Политика / Выпуск № 51 от 10 Июля 2006 г.

44 ЧЕЛОВЕКА УБИЛИ «ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ»

КАВКАЗСКИЙ УЗЕЛ

10.07.2006

Расул Цакоев, 1978 года рождения, жил в селении Хасанья — это ближайший пригород столицы Кабардино-Балкарии города Нальчика. Расул был «молящийся» (лексика кабардино-балкарской милиции). Ходил в мечеть и был в этом усерден — весь 2004 год на почве ислама у него возникали неприятности с милицией. Его раза три забирали на несколько часов в отделение и всякий раз обещали в покое не оставлять.

 

27 сентября 2004 года в самом центре Нальчика, прямо между зданиями республиканской прокуратуры и городской телефонной станции, Расул Цакоев был похищен людьми в камуфляжах на красных «Жигулях» седьмой модели («Новая газета» тогда писала об этом).

Подчеркну: был сентябрь 2004-го — всеобщий послебесланский стресс, вылившийся в широкомасштабные поиски «сочувствующих» и «содействующих». В Кабардино-Балкарии, с подачи республиканского МВД, к таковым тогда причислили всех «молящихся», а в «молящиеся», в свою очередь, зачисляли списками — их составляли в мечетях по пятницам. Расул Цакоев оказался среди прочих.

29 сентября он, весь избитый, очнулся на мусорной свалке примерно в двух километрах от родного села и смог доползти до ближайшей бензоколонки, до людей. Те принесли его домой в Хасанью, к родителям — Джамалу Магомедовичу и Зухре Муталифовне. На Расуле не было живого места, и «скорая» увезла его в Республиканскую клиническую больницу. В первые сутки Расул еще иногда приходил в сознание и успел рассказать, где был и кто с ним все это сотворил: в УБОПе, так называемом 6-м отделе МВД КБР. Били двое в масках, требуя подписать как чистые листы, так и уже с записями признательных показаний в том, что он, Расул Цакоев, «снабжал незаконные вооруженные формирования сотовыми телефонами и продуктами». Давал указания продолжать пытать, пока «не подпишет», как о том упоминается в документах, приобщенных к материалам дела, Кяров — прямо в присутствии Расула. Анатолий Султанович Кяров — заместитель начальника республиканского УБОПа на тот день и час. Только следствие не придало этим показаниям значения, что не дает нам возможности что-либо стопроцентно утверждать.

Пока Расул периодически еще приходил в сознание, в больнице его успели посетить два подчиненных Кярова — сотрудники УБОПа Хачим Гусейнов и Эльдар Бадалов. То, что Расула пытали именно у них, в УБОПе, при свидетелях и при Гусейнове и Бадалове, подтвердил и сам Расул, да и они не отпирались.

Через сутки больной впал в кому и скончался на рассвете

4 октября от полиорганной недостаточности — так и не заработали все отбитые органы. Легкие не просматривались даже на рентгене — были наполнены кровью. Не функционировали печень и почки. Разможженные от ударов мышцы стали источником интоксикации. Посмертный подробный перечень кровоподтеков, обнаруженных на теле судмедэкспертом, занял полстраницы на машинке, без интервалов между строчками (посмертная экспертиза № 985/В) — легче было бы указать, где не было на теле следов побоев.

Выводы посмертной экспертизы: «Массивная тупая травма с разможжением мышц и конечностей. Описанные телесные повреждения образованы от действий твердых тупых предметов с ограниченной площадью воздействия либо при ударе о таковые… Каких-либо следов, указывающих на борьбу или самооборону, у Цакоева Р.Д. не обнаружено. Образование описанных телесных повреждений при падении с высоты собственного роста исключается… Судмедэксперт Ф.А. Доттуева».

А вот цитаты из истории болезни № 16452/16507 (посмертного эпикриза):

«…По поступлении в связи с обширными повреждениями и потенциальной тяжестью состояния был госпитализирован в реанимационное отделение… 30.09.2004 состояние больного интенсивно стало ухудшаться, что выразилось в нарастании симптомов дыхательной недостаточности, развитием клиники острой почечной недостаточности… В 19.00 больной интубирован, переведен на ИВЛ. 01.10.2004 — консилиум. Заключение консилиума: у больного тяжелая сочетанная травма — ЗЧМТ (закрытая черепно-мозговая травма. — А.П.), сотрясение головного мозга, массивные множественные ушибы тела, конечностей с разможжением мышц с развитием миоглобинемии и нефрозом и, как следствие, острой почечной недостаточности. Множественные ушибы внутренних органов — сердца, легких, печени, почек. Тотальный правосторонний травматический пневмонит. Синдром полиорганной недостаточности… За период с 01.10.2004 по 04.10.2004, несмотря на проводимую интенсивную терапию, состояние больного прогрессивно ухудшалось: сознание — кома, дыхание — ИВЛ, гемодинамика — гипотония… 04.10.2004 в 4.00 у больного остановка сердечной деятельности. Проводимые реанимационные мероприятия — без эффекта. В 4.20 констатирована смерть больного. Следственные органы извещены… Лечащий врач Мокаев А.З».

 

А теперь — об этих извещенных следственных органах.

Родители Расула начали поиски похищенного сына сразу, утром 28 сентября, как только он впервые в своей жизни не ночевал дома и даже не позвонил. Вскоре они установили, что Расул находится в здании

6-го отдела МВД КБР (УБОП), туда же, чтобы помочь вызволить его, приехал в тот день глава администрации Хасаньи Артур Зокаев (впоследствии расстрелян у собственного дома, преступление до сих пор не раскрыто). 29-го Зокаеву удалось пройти внутрь УБОПа и поговорить с заместителем начальника отдела Анатолием Кяровым. Тот подтвердил, что Цакоев был у них, но сообщил, что «Цакоева увезли на Ханкалу».

«Отвезти на Ханкалу» (Ханкала — главная военная база в Чечне) — любимая присказка большинства силовиков, практикующих на Северном Кавказе. «Отвезти на Ханкалу» — по крайней мере так было до зимы 2004 года (с января 2005 года стали «возить во Владикавказ», в распоряжение следственной группы по Беслану) — означало очень плохие вещи. Почти то же самое, что «10 лет без права переписки». Что человека уже нет.

У Ханкалы действительно дурная на этот счет слава. Сотни сгинули там. Но и местные, северокавказские силовики тоже не уступали, и трагедия Цакоева — тому хрестоматийный пример. Ханкала Ханкалой, а расследование расследованием. Прокуратура КБР независима от Ханкалы — и ведомственно, и территориально.

Но хочет ли она быть независимой? И если хочет, то где была ее работа? И в чем состоит она теперь — по делу того же Цакоева?

Следы пыток на теле Расула были очевидны и зафиксированы. Первичная информация о причастных к его фактическому убийству известна сразу. Все необходимые исходные были в наличии. Что сделала с ними прокуратура?

Да, уголовное дело

№ 21/175-04 по всем этим фактам было возбуждено 7 октября 2004 года (по ст. 111 ч. 4 УК РФ, «Причинение тяжких телесных повреждений»). Его принял к производству следователь по особо важным делам прокуратуры Кабардино-Балкарии Арсен Мурзаканов. 9 октября потерпевшим по делу был признан отец Расула — Джамал Магомедович. Все было вроде бы нормально. Но на этом любая активность «извещенных следственных органов» фактически прекратилась. Джамал Магомедович, поверив поначалу, что все идет по закону, стал требовать очных ставок — своих с Кяровым, Кярова с Зокаевым, проведения следственных действий по поиску мобильного телефона сына, который был с ним в день похищения и по которому потом еще два месяца подряд отвечал какой-то женский голос…

А следователь Мурзаканов стал во всем этом отказывать — во ВСЕХ ходатайствах потерпевшего. Число шаблонных отписок и отказных постановлений у семьи Цакоевых близится к сотне.

Родители Расула при этом не сидели в оцепенении и ожидании. Они писали повсюду, пытаясь сдвинуть следствие вперед: генпрокурору Устинову, прокурору республики Кетову, замгенпрокурора Шепелю, ответственному ранее за Юг России, президентам РФ и КБР, и Кокову, и Канокову…

Год подряд после трагедии на десятки этих обращений в Хасанью поступали стандартные ответы: «Ваша жалоба от… направлена в прокуратуру КБР». И опять ровным счетом ничего не происходило. Никаких подозреваемых и тем более обвиняемых по делу о пытках над Расулом Цакоевым не появлялось.

Их не было. И нет. 16 июня 2005 года следователь Мурзаканов пришел к естественному для него выводу, что «проведенными оперативно-разыскными мероприятиями установить личности и местонахождение лиц, совершивших настоящее преступление, не представилось возможным…». Было вынесено постановление о приостановлении предварительного следствия «в связи с неустановлением лица».

А «лицо» при этом жило и работало в двух шагах от здания республиканской прокуратуры — в УБОПе.

В октябре прошлого года случился нальчикский мятеж. Силовики и вовсе получили высочайшую индульгенцию действовать без оглядки на законы. Самым прямым образом это коснулось дела Расула Цакоева. Он стал числиться как бы потенциально «сочувствующим будущим мятежникам» (оцените фразу!) и, как сказал один из сотрудников прокуратуры автору этих строк, обязательно оказался бы среди них, если бы был жив, ведь он «молился», так что бойцы УБОПа действовали «на упреждение», как «санитары леса», и просто уменьшили число мятежников, по крайней мере на Цакоева, и, значит, зачем «играть против своих»?..

Честно говоря, даже непонятно, как в принципе может существовать подобная идеология в надзирающем за законом органе? И при чем тут сослагательное наклонение, когда речь идет о расследовании конкретного тягчайшего преступления? Даже смешно и неудобно все это говорить прокуратуре…

Однако реальность именно такова: сегодня все пути добиться справедливости по делу об убийстве Расула Цакоева испробованы и не дали никакого эффекта. «В течение полутора лет никаких конкретных мер не предпринимают для раскрытия преступления и наказания виновных в смерти нашего единственного сына», — написал в редакцию Джамал Магомедович Цакоев. Тысячи семей, чьи родные похищены, а далее убиты или пропали без вести на Северном Кавказе в последние годы, — в том же положении.

 

7 июня уже этого года в Ингушетии, также средь бела дня, был похищен немолодой Увайс Долаков. Подскочили «камуфляжи» — утащили. И все. Долаковы хватились искать — не нашли. Все силовые структуры Северного Кавказа, куда они обратились, открестились.

Через две недели в их дом пришел гад-посредник. Представился, что послан ФСБ сговориться. Каким ФСБ? Уточнять запретил. Сообщил, что Увайса подозревали в сочувствии боевикам, но если заплатят 10 тысяч долларов, то убийцы укажут место, где закопали. И никто не обманул — старик, со следами пыток, прикопанный всего на полметра от поверхности земли, покоился на опушке, на окраине села Веселое Моздокского района Северной Осетии. Те, кто откапывал Увайса, заметили, что вокруг указанного им места вроде бы характерные холмики… Такие же… Пошла молва.

Теперь десятки семей, у которых похищены близкие и которым «не повезло» — к ним не приходил дорогостоящий посредник, — второй месяц умоляют прокуратуру провести необходимые следственные действия там, на окраине Веселого, чтобы, может быть, нашлись останки и их близких… В прокуратуру передана соответствующая видеозапись… Родные, конечно, могли бы и сами перерыть там все — но они хотят помощи государства, чтобы все было зафиксировано по закону…


0 комментариев


Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться


Этот материал вышел в номере

Опрос

Что представляет большую угрозу России?

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2015@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Вооруженные скрепы

176
Сергей Акользин: Для Татьяна К , 1 июля 2015 в 09:52 ===А до вмешательства США в...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2015@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Партнеры

Тви-новости

Реклама

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама