы много работаете…» — озабоченно бросаем ему вслед. «Да-а-а, круглосуточно, — оживляется он, — по праздникам и выходным… Спешим. Нужно закончить стройку к сентябрю». «А что здесь будет?» — спрашиваем мы, как будто невзначай. «Мосгордума», — говорит вахтер.

Для того чтобы собрать кусочки пазла в общую картинку, мы обходим здание со стороны Успенского переулка. Охранники на КПП принимают нас за пациентов больницы. Один из них, что поболтливее, затевает разговор: «Врачи сюда уже не вернутся. На их месте будут сидеть депутаты из Мосгордумы». Мы интересуемся про снос. Сначала охранник говорит, что никакого сноса не было. Затем признается: был, но незначительный.

Мы шагаем дальше по Успенскому переулку, карабкаемся на забор и видим панельную шестиэтажку. Если не иметь перед собой плана, то не сразу поймешь, что здесь происходит. Но план у нас есть. Мы вглядываемся и понимаем: снесены три корпуса исторического ансамбля — морг, прачечная и гараж. На их месте сооружено административное здание прямоугольной формы, рядом еще одно, поменьше — въезд на подземную парковку.

 

Перестройка

Здание Мосгордумы, в котором заседают нынешние депутаты, находится на углу Петровки и Рахмановского переулка. Его корпуса объединены внутренним двориком, где паркуются служебные иномарки и можно курить. В новой части сегодня идет ремонт.

Мебель упакована в клеенку и вынесена в коридор, ковролин отодран, экран плазмы в зале заседаний, рассчитанном строго на прежние 35 мест, залит краской. Там, где раньше были холлы с картинами и мягкими диванами, установлены стальные каркасы — будущие стены кабинетов аппарата Мосгордумы.

Уплотнение связывают с тем, что в сентябре вместо 35 депутатов будет избрано 45. То есть как минимум десять личных кабинетов для депутатов и помещения для их помощников (а их по шесть на каждого депутата) придется создать из ниоткуда. Горбюджет на реконструкцию Мосгордумы уже выделил 20 миллионов рублей. Половина из них уйдет на покупку мебели. Стоимость депутатского кресла составит 24 тысячи рублей, стула — 27 (!) тысяч рублей.

В конце 2012 года в СМИ появилась информация о вероятном переезде Мосгордумы в новое здание. Анонимные источники в думе и московском правительстве сообщали, что депутатов поселят в историческое здание на Страстном бульваре. Сначала председатель Мосгордумы Владимир Платонов опроверг эти слухи («Каких-либо официальных документов в Мосгордуму по этому поводу не поступало, и дума никаких решений не принимала»), затем — в июле 2013 года — признался, что на территории больницы специально для депутатов строится административное здание.

Однако в редакции «Новой» имеется документ (с печатью, подписью и выходными данными), согласно которому Платонов еще в декабре 2012 года вел переговоры с заместителем мэра Москвы Петром Бирюковым о переезде на Страстной бульвар. В частности, просил чиновника в связи со сжатыми сроками выполнения работ «оказывать содействие в ускорении получения технических условий, согласований при проектировании, выполнении работ по выносу сетей и т.д.».

Они здесь власть

Все произошло очень быстро.

26 декабря 2012 года «сносная» комиссия (ее полное название — «Комиссия при Правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия», но краткое народное название гораздо лучше отражает суть) приняла решение о сносе нескольких строений на территории Ново-Екатерининской больницы.

Ранним утром 1 января 2013 года «хозяйственные постройки» были снесены. В том числе «морг, прачечная и гараж», которые, по мнению заместителя руководителя Мосгорнаследия Алексея Емельянова, не представляли особой исторической ценности, зато их исследование могло «сильно затормозить строительные работы».

Но если они действительно были настолько незначительны, зачем было сносить их именно в новогоднюю ночь?

Не потому ли, что строение 4 (анатомический театр), оно же — хозяйственный корпус усадьбы, построенный в 1828 году, — по документам 1998 года являлось памятником архитектуры (главврач больницы даже подписывал отдельное, посвященное ему, охранное обязательство)? Что строения 4 и 8 — в соответствии с постановлением правительства Москвы, принятым в 2010 году, — являлись «объектами историко-градостроительной среды», сносить которые тоже нельзя?

Но самое главное — строительство огромных зданий из стекла и бетона в охранных зонах памятников (тот факт, что главное здание усадьбы является памятником, не вызывает сомнения даже у столичных чиновников и парламентариев) запрещено. Категорически.

А если бы ничего не собирались строить, то и сносить было бы незачем.

— Я до сих пор себя корю за то, что не подготовился получше к тому декабрьскому заседанию, — говорит координатор градозащитной организации «Архнадзор» Константин Михайлов. — Тогда чиновники ни слова не сказали ни о постановлении 2010 года, которое запрещало и сносы, и строительство на этой территории, ни о том, что сносимые здания являются ценными объектами историко-градостроительной среды. Обо всем этом я узнал уже после той новогодней ночи…

Пара любопытных фактов. В повестке дня того заседания необходимость сносов обосновывалась не новым строительством, а нуждами реставрации. А обсуждение судьбы архитектурного ансамбля вырезано из видеозаписи заседания, опубликованной на сайте Мосгорнаследия.

 

Сколько стоит Дума

18 октября ГУП «Московское имущество» (в оперативном управлении у которого находился комплекс Ново-Екатерининской больницы) заключило договор генподряда «на выполнение работ по реставрации с приспособлением исторических зданий <…> под административное здание с элементами нового строительства» с ФГУП «Атэкс» ФСО России. А на следующий день (19 октября) «Московское имущество» обратилось в Мосгорнаследие за разрешением на снос «лишних» строений, что и стало основанием для вынесения вопроса на «сносную» комиссию.

Как видно из названия договора, генподрядчик должен был не только отреставрировать главное здание усадьбы и воссоздать парк на ее территории, но и возвести два новых строения — огромный шестиэтажный административный корпус, пугающе похожий на Кремлевский дворец съездов, и еще одно здание, которое, судя по всему, будет использоваться как въезд в подземный паркинг. Парковка, в свою очередь, будет соединена подземным переходом с главным домом исторической усадьбы.

Цена вопроса по договору превышает три миллиарда рублей, причем около половины этой суммы должно уйти именно на новое строительство.

Однако три миллиарда — не окончательная цена вопроса. Стоимость работ «подлежит корректировке после получения заключения государственной экспертизы проектно-сметной документации», — значится в пункте 3 договора генподряда.

Источники «Новой» в строительном комплексе столицы полагают, что реальная стоимость работ по реставрации и новому строительству может составить 6—7 миллиардов рублей.

Чтобы было понятно, о каких вложениях идет речь: на момент начала строительства в семь миллиардов рублей оценивали стоимость «Казань-Арены» — универсально-футбольного стадиона на 45 тысяч зрителей. Правда, когда работы по его возведению были в основной части закончены, стоимость стадиона выросла до 14,4 млрд — то есть больше, чем в два раза.

 

Перемены

Для архитектора Станислава Мальцева история с Ново-Екатерининской больницей началась еще раньше. Несколько лет назад столичные власти заключили контракт с архитектурной мастерской Мальцева на создание проекта реставрации усадьбы с приспособлением ее под размещение центрального ЗАГСа.

— Мы провели весь комплекс научно-исследовательских изысканий, подготовили проект реставрации «до гвоздя» и полностью согласовали его. А еще был согласован предмет охраны — документ, на основании которого заключаются договоры охранных обязательств с пользователями памятника и за нарушение которых пользователь несет уголовную ответственность. На все это ушло полтора года напряженного, кропотливого труда.

Пока Станислав ждал реализации проекта, на него вышли представители Мосгордумы. По словам Мальцева, ему предлагали внести изменения в проект: вместо исторических 10 тысяч квадратных метров застройки согласовать… 30 тысяч.

— Я пытался объяснить, что строить на территории памятника нельзя, что это уголовно наказуемое преступление. Короче говоря, общего языка мы не нашли.

А через некоторое время, проезжая по Страстному, Мальцев заметил, что на объекте ведутся работы.

— На пояснительной табличке фактически было написано, что они ведутся по моему проекту — совпадали номер и шифр согласования. Но в строке «Авторский надзор» значилась не мастерская Мальцева, а «Моспроект-2». Стал звонить, выяснять и узнал, что с ними также был заключен договор на разработку проекта реставрации. И в той части, которая касалась именно реставрации, он оказался удивительно похожим на наш — вплоть до ошибок и опечаток. И пока мы все это выясняли, табличка на заборе стройплощадки поменялась — там уже были только данные, касающиеся «Моспроекта-2».

— Пока речь шла о ЗАГСе, — продолжает Станислав, — Мосгорнаследие и другие органы власти занимали очень жесткую, но при этом абсолютно правильную позицию. Из нашего проекта исключили не только наземную парковку, но даже шесть отдельных машино-мест рядом с существующим сейчас проездом на территории усадьбы.

А теперь — новое строительство и подземный паркинг.

По информации источника в Москомархитектуре, к строительству нового парламентского центра приложил руку и главный архитектор столицы Сергей Кузнецов. Приложил руку — в прямом смысле. На чертеже главного фасада здания стоит его подпись, причем в графе «Руководитель авторского коллектива».

 

Адвокат инвестора

«Моспроект-2» получил за разработку проекта реставрации «с элементами нового строительства» около 170 миллионов рублей. Однако последние полтора года Станислав Мальцев судится с организацией — он считает, что проект, посвященный реставрации, был просто украден у его мастерской.

— Для меня этот судебный процесс — не попытка заработать деньги или самоутвердиться. Я сужусь за всех реставраторов, как бы пафосно это ни звучало, — объясняет Мальцев. — Юристы «Моспроекта-2» сейчас пытаются доказать в суде, что на реставрационные работы не распространяется авторское право. А нет авторского права, нет и влияния на генподрядчика.

По мнению Мальцева, авторский надзор в строительстве или реставрации — это сегодня единственный реальный способ контроля за подрядчиками. Если работы выполнены некачественно, автор-архитектор просто не подписывает определенные документы, и все — строителям придется все переделывать.

— Есть научная реставрация, а есть хозспособ строительства гаражных кооперативов в Митине, — возмущается архитектор Елена Мальцева, жена Станислава. — То, что происходит в Ново-Екатерининской, — это хозспособ. Мы исследовали чуть ли не каждый кирпич… А теперь строители все ломают, а потом дичайшим способом делают опалубку из профилированного листа и заливают бетон. Нет, даже гаражи уже так не строят.

В случае с реставрацией авторский надзор очень важен не только с точки зрения обеспечения качества работ, но и по финансовым причинам.

Специалисты по техническому надзору за реставрацией сообщили нам, что реставрация всегда обходится в 5—10 раз дороже нового строительства, это связано со сложностью работ. И большинство подрядчиков будут стремиться выполнить их как-нибудь «попроще» и подешевле. Они обычно вспоминают о том, что здание, на котором они вели работы, является памятником архитектуры, только когда сдают смету на экспертизу… Разница между расчетной стоимостью работ и реальной просто идет к ним в карман.

В 2010 году глава Мосгорнаследия Александр Кибовский сообщил журналистам, что был подготовлен проект реставрации здания Ново-Екатерининской больницы под размещение в нем Дворца бракосочетаний, однако от этого проекта отказались из-за его высокой стоимости — пять миллиардов рублей. Нынешний проект реставрации обойдется на два миллиарда рублей дешевле…

Это было еще одним аргументом, чтобы настоять на создании «парламентского центра», который, напомним, пока официально стоит чуть больше трех миллиардов.

— Но вы же понимаете, — продолжает Мальцев, — реставрация одного здания не может стоить больше, чем реставрация и строительство нового.

Так что ждем итоговой суммы.

 

В сухом остатке

Шесть этажей здания новой Мосгордумы, выстроенной на территории старинной усадьбы, уже видны со Страстного бульвара. Надеяться на то, что московские власти признают незаконность собственных действий по согласованию сносов и стройки и постановят разобрать новострой, не приходится.

Открытыми остаются вопросы: сколько город за это заплатит, и был ли смысл вообще затевать стройку и калечить памятник, если Мосгордума в итоге: а) ремонтирует собственное здание; б) переходит на общественные начала (депутаты нового созыва будут работать только шесть дней в месяц)? Ответы на них, мы полагаем, москвичи узнают в самое ближайшее время.

Зинаида БУРСКАЯ, Диана ХАЧАТРЯН

 

 

Справки «Новой»

Первые варианты переезда Мосгордумы

В 2008 году в качестве варианта для переезда рассматривался деловой центр «Москва-Сити». Власти Москвы планировали построить там комплекс административных зданий мэрии и Мосгордумы, однако проект был заморожен из-за проблем с финансированием.

В 2012 году стало известно о намерении Мосгордумы купить здание бизнес-центра «Морской дом» в Рахмановском переулке, но из-за высокой стоимости идея не была реализована.

 

История Ново-Екатерининской больницы

Ново-Екатерининская больница — памятник раннего московского классицизма, который располагается на углу улицы Петровка и Страстного бульвара. Здание выстроено в 1776 году по проекту Матвея Казакова для князя, действительного тайного советника Сергея Гагарина как его городская усадьба. В 1802 году Гагарины продали усадьбу под Английский клуб, который проводил здесь свои рауты и заседания на протяжении десяти лет. Дом сгорел в 1812 году, и после восстановительных работ под руководством Осипа Бове в 1833 году в здании открылась Ново-Екатерининская больница. В советское время в основном здании продолжала размещаться больница, получившая после Великой Отечественной войны название «городская клиническая больница № 24». В 2009 году здание перешло в городскую собственность, а больница переведена на Писцовую улицу. В 2008 году тогда еще мэр Москвы Юрий Лужков подписал постановление о реконструкции здания под Дворец бракосочетаний, однако это решение исполнено не было.

 

Прямая речь

Пресс-секретарь Сергея Собянина Гульнара Пенькова посоветовала нам по поводу переезда депутатов обратиться за комментариями к «первоисточнику» — Мосгордуме: «По-моему, эта тема с Ново-Екатерининской больницей закрыта. Не раз были комментарии на эту тему».

Заместитель руководителя аппарата Московской городской думы Николай Фигуровский:

— На территории комплекса бывшей Ново-Екатерининской больницы идет стройка. Официальных решений по поводу того, что туда переедет Мосгордума, не оглашалось. Собянин во время одного из интервью сказал, что решение об этом будет принято в сентябре. На Ново-Екатерининской больнице сейчас висит вывеска о том, что на территории идет строительство административно-офисного здания, там не написано, что это комплекс зданий для Мосгордумы. Решение о переезде, учитывая слова Собянина, по-видимому, будет приниматься по мере ввода в эксплуатацию этого комплекса. Степень его готовности я не знаю. Возможно, его не успеют закончить к сентябрю.

Председатель Мосгордумы Владимир Платонов отказался давать комментарии, посчитав, что все необходимое нам уже было сказано господином Фигуровским.

 

Ответы пресс-службы Мосгорнаследия на вопросы «Новой»

— Каким образом будет использоваться комплекс Ново-Екатерининской больницы после реставрации?

Вопрос дальнейшего использования комплекса находится вне компетенции Мосгорнаследия. По данному вопросу можно обратиться в Департамент городского имущества города Москвы, о чем представителей «Новой газеты» проинформировали в рабочем порядке ранее.

— В какой срок должна завершиться реставрация ансамбля? Какова ее стоимость?

По имеющейся в Департаменте культурного наследия города Москвы информации ориентировочные сроки окончания реставрации – сентябрь 2014 г. Реставрационные работы ведутся за счет средств ГУП «Московское имущество», ориентирами по стоимости работ Мосгорнаследие не располагает.

— Ведется ли в настоящее время на территории ансамбля новое строительство (территория памятника утверждена постановлением правительства Москвы №907 от 05.10.2010)? Законно ли это?

На территории памятника новое строительство не ведется.

— Кто в настоящее время осуществляет авторский надзор за реставрацией памятника? Есть ли у Мосгорнаследия претензии к качеству выполняемых работ?

Реставрационные работы осуществляются генеральной подрядной организацией ФГУП «Атэкс» ФСО России силами субподрядной организации ООО «Стройкомплект» под надзором Государственного унитарного предприятия «Моспроект-2 им. М.В.Посохина» в лице главного архитектора проекта А.В.Молотковой. Претензий к качеству реставрационных работ в настоящее время не имеется.

— Насколько известно «Новой», несколько лет назад «Архитектурная мастерская Мальцева» подготовила проект реставрации и приспособления этого объекта для размещения центрального ЗАГСа , проект был одобрен Мосгорнаследием. В связи с чем Мосгорнаследие отказалось от его реализации? Передавались ли материалы этого проекта в «Моспроект-2 им. М.В. Посохина»?

Вся проектная документация на проведение работ по сохранению Объектов, разработанная ГУП «Моспроект-2 им. М.В.Посохина», согласована в соответствии с выводами государственной историко-культурной экспертизы.

Эскизный проект реставрации объекта по адресу: Страстной бульв., д. 15/29 разработанный ООО «Архитектурная мастерская Мальцева» в рамках реализации распоряжения Правительства Москвы от 10 октября 2008 г. № 2363-РП «О размещении главного дворца бракосочетания города Москвы в здании по адресу: Страстной бульвар, д. 15/29, стр. 1 (Центральный административный округ города Москвы)», согласован Мосгорнаследием в декабре 2010 г. Дальнейшее приспособление объекта планировалось для проведения торжественных мероприятий бракосочетаний.

В 2012 году объекты переданы Государственному унитарному предприятию «Московское имущество», по заказу которого мастерской № 13 Государственного унитарного предприятия «Моспроект-2 им. М.В.Посохина» разработан новый эскизный проект реставрации c изменением архитектурных решений фасадов объекта культурного наследия по адресу: Страстной бульв., д. 15/29, стр. 1 по сравнению с ранее согласованными. Проектом, согласованным Мосгорнаследием 16 мая 2013 г., предусмотрено приспособление Объекта под размещение Мосгордумы.

Таким образом, первоначальный проект реставрации, разработанный ООО «Архитектурная мастерская Мальцева» с приспособлением под размещение Главного дворца бракосочетания, и новый проект, разработанный Государственным унитарным предприятием «Моспроект-2 им. М.В.Посохина» с приспособлением под размещение Мосгордумы, являются совершенно различными по функциональному наполнению проектами, с изменением архитектурного решения фасадов Объекта.

 

Дополнительные сведения, предоставленные Мосгорнаследием:

16 мая 2013 г. Мосгорнаследием согласован проект реставрации объекта культурного наследия федерального значения «Екатерининская больница у Петровских ворот (дом Гагарина), 1774-1776 гг., арх. М.Ф.Казаков, начало XIX в., арх. О.И.Бове».

24 октября 2013 г. Мосгорнаследием согласован проект приспособления объекта культурного наследия федерального значения «Екатерининская больница у Петровских ворот (дом Гагарина), 1774-1776 гг., арх. М.Ф.Казаков, начало XIX в., арх. О.И.Бове».

28 ноября 2013 г. Мосгорнаследием согласована проектная документация по сохранению выявленных объектов культурного наследия «Храм во имя св. блг. князя Александра Невского на дворе Новой Екатерининской больницы у Петровских ворот, 1836 г., 1872 г., арх. А.А.Никифоров, 1876 г.» и «Ограда по ул. Петровка, кон. XVIII-нач. XIX вв., 1973 г., арх. Э.Э.Наседкин».

28 марта 2014 г. Мосгорнаследием согласован проект реставрации и приспособления выявленного объекта культурного наследия «Флигель, XIX в.» по адресу: Успенский пер., д. 14, стр. 2.



12 комментариев

0
Victor S , 4 июля 2014 в 18:30
Ха-ха-ха! Патриоты ... А-у-у-у!
0
Юрий Старый , 4 июля 2014 в 19:09
Восстановить снесенный морг и переселить всю эту публику туда!
0
ded nichipor , 5 июля 2014 в 00:26
Жулье - это диагноз. А всех на Канатчикову дачу.
0
Владимир Раменский , 5 июля 2014 в 01:39
Печальная история. Одни воры спешат сменить других...
0
katyshev , 6 июля 2014 в 15:47
Да ладно, чего вам везде воры мерещатся. Все решаемо в конце концов. и тех кто делает что-то левое за зад сейчас берут очень хорошо. только доказательства нужны конкретные и судебное решение. Делов то...
0
Сергей Гершкович , 6 июля 2014 в 16:13
Ну да ну да, воры создают все условия для лучшей жизни москвичей. Хоть красную икру каждый день будут бесплатно тоннами выдавать - все равно "воры".
0
Андрей Дубровский , 5 июля 2014 в 11:31
Не зря говорят: "Своя рука владыка". Действуют по законам, которые сами сочиняют. Но не для москвичей, а для себя, любимых.
0
Юрий Иунин , 5 июля 2014 в 14:43
Ну, будет у думы два дома - может, это страсть к коллекционированию ...
0
Николай Павлов , 5 июля 2014 в 14:54
Москвичи сами выбирали себе мэра. Говорили, что Собянин хозяйственник. Получите.
0
Виктор Петровский , 6 июля 2014 в 15:24
Xто же подняли такие архивные дела, кто-то клюнул или желание раздуть сенсацию на ровном месте? Павлов, а что "получите"? В том-то и дело, что ПОЛУЧИЛИ.
0
Иван Дамарья , 6 июля 2014 в 22:42
У морг-то оставят, на всякий случай? Надо бы.
Вдруг кто зайдет и спросит :"А можно я вас перебью?".
0
Владимир Милкин , 7 июля 2014 в 11:16
Мосгордума заслужила, чтобы быть в морге

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться



Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама