Политика / Выпуск № 61 от 9 июня 2010 г.

240 Доходный Ряд

Зачем России союз промышленников и предпринимателей, если у нее есть Государственная дума? Исследуем бизнес депутатов

09.06.2010

Депутаты Государственной думы продолжают процветать: в отличие от большинства соотечественников, экономические неурядицы их не задели. На днях эксперты российского отделения Transparency International вместе со студентами Высшей школы экономики сравнили имущество кандидатов в депутаты Госдумы в 2007 году с их же декларациями за 2009 год. Выводы поразительны. Парламентарии преподали нам славный урок выживания, умудрившись преуспеть вопреки невеликому официальному жалованью (в среднем около 160 тысяч рублей) и законодательному запрету заниматься предпринимательством.

Уже список депутатов с фамилиями, начинающимися на «А» (остальные литеры пока не обнародованы, так как эксперты не закончили верификацию данных), вызывает вопросы. Например, доход единоросса Григория Аникеева увеличился с 415 миллионов рублей (2007 год) до 860 миллионов. Теперь в числе его имущества наряду с недешевыми иномарками упомянуты 6,25% самолета Dassault Falcon 2000EX EASy (его стоимость может достигать 35 миллионов долларов). Интересно, как парламентарий, официально оставивший бизнес, сумел удвоить свое состояние и даже купить кусочек бизнес-джета?

«Новая» намерена прибавить ясности картине депутатского существования. Для этого мы «взвесили» бизнес российских парламентариев.

«Единая Россия» — партия парламентского большинства — все время говорит о своей якобы «высокой социальной ответственности» и «берет под контроль» вопросы общественного благосостояния. Но реальные дела обстоят иначе. На фоне потока законопроектов, уничтожающих остатки социальных гарантий и общественных свобод, деятельность Думы сопровождается одним скандалом за другим. Сначала декларации парламентариев поразили виллами, шикарными автомобилями и сотнями миллионов (хотя всем понятно, что это — лишь наиболее «объяснимые» деньги и имущество). Затем внимание СМИ привлекло хроническое отсутствие большой части депутатов на заседаниях. Дума давно стала не особо публичным институтом — вряд ли вам с ходу удастся назвать фамилии любых двадцати членов нижней палаты.

Чем занимаются зачастую малоизвестные «прогульщики»? Пекутся об интересах народа, который по идее представляют, или же о каких-то иных интересах?

Когда упраздняли выборы одномандатников, властная пропаганда растолковывала: нечистоплотные воротилы способны охмурить дорогостоящим пиаром честных тружеников — и навыбирают труженики в парламент проходимцев, которые будут печься не о стране, а о пополнении и без того пухлого кошелька. Но оказалось, что в партийные списки даже немногочисленных «лицензированных» партий можно навключать сколько угодно этих воротил.

Коммерческие списочники

На выборах 2007 года кандидаты сдавали в Центризбирком информацию о доходах, об акциях, которыми владеют, и о том, чем занимались раньше. Представлялись, опять же, наиболее «объяснимые» данные. Полноценной системы контроля за ними не было и нет до сих пор.

Согласно этим данным, более половины фракции грызловцев, три четверти жириновцев, чуть меньше половины мироновцев и четверть зюгановцев были в разное время на руководящих должностях в бизнес-структурах и/или являются держателями заметных пакетов акций. «Это очень серьезная политическая сила, и, по всей видимости, никакого другого сильного слоя населения в Госдуме не представлено», — прокомментировал «Новой» депутат Госдумы от КПРФ Вадим Соловьев.

«Наш парламент кардинально отличается от европейских, в которых бизнеса практически нет. Там другие категории людей, много лиц свободных профессий: адвокаты, журналисты, общественные деятели. Еще в Западной Европе очень много партийных политиков. Люди, которые приходят в парламенты из аппаратов своих партий либо из провинциальных парламентов или из муниципалитетов», — рассказывает Владимир Рыжков, депутат Госдумы первого — четвертого созывов.

Нельзя сказать, что на Западе капитал не старается купить себе друзей во власти. Но вскрывшийся факт такой ангажированности государственного человека — это вполне повод для отставки, а может быть, и для судебного разбирательства. В России же подобная информация лежит на поверхности и особо никого не цепляет.

«Места в списках практически всех партий продаются. И оппозиционные партии продают места, чтобы было на что проводить кампанию. Расценки разные — от миллиона долларов и больше. Платится в партийную кассу или наличными лидерам», — продолжает бывший депутат.

Выбор парламентской партии для бизнесмена легко может обойтись без идеологических причин. В первую очередь все, конечно же, рвутся в «Единую Россию». Часто мотивация пойти в КПРФ, ЛДПР или «Справедливую Россию» такова: лютый конкурент уже успел первым подружиться с местными «медведями». ЛДПР к тому же привлекательна неприхотливостью, умением, когда надо, закрывать глаза и помочь закрыть глаза проверяющим структурам.

Типичный коммерческий депутат — в прошлом генеральный директор крупного регионального предприятия. Среди них особенно много нефтяников, банкиров и страховщиков. Есть представители практически всех отраслей, которыми богата земля российская: в списке держателей акций сотен обществ с различной ответственностью торговцы водкой соседствуют с хозяевами металлургических комбинатов, специалисты по хай-теку с авиаперевозчиками, одежные фабриканты с дорожными строителями.

Представителей многопрофильных холдингов немного. Зато немало депутатов, чья трудовая книжка побывала в отделах кадров крупнейших корпораций: «Газпрома», ЛУКОЙЛа, ТНК, РЖД. В пятую Думу пошли бывшие руководители региональных структур всероссийских гигантов.

Бизнесом занимался минимум каждый второй из четырех с половиной сотен депутатов Госдумы. Может быть — больше. Потому что существует ряд схем, позволяющих при желании настоящему хозяину бизнеса «спрятаться» за подставных лиц, офшорные структуры и т. п. Опрошенные «Новой» эксперты не выделили специфические депутатские способы — они примерно одинаковые для всех российских коммерсантов. Спрятанный бизнес всплывает, если в связи с ним возникает скандал, если он попадет в поле зрения пиара конкурентов или журналистского расследования.

Коммерсанту, держащемуся в рамках закона, нужно, став депутатом, сложить с себя полномочия по руководству бизнесом. Они переходят к близким родственникам или специальным структурам. Также бизнесмен обычно получает какой-то процент акций своей компании.

Защитные преимущества

Зачем крупным и средним бизнесменам становиться депутатами?

«Бизнесменов привлекает депутатская неприкосновенность и возможности общаться с государственными чиновниками различного уровня. Против депутата можно завести уголовное дело, но это очень сложно, и для следователя может плохо кончиться. По закону после обращения депутата любой чиновник обязан немедленно встретиться с ним лично и обсудить те вопросы, которые поднимает депутат», — объясняет Соловьев.

Так можно встречаться с министрами, губернаторами, работниками правоохранительных органов и, естественно, обсуждать не только обращения избирателей, но и бизнес. По мнению Соловьева, депутаты участвуют и в крышевании, используя свои возможности для защиты клиента от правоохранительных органов.

Об изменении состава парламента в связи с тем, что большинство решений в России теперь зависит от верхушки исполнительной власти, рассуждает Александр Кынев, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики: «Если мы посмотрим на Думу 2007 года, то притока крупного бизнеса в партии не было. Те, кто остался, остался скорее по инерции, некоторые ушли, некоторые в Совет Федерации — статус примерно тот же, но законотворческой работы меньше. Если у крупного бизнеса интерес и мотив к участию в выборах исчез, то он резко усилился у бизнеса малого и среднего».

В Госдуму-2007 баллотировались представители строительных, торговых, пищевых, перерабатывающих компаний. Их успешность связана не с ценами на природные ресурсы, не с государственной налоговой или таможенной политикой, а зависит от благоприятных отношений с властью. От ставок на аренду земли, от того, как к ним относятся проверяющие органы, для них статус — это элемент защиты. Еще им нужны заказы на бюджетные деньги, госзакупки, привилегии на рынке, когда власть поддерживает искусственно созданную монополию. Бизнесмены, получая мандат, способны выстроить эксклюзивные отношения с министерствами и ведомствами, чтобы участвовать в конкурсах, стройках и так далее.

«У нас многие рейдерские схемы начинаются с того, что фабрикуются обвинения, послушные суды дают разрешение на арест, бизнесмен сидит год-полтора, в это время его шантажируют и требуют, чтобы он написал дарственную и отдал свой бизнес. Депутата же труднее арестовать. Поэтому если у депутата силовики попытаются отбить бизнес, то у него больше шансов, чем у рядового бизнесмена», — добавляет Рыжков.

Лоббистские позиции

Несмотря на системную безынициативность нижней палаты, лоббирование в ее стенах не умерло.

«Депутатам отдается что-то по мелочи. Суркову совершенно наплевать на две копейки сюда,  две копейки туда. Есть области, в которых он не разбирается. В майонезной, может, и не разбирается, поэтому Володин там что хочет, то и делает. Депутаты могут внести поправки. Если сверху сначала не разглядят, а потом поймут, что кто-то там слишком перетянул одеяло на себя, эти поправки легко вычислить и отменить», — рассказывает Владимир Прибыловский, президент центра «Панорама».

Как правило, в мелочах разбираются один-два депутата. Если лоббист убедит руководителя профильного комитета, что чему-либо нужно дать добро, Дума наверняка примет нужное решение. В целом же, считает Прибыловский, администрация президента контролирует, какой депутат занят каким бизнесом.

По оценкам Павла Толстых, руководителя Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Lobbying.ru, в законотворческом процессе в Думе задействовано около десятой части депутатов. Лоббистов, соответственно, меньше.

«Ключевые люди, имеющие влияние в Думе, — члены президиума фракции «Единая Россия», их всего 16 человек. Их заседания проходят в понедельник утром, и их решение по содержанию законов определяет то, каким образом Государственная дума проголосует в среду и пятницу. На этом совещании присутствуют председатели комитетов (подавляющее большинство которых — единороссы), представители президента и правительства в Госдуме. То, как будет голосовать Государственная дума, определяется не на Совете Думы, а на этом одном фракционном заседании», — считает Толстых.

И кто же входит в «ареопаг»? В первых заместителях председателя Комитета по аграрным вопросам — Айрат Хайруллин, построивший бизнес-империю, связанную с пивоваренной компанией «Красный восток». Председатель Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии — Евгений Туголуков, занимавший руководящие посты в группе МДМ, «Ринако», «ЗИО-Подольск», «Энергомашиностроительном Альянсе». Его первый заместитель — Валерий Прозоровский, человек из ЛУКОЙЛа. Первый заместитель председателя Комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока — Василий Усольцев, выходец из «Дальполиметалла» — крупного дальневосточного предприятия, расположенного в Дальнегорске, городе, «прославившемся» убийством кандидата в мэры. Первый заместитель председателя Комитета по бюджету и налогам — путинец Глеб Хор из известной страховой компании «Геополис». Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи возглавляет Валерий Комиссаров, руководивший издательским домом «Моя семья». Его заместителя Сергея Капкова называют другом Романа Абрамовича. Сергей Шишкарев, председатель Комитета по транспорту, возглавлял транспортно-экспедиторскую компанию «Дело». Первый заместитель председателя Комитета по строительству и земельным отношениям Валерий Панов пришел в Думу из УралАЗа. Комитет по собственности возглавляет Виктор Плескачевский из инвестиционной компании Altus. Его заместитель  — Дмитрий Саблин из «Группы Р». Комитет по энергетике возглавляет Юрий Липатов, бывший гендиректор раменского завода «Энергия». Его заместитель — Леонид Симановский из «Новатэка». Комитет по финансовому рынку возглавляет Владислав Резник, пришедший из крупной страховой компании «Русь». Все эти люди — члены «Единой России».

В президиуме фракции «Единой России» Валерий Рязанский — держал гостиничные комплексы «Измайлово», сын Артура Чилингарова — совладелец Внешпромбанка, Вячеслав Володин — совладелец ООО «Ж.К.», контролирующего несколько жирокомбинатов, Андрей Воробьев возглавлял «Русскую рыбную компанию», Резник Владислав — см. выше, Любовь Слиска — совладелец «Трансмаша», многопрофильная корпорация «Ява» Валерия Язева — одна из крупнейших на Урале, Язева же считают лоббистом интересов «Газпрома». Через этих людей, связанных с конкретными корпорациями, проходит подавляющее большинство финансоемких законопроектов.

Аналитики Lobbying.ru зафиксировали ряд лоббистских кампаний, в которых приняли участие депутаты пятой Думы, продвигая или препятствуя принятию соответствующих законопроектов. Они касались пошлин на минеральные удобрения; акциза на слабоалкогольную продукцию; установления минимальной розничной цены на водку; фантастической «чистой воды» Петрика — Грызлова; введения механизма экономической ответственности туроператоров перед потребителями туристических услуг; перевода игорного бизнеса в специальные зоны; сокращения налогов на добычу рассыпного золота; государственной регистрации цен на лекарства; банковского лобби против платежных терминалов; изменения закона о ломбардах, которое может привести к закрытию большинства из них; продажи безрецептурных лекарств непрофильными ретейлерами; госрегулирования торговой деятельности; специального режима для предприятий, занимающихся информационными технологиями; обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств; обязательного страхования мигрантов, приезжающих в Россию; принятия технического регламента на табак; экспорта газа; принятия техрегламента для бензина и дизтоплива и ряда других.

Скандальные богатства

Самыми крупными бизнесменами Думы недавно закрывшийся журнал Smart money называл единоросса Андрея Скоча из «Металлоинвеста» (годовая докризисная выручка — 6,47 миллиарда долларов), справоросса Сергея Петрова («Рольф», продажа автомобилей — 4,67 миллиарда долларов), единоросса Владимира Груздева («Седьмой континент» — 1,75 миллиарда долларов; семье Груздевых, по данным РБК, сейчас принадлежит 20% компании), единоросса Александра Скоробогатько (Новороссийский морской порт — 653,8 миллиона долларов) и также единоросса Айрата Хайруллина («Красный восток-агро», 195 миллионов).

Самый большой доход в Госдуме в этом году задекларировал Леонид Симановский. Андрей Скоч, фигурирующий в списках российского «Форбса», почему-то, наоборот, ограничился в официальных бумагах практически официальной зарплатой. Но и Скоч, и Симановский попали в число злостных прогульщиков заседаний Госдумы. Понятно, дела…

Депутатский бизнес сопряжен с периодическими разбирательствами. Вячеслав Володин выигрывал суды против журналистов, писавших о его коммерческой деятельности. В 2006 году депутаты Госдумы от КПРФ и «Родины» направляли запрос в Генеральную прокуратуру с просьбой проверить источники доходов и полноту уплаты налогов Володиным, так как «Финанс» оценил его состояние в 2,7 миллиарда рублей. Сейчас Володин не отрицает, что входит в число крупнейших совладельцев российского жирового бизнеса, он задекларировал годовой доход в 360 миллионов рублей.

Справоросса Олега Михеева пресса обвиняла в построении финансовой пирамиды. Четыре года назад «Новая» выяснила, что единоросс Виктор Семенов торговал в холле Думы цветами, а дочь Язева — ювелирными украшениями. Опрошенные «Новой» участники рынка сказали, что им не было известно о каком-либо конкурсе на открытие бутиков в стенах парламента.

Массово обсуждалось, как Виктор Семенов прибирал к рукам долю Романа Жардановского в компании «Русские газоны». Не все подмосковные дольщики получили квартиры от строительной компании «Дружба» члена ЕР Марины Игнатовой. Руслана Кондратова (тоже ЕР) проверяли на причастность к незаконной продаже траулеров.

Налоговые неприятности были у водочного бизнеса депутата-единоросса Владимира Пекарева. На его заводе «Ост-Алко» были проблемы со счетчиками спиртосодержащих жидкостей, установка которых предписана законом. В 2004-м, когда это происходило, Пекарев был депутатом. Продолжил заседать в парламенте и в 2007-м. Бизнес Пекарева в результате был серьезно поврежден не налоговиками, а кризисом.

Жириновец Валерий Селезнев до сих пор не вернул 33 миллиона долларов, которые в качестве кредита для своего бизнеса до кризиса взял в Номос-банке. Брата Ивана Саввиди («Единая Россия») Ираклия обвиняют в двойном убийстве — также на почве бизнеса.

Владислав Резник оказался вовлечен в скандал, возникший во время борьбы испанских правоохранителей с мафией из России. Жители башкирского города Сибай винили «медведя» Андрея Назарова в невыплате зарплаты на «Башмедьстрое», принадлежащем его сестре и зятю, — об этом писала «Новая». Пришедшего в Думу из рекламного бизнеса Владимира Мединского (тоже «Единая Россия») называли табачным лоббистом и лоббистом игорной индустрии. Последнее, правда, было опровергнуто решением Басманного суда. «Коммерсантъ» намекал, что Валерий Панов, бывший внешний управляющий УралАЗа, вовремя получил депутатскую неприкосновенность — так как с банкротством завода и его имуществом было не все в порядке.

Справоросса Федота Тумусова считают союзником «Алроса»: добыча алмазов этой компанией вызывала претензии экологов и трудовые конфликты, Алексей Ткачев, брат губернатора Краснодарского края, фигурирует в публикациях известных СМИ как «участник семьи Александра Ткачева», получившей контроль над бизнесом разных отраслей в Южном федеральном округе. И так далее.

Кстати, скандалы с депутатами-бизнесменами происходят не только на чисто имущественной почве. Акционер двух обществ с ограниченной ответственностью (по сведениям, которые он сдавал в ЦИК перед выборами) депутат от СР Антон Беляков не поделил дорогу с колонной военной техники, возвращавшейся с парада на Красной площади; уже упоминавшийся Федот Тумусов летал на охоту на вертолете, который должен был доставить детей сдавать ЕГЭ, а свадьба его дочери прошла весьма помпезно для небогатой Якутии. Валерий Язев своей манерой общения довел екатеринбургских журналистов до того, что они объявляли ему бойкот, а «Мерседес» сына Язева сбил женщину — таких историй несметное количество.

Позиционная грызня

С приближением очередных выборов нарастает и внутривидовая борьба среди депутатов с использованием компрометирующих аргументов из сферы бизнеса. Александр Хинштейн, заручившись поддержкой коллег-единоросов — уже упоминавшегося Груздева, бывшего гендиректора News Outdoor Russia Сергея Железняка, соучредителя компании, выпускающей водку «Ять», Виктора Звагельского и нескольких коммерчески менее известных депутатов, — пожаловался в прокуратуру на Жириновского, попросив проверить, коррумпирован ли Владимир Вольфович.

Майонезный магнат Вячеслав Володин недавно попенял депутату от КПРФ Нине Останиной (о ее бизнесе «Новой» ничего не известно, задекларировала она два миллиона за год), что ее сын купил акции крупнейшего угледобывающего предприятия.

Жириновцы (вероятно, будучи уверенными, что «Единая Россия» такого не допустит) разродились пиароемким законопроектом, предполагающим ограничить операции депутатов с ценными бумагами.

Среди депутатов есть понимание, что нынешнее положение вещей, когда все более заметен контраст между ростом благосостояния многих из них и ухудшением положения в стране, может вызвать народное неодобрение. Но они его пока не очень боятся, видимо, полагая, что «все схвачено». Так что пока «бизнесовая» тема в основном фигурирует в обыденной межпартийной грызне.





Этот материал вышел в номере

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Все можно

160
Елена С.: Это Вы (вместе с этой самой васиной) еще "Санькину любовь" не читали!...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама