Политика / Выпуск № 78 от 20 июля 2011 года

1818 «ФСБ мне буквально выкручивала руки»

Арестованный генерал Сюсюра прислал в редакцию письмо, в котором утверждает: «накрыть» контрабандистов мешали сотрудники спецслужбы

19.07.2011

На сегодня «дело Сюсюры» — одно из самых масштабных коррупционных дел, в котором содержатся сведения о коррупции в МВД, ФСБ, ФСО, таможне и целом ряде других государственных ведомств. Оно возбуждено еще в 2006 году, но окончится не скоро. Семь фигурантов дела, включая работника Центрального аппарата МВД Павла Паршикова, уже осуждены. На очереди еще 11 обвиняемых, среди которых полковник МВД Сергей Мотин и полковник ФСБ Александр Зыков, а бывший начальник службы экономической безопасности кубанской ФСБ Александр Молибога объявлен в международный розыск.

Суть дела: контрабанда товаров народного потребления из Сирии, Ливана, Египта, Италии, Объединенных Арабских Эмиратов, которой занималась организованная группа под руководством Хассана Муссауи — жителя Краснодара с двойным гражданством, Ливана и России. Муссауи, по данным следствия, обеспечивал левую растаможку в аэропортах Краснодара, Майкопа и Сочи. Далее товар переправлялся в Москву, где его встречал другой человек с двойным граждан¬ством, Мохамад Амхаз. Затем товары распределялись между предпринимателями, в том числе и с Черкизовского рынка. Судя по материалам дела, доходы группы исчислялись миллионами долларов, а в преступную деятельность были вовлечены десятки правоохранителей.

Наиболее широкую огласку это дело получило в октябре 2009 года, когда был арестован глава МВД Бурятии генерал Виктор Сюсюра. До этого, с 2001 по 2006 год, он возглавлял Азово-Черноморское УВД на транспорте. Обвинение, предъявленное ему, связано как раз с этим этапом его карьеры — Сюсюре инкриминируется часть 4 статьи 188 («Контрабанда в составе организованной группы»). Впрочем, своей вины генерал не признает. От его имени в интернете открыт сайт, на котором недавно появились скандальные документы. Это, в частности, протокол допроса гражданина Ливана Мохамада Амхаза, который утверждает, что в 2005 году МВД изъяло контрабандный товар и возбудило уголовное дело, однако проблему якобы помог решить тогдашний министр юстиции РФ, а ныне российский генпрокурор Юрий Чайка.

На допросе Амхаз говорит, что его бизнес-партнерша «договорилась через посредников с министром юстиции России Чайкой Юрием Леонидовичем за взятку в размере 5 миллионов долларов США он решит вопрос с прекращением уголовного дела и вернет нам изъятый товар» (орфографию и ошибки в именах сохраняем. — Ред.). Амхаз также указывает схему: деньги надо было «передать <…> посреднику — некоему Хапсирокову Назиру — бывшему сотруднику Генеральной прокуратуры Российской Федерации, который, в свою очередь, должен был передать эти деньги близкому человеку Чайки — Лопатину Геннадию, который и должен был передать 5 миллионов долларов США Чайке Юрию Яковлевичу». Как указано в протоколе допроса, партнерша Амхаза Любовь Чернышева эти деньги «передала по указанной мной цепочке Чайке».

То есть непосредственно ни Лопатина, ни Чайку Чернышева не видела, и свидетельств о том, что генпрокурор «взял», в деле нет.

На сайте Генпрокуратуры Геннадий Лопатин упоминается как начальник Главного управления обеспечения деятельности органов и учреждений. Известен нам и Назир Хапсироков — помощник руководителя администрации президента РФ, некогда работавший в Генпрокуратуре по хозяйству (о нем «Новая» писала часто, в том числе и в прошлом году — № 141 от 15.12.2010).

Конечно, в нашем распоряжении лишь протокол допроса, судя по всему, проходимца, и потому мы не можем утверждать, что эти сведения верны, равно как и то, что Амхазу зачем-то выгодно оговорить главу надзорного ведомства. Очевидно одно: следствие обязано проверить эти сведения.

Не меньший интерес вызывает и другой вопрос. В 2006 году Хассан Муссауи и Мохамад Амхаз были объявлены в международный розыск. Однако 27 и 28 мая 2008 года их допросил следователь Главного следственного управления Следственного комитета РФ А.И. Крамаренко. Допрос проходил в Дамаске, в помещении российского посольства в Сирии. Надо полагать, международный розыск на тот момент почему-то не действовал, но сейчас эти граждане в розыске снова. Как это понимать?

Арестованный генерал Виктор Сюсюра, который сейчас содержится в краснодарском СИЗО, имеет свою точку зрения на происходившие и происходящие события. Ее он изложил в статье, переданной в «Новую газету» через адвокатов. Мы, в свою очередь, не поправили в этом тексте ни запятой.

Евгений Титов


Генерал Виктор Сюсюра — для «Новой»

«Если нынешнее уголовное дело расследовать в рамках закона, его фигурантами стали бы те, кто действительно занимался контрабандой и покровительствовал ей, а не те, кто с ней боролся»

«Следствие умышленно, вопреки материалам, которыми располагало, показаниям самих контрабандистов, расследует лишь период 2004—2006 годов, а не период с 2000 по 2006 год включительно. Тем самым скрывается важнейший для объективного расследования факт: 19 декабря 2000 года в аэропорту Краснодара по моему указанию была задержана группа во главе с Хассаном Муссауи, после чего транспортной милицией было возбуждено уголовное дело № 2031214 по статье «Контрабанда». С 2000 по 2006 год я был единственным руководителем правоохранительных органов, кто пресек контрабанду этой ОПГ. Расследование дела шло к тому, чтобы привлечь Муссауи к уголовной ответственности. Но краевая ФСБ мне буквально выкручивала руки, утверждая, что это доверенные люди, выполняющие задание внутри страны и за рубежом. В 2001 году по инициативе ФСБ уголовное дело было изъято прокуратурой у нас и передано в таможню, где было тихо прекращено. В 2008 году, уже в рамках нынешнего дела, Хассан Муссауи на допросе указал, что после того самого задержания ему пришлось уйти из аэропорта Краснодара в аэропорты Сочи и Майкопа, где он мог договориться со всеми правоохранительными органами. Транспортная милиция в аэропортах Сочи и Майкопа в этот период мне не подчинялась.

Следующая попытка пресечь контрабандные перевозки Хассана Муссауи была предпринята центральным аппаратом МВД в 2005 году. Именно тогда представитель Следственного комитета при МВД РФ Павел Зайцев на Первом канале сообщил, что через военный аэродром Майкоп (Ханская) под носом у военных, рядом с Чечней, арабские контрабандисты возили неконтролируемые грузы. Военные позволяли гражданским самолетам приземляться на аэродроме незаконно и бесконтрольно. В рамках возбужденного уголовного дела силами аппарата МВД РФ были проведены обыски, изъято 100 тонн товаров, принадлежащих фирмам «Джавад» и «Игаб», допрошено 80 свидетелей, изъято 1088 авиационных накладных и других документов. Однако летом 2005 года сотрудники МВД вернули контрабандистам 100 тонн контрабанды и прекратили уголовное дело по аэродрому Ханская.

В связи с этим у меня возникают вопросы к Следственному комитету РФ. Приобщены ли к материалам уголовного дела № 184 783 допросы 80 свидетелей, а также 1088 авиационных накладных, о которых МВД России официально сообщило в телеэфире 21 июля 2005 года? Какая юридическая оценка дана СК РФ этим фактам? В связи с чем СК РФ не расследует все 1088 эпизодов согласно авиа¬накладным, изъятым МВД РФ в 2005 году? <...> Меня также интересует, в связи с чем Следственный комитет РФ не расследует причины, по которым после установления в июле 2005 года факта контрабандных перевозок фирмами «Джавад» и «Игаб», в том числе через военный аэродром Майкоп (Ханская), деятельность преступной группы Хассана Муссауи не была пресечена и ей позволили возить контрабанду еще год и четыре месяца. Скажите, кто конкретно стоит за решением отпустить контрабандистов в 2005 году. Не те ли службы и должностные лица, которые не позволили мне и моим подчиненным пресечь контрабандные перевозки Хассана Муссауи еще в 2001 году?

Есть и другой вопрос. 27 мая 2008 года гражданин Ливана Мохамад Амхаз на допросе показал, что за прекращение упомянутого уголовного дела и возврат контрабандного товара тогдашнему министру юстиции РФ Юрию Чайке была уплачена взятка в 5 миллионов долларов США. Я считаю, что оговор высших должностных лиц государства по данной контрабанде — это политико-карьеристская интрига по той же схеме, по которой затем оговорили и меня. <...> Эти показания могли быть только продиктованы следователем, поскольку Амхаз М., как и Муссауи Х., согласно оперативным аудиозаписям в уголовном деле, с трудом формулируют простые предложения на русском языке. Но в протоколе допроса они изъясняются высокопрофессиональным юридическим языком. <...> Получив такую информацию, следствие обязано принять процессуальное решение и провести проверку. Почему такая проверка, в нарушение закона, не проведена, остается загадкой <...>.

<...> Имеющиеся у меня документы, о которых известно следователям, указывают и объективно доказывают, что я был одной из главных и реальных угроз коррупционной системе. <...> Именно из этих документов видны мои требования <...> по активизации борьбы с контрабандой. <...> Эти требования намеренно игнорировались пособниками контрабандистов, чтобы группа Муссауи могла беспрепятственно работать в сочинском аэропорту. Особого внимания требует расследование коррупционной роли бывшего начальника Сочинского ЛУВДТ Николая Симакова. В период моего руководства Азово-Черноморским УВДТ я получил от службы собственной безопасности информацию о том, что он строит в Сочи шикарный дом. Дом расположен напротив сочинского стадиона, под зеленой крышей. В 2004 и 2005 годах по моей инициативе департамент на транспорте и организационно-инспекторский департамент МВД провели проверки оперативно-служебной деятельности Сочинского ЛУВДТ. Одновременно проверки проводил и департамент собственной безопасности МВД РФ.

В 2006 году, когда меня уже перевели в Бурятию, по результатам этих проверок Николай Симаков был освобожден от занимаемой должности. Ведь он три года закрывал глаза на действия контрабандистов в аэропорту, в том числе почти год — при новом руководстве УВДТ. После этого, с учетом этой объективной информации, против Симакова и других по закону необходимо было возбудить уголовное дело. Однако вместо этого Симаков пошел на повышение. Сегодня он — заместитель начальника Главного управления МВД по Северо-Кавказскому федеральному округу. Я не исключаю, что он ушел от уголовной ответственности и получил новую должность в обмен на показания против меня, нужные следствию. Сам Симаков в своих свидетельствах пишет, что вынужден был укрывать контрабанду, так как на него оказывалось какое-то давление. Но если полковник милиции боится давления, как он может бороться с терроризмом на Кавказе? Это абсурд.

Сегодня следствие нарушило один из фундаментальных постулатов УПК РФ, лишив меня права дать показания немедленно после предъявления обвинения 26 октября 2010 года (несмотря на мое письменное требование, отраженное в протоколе). <...> Кроме того, 15 ноября 2010 года без участия моего адвоката и моего участия следствием были сфальсифицированы около пятидесяти протоколов об ознакомлении меня с протоколами о назначении судебных экспертиз. С этими документами общим объемом в несколько тысяч листов, согласно отметке в протоколе, следствие якобы ознакомило меня за 2 часа.

9 июня 2011 года Центральным районным судом г. Сочи <...> мне установлен определенный срок ознакомления с материалами уголовного дела, и кроме того, я ограничен в объеме ознакомления с материалами. Следствие решило, что из 1100 томов уголовного дела я не должен знакомиться с 899 томами, а это, как известно, не предусмотрено Законом даже в исключительных случаях. Кроме того, 18 апреля и 17 мая 2011 года в нарушение требований ст. 109 УПК РФ мне продлили срок содержания под стражей. Причем в обоих случаях это решение принимается уже после того, как истек ранее установленный судом срок.

По моим жалобам прокуратура Краснодарского края провела проверки и внесла следствию замечания о допущенных нарушениях. <...> В результате этого следственные действия с моим участием после 18 месяцев содержания под стражей были возобновлены. Однако о выявленных нарушениях прокуратура не сообщила ни мне, ни суду. Почему? Вероятно, чтобы позволить следствию тихонько исправить вопиющие нарушения, оставив меня под стражей, а затем и осудив. Ведь если человек содержится под стражей 18 месяцев и проводятся следственные действия, он должен быть немедленно освобожден из-под стражи.

В декабре 2010 года я внес в Государственную думу предложения по подготовке закона об организации системы подбора и приема кадров на государственную службу, в том числе и в правоохранительные органы. Александр Бастрыкин приказал использовать мои предложения в полном объеме, еще до принятия закона. Главное, чтобы и в СКР эта панацея от коррупции при правильной её организации, не стала, как в родном МВД, «пылью в глаза». Если нынешнее уголовное дело расследовать в рамках закона, его фигурантами стали бы те, кто действительно занимался контрабандой и покровительствовал ей, а не те, кто с ней боролся.

Генерал-майор милиции
Виктор Сюсюра
11.07.2011 года»

От редакции:
Мы отправили письма в СКР и Генеральную прокуратуру, чтобы попытаться ответить и на вопросы, поставленные генералом Сюсюрой, и на те, которые возникли по прочтении его статьи. «Новая газета» готова предоставить возможность высказаться всем заинтересованным лицам и ведомствам.




Этот материал вышел в номере

Партнеры

Море снаружи. Это история про то, как летним днем может оборваться молодость или даже юность...

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама