Политика / Выпуск № 78 от 20 июля 2011 года

216 Тепловизор не разобрал своих и чужих

Силовикам в Дагестане так тесно, что «дружественный огонь» становится опаснее боевиков

19.07.2011

В трех кавказских республиках проходят масштабные и бессрочные контртеррористические операции. Значительная часть территории Чечни, Ингушетии и Кабардино-Балкарии фактически превращена в военные поселения. Местные жители знают: теперь их жизнь регламентирована правовым режимом, который оправдывает любое действие человека с автоматом.

Интересно, что подобный режим спецоперации не объявлен в Дагестане, который просто живет в состоянии войны. Без терактов, перестрелок, убийств не проходит и дня.

«Лесные» меняют тактику. Если раньше основными мишенями становились рядовые дэпээсники, зашуганные настолько, что за пределами Махачкалы они предпочитали передвигаться на машинах без опознавательных знаков, а свои стационарные посты укрепляли в стиле средневековых крепостей, то теперь они могут вздохнуть посвободнее. «Лесные» всё больше переходят к индивидуальному террору, адресно отстреливая сотрудников ФСБ, прокуратуры, спецназа, чиновников и имамов, выступающих против ваххабизма.

Чем отвечают силовики? Много¬численные спецоперации, систематическая ликвидация амиров и простых членов подполья, о которых каждый день рапортует НАК*, мало влияют на активность «лесных». Что удивительно, учитывая количество силовых ведомств и их штатную численность. Только в республиканском МВД сегодня насчитывается около17 тысяч человек, и, несмотря на реформу милиции, сокращать его «из-за сложной оперативной обстановки» никто не собирается. Более того, Дагестан все больше погружается во внутриведомственную неразбериху, где фактически никто ни за что не несет ответственности.

Помимо привычных для любой кавказской республики сил местного МВД, с его ОМОНами, СОГами, ОМСНами** и прочими спецназами, частями внутренних войск Минобороны и силами местной ФСБ, которые ведут антитеррористическую деятельность, в Дагестане работают еще два особых подразделения. Центр специального назначения ФСБ (ЦСН) и так называемый «Отряд-800».

ЦСН — самое закрытое подразделение на территории республики, имеет свою собственную великолепно обустроенную базу под Махачкалой. Его подразделения — элита, основная часть которой состоит из бывших бойцов «Альфы» и «Вымпела». Обычная численность — около 200 человек, они командируются в Дагестан на два-три месяца (в последнее время в его состав стали входить и местные кадры, но их немного) и специально готовятся именно для борьбы с вооруженным подпольем. Сегодня ударную силу основных спецопераций составляют именно бойцы ЦСН, всегда в масках, на бронированных «Уралах» или «Хаммерах». Подчиняются напрямую Национальному антитеррористическому комитету, все действия и передвижения бойцов центра хранятся в строжайшей тайне.

Эта вольница, естественно, вызывала зависть местных силовиков. И около года назад власти Дагестана предприняли попытку создать аналогичное по статусу подразделение местного подчинения. Поначалу планировалось узаконить своеобразную личную гвардию президента Дагестана под названием «Отряд-800» (по количеству бойцов). Москва такую идею с ходу отвергла. И тогда отряд, все же созданный из местных милиционеров, назвали «мобильным отрядом МВД РФ». Хотя в обиходе осталось первоначальное название… Желаемого результата деятельность «Отряда-800» так и не принесла. За 10 месяцев своего существования он так и не был укомплектован в полной мере, и подчиняется он главкому внутренних войск МВД РФ Николаю Рогожкину, однако статус подразделения до конца не прояснен, а функции туманны. Зато прозрачны затраты на содержание: годовой фонд оплаты службы контрактников — около 300 миллионов рублей плюс квартира каждому бойцу.

Для Дагестана главный вопрос даже не в количестве ведомств, а в разграничении их функций и компетенции. Очевидная чехарда часто приводит к плачевным результатам. О чем свидетельствует недавняя спецоперация в Кизлярском районе, о которой до сих пор говорит вся республика.

На рассвете 21 июня в окрестностях села Кузнецовки была обнаружена группа боевиков. Лесной массив оцепили, ввели локальный режим КТО. По информации дагестанского МВД, в лесу находился костяк «кизлярского джамаата» — 10—14 человек. Однако оно не сообщило, что там же были и 6 боевиков, на время перешедших из Веденского района Чечни, где в эти дни проводилась спецоперация.

В операции принимали участие свыше 2 тысяч силовиков. Помимо сотрудников СОГ окрестных райотделов: Ногайского, Бабаюртовского, Тарумовского и Кизлярского, — к месту КТО были стянуты подразделения внутренних войск, в том числе и из Ханкалы, части «Отряда-800», бойцы ЦСН ФСБ России. Место спецоперации взяли в несколько колец оцепления. Два дня подряд лесной массив долбили авиацией и артиллерией. На ночь весь периметр перекрывался тепловизорами — приборами, реагирующими на тепло человеческого тела. Джамаат был обложен со всех сторон. Спустя три дня операция завершилась полнейшим провалом.

Потеряв убитыми двух человек, боевики вышли из окружения. У силовиков — как минимум 5 погибших спецназовцев и 16 раненых, многие из которых в тяжелом состоянии были доставлены в больницы. Уточнить более детально информацию о потерях нельзя; никто из силовых ведомств комментировать ее не желает. Известно только, что двое убитых спецназовцев — бойцы ЦСН ФСБ. Их тела спецбортом сразу же были отправлены на «Большую землю», похороны двух «альфовцев» состоялись в Москве. Еще трое бойцов ЦСН были тяжело ранены. Для суперпрофессионального подразделения — это очень значительные потери.

Есть информация, что некоторые погибшие спецназовцы попали под «дружественный» огонь. Кто понесет ответственность за гибель солдат и бездарно потраченные миллионы на эту спецоперацию — неизвестно.

Все мои источники в силовых ведомствах в один голос утверждают, что «подобный результат закономерен». В республике слишком много подразделений и мало координации, каждое ведомство работает автономно. УФСБ не доверяет МВД, НАК не доверяет даже местному УФСБ, Минобороны с многочисленными частями контрактников ведет свою политику. Ненужная конкуренция рождает интриги. Часто бывает так, что стреляют друг в друга. В селении Красный Восход бойцы ОМОНа и кизлярской СОГ (специальная огневая группа) полчаса обстреливали друг друга, прежде чем разобрались что к чему. Подобных случаев десятки.

Рашид Нургалиев в курсе этой проблемы. На последнем оперативном совещании в Махачкале он заявил, что «в каждой спецоперации должна быть четко выстроенная система реализации, каждая должна быть уникальной. Чтобы у нас не было так, нагнали всех, а системы нет». Кстати, именно по поводу позорной кизлярской операции министр экстренно и прибыл в Дагестан.

Однако, посетовав на проблемы, министр вдруг сообщил о создании еще одной отдельной военной группировки. Она будет состоять из 7 тысяч человек. В эту группу, по словам Рашида Гумаровича, войдут 5497 сотрудников МВД по Республике Дагестан, 150 сотрудников ОМОНа и ОМСНа, 878 военнослужащих внутренних войск МВД РФ, в том числе 500 человек из состава подразделений спецназа. Подчиняться группировка будет оперативному штабу НАК в Дагестане. В республиканских ведомствах весьма скептически относятся к этому заявлению. «Подобное решение еще больше запутает и без того сложную обстановку. Нас ставят в условия, когда сначала надо разбираться между собой, а уж потом — с боевиками».

*Национальный антитеррористический комитет.

**ОМСН — отряд милиции специального назначения, СОГ —специальная огневая группа.



0 комментариев


Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться



Этот материал вышел в номере

Опрос

Принимали ли вы участие в определении суммы ежемесячных платежей за капремонт:

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2015@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Бумеранг БОРН

109
Тимофей Трубицын: "ГЛАВНОЕ – .. чтобы они держались подальше, например, от меня и моих...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2015@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Партнеры

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама