Политика / Выпуск № 63 от 20 августа 2007 г

2212 Семейные ценности

19.08.2007

Родственник высокопоставленного чиновника может составить счастье бизнеса и скрасить его дни. Таковы, по словам экспертов, российские политические и экономические реалии. И если член семьи большого государственного деятеля стал сотрудником или акционером частной компании, то сам факт позволит ей снизить риски и эффективнее решать проблемы с государством.

Мы продолжаем исследовать связи родственников первых лиц с бизнесом. Первая часть («Новая газета» № 58) была посвящена замглавы президентской администрации Игорю Сечину и первому вице-премьеру Дмитрию Медведеву. На очереди «питерские чекисты»: первый вице-премьер Сергей Иванов и помощник президента Иванов Виктор.

По мере изучения вопроса выяснилась любопытная деталь: в Европе и США напрасно полагают, что генералы ФСБ — враги западных ценностей и сторонники «железного занавеса». В их семьях царит полная демократия. Более того, иногда там отдают предпочтение крупным западным корпорациям.

Часть 2.

Первый вице-премьер Сергей Иванов. Помощник президента Виктор Иванов

Демократичный «ястреб»

Первого вице-премьера российского правительства, друга и коллегу Владимира Путина по работе в госбезопасности Сергея Иванова считают одним из возможных преемников президента. Европейские политики и газеты приходят в ужас по этому поводу. Они уверены, что бывший советский разведчик, генерал ФСБ Иванов, который впоследствии шесть лет возглавлял Министерство обороны, является стопроцентным «ястребом» и яростным противником западных ценностей. Британская «Дейли телеграф» (Daily Telegraph) недавно нарисовала инфернальный портрет Иванова, опубликовав материал «Наследника Путина называют «Мистер Мерзкий». Его изобразили более воинственным по отношению к Западу, чем сам Путин…

Как удалось выяснить «Новой», при подробном изучении «ястреб» выглядит не столь непримиримым. По крайней мере с 1999 года некоторые члены его семьи работали на известные западные концерны.

В 1999 году, когда Сергей Иванов был замдиректора ФСБ, его супруга Ирина только с января по август получила от российской компании «Алкатель» 1 124 393 рубля (около 43 245 долларов). Компания создана концерном «Алкатель» (Alcatel) — крупнейшим в мире производителем и интегратором телекоммуникационных систем со штаб-квартирой в Париже.

Гендиректор «Алкатель» (в России) Йохан Вандерплаетс не прокомментировал ситуацию. В компании отказались предоставить информацию о том, была ли Ирина Иванова их сотрудником, но сведения не опровергли.

В центральном французском офисе Alcatel (с декабря 2006 года, после слияния с Lucent Technologies, полное название компании Alcatel-Lucent) не захотели обсуждать ситуацию, было ли случайностью появление супруги замдиректора ФСБ Иванова и могло ли это позитивно влиять на бизнес компании в России.

Отказавшись от комментариев, в Alcatel напомнили, что являются глобальным лидером телекоммуникационного рынка.

В ноябре 1999 года генерал-полковник Сергей Иванов покинул здание на Лубянке и возглавил Совет безопасности. В марте 2001-го он стал министром обороны — политической фигурой, грозой НАТО. Позже, вместе с креслом вице-премьера, у него появилась возможность делать заявления не только по военным вопросам. В интервью Би-би-си Иванов, к примеру, поделился мыслью, что не считает разумным вводить демократию западного стиля искусственным путем, «высаживать демократию просто как картошку в ту почву, где она никогда не росла». Между тем семья Иванова в полной мере пользовалась плодами демократии.

Младший сын генерала Сергей, до того как стать вице-президентом Газпромбанка, имел отношение к «БНП — Дрезднер Банк» (в 2000 году). Старший сын Александр был связан с Внешэкономбанком, а затем Внешторгбанком, что тоже не подразумевает стремления к изоляционизму.

С сентября 1999 года около пяти лет Ирина Иванова работала в московской компании «Солвей Фарма», которая представляет интересы международного химико-фармацевтического концерна «Солвей» (Solvay), — а именно его подразделения «Солвей Фармасьютикалз» (Solvay Pharmaceuticals). В 2002 году десять иногородних сотрудников представительства «Солвей» числились по домашнему адресу Ивановых на улице Трехгорный Вал. Это было вполне легально и даже благородно со стороны министра обороны и его супруги, поскольку жесткие столичные законы не позволяли компаниям нанимать людей без московской регистрации.

Гендиректор «Солвей Фарма» Леонид Паршенков подтвердил «Новой», что Иванова с 1999 по 2003 год работала в компании, отвечая за корпоративные финансы и отчетность, но сообщил, что ему неизвестно о фактах регистрации сотрудников по адресу Ивановых.

Бывший сотрудник компании Евгений Карпов, с которым нам удалось связаться, вспомнил Иванову.

— Очень приятный человек, прекрасный специалист, работать с ней было хорошо, — сказал Карпов. Он удивился, узнав, что Ирина Иванова приходится супругой Сергею Иванову. По словам Карпова, это никогда не афишировалось, во всяком случае, он об этом не знал.

В «Солвей Фарма» не стали обсуждать вопрос, способствовала ли работа Ирины Ивановой в компании снижению рисков и более успешному бизнесу в российских условиях. Отметили только, что являются лидерами по разработке и производству лекарственных препаратов в нескольких областях медицины.

С 2004 года Ирина Иванова работает в Центробанке. Связаться с ней не удалось. Как сообщили коллеги, она находится в отпуске. Первый вице-премьер Сергей Иванов не прокомментировал ситуацию.

Эксперты полагают, что, если говорить о российских условиях, появление родственников высокопоставленных госслужащих в том или ином бизнесе снижает риски и способствует преодолению бюрократических барьеров.

— Учитывая наши политические и экономические реалии, конечно, способствует, — размышляет гендиректор Центра изучения и оценки юридических и экономических проблем бизнеса Владимир Скрипниченко. — А с другой стороны, им надо где-то работать. Естественно, лучше работать в успешных компаниях, поэтому не все так однозначно.

— В любом случае это очень сильно снижает риски, — полагает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. — А в развитых странах, напротив, риски повышает: если узнают журналисты, придется доказывать, что речь не идет о коррупции…

Делягин говорит, что в России для крупных иностранных бизнесов присутствие родственников первых лиц не критически важно, поскольку у таких компаний есть возможности добиваться соблюдения правил игры. Впрочем, он напомнил, что роль статуса не стоит преувеличивать. К примеру, всемирно известная аудиторская и консалтинговая компания «Дэлойт энд Туш» (Deloit&Tush) в свое время выиграла около 27 судебных споров у российских налоговиков, но те продолжали подавать иски «как заведенные».

— Будь среди партнеров «Дэлойт» близкий родственник кого-нибудь из руководителей налоговой службы, не было бы ни одного иска, — считает Делягин.

Помощник президента.

Вооруженное строительство

Офицер КГБ, отслуживший в Афганистане, коллега Владимира Путина по питерской мэрии, бывший замдиректора ФСБ Виктор Иванов в президентской администрации с 2000 года. Сейчас он помощник президента, курирует государственные награды, рассмотрение кандидатур федеральных судей и кадровые вопросы из тех, что не входят в компетенцию главы президентской администрации Сергея Собянина и его зама Игоря Сечина. Иванов также возглавляет советы директоров «Аэрофлота» и «Концерна ПВО «Алмаз-Антей» (занимается системами противовоздушной обороны). А недавно выдвинул идею госмонополии «Станкоимпорт» по ввозу и вывозу продукции станкостроения. С февраля этого года Иванов возглавляет межведомственную рабочую группу для подготовки предложений по борьбе с коррупцией.

Сын Виктора Иванова Ярослав до недавнего времени имел отношение к Внешэкономбанку. А супруга — Вера Иванова — к московскому ЗАО «Росинтерстрой». Согласно базе данных СКРИН, фирма зарегистрирована по адресу: ул. Улофа Пальме, дом 1, и занималась консультированием по вопросам коммерческой деятельности.

Компания стала одним из учредителей ЗАО «Зарубежстрой», которое было этапом в битве за активы одноименного гиганта российской строительной индустрии (ОАО «Зарубежстрой»). Этот колосс, правопреемник государственной внешнеэкономической компании, возвел многие гражданские и промышленные объекты в Азии, Африке, Индокитае и на Ближнем Востоке, а также имел недвижимость на Кипре. 29 процентов его акций все еще принадлежат государству.

По совпадению, после того как битва за активы «Зарубеж-строя» была проиграна одной из сторон (а там фигурировала компания, к которой имела отношение супруга Виктора Иванова), появилась идея о передаче 29 государственных процентов под контроль «Рособоронэкспорта», который возглавляет соратник президента Сергей Чемезов.

Представитель государства в совете директоров «Зарубежстроя» Анатолий Цыбулевский, с которым нам удалось связаться, не исключает, что госпакет акций компании могут передать структурам «Рособоронэкспорта». Цыбулевский был начальником управления ФСБ (затем успел поработать замдиректора Федеральной службы налоговой полиции) и помнит Виктора Иванова, поскольку они вместе работали на Лубянке. Анатолий Цыбулевский решительно отверг какое-либо участие родственников Иванова в истории «Зарубежстроя».

Зам гендиректора компании Владимир Титиевский полагает, что передача акций структурам «Рособоронэкспорта» нереальна. Он вспомнил, что такие попытки были еще до проведения неудачного аукциона в прошлом году. Но заверил, что сейчас никаких предпосылок к этому нет.

В «Рособоронэкспорте» и Росимуществе ситуацию не прокомментировали.

Руководитель «Росинтерстроя» Алим Омеров, для которого мы передали вопросы, не подтвердил и не опроверг, что к его компании имела отношение супруга Виктора Иванова. Коллега Омерова Сергей Успенский, до которого мы дозвонились, сказал, что находится на экскурсии и не может говорить. Вера Иванова была недоступна для комментариев, а Виктор Иванов не ответил на запрос «Новой».

— На Западе участие родственников чиновников любого уровня в бизнесе обязательно декларируется, — сравнивает директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Транспиренси Интернэшнл» (в России) Елена Панфилова.

— Абсолютно для всех действует закон о конфликте интересов. Если у чиновника
есть родственники, которые занимаются бизнесом, и этот бизнес может хоть каким-то образом пересекаться с деятельностью чиновника, последний должен задекларировать наличие у него конфликта интересов.

Эксперт отмечает, что это типично для Европы и США: существует специальная форма, которую госслужащие заполняют, как правило, при поступлении на работу и обновляют каждый год. В ней сообщается о том, где работают родственники, то есть декларируют потенциальный конфликт интересов, чтобы своевременно урегулировать его, если он возникнет. Причем вся эта информация достаточно открыта, из нее не делают секрета. В Великобритании, например, все знали, где работает супруга премьер-министра и сколько она получает.

Международная группа по борьбе с финансовыми злоупотреблениями (FATF) специально контролирует «общественно значимых людей». К ним относятся не только чиновники, но и депутаты, судьи, военные, руководители госмонополий, а также члены семей всех перечисленных категорий граждан. Понятие «член семьи» трактуется расширительно: это отцы, матери, братья, сестры, жены, дети и так далее.

В одну из задач FATF входит слежение за перемещением средств по личным счетам этих людей. И в случае сомнительного зачисления денег на какой-либо счет или перевода средств, а также операций с ценными бумагами все тщательно фиксируется в специальном ежегодном докладе.

— В России это просто смешно, — говорит Елена Панфилова. — У нас за министрами бегают, чтобы они хоть как-то объяснили, почему у них из года в год такие забавные декларации. А вы говорите, родственники… Если заставить декларировать всех госслужащих, думаю, половина уволится сразу, а другая — на следующий день.

Справка «Новой»

Концерн Alcatel одним из первых создал совместное предприятие, производящее телекоммуникационное оборудование в России. Завод коммутаторов «ЛенБелл телефон» появился в Питере в начале девяностых (внешними связями мэрии Санкт-Петербурга с 1991 года занимался Владимир Путин). Вначале на 60% завод принадлежал питерскому производителю оборудования для связи «Красная заря», затем «Интелтеху» (НИИ электронных устройств). Но поскольку у них не нашлось денег, к 1992 году 91% «ЛенБелл телефона» сконцентрировался у Alcatel. Сотрудничество с государственной «Дальней связью» в проекте «Алкатель-Дальняя связь» имело тот же финал.

В 1996 году появился российский «Алкатель». И упомянутые совместные предприятия перешли под его контроль. Коммутационные системы Alcatel распространились довольно быстро. К 1998 году на них держались более 1,4 миллиона российских телефонных линий, а центры по техническому обслуживанию охватили семь городов, включая Санкт-Петербург. В 1999 году Министерство по связи и информатизации присвоило «Алкатель» статус российского производителя коммутационного оборудования*. В России дела концерна развивались без особых осложнений со стороны государства. В числе прочих его заказчиками стали Центробанк, «Газпром», «Ростелеком» и компании холдинга «Связьинвест».

* В свое время Петербургская телефонная сеть (ПТС) вместе с «Санкт-Петербургским междугородним международным телефоном» создала холдинг «Телекоминвест». Супруга Владимира Путина Людмила возглавляла московское представительство холдинга. Основной актив «Телекоминвеста» — «Северо-Западный GSM» — сформировал основу компании «Мегафон», которая превратилась в одного из лидеров российского рынка.

Таким образом, жены Владимира Путина и Сергея Иванова в равной мере отдали дань уважения телекоммуникационному рынку, что могло только сблизить семьи.

Справка «Новой»

Концерн «Солвей» начинался с компании, основанной в 1861 году бельгийским ученым Эрнстом Солвеем, который открыл промышленный способ получения пищевой соды. Сейчас концерн занимается химическим и фармацевтическим производством, а также пластиком. В прошлом году его оборот превысил 9 млрд евро.

Российское представительство «Солвей Фарма» открылось в 1997 году. За десять лет «Солвей» вошел в десятку лидеров отечественного фармрынка (его доля — 2,4%). Среди ключевых клиентов есть и госструктуры. Гендиректор «Солвей Фарма» Леонид Паршенков отметил, что большинство препаратов «Солвей Фарма» включены в «Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств», согласно которому препараты закупаются на тендерах различных ведомств, в том числе и военными госпиталями Минобороны России. Все поставки осуществляются через дистрибьюторов.

Справка «Новой»

ЗАО «Росинтерстрой» создано в 1994 году одним из крупнейших предприятий российского строительного комплекса «Росгражданреконструкция», государственным предприятием «Главболгарстрой» (София) и двумя конторами из Лихтенштейна. Почти сразу же «Росинтерстрой» оказался среди генеральных подрядчиков правительственной «Программы жилищного строительства для российских военнослужащих из состава выведенных из Германии российских войск». Постановление о дополнительных мерах по реализации программы в декабре 1994 года утвердил премьер Виктор Черномырдин. В 1995-м правительственным постановлением (№ 1114) фирму в числе прочих генподрядчиков освободили от налогов. И, судя по изменениям постановления в 1996, 1997 и 2000 годах, налоговая благодать продолжалась не менее пяти лет.

Ныне покойный директор «Росинтерстроя» Рим Шакиров входил в межведомственную комиссию по подрядным торгам при Госстрое России. И упоминался в списке лиц, наиболее значимых для российского рынка регламентированных закупок («Тендеры. Вопросы и ответы», автор Сухадольский Г. А. — главный юрисконсульт Института конкурсных технологий, ноябрь 2004-го).

Позже «Росинтерстрой» возглавил Алим Омеров. Он известен тем, что был финансовым директором АО «Керченский мост». Компанию создали в 2001 году по инициативе московского правительства и администрации автономной Республики Крым для привлечения средств на строительство моста между Россией и Украиной через Керченский пролив. Стоимость проекта оценивали в 1,2 млрд долларов. Точные суммы вложений неизвестны. Многофункционального транспортного перехода через Керченский пролив еще нет. Но есть идея придать проекту статус государственного.

ОАО «Зарубежстрой» с 1962 года считалось одной из крупных строительных организаций в мире. Возводило промышленные предприятия, аэропорты, вокзалы, институты, больницы, школы и жилые дома во многих государствах, на которые распространялось влияние СССР, и до сих пор поддерживает сотрудничество с более чем 30 странами. Компания также строит жилье в Москве.

За активы «Зарубежстроя» некоторое время шла борьба. К примеру, в процессе преобразований организации возникло ЗАО «Зарубежстрой». Соучредителями ЗАО числились уже упомянутый «Росинтерстрой», а также компания «Телеком» (правопреемник Министерства промышленности средств связи СССР), несколько строительных организаций, банк «Орбита» и страховое АОЗТ «Лексгарант». Создателями ЗАО также значились Алим Омеров (см. «Росинтерстрой»), бывший первый зам председателя Госстроя РФ Александр Бабенко (в настоящее время первый вице-президент «Росгражданреко-нструкции»), бывший руководитель департамента развития московского региона Василий Пятибрат и другие. Однако ЗАО не суждено было взять верх, и оно ушло в историю.

Первый вице-президент «Росгражданреконструкции» Александр Бабенко не хочет вспоминать об этом. «Я не желаю это обсуждать», — сказал он. В «Росгражданреконст-рукции» сейчас отрицают какие-либо связи с «Росинтерстроем».

В 2006 году государство выставило свой пакет «Зарубежстроя» на аукцион, который затем признали несостоявшимся. 29 процентов компании все еще у государства.

С 2007 года контрольный пакет «Зарубежстроя» — у группы «Бородино» Тиграна Нерсисяна, которая занимается в том числе и строительством (бизнес-отели, деловые центры, коттеджные поселки, офисы и жилые комплексы в Москве, Подмосковье и других городах). Однако, по словам топ-менеджеров «Зарубежстроя», на 29 государственных процентов с прошлого года претендовали структуры «Рособоронэкспорта».





Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама