Политика / Выпуск № 7 от 23 января 2013

115688 «Двушечка». Зона исправления для Pussy Riot

22.01.2013

Член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Елена МАСЮК беседует с участницами группы Pussy Riot Надеждой ТОЛОКОННИКОВОЙ и Марией АЛЁХИНОЙ.

Надежда ТОЛОКОННИКОВА, 1989 года рождения, закончила 4 курса факультета философии МГУ. Дочери Гере — 4 года.

Мария АЛЁХИНА, 1988 года рождения, закончила 3 курса Института журналистики и литературного творчества. Сыну Филиппу — 5 лет.

17 августа 2012 года судья Хамовнического суда Москвы Марина Сырова квалифицировала «панк-молебен» в ХХС как тяжкое преступление и приговорила Надежду Толоконникову и Марию Алехину по ч. 2 ст. 213 (хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой…) УК РФ к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Надежда Толоконникова отбывает наказание в Республике Мордовия, в исправительной колонии № 14, Мария Алехина — в Пермском крае, в исправительной колонии № 28.

 

Надежда ТОЛОКОННИКОВА: «У меня ни на кого нет злобы»


Видео: (с) Елена МАСЮК

— Я была почти все дни на вашем процессе в Хамовническом суде. Я очень часто вспоминаю судью Сырову. Вы ее вспоминаете?

— Нет. Совершенно нет, она для меня такой серый лист.

— Подождите, этот «серый лист» присудил вам два года.

— Ничего страшного.

— Но этот «серый лист» на свободе, а вы здесь.

— Иисус Христос вообще умер.

— То есть у вас нет ни злости, ни злобы на нее?

— Нет, совершенно, злобы на Сырову у меня нет никакой. У меня вообще нет ни на кого злобы. У меня есть некоторое стремление к справедливости, и мне больно от того, что ее иногда не происходит. Но злоба — это не то чувство, которое у меня сейчас присутствует.

— Надя, а справедливость в данной ситуации — это что для вас?

— Справедливость складывается каждую секунду и в каждый момент жизни. Но если говорить про суд, то, безусловно, справедливость — это отсутствие вообще привлечения к уголовной ответственности. Я считаю, что в наших действиях нет состава преступления, поскольку у нас нет религиозной ненависти и вражды. Я думаю, что это очевидно.

Женская колония в Мордовии. Фото: (с) Елена МАСЮК

Pussy Riot и Библия

— Вы не жалеете, что сделали тогда в храме?

— Нет, я не жалею. Как можно об этом жалеть?!

— Pussy Riot после этого суда стала всемирно известной группой. Но сейчас меньше стали говорить о Pussy Riot, и есть такая информация, что якобы вам не интересна дальнейшая судьба Pussy Riot.

—В данный момент я занимаюсь другими вещами.

— Какими?

— Я шью. Скоро я буду шить, как мне говорили, куртки ПШ (полушерстяные) для сотрудников УФСИНа. Я бы не сказала, что все другие вопросы перестали волновать меня — социальные, жизненные, политические, но я понимаю, что конкретно на судьбу Pussy Riot сейчас я повлиять никак реально не могу, поэтому разрывать себе сердце мыслями о судьбе Pussy Riot мне не очень хочется. Поэтому в данный момент меня это волнует в меньшей мере.

Кроме того, эта группа антииерархическая, и у нее нет лидеров и нет лиц, и поэтому если ее бывший участник, на данный момент бывший, то есть я, сейчас находится в заключении, то группа полностью переходит в другие руки. Я никак не могу диктовать этим людям, что им делать. Они могут творить с группой всё, что им захочется. Я могу им только советовать как человек, который имеет некоторое отношение к этой группе. А так-то они могут сделать вообще всё, что захотят. Я могу сказать им: ребята, не надо (предположим) коммерциализировать группу, но я не могу им запретить этого делать. Я вообще против запрещений, потому что у меня в этом смысле такой либертарианский подход, я считаю, что люди должны делать то, что они хотят, и я могу только советовать не делать того-то и того-то.

— А вы советовали не заниматься коммерцией Самуцевич?

— Самуцевич ею не занимается. Ей не нужно советовать. Мне кажется, она очень идеологически правильный левый художник, и она будет выдерживать эту линию дальше.


Надежда Толоконникова. Фото: (с) Елена МАСЮК

— Надя, вы чувствуете здесь какой-то прессинг в колонии?

— Да нет, я не чувствую прессинга. Я чувствую прессинг со стороны российского государства, но со стороны именно колонии я не чувствую.

Еще хотелось бы добавить относительно того, жалею я или нет? Мне кажется, это ложно поставленный вопрос, потому что я думаю, что драматизм акции был придан как-то искусственно, его искусственно придали российские СМИ, российская государственная пропаганда, когда представили нас какими-то кощунницами, хулиганками и всем прочим. На деле же это была ироническая, веселая, но при этом отчаянная акция, это был, скажем, крик души политический, который при этом был в совершено ироническом, веселом ключе. И в этом не было того драматизма, который был этому придан после. Потому что вырывали какие-то куски, не показывали всю песню, смысл песни полностью терялся, не говорили о том, что песня называется «Богородица, Путина прогони», и наш жест был представлен как богоборческий. И, естественно, такая интерпретация — это очень больная для меня интерпретация, потому что мне страшно, когда меня называют богоборцем, но тем не менее это такая общая судьба для всех людей, которые интересуются судьбой религии, и, в частности, православной церкви в России. Потому что тот же Бердяев был тоже привлечен, и даже сидел некоторое время, его называли богоборцем, богохульником; и Достоевский, в его обвинительном заключении значилось тоже — «борьба против Бога и против православной церкви».

— Вы накануне сказали мне, что философские книги, которых у вас было много в СИЗО, вы сдали здесь в библиотеку.

— Да. Чтобы их читали.


Философские книги Толоконниковой. Фото: (с) Елена МАСЮК

— Их читают?

— Да, их читают здесь. Читают Славоя Жижека.

— Вы рассказали про этого философа?

— Нет, мне кажется, это те книжки, которые не требуют специальной презентации. Книжка Славоя Жижека «О насилии», мне кажется, сама по себе достаточно бросающаяся в глаза, не в последнюю очередь благодаря своему провокативному названию. Жижек — любитель провокации, и он любитель Pussy Riot, может быть, поэтому. Я слышала, что эта книжка понравилась тем, кто ее прочел. У меня сейчас на столе остались только Библия и Бердяев «Русская идея».

— Честно вам скажу, вы говорите «Библия», и у меня это вызывает вопрос: почему Библия?

— У вас вызывает вопрос, потому что, мне кажется, вы тоже оказались немного совращены этой государственной пропагандой. Поскольку наше действие было скорее прорелигиозное, чем антирелигиозное. И для меня это очевидно совершенно. Для меня это вытекало очень органично из всего того, о чем я думала раньше в своей жизни, и я достаточно серьезно интересовалась русской религиозной философией, и одно время я ее очень долго и упорно читала — Бердяев, Соловьев, Мережковский, эти кружки, которые собирались в начале ХХ века, Розанов, — они встречались с представителями официальной православной церкви и требовали модернизации православной церкви. И уже тогда представители официальной православной церкви воспринимали это все в штыки. Модернизации не случилось. И я чувствую себя просто продолжателем традиций этих русских философов, поэтому Библия для меня является достаточно органичной частью моей жизни.

Кроме того, мне достаточно симпатичны протестантские идеи о том, что нужно обращаться в первую очередь к первоисточникам, не столько к церкви как иерархии, а именно к первоисточнику как откровению, данному изначально.

— Надя, вы сказали, что вы записались в церковь. Это для того, чтобы побеседовать с батюшкой, или для чего?

— Я бы хотела увидеть местную церковь. Она здесь на территории.

— А почему вы не можете в любой день зайти?

— Ну, наверное, потому, что там должна быть как-то отрегулирована численность. И потом, передвижение по колонии структурировано. Мне хотелось бы посмотреть на саму церковь и познакомиться с батюшкой, мне говорили, там их два. Мне бы хотелось попасть на службу. Возможно, удастся в январе.

— Просто как культурный фактор? Не как человек, который собирается быть верующим?

— Я не очень приемлю обрядовую сторону, потому что очень многие люди ударяются в бытовую веру, такое фарисейство, и вообще Иисус это осуждал. Но что касается веры — это сложная вещь. Наверное, скорее я верю, но вот именно из-за какой-то боязни фарисейства я никогда, ну я так подозреваю, что никогда, нельзя говорить, что никогда, но в ближайшее время я не собираюсь креститься.

— Обычно говорят, что в зонах очень много людей приходит к вере, потому что надежды ни на что нет, кроме как на бога.

— Ничего не изменилось по сравнению с тем, как я осознавала себя на свободе. То есть я бы не сказала, что я попала в тюрьму и я как-то поверила в бога. У меня всегда было целостное восприятие, и я всегда понимала, что существует, скорее всего, некоторая судьба, кто-то называет ее богом, можно называть по-разному, кто-то может сказать, что это Аллах. Но в общем-то я говорю, что это судьба. И такое четкое ощущение судьбы у меня давно, с детства, вернее, с того момента, когда я стала сознательно думать, то есть где-то лет с 13-14.

 

Зона для исправления

— Надя, а самое тяжелое здесь, в колонии, для вас что?

— Самое тяжелое, наверное, отсутствие возможности углубиться в книгу.

— У вас времени нет, вам не дают просто уединиться?

— Ну как сказать. Здесь есть график, есть режим, и это общие для всех вещи. Я так понимаю, что все находятся примерно в той же ситуации, поэтому отмечать это как жалобу я бы не стала. Потому что это правила проживания в колонии, они таковы. И опять же, если что-то и нужно менять в системе исполнения наказаний, это нужно менять на уровне законодательном. Просто изменение, исправление людей, которые попадают в эту систему, — должно проходить совершенно иначе. И нужно идти в Государственную думу и менять это там.

— Надя, а вы думаете, когда вы выйдете, чем будете заниматься?

— Я не думаю, что моя деятельность кардинально изменится. Также будет искусство и политика.

— Вы закончите университет?

— Да, безусловно, закончу, конечно. Я собираюсь поступать дальше в аспирантуру, вероятно.

— В МГУ?

— Да, я думаю, что это будет МГУ. Ну я не знаю, как у меня сложатся отношения с МГУ сейчас, поскольку это все-таки достаточно такой прорежимный вуз, полностью контролируемый. Но я надеюсь, что мы как-то сможем договориться с ним. Мне бы хотелось продолжать обучение в МГУ, потому что там есть очень интересные люди, с которыми уже наладили сотрудничество, и мне хотелось бы его продолжить.

— А нельзя его вам закончить, пока вы здесь? Заочный факультет существует…

— Я не любитель официоза и формальностей. Мне не нужна бумажка-диплом, мне нужно время, которое я проведу с людьми, которые мне действительно интересны. Если это можно сделать в форме какого-то легального обучения в университете — да, но сам по себе диплом мне совершенно не интересен, какие-то формальные внешние государственные аттестаты моих достижений мне не нужны. Я сама себе судья в этом смысле.

— Надя, а со всеми у вас здесь нормальные отношения в отряде, вообще в колонии?

— Да.

— А как вас приняли? Я читала, что якобы вас называют «подружкой Мадонны».

— «Подружкой Мадонны» меня никто не называет, мы вообще не говорили ни о какой Мадонне. Здесь своя жизнь, тут люди все живут жизнью колонии. Это проза, все обсуждают какие-то вещи, которые принято обсуждать здесь, и поэтому ни Мадонну, ни мое дело мы как-то практически не обсуждали. То есть у людей возникают иногда вопросы, но они такие легкие. Когда я еще не приехала в колонию, очень много людей говорили о том, что я приеду сюда и меня здесь будут избивать ежедневно, потому что здесь очень глубоко верующие, а я вот такая плохая и против религии. На деле ко мне ни разу не возникло вопроса, за религию или против религии я.

— Я слышала, якобы осужденные, которые здесь находятся уже какое-то время, которые пользуются здесь авторитетом, — взяли вас под свое крыло и защищают.

— Нет, честно говоря, я такого не замечала. Мне передавали, что есть сведения о том, что меня взяла под крыло Евгения Хасис, но, естественно, это совершеннейшая неправда. Мы встречались здесь несколько раз с ней и перебрасывались словами, но не более того. Она живет в другом отряде и работает в другом цеху, поэтому это совершенно исключено — какой-либо контакт подобного рода. И после того, как я узнала о том, что появились такие заметки, я подошла к Евгении, она сказала, что она очень удивлена и попросит своего адвоката, который дал это интервью, опровергнуть эти сведения. Потому что она понимает, что это очевиднейший бред.

Что касается других людей, меня никто не брал под крыло, я здесь живу как любой новенький.

— А то, что обычно называется «пропиской» на зоне… Говорят, что это всегда очень болезненно происходит.

— Я как-то не чувствую никаких особенных попыток испытать себя. Единственное, что как-то атмосфера начинает колыхаться, когда сюда попадает определенная какая-нибудь газета, и отношение может колебаться от положительного до отрицательного, но буквально в течение нескольких дней это всё опять уходит. Проблема многих людей заключается в том, что они не способны критически воспринимать средства массовой информации, и многие воспринимают всё, что в них написано, за чистую монету. Допустим, там написано о том, что я принимала участие в акции «Как сп…ить курицу». И бесполезно объяснять, что я не принимала участия в этой акции. Люди верят тому, что написано. Но опять же, в этом журнале никто не напишет какие-то смыслы, которые вкладывала питерская группа «Война», когда она делала эту акцию, никто не объяснит людям, что такое современное искусство, с чем его едят, что такое венские акционисты и кто такой Олег Кулик. И поэтому это все воспринимается вырванным из контекста, и в такие моменты, конечно, могут происходить какие-то…

— Вы им что-то объясняете?

— Я пыталась объяснить, но это достаточно сложно. Это можно объяснить через какие-то примеры кинематографа или съемки клипов, допустим.

— Надя, еще я слышала, что якобы здесь гуляют какие-то ксерокопии фотографий вашей акции в биологическом музее.

— Ну, естественно, в журналах об этом тоже писали. Люди в курсе, что эта акция была. Но я просто говорю людям, что мне совершенно нечего стесняться, — да, я принимала участие в этой акции, это акция политическая, акция современного искусства, акция группы, которая занимается политикой, и в этом нет ничего зазорного совершенно. Мы моемся в бане здесь и смотрим друг на друга в голом виде.

— Баня один раз в неделю?

— Да.

— Как вы справляетесь в остальные дни?

— Нормально, как-то можно пережить.

— Но только холодная вода?

— Да, у нас холодная вода.

— Горячей нет?

— Нет.

— А какие бытовые трудности для вас здесь есть? Ну кроме того, что с водой плохо и каждый день не помоешься?

— Да вы знаете, я не очень задаюсь вопросами быта. Я вообще аскет, и быт меня волнует в меньшей мере.

— А еда?

— С едой всё в порядке.

— То есть нормальная еда?

— Ну да, здесь вполне сносная еда, ее можно есть, и с вами ничего не случится.

— Надя, нарушений у вас за это время никаких не было?

— В колонии не было.

— В СИЗО были?

— У меня было нарушение, когда я пыталась пронести адвокату свой дневник, оказалось, что этого делать нельзя.

 

Я никуда не спешу

— У меня вопрос по поводу вашего заявления об отсрочке приговора. Я читала, что вы подавали документы в ноябре. Назначена дата?

— Нет.

— А как объясняется?

— Ну, наверное, не успели получить еще все необходимые документы. Честно говоря, я никуда не спешу.

— Надь, но если вы никуда не спешите, то зачем вы тогда подавали?

— Понимаете, от меня ничего не зависит. Это та штука, которая называется судьбой.

— То есть вы — абсолютный фаталист?

— Не абсолютный, безусловно, иначе я бы здесь не сидела, я бы сидела где-нибудь дома на теплой кухне. Есть моменты, когда нужно совершать определенные действия, а есть моменты, когда эти действия ни к чему меня не приведут, и поэтому я не очень задаюсь вопросом, назначат мне на 16-е или на 19 января (февраля). Честно говоря, у меня есть некоторые прогнозы по поводу решения суда, поэтому…

— Вы не верите?

— Не важно, в какой из дней января или февраля мне откажут.

— А как вы думаете, дело, связанное с поиском экстремизма в ваших музыкальных роликах, дойдет до суда?

— Я об этом не думаю.

— Вообще? То есть вам все равно, прибавят вам срок или нет?

— Мне не все равно, но это опять тот самый случай, когда не нужно думать о трудностях, пока они еще не возникли. Когда это дело пойдет, тогда я, пожалуй, подумаю об этом.

Но, честно говоря, мне уже вообще надоело думать об акции панк-молебна «Богородица, Путина прогони», потому что, мне кажется, слишком много об этом говорили. На деле просто невозможно думать о своей работе так долго, хочется делать уже дальше другие работы и наконец забыть о предыдущей. А постоянные эти напоминания, в том числе со стороны государственных органов, о наших работах, — они уже начинают утомлять. Мне кажется, уже в течение года мусолится то самое, что хотят забыть, убрать, запретить, и вот именно как раз постоянное напоминание, в том числе связанное с придачей статуса экстремистских роликам Pussy Riot, — это очередная попытка их, наоборот, показать как можно большему числу людей. И вот это то, что меня уже начинает раздражать.

— То есть вы хотите, чтобы об этой акции не говорили больше?

— Мне кажется, о ней обговорено уже достаточно. Может быть, тут нужно какое-то более глубокое исследование, может быть, какие-то философские исследования должны быть, которые могут быть произведены, в том числе и мной, но от меня должны для этого отвязаться. Но пока я не могу этим заниматься.

— Отвязаться, вы имеете в виду, в смысле выйти на свободу?

— Да. Пока же всё пребывает в том самом модусе, в котором это пребывает с марта прошлого года. То есть в течение года идет какая-то усиленная попытка навязать как можно большему количеству людей наше творчество, при этом купируются все попытки его осмыслить, на широком федеральном уровне все преподносится в каких-то простейших тонах, упрощенных, в черно-белой гамме, и вот именно это раздражает.

 

Операция «Стёжка»

— Я шью полки. Полки — это которые утепляют куртки, пальто, т.е. внутренняя подкладка. Операция называется «Стёжка». Куртки называются, наверное, «Балтика», но скоро будут другие куртки. До этого мы шили куртки «Метеор».

— А сколько вы должны таких штук прошить в день?

— 320.

— А какой ваша зарплата была за последний месяц?

— За последний месяц у меня было 350 рублей.

— Но это, по-моему, очень мало.

— Ну не знаю, может быть. Но тут происходят вычеты еще на коммунальные услуги, на еду, на одежду. У новеньких, как правило, всегда зарплата небольшая, потому что за всю эту форму также происходят вычеты.

Фото: (с) Елена МАСЮК

То есть за это пальто (выданное колонией) вы заплатили?

— Да, ну я плачу, я как бы взяла его в кредит.

— А сколько оно стоит?

— В районе 900 рублей.

— А платок тоже?

— Да.

— А платок сколько стоит?

— 150, кажется.

— А обувь на вас ваша или местная?

— Да, ко мне недавно приезжали, передали мне теплую обувь, неместную, и с недавних пор, где-то неделю, я хожу в этом.

— А до этого ходили в местной?

— Ходила.

— А из чего сделана местная обувь?

— Не знаю, как называется этот материал, наверное, кожзам.

— Холодно?

— Ну достаточно холодно.


Казенная обувь Толоконниковой. Фото: (с) Елена МАСЮК

 

Прошивание пальцев

— Надя, а тяжело вам работать швеей?

— Вы знаете, как-то не задавалась этим вопросом.

— Вы устаете?

— Я задавалась таким вопросом: почему на всех зонах люди должны именно шить, почему система отбывания наказания построена так, что совершенно безальтернативная ситуация, ты не можешь заниматься чем-то другим, что больше тебе подходит по образованию или по темпераменту?

— А чем бы вы могли заниматься, если бы был выбор?

— Я слышала, что в Перми пытались наладить производство мультиков. Я бы с удовольствием занялась этим.

— Да, было дело, проект был.

— Есть много разных вещей, которые бы я делала, но не шить.

— Шить вам не нравится?

— Да, это дело на любителя. Я могу, у меня получается шить, я вообще могу научиться чему угодно, потому что я в школе была отличницей, и я умею легко уловить новые вещи.

— Надя, что стало с вашими руками? Я помню, на суде у вас были аккуратные руки. Что с руками стало?

— Я сидела в СИЗО в тот момент. Я думаю, что у многих начинающих швей такие руки, это в принципе не какая-то особенность зоны, а это просто особенность человека, который сидит за швейной машинкой, по крайней мере, может быть, первое время, потому что дальше, наверное, как-то научается по-другому обращаться… Прошивание пальцев происходит всегда. Люди, которые шьют здесь пять лет, и они точно так же прошивают пальцы, как и я.

— Из-за того, что надо быстро шить?

— Быстро, конечно, надо шить. Подводить бригаду совершенно не хочется.

Фото: (с) Елена МАСЮК

— А подводили вы бригаду?

— Ну, наверное, бывали случаи поначалу, но сейчас я уже так поднабрала скорость.

— Вас ругали за это?

—Ну, они были не очень довольны. Я бы не сказала, что прямо ругали. Естественно, они понимают, что человек новый, и он пока не может шить в полном объеме, но это очень чувствуется — это раздражение, эта усталость, и просто не хочется создавать людям лишних проблем. 

 

Лотос для отмораживания

— Я хочу шить быстро не потому, что боюсь, что меня кто-то отругает, меня это волнует в меньшей мере, потому что я всегда могу применить свои медитативные практики и сесть, условно говоря, в позу лотоса и продолжать шить, при этом отстранившись полностью от того, что кто-то там раздражен.

— А вам позволяют сесть в позу лотоса?

— Условно говоря. В этот момент ты все равно будешь шить, но отстранишься полностью, как здесь скажут, отморозишься.

— А часто здесь отмораживаются?

— Я практически постоянно отмораживаюсь.

— О чем-то о своем?

— Да, где-то там.

— Так легче?

— Конечно. И когда кто-то не успевает, все остальные начинают очень сильно расстраиваться, потому что, естественно, они будут тоже не успевать из-за этого человека.

— А какое наказание за это отряду?

— Ну мы всегда успевали, поэтому я еще пока не знаю, какое наказание.

— Говорят, якобы на плац могут выгонять…

— Мне тоже рассказывали, но, поскольку при мне не выгоняли, я не могу говорить о том, что это…

— А песни поете, когда в строю идете?

— А мы не ходим в строю. То есть мы ходим, просто перемещаемся. Мне говорили, что это было раньше, сейчас уже нет маршей, сейчас это всё убрано.

 

Гера и Хармс

— А по скайпу вы часто общаетесь с Петром, с дочерью?

— Это не скайп, просто обычная трубка без видеосвязи, я общаюсь каждый день практически. Это зависит от них, как они заказывают. Они заказывают каждый день. Вообще осужденный имеет право 15 минут каждый день на телефонные переговоры.

— И вы каждый день разговариваете?

— Да.

— А с дочкой тоже разговариваете по телефону?

— Да, конечно, я сегодня с ней разговаривала по телефону, она мне прочитала стишок, она потрясающе артистическая натура, гораздо более артистическая, чем я, поэтому мне даже сложно представить, что будет, когда она вырастет. Мне кажется, Россия просто содрогнется.

— Про что она читала вам стишок?

— Она читала мне про бегемота, про бульдога, что-то из Хармса читала. У нее хороший вкус. Мы читаем с ней, она любит Хармса. Хармс — это тоже такой человек, с которым мы чувствуем внутреннее родство, но судьба у него более печальная, чем у меня.

 

И напоследок я скажу…

— Надя, я хочу вам сказать, что за вашу судьбу очень многие люди переживают, это правда. И, может быть, вы что-то хотите этим людям сказать, которые искренне вас поддерживают?

— Я бы хотела, чтобы они занимались политической ситуацией в России. Потому что я не вижу, как можно сейчас реально помочь мне, может быть, написать мне письмо. Посылки мне посылать не нужно, потому что мы договорились с теми людьми, с которыми я близко общаюсь, в том числе с моей семьей, что будут посылки передавать они. Просто здесь достаточно сложная бюрократическая процедура получения посылок, в том числе нужно уходить с рабочего места, чтобы получать это всё. В общем, лучше получить один раз от своих, и достаточно этого будет. А письма я бы получила с радостью. Но вообще хочется, чтобы люди, если они действительно сопереживают и если у них есть какое-то сильное чувство по этому поводу, чтобы они выплеснули его на изменение политической обстановки в России, а как — ну пусть каждый решает сам, каким способом это сделать.

— А президенту Путину вы хотите что-то сказать?

— Да нет, честно говоря, для меня его не существует, он для меня — пустое место.

 

 

Мария Алехина: «Колония формирует рабское сознание людей»

Видео: (с) Елена МАСЮК

— Маша, почему у вас так много замечаний в колонии?

— Дело в том, что подъем у нас в колонии производится в половине шестого утра. Но я нахожусь в «безопасном месте», а это просто камера ШИЗО, но дополнительно оборудованная розеткой, и еще мне разрешено там иметь при себе личные вещи, а по сути, я содержусь в ПКТ (помещение камерного типа). Подъем там производится таким образом: я сижу за бронированной железной дверью, сотрудник подходит в половине шестого утра к этой двери и говорит: «Подъем!» И в тот момент я не встала, я просто этого не услышала, я проснулась от того, что открылась дверь — в 5.45 утра, и зашел сотрудник. Я сразу же встала и, естественно, принесла свои извинения, но, увы, был написан рапорт.

— То есть вы не слышите, когда вас будят?

— Я не слышала в тот момент, да.

— А у вас в камере нет часов, будильника?

— На тот момент не было. Дело в том, что вся эта процедура — фиксирование нарушений и последующая дисциплинарная комиссия —  вызывает довольно большой стресс, так как там оказывается психологическое давление и, я полагаю, вообще унижается человеческое достоинство.

— А как оказывается психологическое давление?

— Сама дисциплинарная комиссия проходит таким образом, что осужденного вызывают в определенное помещение, где за столом сидит председательствующий, а в зале сидят около 20 сотрудников. И цель дисциплинарной комиссии заключается в том, чтобы разобраться — было нарушение или не было нарушения, по факту чего был составлен рапорт. Но на самом деле этого не происходит, а происходит обратное. Несколько сотрудников, перебивая друг друга и перебивая меня в первую очередь, начинают мне говорить о том, что я веду себя неправильно, и все факты и доводы, которые я излагаю, они вообще не воспринимаются.

— Из-за чего начался конфликт, что вас поместили в это безопасное место?

— По моему мнению, это является провокацией со стороны оперативного отдела администрации исправительной колонии.

— А зачем они это делают?

— Они это сделали для того, чтобы изолировать меня от других осужденных, для того, чтобы я не имела комплексного представления о том, что на самом деле происходит в колонии.

—  А зачем им это надо? Здесь что-то происходит то, что вам не надо знать?

— Да.

— А что?

— Ну, здесь грубо нарушаются права человека, по всем пунктам: условия общежития, уровень зарплаты, отношение сотрудников к обычным осужденным (не ко мне). Начиная с того, что они обращаются на «ты» в основном. Насколько вы знаете, раньше в колониях существовали секции СДиП (секции дисциплины и порядка), которые контролировали поведение осужденных и следили за дисциплиной. Сотрудники руками осужденных поддерживали порядок. Но в последующем эти секции были формально упразднены (СДиП запрещены приказом Минюста в 2010 году. — Е. М.), а по сути, они упразднены не были. И сейчас эти функции выполняют те или иные заключенные.

— Из-за чего начался конфликт у вас в отряде?

— Меня распределили в отряд после карантина. И после этого спустя двое суток, даже меньше, туда перевели ряд людей (пять человек) из других отрядов (не из карантина), тех заключенных, которые уже давно сидят, среди которых, я точно знаю, есть осужденные, которые имеют контракт с оперативным отделом.

— А что значит контракт?

— Они работает на оперативный отдел. Насколько я знаю, это письменный контракт.

— А каковы условия этого контракта?

— Донос.

— А взамен?

— Привилегированное положение — в отношении сотрудников, в возможности перемещаться, в самой должности, связанной со СДиПом, с этой секцией дисциплины и порядка.

— Как фамилии этих женщин?

— Их фамилии Кочур и Иванова.

— Маша, а угрозы были только от этих двух женщин?

— Да, конечно.

— А со стороны сотрудников колонии никаких угроз не было?

— Нет, что вы, конечно, нет. Сотрудники по-другому действуют, им не нужны угрозы. Так как я нахожусь в изоляции, я не могу составить комплексную картину, но высказывания этих женщин (Кочур и Ивановой), которые ко мне подошли, содержали довольно грубые логические противоречия. Изначально они ко мне подошли и предложили объявить голодовку совместную против того, что их перевели в этот отряд против их воли. Но это была легенда. А позже, когда я сказала, что я полагаю, что на меня оказывается давление, и не хочу с вами общаться, они уже изменили свою позицию, это произошло буквально за пару минут, и начались высказывания, связанные с угрозами, в том числе физической расправы.

— А как они звучали эти угрозы, Маша?

— Ну нецензурно. Смысл: что если ты останешься в этом отряде —  тебе конец.

— Вам было страшно это услышать?

— Нет.

— А почему тогда вы попросились в безопасное место?

— Дело в том, что я пошла к оперативнику для того, чтобы как-то прояснить ситуацию. Это было около восьми вечера, и начальника отряда не было. И так как я в отряде находилась всего два дня, я была в состоянии некоторой растерянности от происходящего. И когда я пришла к оперативному сотруднику, он мне просто продиктовал это заявление. Он мне не объяснил, что такое «безопасное место». Он объяснил, что туда могут поместить того или иного осужденного до 90 суток. Но мне было сообщено, что меня туда поместят, пока будет проводиться некая проверка по факту произошедшего. Но проверка закончилась тем, что, насколько я знаю (опять же письменных результатов мне никто не представил), что моей безопасности угрожает большое количество осужденных, естественно, без фамилий, естественно, без уточнений, и поэтому я должна находиться в безопасном месте.


«Безопасное место» по версии оперативного сотрудника. Фото: (с) Елена МАСЮК

— Эти две женщины, которые к вам подошли — Кочур и Иванова, — они высказывали какое-то отношение к тому, что вы сделали в храме Христа Спасителя?

— Нет.

— Они говорили, что они верующие и что это их оскорбило?

— Нет. Их претензии заключались в том, что после моего приезда в колонию, по их мнению (и я считаю, что это мнение имеет под собой некоторые основания), начали укреплять режим. Их это не устраивало. Насколько я знаю, Кочур и Иванова, они вместе…

— То есть они пара?

— Я думаю, так. И им нужно было попасть в один отряд. Я думаю, что была договоренность с администрацией. Эти люди находятся не первый год в колонии, и просто у них есть личный интерес, у администрации есть личный интерес. В каком-то моменте (а момент этот — я)интересы пересеклись.

— Маша, насколько я знаю, им дали по пять суток ШИЗО.

— Пять?

— Да.

— Ну да, я этого добилась.

— Этого достаточно, как вы считаете?

— Ну нет, этого недостаточно. Их наказали не сразу, их наказали после того, как я связалась с уполномоченным по правам человека и написала в прокуратуру.

 

«Путин хорошо смотрится в телевизоре»

— Когда вы пришли и были несколько дней в отряде, что женщины говорили, как они относятся к вашей акции в храме Христа Спасителя?

— Ну в основном общались в режиме интервью, я говорила про нашу политическую позицию и объясняла концепцию группы. Многие выражали мне поддержку, что мы молодцы, что мы единственные, кто пошел против Путина. Ну то есть слова гордости. Но дело в том, что среди осужденных зачастую встречается лесть, подхалимство, лицемерие, — и этого тоже было много. Но были и искренние слова, были искренние люди, и я это видела. У многих вызывало недоумение, непонимание, чем нас не устраивает Путин. Довольно интересную точку зрения высказала одна девочка, которая сказала, что Путин хорошо смотрится в телевизоре, и чем он вас не устраивает? Медведев, на ее взгляд, не так хорошо смотрится в телевизоре, и хорошо, что он больше не президент. Уровень диалога таков, и это очень печально.

— А были те, кто осуждал вашу акцию? Говорили, что они верующие, что это их оскорбило, — были такие женщины?

— Нет, напротив, я очень часто встречала довольно ироничное отношение к представителям церкви.


Настенный календарь. Фото: (с) Елена МАСЮК

— Закончатся эти 90 дней в безопасном месте, вы боитесь возвращаться в отряд?

— Так насколько я знаю, администрация не имеет цели возвращения меня в отряд.

— Администрация вам об этом говорила?

— Косвенно. Я и сама не рвусь туда.

— Вы боитесь?

— Нет.

— Почему не рветесь тогда?

— Условия общежития. В отряде содержится около 100 человек, половина из которых постоянно находятся вокруг тебя. Это шум и невозможность уединения. Находясь в отряде, невозможно читать, невозможно сосредоточиться, невозможно написать что-либо. Человек живет просто в режиме робота, его постоянно загружают работой. Если он не работает на фабрике (многие работают по 12 часов), его ставят на обязательные хозработы, то есть убирать снег. И в конечном счете человек к вечеру уже попросту валится с ног от усталости.


ИК-28. Четыре унитаза на сто осужденных женщин. Фото: (с) Елена МАСЮК

— А чем вы занимаетесь в камере?

— Читаю. Книги, которые мне присылают друзья. Я собираюсь делать читательскую конференцию, это нечто вроде лекции про 20—30-е годы, про политические объединения, которые существовали в то время, и про судьбу этих людей, многие из которых были репрессированы.

— Где вы это собираетесь проводить?

— Пока что существует предварительная договоренность, что я это буду делать в ПТУ, которое я посещаю. Я хожу в ПТУ, 8 часов я шью. Рукавицы для российской армии. Мне кажется, это обретение нового навыка, интересно. К тому же это хоть какой-никакой, а коллектив, и возможность посмотреть, как работает учреждение.


Рукавицы для российской армии, которые шьет Алехина. Фото: (с) Елена МАСЮК

— А в ПТУ, где вместе с вами другие девушки обучаются, там вы какую-нибудь угрозу ощущаете?

— Нет.

— К вам там нормально относятся?

— Более чем.

 

Разноцветный шоколад

— То есть с утра вы встаете в полшестого. Дальше у вас через какое-то время завтрак.

— Я заправляю кровать. Я сама себе готовлю, я не ем то, что дают.

— Это плохая еда, вам не нравится? Или потому что вы вегетарианка?

— Ну и по той, и по другой причине. Я предпочитаю свежие продукты. Мне так комфортнее.

— Эти продукты вы покупаете, вам их передают?

— Да, передают. Передает человек в Березниках, которому я пишу, что мне передать. И очень много людей присылают посылки. Я хочу им сказать огромное спасибо за это. Под Новый год я в одной из посылок нашла целую огромную коробку, и там был только шоколад, разноцветный, мне очень понравилось. И вообще посылок приходит очень много. У меня, к сожалению, нет возможности даже с кем-то поделиться, потому что я нахожусь одна.

— То есть у вас проблем с едой нет?

— Абсолютно никаких.

— Хорошо. Дальше. Потом вы идете учиться.

— Да, к восьми утра.

— К восьми утра, и это до обеда. Потом обед. Вы тоже его себе сами готовите?

— Да, под надзором. Вместе с надзором, с сотрудником, я иду в камеру, обедаю там, потом вместе с надзором иду обратно в ПТУ. То есть все перемещения в колонии у меня под надзором, со мной рядом охрана постоянно, которая запрещает мне общаться со всеми.

— Вы хотите общаться?

— Конечно, хочу общаться. Я неоднократно писала заявления, что я хочу участвовать в мероприятиях, что я хочу посещать спортзал, что я хочу участвовать в общественной жизни колонии. Я получила письменный отказ.

— Маша, ну смотрите, вы сказали, что вам комфортнее находиться в камере, потому что там нет общежития, с одной стороны. С другой стороны, вы хотите общаться…

— Да, это несколько двойственный момент, я понимаю. Ну если меня выведут в отряд, я не то что не буду возражать, я восприму это как данность, это нормально.

Фото: (с) Елена МАСЮК

Невежество, трусость, предательство, доносы…

— А что самое сложное для вас здесь, в колонии?

— Самое сложное? Осознавать, как работает эта система, как она формирует рабское сознание людей, как люди подчиняются. И это не единичные случаи, это массовые случаи, в которых практически нет исключений. Невежество, трусость, предательство, доносы — это норма.

— Я слышала, что такие отношения с женщинами у вас сложились, потому что вы стали качать права, вы стали возмущаться, что мало платят денег, что холодные платки, которые здесь выдают. Женщинам это не понравилось. Это так?

— Это абсолютно не так. Дело в том, что это не нравится никому, а пошла к правозащитникам, представителям ОНК (общественно-наблюдательные комиссии), я одна. Все боятся идти туда. В ОНК я написала еще из пермского СИЗО, когда была на пересылке. Меня везли очень долго, меня месяц везли из Москвы по этапу. И я не знала, когда меня привезут и куда, в какую колонию. Вы знаете, как проходит этап? Ты не знаешь, куда ты едешь, не знаешь, куда приедешь и сколько ты будешь ехать.

— Этап был тяжелым?

— Ну нет, отчасти это было весело. То есть я посмотрела СИЗО в разных городах…

— Какое вам больше понравилось?

— Вот здесь мне очень нравится.

— В Соликамске?

— Да.

— А что здесь хорошего?

— Это такая старая тюрьма, и, мне кажется, она очень красивая. В камере очень красиво, там как в кино Годара. Стены из охры. Само место нравится, оно очень говорящее о себе. Здесь был Шаламов. В Пермский край ссылали Буковского. И как будто это место хранит какие-то воспоминания.

— Но колония-28 вам не нравится?

— Колония-28? Ну вряд ли мне понравилась бы колония с каким-то другим цифровым номером. Мне не нравится сама концепция, мне не нравятся методы, мне не нравится то, что права человека здесь являются таким же словосочетанием, как «половая тряпка». Вот это мне не нравится.

Я написала из СИЗО Исаеву Сергею Владимировичу, главе ОНК по Пермскому краю, о том, что мне нужно известить моих родственников о моем местонахождении; о том, что я нуждаюсь в юридической помощи; о том, что мне нужен список литературы юридической, которой я могу воспользоваться для того, чтобы знать те или иные вещи, связанные с уголовной исполнительной системой. И он приехал в колонию лично, когда я была в карантине. Он пришел к нам в карантин (это отдельный барак, как отряд) и сказал, что будет принимать по личным вопросам в клубе, в отдельном кабинете. Я пошла туда и разговаривала с ним очень долго. Другие люди также пошли, но пока они ждали в коридоре, у них все вопросы отпали, потому что с ними поговорила администрация.

— Пригрозила?

— Я не знаю, я не думаю, что администрация здесь угрожает, нет такого. Но можно дать понять человеку, если есть желание. Я очень много говорила ему о том, что выдаются холодные платки, а морозы здесь очень сильные, бывает и за -30, а эти платки больше похожи на марлю. А у кого-то нет возможности, чтобы им из дома прислали, и я считаю, что государство должно обеспечивать, потому что это касается здоровья людей. И то же самое я сказала про ботинки, и то же самое я сказала про отсутствие горячей воды, про то, что у людей нет возможности мыть голову в отряде. Про бытовые вещи я ему рассказывала. Про зарплату я не могла говорить, так как я не трудоустроена, и тогда, на тот момент, я лично не знала об уровне зарплат.

— А какая зарплата здесь у женщин?

— На руки сколько получают? Бывает 100 рублей, бывает 200. Хорошей зарплатой считается 1 тысяча рублей или полторы.

А потом я узнала через какое-то время, что Сергей Владимирович сказал в интервью, что я себя неправильно позиционирую, и о том, что я не высказывала никаких жалоб и претензий. Мне было несколько обидно, потому что я полтора часа на это потратила. Я ценю свое время, и я придерживалась таких убеждений, что представитель общества, который борется за права осужденных, — ну он просто не может так поступить. Меня это задело. Как это возможно?! Но он так сделал, да.

 

Я всё выдержу…

— А если бы вы не стали писать никаких жалоб, не стали бы требовать права и т.д., к вам бы отношение со стороны сотрудников колонии было бы другое?

— Я думаю, да, другое. Я думаю, что со временем просто все бы утихло, они бы сделали все возможное для того, чтобы просто считать меня обычной заключенной, ну или, по крайней мере, создать такую видимость. Но в данных условиях это уже невозможно.

— Может быть, для вас было бы лучше, чтобы вы были обычной заключенной?

— Обычные заключенные в колонии-28 не пишут жалоб.

— Вообще никто не пишет, кроме вас?

— Насколько мне известно, это единичные, очень редкие случаи. И все в один голос говорят о том, что жалобы не выходят из колонии.

— Насколько я понимаю, в женских колониях женщины обычно не жалуются, женщины боятся жаловаться, в отличие от мужских колоний.

— Да, это очень печально. К сожалению, действительно есть такая тенденция, увы. Но я вот женщина, и я жалуюсь. Так что всё меняется.

Я все выдержу, ничего со мной не случится. Я в порядке абсолютном. Если на меня будут оказывать давление, я объявлю голодовку и загремлю в ШИЗО, ничего со мной страшного нет. Я вообще не понимаю, о чем идет речь. Мужчин запирают в ПКТ (помещение камерного типа), пускают на «колесный режим» (переводят из отряда в отряд), переводят из колонии в колонию, они голодают там, и ничего страшного не происходит. Чем, собственно, я хуже-то, чем я отличаюсь? Попробую. По крайней мере, какие-то новые впечатления будут.

Я вообще не понимаю, откуда такой панический страх постоянно. Люди проходили через гораздо более суровые условия. Я не отрекаюсь от своих убеждений и буду говорить о них.

— Маша, какие у вас есть жалобы на содержание в колонии?

— Мне хотелось бы для начала, чтобы отреагировали на те жалобы, которые я уже написала, чтобы прокуратура начала наконец работать и представила мне в письменном виде те решения, которые она приняла по факту уже поданных жалоб. Две жалобы, касающиеся того, что вскрываются и незаконно досматриваются бумаги, которые я несу адвокату. Это делается в нарушение части 2 статьи 91 УИК. Дальше: тот факт, что моего адвоката не ознакамливают с материалами по дисциплинарным комиссиям, и тот факт, что меня с ними не ознакамливают. Также мне хотелось бы все-таки в письменном виде получить ответы, относящиеся к бытовым вопросам и жалобам, которые я высказывала, и результаты расследований, которые были проведены о помещении меня в безопасное место. То есть мне хотелось бы получить эти решения от прокурора, ГУ ФСИН, уполномоченного по правам человека (по Пермскому краю) в письменном виде. Но уполномоченный по правам человека уже сделал со своей стороны всё возможное (они направили запросы в ГУ ФСИН), и они могут дать этот ответ только после того, как ответят ГУ ФСИН и прокуратура. Они самостоятельно сделали и так все возможное, и я им благодарна. Так вот, я жду ответа, письменного ответа. И если он меня не устроит, будут выдвинуты новые жалобы. Или не будут выдвинуты, если меня всё устроит.

 

Сырова как функция

— Маша, а вы вспоминаете судью Сырову?

— Честно говоря, нет. Она для меня не является каким-то человеком… А фигурой, функцией. Это очень печально, что человек у нас в стране зачастую идентифицируется с такой функцией, но, к сожалению, я не видела каких-то личностных ее проявлений.

— Маша, а когда она не пускала вас в туалет? А собака? Когда у вас не было времени на сон, когда у вас не было времени на индивидуальные встречи с адвокатом? Это разве можно все забыть?

— Можно, если видишь еще худшее в колонии, конечно, можно.

— Но именно этот человек дал вам два года.

— Ну а другие люди исполняют это не менее гнусным образом.

— Маша, может быть, вы слышали, Путин… Вы уже улыбаетесь?

— Вы про чучела евреев?

— Нет, я не про чучело еврея. Я про то, что он сказал, что правильно, что суд вас осудил и что «двушечку» вы получили.

— Ну в данный момент мне кажется, что Фейгин (Марк Фейгин — экс-адвокат Pussy Riot. — Е. М.) был прав, когда он просил на кассационном заседании вынести ему (Путину) частное определение. Несмотря на его статус, он не имеет права такое говорить перед судом.

— Путину частное определение?

— Ну конечно, частное определение. Что он, не гражданин Российской Федерации, что ли? Я согласна с Фейгиным была.

 

Фото: (с) Елена МАСЮК

Я нахожусь в информационной блокаде…

— Маша, а ваш сын не приезжал сюда к вам?

— Нет, ко мне муж приезжал, мама приезжала и подруга. На мой взгляд, он маленький, он очень быстро ко мне привыкнет, и для него это расставание и так является травмой, и, на мой взгляд, такая встреча усугубит ситуацию, в первую очередь для него. Так что да, я сказала не привозить.

— А по видеотелефону?

— Да, мы общались.

— А ему что сказали, где вы?

— Я ему сказала правду, он знает.

— Что вы в колонии?

— Да. Ну он не делает различий между тюрьмой и колонией. Он называет всё тюрьмой.

— Очень много людей, которые поддерживают вас искренне и которые переживают за вас…

— Да, я получила на Новый год очень много поздравлений.

— Может быть, что-то хотите им сказать?

— Огромное спасибо в первую очередь за то, что они понимают нас и понимают, что письма, поздравления и любое внимание в колонии — это самое важное. То есть, по сути, я нахожусь в информационной блокаде, и, когда сквозь нее прорывается тот или иной конверт, — это огромное счастье. Больше этого счастья не придумаешь.

 

Часы для Маши

— Маша, вот это часы с будильником, наручные часы, посмотрите их…

— Ой, спасибо, очень клёвые.

— Просто мы хотели, чтобы не было никаких поводов, чтобы…

— Но как видите, у нас в колонии нельзя использовать Конституцию…

— Передача часов и ношение вами часов согласовано с руководителем ГУ ФСИН по Пермскому краю…

— Это замечательно. То есть у меня их не отнимут на обыске.

— …даже в присутствии губернатора Пермского края.

— Дело в том, что, если я младшему инспектору сошлюсь на губернатора Пермского края и главу ГУ ФСИН, мне, скорее всего, просто рассмеются в лицо.

— Вы имеете право по закону иметь часы, но они просто с будильником.

— Это очень здорово. Спасибо большое. Вот эти слова, когда вы говорите: «Вы имеете право по закону…», на самом деле вы даже не представляете реакцию сотрудников, когда говорю об этом я. То есть это как минимум усмешка, улыбка в лучшем случае. Это слова, ничего не значащие у нас в стране, к сожалению. Вот это самое печальное. Ничего не давит больше, чем это, потому что это везде, повсюду. И когда каждый маленький элемент начинает действовать по такому сценарию, это все в совокупности дает тот результат, который мы имеем, и то положение людей, которое мы имеем. Люди очень боятся, особенно здесь. Я хочу, чтобы все знали, что то количество страха, которое они испытывают, и те низкие, вот эти маленькие средства, которыми ими манипулируют, вот это несчастное УДО, — всё это происходит в огромных масштабах и, по сути, является одним большим преступлением, за которое в принципе надо судить. И я считаю, я надеюсь, что когда-нибудь за эти преступления этих людей будут судить.

— Маша, а вы не жалеете, что сделали в храме Христа Спасителя?

— Нет, совсем не жалею.

— Даже несмотря на два года лишения свободы?

— Абсолютно, несмотря на эти два года. Или, если угодно, рассматривая их очень тщательно, проживая каждый момент этих двух лет, каждую секунду, — я не жалею.

 

* * *

 

Из материалов выездного заседания в учреждения ГУ ФСИН в Пермском крае рабочей группы по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека:

«14 ноября 2012 года отбывающие сроки наказания в ИК-28, неоднократно судимая Алена Кочур из 5-го отряда и неоднократно судимая Нонна (Валентина) Иванова из 10-го отряда руководством колонии ИК-28 были переведены в 11-й отряд, где содержались впервые осужденные женщины. 21 ноября 2012 года из карантина в 11-й отряд была переведена впервые осужденная Мария Алехина, что является грубым нарушением прав осужденных, поскольку, согласно ст. 80 УИК РФ, «лица, впервые осужденные к лишению свободы, содержатся отдельно от осужденных, ранее отбывавших лишение свободы»…

В беседе с членами Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека начальник ИК-28 полковник внутренней службы Мартынова Маргарита Анатольевна объяснила, почему неоднократно осужденные женщины содержатся в одном отряде с впервые осужденными: «Они (неоднократно осужденные) — костяк отряда, для того, чтобы не было разброда и шатаний у «первоходок».

 

Осужденная Нонна (Валентина) Иванова

42 года, из них 22 года провела в местах лишения свободы (три судимости). На данный момент осуждена по ст. 228 УК РФ (продажа наркотиков) на 8 лет. Отбывает срок наказания в ИК-28.

Фото: (с) Елена МАСЮК

Из высказываний Н.(В.) Ивановой о конфликте с М. Алехиной:

— Мы стали ей говорить, общаться с ней начали: почему ты так поступила (в ХХС)? Она нам давай совсем другое говорить. Ну якобы нас в колонии обманывают, у вас забирают всё, вы ничего не видите. Это нас оскорбило. Просто она не думала, кому это говорит. На зоне прислушиваются к нам осужденные, берут во внимание наши слова. Ну мы сказали, что вот ты, кто такая, пришла здесь решать наши судьбы, как мы живем, ну кто ты такая? Я понимаю, что у тебя денег много, так ты выберись сама отсюда. Ведь тут народу много и всем не угодишь. Мы каждый за свою жизнь отвечаем. Ну какая разница, кто как живет. Мы выживаем. Тут колония, мы же не на курорт приехали. Кормят, поят, одевают, босиком не ходим, спим нормально, в тепле. Что еще надо? На самом деле, если так взять, тут вообще половина бомжей, они тут хоть кормятся да одеваются. И та же зарплата тысяча, те же пятьсот рублей, те же конфеты — идут отовариваются, они это видят, а на свободе они не видят ничего.

<…> Ну я считаю, что, может быть, это все к лучшему, что так произошло с ней. Просто некоторые осужденные бывают и несдержанные, и не знаете, что у них в голове может через минуту появиться. А я вот третий раз уже сижу. Мне вообще все легко. Я привыкшая, наверное, к этому уже. Посадили бы меня первый раз, может быть, я это… Но сейчас меня ничего не напрягает. Ну вот у меня перекрыло УДО из-за Алехиной. Теперь мне надо что-то сделать, чтобы благодарность объявили. Ну выступить мне надо где-нибудь. Концерт поставить или что-то написать, ну что-то такое.

Братья, сестры у меня есть. Мужа нету, детей тоже нету. Здесь на зоне у меня семейница есть. Алена Кочур. Мы семейницы. Мы кушаем с одной тарелки, дружим, сколько лет уже. Познакомились в колонии. Работаю швеей. Получаю 2—2,5 тысячи. Шью зимник (костюм для полиции). Режим соблюдаем, на работу ходим — всё, нам ничего больше не надо, — срок идет. А вот из-за нее так получилось. Мы обе ждали УДО.

С другими женщинами сложностей не было, только с Алехиной. 5 суток ШИЗО мне дали из-за нее. Как это я ее простила? Пока я ее не вижу, мне нормально, не обращаю внимания на это. А если увижу, не знаю, я не могу сказать, что со мной может быть на этот момент. Вот честно, я не могу ответить. Она (Алехина) сильно раздражает. Никто так не раздражает, как она. Может быть, на тот момент, когда увижу ее, какая реакция будет, я не знаю, я не могу сказать этого. Я вот сейчас скажу, что у меня нормально все будет, а, допустим, ее увижу, и у меня начнется истерика, или еще что-то, или я накинусь, ну я не знаю, я не могу этого сказать.

Мне кажется, ей из безопасного места лучше не выходить. Потому что не я, так другая, не другая, так третья. Что-то могут с ней сделать. Потому что зона наслышана о ней. Может быть, это совсем не так, а человек судится по наслышкам. В нашей зоне ей жизни не будет. Тут много народу, и все против нее, все.

 

Осуждённая Алена Кочур

35 лет, из них 18 лет провела в местах лишения свободы (три судимости). На данный момент осуждена по ст. 105 УК РФ (убийство) на 19 лет. Отбывает срок наказания в ИК-28.

Фото: (с) Елена МАСЮК

Из высказываний А. Кочур о конфликте с М.Алехиной:

— Приехала Алехина, пошли разговоры, мне стало интересно. Я начала о ней узнавать, мне начали рассказывать. Потом я ее увидела, начала с ней общаться. Мне очень не понравилось, как она себя ведет. Она очень высокомерная. Она разговаривала со мной, а смотрела на меня как на вот этот цветок. Я ей задала вопросы, которые меня интересовали. Почему она пошла туда? Она мне, знаете, что ответила: «А твое какое дело? Я почему должна тебе объяснять?» То есть она приехала в колонию, в которой я живу 13 лет. Правильно? Я здесь все знаю, это мой дом, я живу здесь. Она приехала ко мне домой права свои качать. У нас есть здесь все. Все, что нужно для жизни, для женщины, у нас есть все. Передачи мне не передают. Я живу так, как живу, на зарплату. Я зарабатываю деньги, мне хватает. Полторы тысячи. Ну я швея, я работу очень знаю. Работаю я по 12 часов. Я зарабатываю деньги, я не просто хожу просиживать штаны на фабрике, я зарабатываю для себя деньги, потому что я знаю, что мне никто не принесет и не положит, а жить я хочу не хуже, чем другие. Вот и все.

Ну как, я не попросила, меня просто туда (в 11-й отряд) перевели. Там я с ней (Алехиной) общалась. Да, в 11-м отряде «первоходки». Да, в адрес Алехиной с моей стороны были угрозы. Я понимаю, на свободе они живут, у них там деньги, у них все. Она приехала в зону, и ей с людьми жить, правильно? Ей с нами жить, у нее срок. И когда я пыталась ей это объяснить, она меня попыталась вот так ниже плинтуса опустить. Я ей не угрожала собственно, я не захотела с ней находиться под одной крышей. Я ей сказала, чтобы она уходила. Не знаю, куда она может уйти. Ушла же куда-то. Я не буду с ней находиться в одном помещении.

Мне дали 5 суток ШИЗО. Теперь у меня нету УДО. Теперь опять надо как-нибудь заслуживать. Это социальные лифты. Конец срока у меня в 2018-м. Шесть лет еще. Я не восприму этого человека, вы меня хоть убейте. Хоть что мне говорите, я не восприму ее нормально, у меня на нее реакция. И таких, как я, тут полколонии.

Вы поймите, что здесь наш мир. Она приехала сюда, я понимаю, она приехала оттуда сюда, она здесь ни разу не была. Я выйду туда, мне будет тоже тяжело, разговора нет… Родителей у меня нет. Мужа, детей нет. Братья и сестры есть. Здесь у меня есть люди, которые мне дороги очень, есть. С Ивановой я уже 10 лет. Можно сказать, мы одна семья. Я планирую выйти с ней на свободу. Познакомились мы с ней в колонии. В колонии тяжелее всего предательство. Оно сплошь и рядом. Сплошь и рядом. Очень тяжело найти человека, в котором ты могла бы быть уверена. В своей подруге я уверена.

Я не могу, меня аж трясет. Я бить ее (Алехину) не буду. Я просто буду ей говорить. Меня права слова ведь никто не лишал. Буду говорить, где буду видеть, там и буду говорить. Это могут быть слова, после которых у меня не будет УДО. Мы люди подневольные ведь, правильно? Меня ведь за это накажут. Я же понимаю, что меня за это накажут. Да, оскорбление личности, например. Я же не имею права ее обзывать даже как-то, а я не контролирую себя в такие моменты. Могу ее назвать тем словом, на какое в тот момент она будет заслуживать. Честно? Меня так никто не злил, как Алехина. Вот такая у меня агрессия.

 


388 комментариев

0
Сергей Денисов , 22 января 2013 в 21:39
грёбанная страна!!!
0
V Gorin , 23 января 2013 в 06:09
(Не возьму, ещё я в толк... Суть в названии - "Двушечка". Может, "Душечка"?)
VGorin
0
Совесть Путена , 23 января 2013 в 09:40
2 года
0
Чайка Джонатан , 23 января 2013 в 13:00
"Двушечнка" - выражение Путина. Он так прокомментировал решение суда.
0
Lelik ******* , 23 января 2013 в 13:23
"двушечка" срок отбывания наказания согласно комментарию президента
0
Юрий Холодный , 24 января 2013 в 13:45
"Четвертачек" бы нашему забавнику Пукину. Ох, как славно было бы!

Поместить девочку с двумя матерыми зечками-рецидивистками... Это какими же подонками надо быть. Да, "четвертачек", как минимум, и обязательно рядом с парашей.
0
точка над и , 25 января 2013 в 06:08
"семейницы" - это зоновское политкорректное название ЛГБТ?
0
Инна Шифанова , 25 января 2013 в 06:32
Да, в царское время были тюрьмы для политических, но те гуманные времена давно прошли.
0
точка над и , 10 февраля 2013 в 22:21
http://www.kasparov.ru/materia...
"На Толоконникову и Алехину написал жалобу осужденный неонацист
update: 10-02-2013 (16:16)

На осужденных участниц панк-группы Pussy Riot Надежду Толоконникову и Марию Алехину написал жалобу арестант "Матросской тишины" неонацист Герман Венгервельд. Об этом 10 февраля пишет в "Твиттере" арт-группа "Война".

"Арестант из "Матросской тишины" по фамилии Венгервельд жалуется, что Толокно и Алехина "готовят бунт" и называют сотрудников тюрьмы "ментами" и "псами режима", — говорится в сообщении "Войны".

Жалоба Венгервельда официально поступила в спецчасть СИЗО-1 в Москве 14 января.

К Надеже Толоконниковой приехала сотрудница УФСИН Мордовии брать объяснительную..."
0
Александр Конвиссер , 25 января 2013 в 21:16
Юрий, да не её с ними поместили. Посмотрите рассказанное Марией: это их СПЕЦИАЛЬНО и противозаконно гражданин-начальник срочно перевёл к "первоходкам". У него ж насквозь зэчья душа. То ли сам импровизирует, зная, кто стоит за всей этой "двушечкой", чтоб ему пусто было, То ли попросту прямые указания клерикальной вертухали власти спущены. Это ж не они Соловьёва да Бердяева читают.
Это их старшие братья расправились в 90-м с о.Александром Менем за попытки превратить РПЦ в Христианскую Церковь - современную, просвещённую и человеколюбивую. Вместо неё имеем языческое обрядоверие и дремучий злобный туман в головах.
0
Леонид Анцелович , 23 января 2013 в 14:27

Уголовный кодекс спешно пополнил статьи об оскорблении религиозных чувств граждан. Сначала посадили, потом сочиняют статью. А кто будет решать, оскорблены ли религиозные чувства гражданина? Сами граждане? Где объективные критерии? Можно ли считать оскорблением религиозных чувств атеистическую пропаганду? Закроют ли атеистические сайты? Будет ли наказан Пушкин за "Сказку о попе и работнике его Балде"? Как быть с Маяковским ("На пророков перестаньте пялить око, взорвите все, что чтили и чтут")? С Есениным ("Я не из тех, кто признаёт попов, кто безответно верит в бога, кто лоб свой расшибать готов, молясь у каждого церковного порога"). С Некрасовым? С Горьким? Как быть с "Бравым солдатом Швейком"? Из "12 стульев" следует вырезать все сцены с отцом Федором и переименовать роман в "11 стульев". Вольтер и Рабле должны быть запрещены полностью - от первого слова до последнего. Они несомненно оскорбляют религиозные чувства граждан. Бодлера, Омара Хайяма - в костер. Туда же письмо В.Г.Белинского Н.В.Гоголю. Единственное, что не может не радовать, под запрет попадут произведения В.И.Ленина. Их, конечно, не запретят читать, но вот распространять - уже нельзя.
0
V Gorin , 23 января 2013 в 20:58
Спасибо, спасибо, "комрад"! А я то всё в облаках ещё витаю... Не привык к "сленгу сортирному" Путина... Одним, последним, словом его - и обхожусь, для характеристики его деятельности. К примеру: госсистему, созданную им по подобию Ливийской "Джамахирии" называю - "Сортирия". Ну, и так далее. тоже определение у меня, даже касательно его "сортирного" РПЦ, . Не верующих, замечу сразу, мне, в большинстве их, заражённых социальной эпидемией, даже жалко. Ну, а за души детей, растлеваемых им, я мечтаю для него , о "вязанной". .. Ау, Немцов, Удальцов - вы также считаете? Сомневаюсь, что эти политпройдохи достаточно честны для разговора с властью и людьми. Опять я в облака… Какая честность у тех, кто палец о палец не ударил для реальных дел, а не бузы, с целью освобождения невинных участников столкновений с сортирной властью Путина?
А скольким бездомным, сиротам безвозмездно они помогли - эти зажравшиеся в один присест попы? Я расходую в месяц сейчас на себя около двух тысяч рублей. На подготовку и к путешествию в Москву пешком брал кредит в банке. Но не пройду мимо того, кто просит подаяние, не брошу ему жалкие пару монет. Дам "бумажку" по солидней... Я ведь нищий, а не поп с золотыми часами, хоромами, машинами, (наверно и бабами?) и бешенными доходами.
VGorin
0
Oleg Pchelkin , 25 января 2013 в 10:13
Да не страна гребанная. а жизнь такая! девчонки, хотели пошалить. думали, попками потрясут (смысл акции правда не понять, скорее всего себе известность хоть кндь приобрести, да и деньжонок подзаработать опосля ) и все будет дальше хорошо! ан не получилось. пришлось столкнуться с жестоким режимом Путина и гнилой системой, но вот и получили, что сейчас имеют. Мое мнение за дело, чтобы другим не повадно было. И самое главное. когда я ходил на свидание в ИЗО Москва, попал вместе с потоком на котором присутствовала Толоконникова, её муж (могу ошибаться) и дочка. Ребенка очень жаль, девочка реально переживает что не может как надо пообщаться с матерью, а эти двое сидят и обсуждают, что сказал Путин. шмутин и др. По моему мнению. мужу вообще подфартило. он так нагло выглядел и сиял своей популярностью (его снимали в этот момент какое то зарубежное ИА). У меня с братом было желание, что-то ему физическое нанести, но сдержались.
Для барышень будет опыт жизни и пусть выдержат достойно!
0
Александр Конвиссер , 25 января 2013 в 21:31
ПЧЁЛКА-ПЧЁЛКА, А ПОРЯДОК В ГОЛОВЕ КОГДА НАВОДИТЬ БУДЕМ, А?
Кроме попок и деньжонок слабо до чего-то своим умом дойти?
Не поднатужиться, в упор не понять, ЧТО и КАК "девчонки" говорят вот прямо здесь?
Ну да, у пчёлки с братом только и желаний - "что-то ему физическое нанести".
Сдержались, благодетели. Вы же одной крови со сладкой парочкой "семейниц" этих с дремучим лесом в голове.
0
Александр Кержаков , 28 февраля 2013 в 21:53
это ты гребаный,а не страна.
0
Виктор киселев , 22 января 2013 в 21:54
Надя и Маша -сильные интеллектом,образованные,умные молодые женщины.Сидят,как десятки тысяч,по абсурдному обвинению.Читаю и думаю,какая же страшная страна Россия! Какая дикая с точки зрения защиты прав человека.Есть прокуратура,судебная система,какие-то общественные палаты... и какое бессилие,и какая безысходность!Президент и премьер,имеющие юридическое образование,а по уровню правового мышления мелкая шпана,чудом дорвавшаяся до власти."Пустые места",как точно выразилась Надя.
0
Ольга Сигачева , 23 января 2013 в 14:31
Показалось, что Надежда ведет себя все-таки более достойно, чем Мария. Терпения им обеим и выдержки!
0
Alexandra N , 23 января 2013 в 17:52
Вам, действительно, показалось!

Просто Надежда думает, что справедливости можно добиться только на воле, а Мария борется, по сути, за права заключённых внутри.
0
Татьяна Ежова , 23 января 2013 в 19:34
+++++
0
Юрий Холодный , 23 января 2013 в 21:24
Экий вы строгий судья, голубушка! А вы попробуйте сами. Не только в тюрьму. Вначале отслужите молебен. Панк, рок или другое, что вам ближе по стилю? Потом кошмар суда. Ну и тюрьму на закусочку. А кто-то со стороны потом про вас скажет: слабовата оказалась, могла бы и подостойнее выглядеть... Со стороны-то виднее, правда?
0
Нина NS , 24 января 2013 в 08:05
++++++
0
Alexandra N , 23 января 2013 в 17:47
"Вы поймите, что здесь наш мир."

Кто-нибудь из властей хочет исправления людей, нарушивших закон на своей ступеньке общества? Мне кажется, это никому не приходит в голову.
Срок - всего лишь месть каких-либо органов власти за то, что с ними не смогли договориться.
Всё всех устраивает.
Неподсудные, недосягаемые для закона и преступающие Закон в масштабах страны, и безвестные торговки наркотиками, убийцы, воры - это их мир, в котором их всех всё устраивает.
Это обычные, штатские люди хотят, чтобы у них не крали, чтобы их не убивали, чтобы их дети не пробовали наркотиков. Обычные люди хотят, чтобы в местах лишения свободы вот этим другим показали, как можно выправить их кривой путь.
Но остальных ведь всё устраивает, не так ли? Это их бизнес?
Зачем эти бессмысленные колонии?
Некому ментам куртки шить, кроме как рабам за 100-2000 р. в месяц?

Мария и Надежда... Это ж наши дети, которые пытаются сделать государство справедливее, т.е. не преступать собственные законы и Конституцию, в том числе!
Какие жертвы нужны нашему обществу, какая кровь нужна, чтобы люди поднялись в защиту невиновных?
0
алла альбертовна , 23 января 2013 в 18:14
Мелкая шпана! резануло- как вы правы!ну почему вы правы?Почему случилось это чудо-такие попали во власть?что мы за люди?почему у нас выдвигаются одни "шпана".И как верхи похожи на этих двух женщин (распространение наркотиков и убийца),эти две "дамы" так же в "своём праве",как кремлёвская групировка.Сплошное опг!Интелект их бесит.
0
Нина NS , 24 января 2013 в 08:06
+++
0
Павел Шумкин , 22 января 2013 в 22:28
Спасибо еще раз Елене Масюк, за пронзительный, профессиональный материал!
Если и нужна какая то журналистика, то она должна быть именно такой.
И конечно же еще раз и бесконечно огромное спасибо девчатам, которые своей жизнью показывают, что есть люди на земле. И человеком может быть каждый.
И что наша любимая страна на сегодня -чудовищна.
0
Татьяна Ежова , 22 января 2013 в 22:43
Елена спасибо за интервью Нади и Маши.Очень хоршее.Мне хотелось бы попросить у них прощение за всех неравнодушных граждан,не смогли мы помочь,очень жаль.Мы как могли поддерживали,переживали, но репрессированная машина оказалась сильнее,очень жаль.И очень радует, что их не могли сломать,это чувствуется.Милые Надя и Маша спасибо, что вы есть.Держитесь.
0
анна а. , 22 января 2013 в 23:05
Спасибо Елене за интервью и наде и Маше за смелость и принципиальность.
0
анна а. , 22 января 2013 в 23:06
извините, *Наде
0
Денис Семёнов , 22 января 2013 в 23:14
Елене Масюк огромное спасибо... Девчонкам - удачи, сил душевных и здоровья.
0
Алексей Гуреев , 22 января 2013 в 23:25
Маша и правда святая, если борется за права и приличные условия для таких злоключенных, как эти Иванова и Кочур.
0
Геннадий Бураков , 22 января 2013 в 23:32
Мне кажется Россия вздрогнет не от дочери Нади Толоконниковой,а раньше,от этих очаровашек с умными и справедливыми головами.А то,что находятся в зоне пойдёт в жизненный опыт.
0
Вячеслав Клименко , 22 января 2013 в 23:43
Обалдеть! Три бесовки попрыгали и покричали в храме,а теперь нас призывают пожалеть их.Пусть посидят и подумают,что есть права верующих людей,которые никому не позволено нарушать!
0
Алексей Гуреев , 22 января 2013 в 23:47
Изыди
0
Геннадий Бураков , 23 января 2013 в 01:38
Что-то я не увидел призыва к жалости,да и нарушения прав верующих тоже не вижу.
Ты,Слава - БАРАН.
0
Евгений Ковальски , 23 января 2013 в 02:04
То что Слава - Баран (коммент в 23:43), поддерживаю. И хотел бы опровергнуть дезинформацию, которую Слава распространяет.
Никто их не призывает жалеть, они не юродивые как некоторые, а сильные женщины с собстенным мнением, чего не хватает многим баранам.
Мы возмущены ситуцией вогруг этого дела, последствиями его. А то, что в этом деле как всегда из-за кустов торчат уши Путина, так это наша проблема, что мы не смогли женщинам помочь и прижучить великого комбинатора, который в очередной раз прикрылся кем-то (в данном случает верующими) и отомстил своим обидчицам.
Богородица, Путина прогони!
0
Вячеслав Клименко , 23 января 2013 в 19:28
Ваш интелектуальный уровень понятен.Писать в стиле "сам дурак" много ума не надо.Если Вы не в состоянии понять,что плясать в храме нельзя,то Вас просто плохо воспитывали.
0
Евгений Ковальски , 23 января 2013 в 20:18
Если вас определённые дяди имеют со всех сторон, то похоже вас для этого воспитывали. Ваш уровень в этой области настолько низок, что вы даже не можете его осознать. Пример: приходите на поле и начинаете читать книгу корове, или даже вульгарно выражаться. Поймёт она вас? Нет. Ваши уровни развития существенно различаются. Для неё ваши речи будут звучать как: "бла, бла, бла..."
Так же и здесь. Если бы ваш уровень соответствовал прожиточному минимуму, то вы давно ещё после 1917 года начали бы:
1) бороться против разрушений церквей большевиками
2) против расстрелов искренне верующих и бескорыстных священников (уничтожение которых происходит по сей день)
3) против коммерциализации РПЦ уже в последние годы
4) против преступлений в РПЦ (занятие нелегальным бизнесом, торговлей без квитанций и без гарантий, вплоть до мужеложства)
5) против сдачи в аренду зала Христа Спасителя за 450 тыс. рублей за вечер, будто это не храм, а развлек. центр
6) против лицемерия Гундяева
7) против лицемерия Путина, который вчера разрушал вместе с ФСБ шиками те же церкви, а сегодня, внедривший почти везде своих людей, внезапно к ней повернулся.
Ваше сознание Вячеслав, просто не может и не хочет осознать того, что есть. Потому что в психологическом плане, у вас после осознания этого может произойти эмоциональный шок. Ваш мозг защищает вас от разочарования и эмоционального удара. Это всё равно что посмотреть фильм "Пролетая над гдездом кукушки" с Николсоном в главной роли, но только эффект эмоционального удара у вас может быть сильнее в несколько раз.
Некоторые верующие после этих событий, после работы СМИ по освещению этого дерьма перестали ходить в церковь, но не перестали верить. Вы пока не осознали что к чему и продолжаете подставлять на коленях своё сознание и тело.
Вообще вся эта связка РПЦ - власть - Вера - верующие нуждается в серьёзной реформе, иначе эту систему будут использовать разные проходимцы в своих целях.
0
Вячеслав Клименко , 24 января 2013 в 00:00
Не надо корчить из себя эксперта и пытаться заранее поставить себя выше собеседника.Подобные схемы ведения диалога Вас не красят и свидетельствуют о Вашей подсознательно защитной реакции.Вы находитесь в плену стереотипов навязанных либеральными СМИ. Поймите,что плясать в храме и протестовать против лецемерия священников не одно и тоже! В храм ходят люди! И Вы не можете судить верующих людей! Неужели Вас даже как просто гражданина России не оскорбляет,что в храме некие девицы пляшут и задирают ноги?
0
Евгений Ковальски , 24 января 2013 в 02:11
"Не надо корчить из себя эксперта и пытаться заранее поставить себя выше собеседника"
--------------
Я вам факты, а вы мне чепуху про эксперта. Я что ли ношу дорогие часы или Гундяев ваш? Хотя, я как раз имею право носить дорогие часы, а Гундяев нет. Меня сопровождает свита охранников или Гундяева, который как подобает священникам должен ходить пешком и надеятся на охрану бога, а не на пистолеты охранников? Я сдаю зал в священном месте за бешенные деньги и устраиваю там задирание ног у тех же девиц? Значит другим можно, но за деньги?
А эти танцы в церкви, но со своими девками:
http://www.youtube.com/watch?v...
Как кто то написал: "Грешницы и кощуницы танцевали или другими словами бесовски дрыгали и цинично задирали ноги."
А мне они, в чёрных обтягивающих чулках напомнили проституток, что цинично вдвойне, потому что это происходит под прикрытием самих священников-извращенцев, которые делают вид, что их девицам можно неприлично задирать ноги.
Не вас ли Гундяев и Путин ставят в неприличную позу пытаясь использовать вашу веру? При том что ни тот, ни другой в бога не веруют, а верят в вашу недалёкость?
Вы видите врага во мне и других. А ваши враги намного ближе чем вы думаете. Они внутри вашего сознания. Они стоят рядом с вами в церкви.
Я же говорю, вы пока не созрели для правильного восприятия окружающего мира. Опиум-религия пока действует как нужно. Вы зомбированный и опасный человек (на вашем языке: заблудший сын божий).
0
Вячеслав Клименко , 24 января 2013 в 19:57
Вы,как и большинство либералов,стереотипно обобщаете деяния РПЦ и саму веру.Ваше восприятие мира клиповое и стереотипное.Если Вы осуждаете деяния патриарха Кирилла или президента Путина,то это не значит,что можно плясать в храме.Даже если Вы считаете сам храм чем-то незначительным,это всё равно не даёт никому право там плясать! Ведь есть люди которые ходят в храм на службы,просто для молитвы или же почитают иконы.Вы не должны ставить себя выше их! Даже если Вы считаете,что они заблуждаются,то осуждать их Вы не имеете права.Это их дело,их свобода! Если Вам православие или храм не нравяться,то Вы свободны туда просто не ходить! Но если и идёте,то должны понимать как себя надо вести в храме,а если Вас требуемые нормы не устраивают,то Вы туда просто не пойдёте.
0
Евгений Ковальски , 24 января 2013 в 20:59
"Если Вы осуждаете деяния патриарха Кирилла или президента Путина,то это не значит,что можно плясать в храме."
---
Так я же про это и говорю. Я так же как и вы осуждаю этих:
http://www.youtube.com/watch?v...
бесовок, задирающих ноги и как бы случайно показывающих интимные части тела. Я осуждаю сидящего там извращенца-священника, который это поддерживает. Странно, почему им всем не влепили по 2 года колонии?
--------------
"Если Вам православие или храм не нравяться,то Вы свободны туда просто не ходить!"
--
Православие мне лично ничего плохого не сделало. А вот ваши храмы действительно порой похожи на притоны.
Как то по работе был в одной из церквей: полутьма, в воздухе тяжёлый запах продуктов сгорания парафина (животного жира) от свечей. Мальчики и девочки при виде главного лица церкви (по моему это называется отец такой-то...) подбегали к нему и целовали руку. Батюшка прибыл только что откуда-то с улицы и дети целовали его грязную руку.
Затхлый как в притоне воздух, полутьма и приучение детей к бесприкословному подчинению, к рабской (кстати как у вас) психологии произвели на меня тяжёлое чувство...
Да, я не люблю церковь такой, какой её сделали внедрённые туда люди из структур... Меня оскорбляет и возмущает то что там происходит.
0
Вячеслав Клименко , 25 января 2013 в 19:52
Меня тоже часто возмущает поведение высших церковных лиц.Но я всё пытаюсь сделать акцент на том,что многие смешивают саму веру и деяние священников.Я за то,что бы был наказан и Киркоров,и в приведённой вами ссылке священник.Но как бы церковные служители себя не вели это не должно переносится на веру! Пляски в храме в любом виде оскорбляют верующих людей.Меня даже оскорбило напутствие в храме наших олимпийцев.Сделали из этого какой-то балаган.Храм-особое место для верующих,кто-то приходит поставить свечку,помолиться Богу,а тут пляски...
0
Татьяна Козлова , 24 января 2013 в 22:12
Меня всегда удивляет - почему православные сограждане едва ли не агрессивнее своих оппонентов? У вас же в символе веры - :как и мы прощаем должникам нашим". Не судите - сказал Христос. Кто из вас без греха - а там ведь блудница была! Вы вообще-то в бога верите? Если да - так ведь им сказано "мне отмщение и аз воздам". Если он есть - чего вы так рветесь его заменять? И вы так точно знаете, что можно делать в храме? Христос вот менял выгнал палками из храма, а у иудеев они веками там сидели, потому что римские монеты нельзя было жертвовать на храм. Это ведь тоже было хулиганство, как вам кажется? Вы уверены, что приди сейчас в ХХС Христос, то палками досталось бы этим девчонкам?
0
Вячеслав Клименко , 25 января 2013 в 19:56
А Вы думаете будете поливать церковь грязью,а верующие молчать будут?
0
doktor doktor , 5 марта 2013 в 12:40
Вячеслав пишет "А Вы думаете будете поливать церковь грязью,а верующие молчать будут" - да, так и должно быть. Только не молчать, а молиться Богу. "Мне отмщение и Аз воздам", "Не противься злому", "ударившему по правой щеке, подставь и левую". Ни одного места не знаю из Евангелий, где Христос сказал "око за око"
0
sova sova , 11 апреля 2013 в 20:40
Вячеслав Клименко, 25 январь 2013 в 19:56
А Вы думаете будете поливать церковь грязью,а верующие молчать будут?
*****************
Верующие как раз молчат. Они веруют и молятся за заблудших. Ибо "Бог есть любовь". Пляшет на костях неверующий сброд. А больше грязью церковь никто не поливает кроме как ее иерарх.
0
Варвара Кугашова , 29 января 2013 в 02:43
Вячеслав,
а плавать в храме можно?
(у нас на Невском в храме был бассейн)
А хранить капусту?
(в красивейшем соборе во Львове именно там и был овощной склад)
Да и на месте ХХС тоже бассейн был.
И"бесовки задирали там ноги
и показывали интимные части тела"
Ну, и как тебе?
Не нравилось?
Почему же молчал?
0
doktor doktor , 5 марта 2013 в 12:36
Вячеслав, как же вы примитивно мыслите!..
Ваша цитата: "и Вы не можете судить верующих людей" - почему? Ссылки на Евангелия для многих людей не являются ответом на этот вопрос. Каждый человек подсознательно судит и оценивает действия других людей, это же так понятно.
И еще - сам я верующий, православный христианин, и не поддерживаю акции пусей, но судить их должны по закону! Не правда ли? А устроили судилище и очень жаль, что многие христиане из ложной солидарности поддерживают гневные речи и приговор этим девушкам.
0
Вадим Иванов , 24 января 2013 в 10:59
Чётко сказал. Но бесит, действительно, другое - то что большинству похрен. Было бы не похрен - не 150 000, а пару миллионов бы в Москве вышло: и в декабре 2011 против фальсификатора путина и 6 мая против инугануинаугунаигунарации фальсификатора путина. (2 миллиона от общего числа жителей Москвы - это примерно 17-20 %)
0
Leonid Ivanov , 29 января 2013 в 02:35
Прогонит обязательно и еще рпц в придачу.
0
Виталий Madison , 23 января 2013 в 02:09
Если Вы верующий, то я китаясь.
0
Александр Анатольевич , 23 января 2013 в 03:32
+
0
Александр Анатольевич , 23 января 2013 в 03:31
Посмотрели бы на вас уважаемый, как бы вы пели находясь в тюрьме по заказному обвинению. А Наде и Маше выражаю глубокое уважение за их мужество и уважение к самим себе как к личностям. Здоровья Вам и удачи.
0
Вячеслав Клименко , 23 января 2013 в 19:33
Ну какое заказное обвинение? Какие они личности? Неужели,что бы стать личностью надо задирать ноги в храме? Совсем нравственные ориентиры потеряли?
0
Татьяна Козлова , 24 января 2013 в 22:17
дались вам эти ноги, сейчас что, пост? Нравственность она ведь не в ногах, и даже не между ними, она в голове. А если проще - вот с этими девочками я бы своего ребенка познакомила. А от ваших православных патрулей, от братков с крестами на брюхе, от всяческих Япончиков, жертвующих на храм - вот от этих бы как можно дальше.
0
Leonid Ivanov , 29 января 2013 в 02:37
+
0
Александр Фишер , 23 января 2013 в 21:15
Полностью поддерживаю. Мужество и стойкость этих молодых девушек - удивительна и не слишком типична на нынешнем российском небосклоне. Я надеюсь, я уверен, что они станут широко известными и добьются высокого положения в (новом) российском обществе. Они заслуживают этого - своим талантом, умом, вдумчивостью и ранним определением своих жизненных ориентиров. Они глубоко положительные существа, современные личности, и их нынешнее положение и местонахождение - укор всему сегодняшнему путинскому режиму.
0
Вячеслав Клименко , 25 января 2013 в 19:58
В чём их талант?
0
Leonid Ivanov , 29 января 2013 в 02:41
Чем больше будет таких людей,тем короче дни сего режима.Будущее России за Алехиными и Толоконниковыми.Через них и пробудится общество.
0
Gennady Tyshkovsky , 23 января 2013 в 10:49
В своё время наш ротный командир, предваряя разговор с нами - пацанами, любил говорить: " Ну, что, пеньки с глазами, кому пироги и пышки, а кому синяки и шишки". Вы, г.Клименко, своих детей обрекаете именно но второе. Небольшая трагедия, если они все в Вас. А вот если вдруг у них не опилки вместо мозгов ( такое иногда случается вопреки), то когда-то Вам мало не покажется. Самое меньшее, они будут Вас стесняться, в худшем случае - НЕНАВИДЕТЬ!
0
Витек Молдаванов , 23 января 2013 в 13:42
Только не надо тут демагогии! Ваш пример про известное изречение, когда орган с пальцем сравнивают. Так вот спрячьте орган свой подальше, стыдно, право слово!
0
Новый Читатель , 23 января 2013 в 23:01
Геннадий, гримасы истории столь неисповедимы, что существует точно такая же вероятность, что ваши дети будут вас стесняться за поддержку идей оппозиции.
Так что не надо столь громких слов.
0
станислав нелюбов , 23 января 2013 в 11:27
Изыди!
0
станислав нелюбов , 23 января 2013 в 11:29
Это относится,конечно,к посту тролля Клименко.
0
Вячеслав Клименко , 23 января 2013 в 19:41
А почему Вы называете того кто имеет отличную от Вас точку зрения троллем? Я для Вашего умственного развития приведу несколько примеров:в Европе человека отрицающего факт холокоста сразу же посядат в тюрьму.В Израиле человеку нарисовавшему фашистский крест на синагоге грозит 6 лет.В Финляндии человеку хулигански ведшему себя в церкви дали 2 года.И таких примеров масса.Европа,на которую так хотят равняться все демократы,строго охраняет свои моральные ценности и те кто идут против всего общества подвергаются наказанию.Задумайтесь об этом!
0
Павел Шумкин , 23 января 2013 в 20:39
Скажите ..Вячеслав, а какую на Ваш взгляд..моральную нашу ценность надо особо охранять? Чувства верующих? Но она не наша (народа), а лишь части его -верующих христиан. Которые, в свою очередь, давно оскорбляют чувства иноверцев и неверцев своими ритуалами. Чувства материнства и отцовства? Но тогда почему мы безразличны к детям-сиротам и агрессивны к их матерям-хулиганкам? В чем наш духовный прикол? Чем мы гордимся сами себе? (вчера по 1 каналу показали простую турчанку, которая на руках носит русского невменяемого инвалида и говорит что ей помогает турецкий и русский Бог..и рыдает боясь потерять свое дитя..а у нас много наших зарыдают так?)
Вы правы, Вячеслав. Мы потеряли нравственные ориентиры и попутали что есть добро, а что зло. Форму с содержанием. Суть с красивыми фантиками. Мы своей добротой ближнему, любому голову оторвем.
0
Вадим Иванов , 23 января 2013 в 21:53
Давай дальше приведу пример: у нас бухой в ж..пу мент за рулём, давящий или калечащий людей отделывается лёгким испугом типа штрафа, если дело заминают и оно не приобретает громкий резонанс. У минтяр - шакалов - гаишников даже правило есть для "своих" : при ДТП со своих коллег ( или с машины администрации... короче суть понятна ? ) - сразу скручивают номера. Пуськи четко попадали под административный штраф (ПО НАШЕМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ, а не по западному - эта информация для особо тупых). Так вы за справедливую кару для всех, Вячеслав Клименко ? А как быть с пьяными ментами, которых отмазывает тот же судья, который дал 2 года Пуськам ? То что вы принципиальный человек во всех несправедливых случаях и до хрипоты будете гнобить всех провинившихся - я очень сомневаюсь. Ещё раз : (для всех непонятливых) - ПО НАШЕМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ НЕ СООТВЕТСТВУЕТ НАКАЗАНИЕ 2 ГОДА ТЯЖЕСТИ СОДЕЯННОМУ ! А ты, Вячеслав Клименко, продолжай сравнивать : в Китае например, казнокраду Сердюкову с его бандой давно бы уже пулю в лоб пустили. Для сведения - у них такое законодательство. Ну чо, давай продолжай дальше примеры приводить, не останавливайся.... Люди ! Вас это не бесит всё ? То что УРОДЫ прицепились к молодым девкам у которых малолетние дети ?! Вернее - один урод дал приказ сверху, а другие уроды его преступный приказ выполняют ? А? Не противно от всего этого ? Блевать не тянет от того, чо с нами эти шакалы вытворяют ?!!!
0
Вячеслав Клименко , 24 января 2013 в 00:06
Логика,что если одного посадили,то и других нечего трогать не выдерживает никакой критики! Если Вы хотите примеров,то вот Вам ещё один:не так давно модератор удалил комментарий в которой один из участников оскорбил память журналистки Анны Политковской.Разве человек не волен писать то как он считает? Может это был протест? Однако все понимают.что это не допустимо.Вот и получается,что плясать в храме вроде как и не плохо,а вот сказать плохое слово на журналиста ни в коем случае нельзя.
0
Татьяна Козлова , 24 января 2013 в 22:22
Видите ли, тут форум Новой газеты. Поэтому про патриарха и К тут можно говорить что думаешь. Вряд ли я бы полезла на форум ХХС для этого. Оскорбить память журналистки - ну если православному человеку это пристало - действуйте. Но это форум Новой газеты. Об Анне здесь или ничего или хорошо. А для брызганья слюной над могилой есть тьма других форумов
0
Вячеслав Клименко , 25 января 2013 в 19:59
То есть Вы хотите сказать,что здесь есть цензура???
0
Уважаемый Вячеслав Клименко, если под цензурой понимать запрет на осквернение памяти покойных, в первую очередь - наших коллег, запрет на ксенофобские высказывания, на троллинг, хамство и.т.п., то да, цензура в ТАКОМ понимании здесь есть)))) Модератор
0
Вячеслав Клименко , 26 января 2013 в 17:27
Радует,что всё-таки какие-то границы есть! Только опять же можно спросить:"Что в Вашем понимании является осквернением памяти покойных?" Если кто-то выскажет своё негативное мнение по поводу журналисткой деятельности например Анны Политковской,то это осквернение? И если Вы определяете свои границы за которыми следует осквернение,то почему тогда верующие люди не могут определить свои границы за которыми следует оскорбление их чувств?
0
Виталий Степанов , 25 января 2013 в 11:05
Это один моральный урод высокопоставленный - Путин, дал негласный приказ на "двушечку". А остальные его путиноиды выполнят всё, лишь бы остаться у кормушки. Путину с его туалетно-сартирным мышлением очень обидно, что его народ осудил и осмеял за преследование фактически беззащитных перед его ФСБ. МВД, ОМОНом, полицаями изуверами- бутылочниками. Этот злобный тип тиранит всех порядочных граждан России.
0
Наталья Петрова , 23 января 2013 в 11:40
а почему тогда Киркоров не сидит, который взошел на амвон?
0
Ivan Petrov , 23 января 2013 в 13:32
так и Путин взошел, http://newsland.com/news/detai...
0
Витек Молдаванов , 23 января 2013 в 13:39
Поддерживаю, дядько! Неплохо ей там, смотрю. Жрать сама готовит, шьет неизвестно чего. На крытку наскребла. Сидите, бабоньки! Бог не фраер, он все видел.
0
Г-ну "Витьку Молдаванову": Это Виктор Пот-ну из Б-стана? Нехорошо выражаетесь, уважаемый. Здесь солидный форум, а не "зона". Для 55-летнего мужика совсем несолидно. Будьте корректнее, плиз))) Модератор
0
Вячеслав Клименко , 23 января 2013 в 19:44
Уровень комментариев некоторых "любителей баранины" заставляет сильно усомниться в Ваших словах.
0
Николай Камсков , 23 января 2013 в 23:09
Вячеслав! Иногда высказывание, в вежливой форме, ранит и оскорбляет намного сильнее, чем сравнение с жертвенным животным.
0
Игорь Щёлкин , 24 января 2013 в 11:17
Ты брат Нонны Ивановой или Алены Кочур? А вместе с такими ивановыми-кочур ты основа тандема и всей этой системы! Марии и Надежде мужества и выдержки,вы очень нужны своим семьям и стране.
0
Юрий Холодный , 23 января 2013 в 21:53
Молодец, Славик! Дави их в качель! А то живут и не знают, что у верующих прав больше , чем у неверующих. Про обязанности, понятное дело, умолчим. А то придется отвечать за Гундяевскую похабень. Опять же, про твой "нравственный ориентир"! Тут ты ваще круто попал в десятку. Это же у мужика самое главное. Держись за него почаще, никому не давай. Ты хоть и маленький человек, но не г..но, сразу видно. А если и подваниваешь иногда, так мало ли у кого какой запах...
0
Вячеслав Клименко , 24 января 2013 в 00:14
Очень интересный ироничный перекос! Права есть у каждого и они должны соблюдаться.Не понимаю как верующие могут "своими ритуалами" оскорбить атеистов.Они же не выходят на улицы и не орут молитвы в мегафон.Ходят себе люди в церкви и храм и молятся,никого не трогают.Это их право.Я уверен,что любой человек подсознательно понимает,что можно делать в храме.а что нет.Эти пляски были спланированы заранее и ни о каком "нахлынувшем протесте" речи и быть не может!
0
V Gorin , 24 января 2013 в 09:48
Ходят, молятся... За кого? За что? За то чтоб сажали несмышлёных мам, имеющих малолетних детей? За то чтоб им Бог дал счастье, а тем нет? За то, чтоб не трогали диктатора Путина? Кто-то, давно, сказал: религия есть добровольное сумасшествие. Коллективное, добавлю. Поэтому в подобных выше, доводах полная нелепица и ненависть к поступкам безвинных! Их поступок не вина перед верующими, перед Путиным. Это лишь человеческая глупость: призывать богородицу прогнать диктатора. От диктаторов надо освобождаться самим. А по выше приведённому, оскорбительному для неверующих чувства, публичному обвинению мы (неверующие) теперь должны требовать шести лет для автора комментария?! Так давайте друг друга сажать и за пальцы в носах в публичных местах, и за оранжевый цвет в протестных мероприятиях, и невесть ещё какого мракобесного абсурда?
VGorin
0
Вячеслав Клименко , 24 января 2013 в 20:05
Вы не вправе осуждать человека если он ходит в храм для молитвы! Это его выбор! Вы считаете его "добровольно сумашедшим",а он Вас "не кающимся грешником".Это выбор каждого! И осуждать человека за свой выбор в демократическом обществе не допустимо! Иначе это диктат! Не верующие не должны мешать верующим людям! Равно как и верующие люди не должны мешать не верующим людям!
0
V Gorin , 27 января 2013 в 09:32
Это не осуждение! Это разочарование и страдание, что народ тёмный и подконтрольный!!!
0
V Gorin , 27 января 2013 в 09:33
Это совсем противоположное отношение по отношению диктаторскому "оскорблению чувств верующих"!
0
Leonid Ivanov , 29 января 2013 в 02:57
Все бы хорошо и ладно было,только если бы нынешний "патриарх"не стал в свое время миллиардером на беспошлинных табаке и водке. А вот Христос миллиардером не был.
0
sova sova , 11 апреля 2013 в 20:51
Вячеслав Клименко, 24 январь 2013 в 20:05
...Не верующие не должны мешать верующим людям! Равно как и верующие люди не должны мешать не верующим людям!..
******************
Золотые слова. Но что-то ни один "верующий" не пострадал, сдирая майки с неверующих. И ни одного неверующего не нашлось, чтобы содрал даже майку, не говоря уже - крест, с "верующего".
0
Римма Тленшиева , 26 января 2013 в 12:21
"Не понимаю как верующие могут "своими ритуалами" оскорбить атеистов.Они же не выходят на улицы и не орут молитвы в мегафон. Ходят себе люди в церкви и храм и молятся,никого не трогают". Если б это было так! Ходили б себе в церкви, тихонько молились и никого не трогали.
Это устроило бы всех, кроме православных. Кого православные "трогали", всем известно. Многотысячные крестные ходы далеко за пределами храмов тоже всем известны. Что-то не видно таких "ходов" среди верующих других конфессий, среди буддистов, баптистов, адвентистов, свидетелей Иеговы и т.п. Если все верующие во что-либо по закону равны, пусть и они устраивают свои манифестации-"ходы". Логично? Крестный ход иеговистов, например, будет не менее впечатляющим.
"Эти пляски были спланированы заранее и ни о каком "нахлынувшем протесте" речи и быть не может!" Значит, мой коммент и комменты прочих ваших оппонентов тоже спланированы? ))) Посмотрите, как дружно граждане на этом форуме (и других) выступают против "воцерковления" государства. Всех нас достала рука Госдепа и Березовского? ))) Или это все-таки "нахлынувший протест"?
0
Вячеслав Клименко , 26 января 2013 в 17:34
Я понимаю "трогают"-это когда мешают чем-то.Нарушают покой,перекрывают дорожное движение и.т.п. У пречисленных Вами баптистов,адвентистов и свидетелей Иеговы нет крёстных ходов,а если бы были,о они бы их совершали,не сомневайтесь.
А Вы сомневаетесь,что пляски были спланированы?
0
Римма Тленшиева , 26 января 2013 в 21:11
В. Клименко. Подобные вам православные - гении лицемерия. Цепляетесь к словам, чтобы уйти от прямого ответа, увести дискуссию в сторону, задаете риторические вопросы, ответы на которые уже даны оппонентами. Или в самом деле человеческой речи не понимаете?
Хорошо, уступлю вам и сыграю в поддавки.
Разберем мой и ваш предыдущие комменты.1. "Я понимаю "трогают"-это когда мешают чем-то.Нарушают покой,перекрывают дорожное движение и.т.п.". Из контеста моего ответа следует: да, крестные ходы нарушают покой, перекрывают движение и т.п.
2. "У пречисленных Вами баптистов,адвентистов и свидетелей Иеговы нет крёстных ходов,а если бы были,о они бы их совершали,не сомневайтесь".
Не притворяйтесь, что не поняли, о чем речь. А речь - о массовых шествиях. И знаете, что многотысячных шествий любых инаковерующих власть не допустит.
3. "А Вы сомневаетесь,что пляски были спланированы?" Опять не притворяйтесь, что не поняли мой коммент. Повторяю его: "Значит, мой коммент и комменты прочих ваших оппонентов тоже спланированы? ))) Посмотрите, как дружно граждане на этом форуме (и других) выступают против "воцерковления" государства. Всех нас достала рука Госдепа и Березовского? ))) Или это все-таки "нахлынувший протест"?
Разве я дала неясные ответы? Продолжите и дальше в дурачка играть?
0
евгения годунова , 29 января 2013 в 19:07
Вячеслав, я абсолютно с Вами согласна! исполни они свою акцию в любом другом месте-даже на пороге Храма, и все было бы по-другому.
А поскольку сами не крещены, да и с интеллектом не ахти(несмотря на умные книги и факультеты), цель была одна - слава, чего и добились.
0
Sergey Sidyakin , 24 января 2013 в 12:25
Да , теперь за это сажают на "двушечку". Далше ,наверное, начнут снова на кострах сжигать. Весь мир вперед идет, а мы назад " в прошлое",.Так и государственный строй у нас больше похож на средневиеовый феодализм. Балдейте дальше.
0
Виктор Отман , 24 января 2013 в 13:01
Они не нуждаются в твоей жалости. Жалеть надо тебя, убогого в своем фарисействе. полагающего, что право верующего - диктовать неверующим поклонение своим идолам.
0
Варвара Кугашова , 29 января 2013 в 02:32
Вячеслав Клименко, у тебя кроме всего,
есть ещё право сажать, избивать, убивать всякого,
кто нарушает твои права.
А у меня есть право тебя ..... простить и пожалеть, убогого.
Так с кем же из нас Бог?
Кто же из нас православный ?
0
Alexandr Kovalenko , 23 февраля 2013 в 12:52
Три бесовки попрыгали и покричали в храме,а теперь нас призывают пожалеть их.
Так оно и есть, Ну на крайняк посочувствовать глядя на одежду и условия проживания. ...пусть посидят!
0
Alexandr Kovalenko , 23 февраля 2013 в 12:59
Смотрю на тюремные унитазы и сравниваю условия труда гастрбайтеров живущих в Москве - заключенные просто в отличных условиях живут. "За одежду нужно заплатить" - говорит Толоконникова, ну не на халяву же их сожать и кормить, как и других заключенных, это обуза государству и нам, пусть сами за себя платят!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Предыдущая страница 12345678910...14 Следующая страница


Этот материал вышел в номере

Партнеры

Море снаружи. Это история про то, как летним днем может оборваться молодость или даже юность...

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Все можно

161
вольдемар александрович: День опричника это вещь,конечно,но Сорокин все же на большого...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама