Политика

9295 Недопустимость безнаказанности убийц Сергея Магнитского

Неофициальный перевод проекта доклада комитета по Правовым вопросам и Правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы

10.07.2013

ПАРЛАМЕНТСКАЯ АССАМБЛЕЯ СОВЕТА ЕВРОПЫ

18 июня 2013 г.

Комитет по Правовым вопросам и Правам человека

Недопустимость безнаказанности убийц Сергея Магнитского

Проект доклада

Докладчик: г-н Андреас Гросс, Швейцария, группа социалистов

 

A.        Предварительный проект резолюции

1.         Ассамблея подтверждает свою решительную поддержку борьбы против безнаказанности и коррупции как угрозы верховенству закона, в соответствии с ее Резолюцией 1675 и Рекомендацией 1876 (2009), а также Резолюцией *** и Рекомендацией *** (2013), и защиту разоблачителей, выраженную в Резолюции 1729 (2009) и Рекомендации 1916 (2009).

2.         Ассамблея потрясена тем, что Сергей Магнитский, россиянин, сделавший достоянием гласности сведения о коррупции, умер в предварительном заключении в Москве 16 ноября 2009 г., и тем, что никто из лиц, ответственных за его гибель, так до сих пор и не был привлечен к ответу.

3.         Г-н Магнитский, эксперт по вопросам налогообложения и бухгалтерского учета из московской юридической фирмы, проводил по поручению клиента расследование фактов масштабного мошенничества против российских финансовых органов. Подозреваемые лица, выявленные им, возвратили налоги, уплаченные компаниями его клиента, которые были мошеннически перерегистрированы на имена известных преступников.

4.         Жалобы, которые г-н Магнитский помогал подготовить, были адресованы высокопоставленным представителям российских правоохранительных органов, но были направлены на расследование тем же самым должностным лицам Министерства внутренних дел, которых г-н Магнитский обвинял в соучастии. Они заключили  г-на Магнитского в тюрьму до судебного разбирательства, постоянно ужесточая его условия содержания. Спустя шесть месяцев нахождения в заключении у г-на Магнитского был диагностирован панкреатит. Незадолго до запланированного лечения он был перемещен в другую тюрьму, в которой не имелось соответствующих медицинских условий.

5.         После почти года в заключении, 16 ноября 2009 г., г-н Магнитский, состояние здоровья которого еще более ухудшилось, был переведен обратно в место предварительного заключения, имевшее возможности оказания соответствующей медицинской помощи. По  прибытию он был избит резиновыми дубинками и в тот же самый вечер умер. Врачей гражданской скорой помощи, вызванных сотрудниками тюремной администрации, заставили ждать больше часа, после чего они обнаружили безжизненное тело г-на Магнитского на полу тюремной камеры.

6.         Точное время и обстоятельства гибели г-на Магнитского все еще неясны. Противоречивые показания и официальные документы также не были полностью исследованы.

7.         Двое сотрудников тюремной администрации были обвинены в халатности. Следствие в отношении одного из них было прекращено 2 апреля 2012 года вследствие истечения срока исковой давности, другой был оправдан в соответствии с просьбой прокурора 28 декабря 2012 г. Никто из лиц, присутствовавших при смерти г-на Магнитского или обвиненных его семьей в организации давления, на которое он жаловался, не был привлечен к ответственности.

8.         Суд над г-ном Магнитским, который теперь обвиняется в том, что непосредственно участвовал в мошенничестве, которое он же и разоблачил, а также в предполагаемом уклонении от уплаты налогов его клиентом, продолжается после его смерти, несмотря на многочисленные протесты вдовы и его матери. Российское законодательство позволяет проводить посмертное разбирательство в исключительных случаях, по требованию семьи, и только в целях реабилитации.

Юристы, которые действовали от имени истинных владельцев компаний, перерегистрированных путем мошенничества, содействуя им в восстановлении контроля над ними, теперь сами преследуются за то, что они действовали на основании ложных доверенностей, поскольку не получили их от лже-владельцев.

9.         Общественная наблюдательная комиссия Российской Федерации (ОНК), которой государством было поручено инспектирование всех мест принудительного содержания в Российской Федерации, провела свое полное расследование обстоятельств плохого обращения с г-ном Магнитским и его смерти в заключении. Она выявила многочисленные нестыковки фактов, упущения и противоречия, представленные в официальных документах относительно данного дела.

10.       Совет по Правам человека при Президенте РФ на основе результатов работы ОНК тщательно рассмотрел дело г-на Магнитского и призвал компетентные российские органы привлечь к ответу виновных в его гибели.

11.       Бывший клиент г-на Магнитского, Уильям Браудер, ведет международную кампанию за запрет выдачи виз и замораживание счетов лиц, которые как утверждается, несут ответственность за гибель г-на Магнитского и последующее сокрытие ее обстоятельств. После принятия "Акта Магнитского" в Соединенных Штатах Америки он проводит кампанию за введение подобных санкций в Европе.

12.       В ответ на "Акт Магнитского" российская Государственная дума приняла закон, запрещающий усыновление российских сирот американскими семьями, и высшие чиновники правительства публично одобрительно отзывались о действиях должностных лиц, на которых распространяются санкции согласно Акту Магнитского, одобряя их действия.

13.       Ввиду вышеизложенного Ассамблея обращается к  компетентным российским органам с просьбой:

13.1     полностью расследовать обстоятельства и предпосылки гибели г-на Магнитского и возможную уголовную ответственность всех вовлеченных должностных лиц, в частности:

13.1.1. противоречивые показания сотрудников тюремной администрации и других свидетелей относительно событий после перевода г-на Магнитского в следственный изолятор "Матросская Тишина" 16 ноября 2009 г.;

13.1.2. существование двух различных версий "акта о смерти" от 16 ноября 2009 г., подписанных доктором Гаус и другими лицами;

13.1.3. причины перевода г-на Магнитского в Бутырскую тюрьму за одну неделю до второго ультразвукового исследования и операции, запланированной в тюрьме "Матросская Тишина";

13.1.4. назначение простого специалиста в области гигиены для предоставления медицинской помощи г-ну Магнитскому, у которого ранее были диагностированы такие серьезные заболевания,  как панкреатит;

13.1.5. предписание и применение г-ном Магнитским препарата Диклофенак, который подозревается, среди прочего, в ухудшении состояния больных панкреатитом при определенных обстоятельствах;

13.1.6. отсутствие видеозаписи с камеры наблюдения поступления г-на Магнитского в тюрьму "Матросская Тишина" в день его смерти, которая по имеющимся сведениям была изъята следователями;

13.1.7. неполнота ведения, как требует закон, книги жалоб во время критического периода пребывания в Бутырской тюрьме, ввиду сведений о том, что часть книги, представленная во время расследования, выглядела как переписанная заново одной рукой;

13.1.8. существование взаимоотношений личного характера между лицами, подозреваемыми в участии в преступном сговоре, обвиняемыми г-ном Магнитским, включая определенных сотрудников и бывших сотрудников Министерства Внутренних дел, налоговых органов, участвовавших в мошенническом возврате налогов, владельцем банка, использованного для отмывания денег, и юристами, вовлеченными в фиктивные судебные процессы, включая случаи совместных путешествий в Дубай, Кипр и Лондон;

13.1.9. происхождение чрезмерного благосостояния отставных сотрудников Министерства внутренних дел и налоговых органов;

13.1.10.           мошеннические иски в арбитражных судах Санкт-Петербурга, Москвы и Казани, признавшие фиктивные обязательства компаний, мошенническим образом перерегистрированных, при подготовке мошенничества с возвратом налогов, раскрытого г-ном Магнитским;

13.1.11.           процедура одобрения возврата налогов на сумму, эквивалентную 230 миллионам долл. США в течение 24 часов, примененная двумя налоговыми инспекциями, вовлеченными в мошенничество, разоблаченное г-ном Магнитским, и в частности  определение того, была ли проведена предварительная проверка со стороны Министерства внутренних дел, учитывая то, что Министерство внутренних дел ранее получило подробную информацию, подготовленную г-ном Магнитским, о мошеннической перерегистрации компаний, претендующих на возврат налогов.

13.2.    полностью сотрудничать с компетентными органами всех стран, включая Швейцарию, Эстонию, Латвию, Литву, Финляндию, Молдову и Кипр, которые начали уголовные расследования отмывания денег в свете полученной информации о подозрительных переводах средств, которые могут быть связаны с мошенничеством, раскрытым г-ном Магнитским, или с подобными преступлениями, совершенными прежде или впоследствии.

13.3.    призвать к ответу за их действия и упущения всех тех, кто несет ответственность за смерть г-на Магнитского, в особенности тех, кто отдавал приказы на его частые переводы между тюрьмами и камерами, со все более ухудшающимися условиями содержания, отказы в предоставлении необходимой медицинской помощи, и, в частности, перед его смертью в тюрьме "Матросская Тишина", избиение и оставление г-на Магнитского одного в камере в явно критическом состоянии.

13.4.    закрыть посмертное судебное разбирательство в отношении г-на Магнитского и прекратить оказывать давление на его мать и вдову с целью принуждения к участию в этом разбирательстве;

13.5.    прекратить преследование других юристов, представляющих интересы истинных владельцев компаний, мошенническим образом перерегистрированных (см. п. 10).

14.       Ассамблея одобряет решение Российской Федерации создать сильную и независимую Общественную наблюдательную комиссию, которая может служить образцом для многих других государств-членов Совета Европы. Чтобы еще более усилить этот ценный инструмент контроля тюрем, ресурсы, предоставленные в ее распоряжение, следует увеличить, и упростить доступ к ней задержанных в профилактических целях.

15.       Она призывает компетентные российские органы настойчиво бороться с коррупцией на всех уровнях с помощью:

15.1.    улучшения координации действий организаций, обладающих соответствующей информацией, таких, как Центральный банк, а также других, которые уполномочены вести уголовные расследования и привлекать к ответственности правонарушителей;

15.2.    дальнейшего способствования установлению прозрачности в деловых отношениях, особенно путем улучшения доступа общественности к корпоративной информации (бенефициарное владение, директора, балансовая отчетность, документы судебных и налоговых органов), и обязывания всех банков сообщать Центральному банку обо всех переводах средств выше определенного порогового значения.

15.3.    продвижения современной этики гражданской службы, основанной на прозрачности (включая набор и продвижение по службе), справедливой оплате и неприятии вымогательства, взяточничества и торговли влиянием.

16.       Ассамблея приглашает все другие государства-члены Совета Европы рассмотреть пути и средства поощрения российских властей к привлечению к ответу ответственных за смерть г-на Магнитского и полному расследованию преступления, которое он раскрыл, в интересах России и всех ее трудолюбивых и платящих налоги граждан.

17.       Относительно введения определенных санкций против частных лиц (запрет выдачи визы и замораживание счета, см. п. 11) Ассамблея рассматривает их как крайнее средство. Напоминая свою Резолюцию 1597 и Рекомендацию 1824 (2007), она подчеркивает, что любые такие меры должны приниматься в рамках справедливой и прозрачной процедуры.

В.        Проект – поясняющая часть  меморандума

1.         Введение

1.1.      Процедура до настоящего времени

1.         Ходатайство о принятии резолюции  "О недопустимости безнаказанности для убийц Сергея Магнитского" было передано в Комитет по Правовым вопросам и Правам человека для подготовки доклада Ассамблеей 5 октября 2012 года после рекомендации Бюро, представленной в тот же день. На своем заседании 12 ноября 2012 года Комитет назначил меня докладчиком по этому вопросу.

2.         21 января 2013 г. Комитет обсудил вводный меморандум и уполномочил меня нанести ознакомительные визиты в Москву, Лондон, Кипр и Берн.

3.         Чтобы позволить российским властям предоставить мне их официальную точку зрения по различным аспектам дела, я прежде всего посетил Москву – между 13 и 16 февраля 2013 г. Затем, с 25 по 27 апреля, я поехал в Лондон, чтобы встретиться с представителями компетентных британских органов и бывшим клиентом Сергея Магнитского, Биллом Браудером. Ранее 7 января я встретился с Генеральным прокурором Швейцарии и его Заместителем и 29-30 апреля - с представителями компетентных органов Кипра. Наконец, 20-21 мая 2013 г. я возвратился в Москву, чтобы услышать ответ российских властей на вопросы, поднятые всеми другими собеседниками после моего первого посещения.

4.         Я хотел бы использовать эту возможность поблагодарить российские, британские, кипрские и швейцарские власти за их сотрудничество. Я сожалею, однако, что в Москве не было возможности поговорить непосредственно с лицами, наиболее затронутыми обвинениями в преступном сговоре, несмотря на то, что я послал список с именами этих лиц до двух ознакомительных посещений.

1.2.      Предшествующая работа Ассамблеи по делу Сергея Магнитского

5.         В обратном хронологическом порядке действия Ассамблеи относительно дела Сергея Магнитского до настоящего времени сводятся к следующему:

1.2.1.   Комитет по мониторингу

6.         Ввиду серьезных утверждений, сделанных в связи с делом Сергея Магнитского, вместе с Гиорги Фрундой в нашем качестве содокладчиков мы задали российским властям ряд вопросов в отношении уважения обещаний и обязательств Российской Федерацией перед Комитетом по мониторингу. В мае 2012 г. мы представили различные вопросы российской парламентской делегации. Как мы объяснили в нашем докладе, принятом во время промежуточной сессии в октябре 2012 г., ответы не выходили за пределы ссылок на обычную официальную позицию российских властей, изложенных в результатах официальных расследований и решениях суда. Мы не считали и не считаем их удовлетворительными.

7.         Учитывая неизбежно ограниченные возможности углубляться в подробности в рамках докладов по мониторингу, которые должны касаться широкого круга вопросов защиты демократии, верховенства закона и вопросов соблюдения прав человека в этой огромной стране, целью данного отдельного доклада является предоставление возможности для всех вовлеченных сторон представить и объяснить свои позиции таким образом, чтобы Ассамблея могла дать фактически и юридически обоснованную и сбалансированную оценку этой проблемы в свете стандартов Совета Европы по борьбе против безнаказанности.

1.2.2.   Письменная декларация

8.         9 февраля  2012 г. 58 членов Парламентской Ассамблеи подписали Письменную декларацию, ссылающуюся на результаты Совета по Правам человека при Президенте РФ, призывая Россию "немедленно предать суду лиц, названных в Докладе Совета по Правам человека, прекратить запугивание семьи Магнитского и позволить провести независимую оценку его дела". Декларация, инициатором которой был Питер Омцигт, сопровождалась двумя письменными вопросами, которые он задал Комитету Министров.

1.2.3.   Круглый стол 7 сентября 2011 г.

9.         В кулуарах заседания Комитета по Правовым вопросам и Правам человека в Осло в июне 2011 г. г-н Браудер, клиент покойного Сергея Магнитского, принимающий в международном масштабе усилия по лоббированию, направленные на привлечение к ответу убийц г-на Магнитского, выступил с речью на "парламентском семинаре", проводимом норвежской делегацией Ассамблеи совместно с норвежским Хельсинским Комитетом.

10.       На заседании в Осло российская делегация высказала свое предпочтение формату "круглого стола", в присутствии представителей всех сторон. Мари-Луиза Бек (Германия/ALDE), Докладчик по вопросу "Угрозы Верховенству закона в государствах-членах Совета Европы - поддержка полномочий Парламентской Ассамблеи", отреагировала на это организацией круглого стола по делу Магнитского на заседании Комитета 7 сентября 2011 г. в Париже с участием двух лиц, которые провели обширное расследование по делу Магнитского: г-жи Евгении Альбац, журналистки московского издания"Новое Время", и г-жи Елены Панфиловой, Директора российского отделения "Транспаренси Интернэшнл". Российская делегация, получив приглашение от Докладчика, отказалась назначать двух экспертов, чтобы представить точку зрения властей.

1.2.4.   Доклад о политически мотивированных злоупотреблениях системы уголовного правосудия в государствах-членах Совета Европы (Докладчик: г-жа Сабин Лойтхойзер-Шнарренбергер, Германия, ALDE)

11.       В своем последнем докладе Ассамблее, принятом в октябре 2009 г., г-жа Лойтхойзер-Шнарренбергер, являющаяся в настоящее время Федеральным министром юстиции Германии, суммировала механизм предполагаемого массивного мошенничества с возвратом налогов, раскрытый Сергеем Магнитским, и, что более важно, потребовала его освобождения из предварительного заключения в то время, когда он был все еще жив, но уже имел серьезные проблемы со здоровьем.

1.3.      Метод работы и цель

12.       Мой метод работы состоял в ведении открытых разговоров и тщательного выслушивания всех сторон, чтобы получить информацию по разным точкам зрения. Я получил много подробной информации от российской Общественной наблюдательной комиссии во главе с г-ном Борщевым, сотрудники которой проводили официально разрешенное всестороннее расследование сразу после смерти Сергея Магнитского, и от различных журналистов, проводящих расследование, которые смогли обнаружить "денежный след" большой части средств, украденных из российского бюджета, в сотрудничестве с коллегами из нескольких других стран. Я также получил интересные материалы и объяснения от Билла Браудера и его сотрудников в Лондоне, а также от юристов матери Сергея Магнитского, работающих над ее заявлением, которое она подала в Европейский Суд по правам человека в Страсбурге, и которые не связаны с г-ном Браудером и не финансируются им. Я благодарен за информацию, полученную от всех сторон, и я приложил все усилия, чтобы перепроверить и подтвердить ее прежде, чем оценивать ее и делать выводы, которые изложены в этом докладе.

13.       Я хотел бы подчеркнуть, что я не считаю моей задачей достичь (квазисудебного) "решения" по "делу" Сергея Магнитского. Вместо этого, следуя примеру моих бывших коллег по Ассамблее, таких, как мой соотечественник Дик Марти, или Кристос Пургуридес с Кипра, или Сабин Лойтхойзер-Шнарренбергер из Германии, которые представили Ассамблее убедительные доклады в стиле  расследования, я просто стараюсь сделать все от меня зависящее, с помощью секретариата, чтобы расследовать и выявить истину, беспристрастно и объективно оценивая правдоподобие и достоверность всей полученной информации.

14.       Как указано в названии ходатайства, основные вопросы этого доклада – это точные обстоятельства и ответственность за смерть Сергея Магнитского в предварительном заключении. Но чтобы понять то, что действительно произошло с г-ном Магнитским, мы должны также внимательно изучить обвинения, которые он высказал, прежде, чем он был арестован, и в чем он был сам позднее обвинен вместе с его клиентом, Биллом Браудером. Необходимо проследить "денежный след", чтобы оценить достоверность и правдоподобие утверждений и встречных утверждений относительно ключевых действующих лиц, включая обвиняемых в том, что по их заказу проводилось плохое обращение и, возможно, убийство г-на Магнитского в заключении: деньги - мы говорим о сумме в эквиваленте 230 миллионов долларов США, что может быть только верхушкой айсберга - и желание скрыть более раннее преступление являются самыми распространенными мотивами для убийств.

15.       Таким образом, я представлю свои результаты следующим образом: описывая то, что произошло с Сергеем Магнитским со времени его привлечения к этому делу, я буду рассматривать спорные вопросы по мере их возникновения, представляя каждый раз вначале "официальную версию", поддержанную российскими властями, затем – версию, отстаиваемую семьей г-на Магнитского и его бывшим клиентом, и затем – мои собственные выводы, сделанные на основании метода работы, обозначенного выше.

2.         Сергей Магнитский - что произошло с ним  и почему?

2.1.      Точка зрения родственников Сергея Магнитского 2.1.1. Вдова Сергея - Наталья Жарикова

16.       Я хотел бы начать с рассказа о Сергее Магнитском и кратко описать те испытания, через которые он прошел, и привести несколько замечаний о нем со слов его вдовы, Натальи Жариковой. Она, конечно, не "объективный" источник, но она произвела на нас очень сильное впечатление во время нашей встречи в Лондоне как порядочная, застенчивая, очень скромная женщина, которая явно глубоко переживает смерть своего мужа, которого она любила с детства, когда они жили в Нальчике, провинциальном городе на юге России недалеко от беспокойного Северокавказского региона Российской Федерации.

17.       Наталья описывала своего мужа как умного, скромного и идеалистического человека. Они выросли вместе в Нальчике, Сергей всегда был честен – по словам Натальи, возможно чересчур  честен на свою беду, и время от времени - и даже часто - спорил с учителями. Он был талантливым студентом, очень интересующимся историей. Сергей имел полное собрание сочинений Ленина и осознанно вступил в комсомол. Он закончил школу в Нальчике в 1989 году и продолжил учиться в Московском университете, а Наталья осталась в Нальчике, учась в местном университете. В Москве, будучи студентом, Сергей жил очень бедно, в небольшой комнате в коммунальной квартире. После окончания учебы он начал работать бухгалтером, и в 1996 году, когда они могли наконец позволить это, Наталья переехала к нему. Сергей никогда не был чрезмерно честолюбив, он только хотел хорошо делать свою работу.

18.       Компания, в которой он работал, "Файерстоун Данкан", была небольшой, но у Сергея не было никаких амбиций перейти в большую. Он не стремился заниматься политикой, и "он никогда не работал с клиентом, пытаясь обойти закон". Сергей всегда работал очень много. Он ничем не болел, за исключением случайной простуды, он не принимал  алкоголь, только немного на праздники. Диагнозы гепатита и диабета, поставленные в тюрьме, были для нее новостью. Он никогда не говорил Наталье о том, что происходило на работе. Поэтому она была удивлена и даже потрясена, когда в конце ноября 2008 г. полицейские явились для проведения обыска в их квартире – который занял у них 12 часов, после чего они арестовали Сергея. Сергей сказал, чтобы она не волновалась, и что он вернется на следующий день. Но он больше не вернулся, и она могла видеть его только во время судебных слушаний, касающихся продления срока его ареста, не имея возможности поговорить с ним. Она обратилась к следователям, но они отказались позволить ей повидаться с Сергеем в тюрьме, кроме одного раза, после почти года нахождения в предварительном заключении.

19.       Мать Сергея переехала из Нальчика в Москву. Они часто покупали продукты питания, чтобы принести их в тюрьму. Расстояние от их квартиры, тот факт, что у них не было автомобиля, и особенно обременительные процедуры многочасового ожидания означали, что каждый раз у них уходил на это целый день - "только в тюрьме "Матросская Тишина" все было немного лучше организовано". Все продукты, которые он получал, Сергей делил со своими сокамерниками. После смерти Сергея, 16 ноября 2009 г., Наталье не разрешили увидеть тело мужа в морге следственного изолятора. "Они выдали нам тело только для похорон, уже подготовленное, в одежде, которую они попросили принести им заранее, и подгримированное. Но его мать откинула покрывало и увидела кровоподтеки на суставах его пальцев, несмотря на то, что прошло немало времени, и на наложенный грим. Когда после смерти Сергея дело против него было открыто вновь, и она была вызвана в соответствующие органы, Наталья и мать Сергея были "потрясены, испуганы и шокированы", особенно когда они узнали, что дело ведут те же самые следователи. Наталья написала следователям, что она "резко против" повторного открытия дела, она также сказала следователю (женщине), что не может понять, как они могут преследовать покойного. Наталья согласилась с матерью Сергея, что этим людям никогда нельзя было доверять реабилитацию Сергея. Вначале Наталья была "испугана и старалась не поднимать головы", тогда как мать Сергея занимала более активную позицию. Потом Наталья решила стать более откровенной. Она гордилась тем, что все бывшие друзья Сергея и его коллеги так хорошо говорили о нем.

2.1.2.   Мать Сергея - Наталья Магнитская

20.       Я встретил Наталью Магнитскую в Москве в мае 2013 г. Мы говорили больше трех часов. Чтобы помочь узнать правду о ее сыне, она прошла вновь через муки и переживания кошмара смерти ее сына в заключении и его посмертного судебного преследования. Г-жа Магнитская - спокойная женщина, на которую глубоко повлияла утрата ее сына, но она не плачет, она полна решимости увидеть виновных в смерти Сергея привлеченными к ответственности, но она не мстительная и не агрессивная.

21.       После того, как г-н Магнитский был арестован, она уехала из своего дома в Нальчике и переехала к своей невестке в Москву. Она нуждалась в помощи с детьми, особенно с самым младшим мальчиком, который только пошел во второй класс. Она также хотела навестить своего сына в тюрьме и принести ему продукты, но она столкнулась с теми же самыми препятствиями, которые уже были описаны ее невесткой. В первом месте содержания (следственный изолятор № 5) у Сергея не было никаких проблем со здоровьем, разве что грипп, от которого его лечили. Ему не разрешали принимать посетителей, но он написал много писем, справляясь о жене и детях и других членах семьи, обсуждая книги, которые он читал там. Из следственного изолятора № 5 он был переведен в новое место временного содержания под стражей и позже, в апреле 2009 г., в тюрьму "Матросская Тишина".

22.       До апреля 2009 г. Сергей писал, что должен быть освобожден, не по состоянию здоровья, а потому, что он невиновен. Ее сын всегда был здоров, имел небольшой избыточный вес, но никогда тяжело не болел, только один раз попал в больницу по поводу аппендицита. С апреля 2009 г. он начал жаловаться на проблемы с желудком. По просьбе родственника, который является врачом, он подробно описал симптомы; они соответствовали диагнозу, поставленному тюремными докторами в "Матросской Тишине", а именно, он страдал панкреатитом.

23.       Вскоре после того, как был поставлен диагноз, и несмотря на предписанное дополнительное ультразвуковое исследование и операцию, Сергей был переведен в более строгую Бутырскую тюрьму. После того, как он был переведен туда, он очень страдал от того, что ему не давали ничего читать. В то время, как он был в Бутырке, наши контакты с Сергеем были очень ограничены, письма шли примерно два месяца в один конец, так что за четыре месяца мы получили только два письма. Когда мы попросили у судьи разрешение посетить Сергея, тот ответил, что это «не целесообразно" – прямо как в "Архипелаге ГУЛАГ" Александра Солженицына".

24.       Г-жа Магнитская также сказала, что ей никогда не сообщали о переводе ее сына в различные тюрьмы или камеры, и что она узнавала об этом только тогда, когда привозила в тюрьму продуктовые передачи.

25.       Г-жа Магнитская указала, что лекарство, которое ее сыну давали в Бутырской тюрьме, после того, как он начал страдать от все более острых болей желудка – диклофенак – следовало принимать с молоком или кефиром, чтобы предотвратить дальнейший ущерб пищеварительной системе. Но ее сыну никогда не давали этого, и ей не разрешили предоставить ему эти продукты. Доктор Литвинова, его доктор в Бутырской тюрьме, сначала показала, что Сергей дал ей бумагу из Московской больницы № 36, показывая, что у него был диагностирован панкреатит в марте 2008 г., то есть перед его арестом. Доктор Литвинова изменила свои показания после того, как больница подтвердила, что Сергей никогда там не был.

26.       Г-жа Магнитская видела своего сына в последний раз живым на судебном слушании о продлении срока его ареста за четыре дня до его смерти, в ноябре 2009 г. Сергей выглядел бледным и усталым, и потерял много веса, но он не был похож на неизлечимо больного. Когда она затем видела его на похоронах, она откинула покрывало, закрывающее верхнюю часть его тела, и увидела на его пальцах и суставах царапины и гематомы, и его руки были сжаты в кулаки, не лежали спокойно, как общепринято. Семья была вынуждена попрощаться с Сергеем в темном тюремном морге, ей не разрешили обратиться в хорошее похоронное бюро. Ей также дважды отказали в разрешении на проведение вскрытия независимыми экспертами, несмотря на все противоречия даже в официальных документах о том, что произошло с ее сыном. Г-жа Магнитская убеждена, что ее сын был умышленно убит в тюрьме "Матросская Тишина", где его жестоко избили, когда он был нездоров, а затем оставили умирать в одиночестве в камере, а может быть, даже убили одним из нескольких известных методов, который привел к остановке сердца.

27.       Кошмар матери продолжился в ходе посмертного судебного преследования ее сына и публичной пропагандистской кампании против него и его бывшего клиента, г-на Браудера. Она была благодарна Биллу Браудеру, который сказал ей, что чувствовал себя лично виновным в том, что произошло с ее сыном. Он стал теперь частью ее семьи. Он сделал все, что мог, чтобы помочь ей и ее семье добиться правосудия. Немногие взвалили бы на себя такую ответственность.

2.2.      Путь к аресту Сергея

2.2.1    Обыски  и выемки в московских офисах компаний Hermitage Capital и "Файерстоун Данкан": "Дело "Камеи"

28.       4 июня 2007 года 25 сотрудников Московского управления Министерства внутренних дел во главе с подполковником Артемом Кузнецовым произвели обыск в офисах инвестиционной компании Hermitage Capital в Москве, по их утверждению, чтобы получить информацию относительно налоговой ситуации с российской компанией "Камея", на основании уголовного дела, открытого 28 мая 2007 г. против директора "Камеи" и исполнительного директора "Эрмитажа" г-на Черкасова.

29.       В то же самое время, представители Московского управления Министерства внутренних дел также провели обыск в офисе "Файерстоун Данкан", работодателя Сергея Магнитского. Hermitage Capital была клиентом "Файерстоун Данкан", получая от последней юридические и бухгалтерские услуги в течение многих лет. Нам сказали, что один из юристов, работавших в "Файерстоун Данкан", который попытался помешать следователям изъять документы, принадлежащие другим клиентам, не связанным с "Камеей", был жестоко избит и вынужден был провести две недели в больнице. Все компьютеры "Файерстоун Данкан" во время этого рейда были изъяты, так же как и документы его клиентов, вывезенных из офиса в двух грузовиках. Подробность, важность которой станет очевидной позже, - то, что были вывезены многие оригиналы корпоративных документов (печати, оригиналы свидетельств о регистрации и уставов) компаний, зарегистрированных этой фирмой.

30.       Предыстория "дела "Камеи", послужившего обоснованием двух вышеупомянутых "рейдов", была такова: "Камея" обвинялась в том, что недоплатила налог, удерживаемый с дивиденда, в сумме 1,15 миллиарда рублей (приблизительно 44 миллиона долл. США), незаконно применив соглашение об избежании двойного налогообложения между Кипром и Россией. Соглашение предусматривает ставку удерживаемого налога на уровне 5%, в то время как без применения этого соглашения налоговая ставка составила бы 15%. "Камея" была инвестиционной компанией, принадлежавшей клиенту Hermitage Capital, инвестировавшей средства в акции российских компаний в течение семи лет – периода, когда цены на акции выросли, принеся "Камее" прибыль в размере приблизительно 12,3 миллиардов рублей (472,2 млн. долл. США). В феврале 2006 г. "Камея" уплатила Федеральной налоговой службе налог на прибыль в размере  эквивалента 113,3 миллионов долл. США, по ставке 24%, установленной законом. После уплаты налогов единственный акционер "Камеи" (холдинговая компания, находящаяся на Кипре) решил распределить остающуюся прибыль. Согласно соглашению об избежании двойного налогообложения, налоговая ставка в 5% была применена и налог был выплачен Федеральной налоговой службе 24 апреля 2006 г., оставшаяся сумма преведена  кипрской компании. Ни одна из сторон не оспаривает вышеприведенное.

31.       Позже следователи Министерства внутренних дел утверждали, что соглашение о двойном налогообложении было применено неправильно, потому что у находящейся на Кипре учредителя компании "Камея" не было необходимого сертификата налогового резидента Кипра. Но нотариально заверенные копии этого сертификата были действительно представлены налоговым органам, как подтверждено письмами российского Министерства финансов, датированного 26 июля 2007 г., и Федеральной налоговой службы, датированного 15 октября 2007 г., оба из которых подтверждали правильность применения 5% ставки удержанного налога. Кроме того, 13 сентября 2007 г. "Камея" получила подтверждение от Федеральной налоговой службы о том, что она фактически переплатила налогов около  3,96 миллиона рублей (или приблизительно 140 000 долл. США). Это было подтверждено последующим аудитом Московской налоговой инспекции № 7.

32.       Другое подозрительное обстоятельство относительно дела "Камеи" - телефонный разговор, состоявшийся 17 февраля 2007 г., то есть за три месяца до открытия уголовного дела, между подполковником Кузнецовым и партнером Hermitage Capital. Партнер Hermitage Capital, с которым мы встретились в Лондоне, показал, что г-н Кузнецов упомянул о запросе визы учредителя и исполнительного директора Hermitage Capital Билла Браудера (которому отказали во въезде в Россию в ноябре 2005 г. "в интересах обеспечения безопасности государства, общественного порядка либо защиты здоровья населения", это после многих лет поездок между Великобританией и Россией в качестве успешного менеджера инвестиционного фонда, специализирующегося на инвестициях в российские компании). Г-н Кузнецов указал, что прежде, чем может быть дан любой ответ по запросу визы г-на Браудера, он должен приехать в офис Hermitage Capital, чтобы получить ответы на ряд вопросов. Любое решение относительно визы "будет зависеть от того, как вы поведете себя... и что.. .. чем скорее мы встретимся, и вы предоставите нам то, что нужно, тем скорее исчезнут ваши проблемы." Hermitage Capital истолковал это как попытку вымогательства и попросил, чтобы г-н Кузнецов предоставил все вопросы в письменной форме, заявляя, что Hermitage будет рад ответить на любые вопросы таким же образом. Г-н Кузнецов отказался.

33.       Российские власти не отрицали никакую информацию по делу "Камеи", они просто заявляли, без предоставления доказательств, что обыск и выемка 4 июня 2007 г. были мотивированы добросовестным ведением уголовного дела относительно недоплаты налогов со стороны "Камеи".

Ввиду предоставленной точной, обоснованной и хорошо документированной презентации фактов по делу "Камеи" представителями Hermitage Capital, я прихожу к заключению, что уголовное делодолжно было быть открыто по другим причинам, отличным от добросовестного отправления уголовного судопроизводства. Одной из настоящих причин проведения двух "рейдов" на офисы "Файерстоун Данкан" и Hermitage Capital возможно являлось изъятие следователями предметов, которые, как предполагается, позднее использовались для совершения мошенничества, связанного с возвратом налогов, раскрытого Сергеем Магнитским. Идея для этого преступления вполне могла возникнуть после предпринятой неудавшейся попытки вымогательства 17 февраля 2007 г.

2.2.2.   Несколько слов об обвинениях Hermitage Capital

34.       Для того, чтобы понять предысторию дела и оценить достоверность двух противостоящих "версий" – раскрыл ли Сергей Магнитский преступную схему коррумпированных чиновников, которые арестовали его, чтобы заставить его изменить показания, или оказывал ли Сергей и его работодатель, "Файерстоун Данкан", пособничество Hermitage Capital и Биллу Браудеру, в уклонении от налогов и совершению того самого мошенничества с возвратом налогов, которое он раскрыл от имени Hermitage Capital - мы должны посмотреть на историю бизнеса, в который Сергей Магнитский был вовлеченным прежде, чем он был арестован. Если бы этот бизнес  был действительно незаконен, как утверждали мои официальные российские собеседники, доверие к версии о Сергее, как "несправедливо обвиненном разоблачителе", было бы серьезно подорвано. Противоположное было бы верно, если бы бизнес был законен, но мог серьезно затронуть интересы влиятельных заинтересованных групп в России. Поэтому я не могу уйти от обсуждения обвинений, выдвинутых российскими властями против клиента Сергея Магнитского, Билла Браудера, учредителя и исполнительного директора Hermitage Capital.

2.2.2.1.            Эмоции капиталиста

35.       Когда я приехал в Лондон, чтобы встретиться с г-ном Браудером и его сотрудниками, меня ждал сюрприз. Готовясь к встрече с менеджером хедж-фонда, прожженным капиталистом, отстаивающим свои деловые интересы, я был впечатлен очень эмоциональной реакцией г-на Браудера на смерть Сергея Магнитского. Объяснением может послужить семейная история г-на Браудера. Он вырос в необычной (для Соединенных Штатов) семье с левыми убеждениями, будучи внуком Генерального секретаря  американской коммунистической партии 1930-х - начала 1940ых годов и решил "стать капиталистом" в форме протеста молодого человека против своей семьи, которая, однако, оставила отпечаток на его системе ценностей. Он закончил Стэндфордскую Школу бизнеса и переехал в Лондон, чтобы работать на крупную консалтинговую фирму, вскоре после падения коммунизма. Когда он обнаружил, что польские компании продавались в это время за сумму немногим более их годовой прибыли, по сравнению с 10 или 20 – кратной стоимостью на более развитых рынках, он основал собственную инвестиционную компанию, привлекая денежные средства сначала от друзей и коллег, и скоро компания превратилась в один из крупнейших инвестиционных фондов в регионе, в особенности после перемещения на российский рынок.

36.       Но Сергей Магнитский был в конце концов "только" сотрудником юридической фирмы –"Файерстоун Данкан" – который предоставлял инвестиционной компании г-на Браудера юридические и бухгалтерские услуги. Почему его смерть так затронула его клиента, г-на Браудера? Он объяснил мне, что пришел к выводу, что он сам изначально был выбран жертвой заговора, который в конечном счете привел к смерти Сергея Магнитского. Перефразируя  слова г-на Браудера, Сергей погиб вместо него. Для меня это имеет большое значение для объяснения упорной, иногда чересчур напористой международной кампании лоббирования "правосудия для Сергея". Его характерный радикальный, целеустремленный взгляд, если не навязчивая идея, в отношении Сергея вынудила  г-на Браудера оставаться сфокусированным на России, даже при том, что бизнес его инвестиционного фонда, ориентированный на Россию, был подорван до такой степени, что - во время нашего пребывания в Лондоне – "Эрмитаж Фонд", который и так уже значительно сократился после рейдов на офисы Hermitage в июне 2007 г. и мошенничества против его компаний, был окончательно ликвидирован HSBC банком, который являлся управляющим "Эрмитаж Фонд". Hermitage Capital теперь сосредоточен на инвестициях на других мировых рынках. При этом инвесторам "Эрмитажа" еще повезло, что г-н Браудер, который увидел приближение проблем для его бизнеса в России после аннулирования его визы, вовремя ликвидировал и репатриировал активы Фонда, что позволило инвесторам "избежать" потерь  во время финансового кризиса 2008/2009, вызванного банкротством Lehman Brothers, падения деловой активности рынков всего мира, который особенно сильно ударил по России.

2.2.2.2.            Пытается ли  г-н Браудер возместить убытки, понесенные в России?

37.       Часто говорят, что г-н Браудер "потерял много денег" в России и использует свою кампанию, чтобы попытаться возместить их. В действительности бизнес г-на Браудера состоял в управлении деньгами других людей, с переменным успехом. Во время очень прибыльного периода после кампании приватизации в середине девяностых он достиг своего рода культового статуса среди инвесторов. Но инвесторы Hermitage, как и все другие держатели российских акций, понесли потери в размере до 90% во время российского финансового краха 1998 г. Г-н Браудер все еще чувствует себя "в ответе" за убытки, которые он не смог предотвратить, и которые, по его мнению, были частично вызваны общим долговым кризисом Российской Федерации, а частично тем, что он называет "воровской оргией" олигархов ("лица, назначенные быть миллиардерами"), которые перестали даже пытаться "вести себя порядочно" для привлечения инвестиций из-за границы, когда они поняли, что финансовый кризис государства так или иначе заблокировал доступ к иностранному капиталу. Однако данные Hermitage Capital показывают, что те инвесторы фонда, которые держались и не продавали паи после краха в 1999 г., возместили свои потери и даже получили некоторую прибыль, пока в 2007 году не появились новые проблемы. В течение длительного срока Hermitage существенно опережал российский фондовый рынок. Ввиду характера прошлых деловых операций г-на Браудера в России я не в состоянии понять, каким образом кампания, направленная на судебное преследование ответственных за смерть Сергея Магнитского, может помочь ему "возместить" деньги, которые он (или, точнее, инвесторы, деньгами которых он управлял), возможно, потерял в России.

2.2.2.3.            Активность миноритарного акционера Hermitage: незаконное влияние или даже корпоративный шантаж?

38.       Методы, которые использовали г-н Браудер и его команда, чтобы увеличить "стоимость активов акционеров", занимаясь расследованиями и предавая гласности мошенничество и воровство руководства акционерных обществ и таким образом увеличивая объявленную прибыль и, следовательно, стоимость акций, были с одобрением встречены в западных научных и деловых кругах. Команда г-на Браудера объяснила и документально показала для меня несколько примеров: как они выявили тот факт, что в течение всего одного года счет за электроэнергию компании Газпром более чем удвоился, потому что недавно созданная компания -"посредник" выкачивала огромные комиссионные; и как при строительстве газопровода "Южный Поток" стоимость строительства метра трубопровода в России была вдвое больше, чем в Турции – и это при том, что турецкие подрядчики были признаны преступно виновными в их собственной стране за то, что завысили стоимость работ. Есть много других подобных примеров, которые г-н Браудер настойчиво предавал гласности в то время, даже используя их в целях "корпоративной предвыборной кампании", когда представитель Hermitage претендовал на место в Совете директоров Газпрома в качестве представителя от миноритарных акционеров.

39.       Я слышал от нескольких российских собеседников, что г-н Браудер попытался оказать "неподобающее влияние" на Газпром и другие российские компании - интересно, имели ли они в виду этот метод "выявления и укора". Если это так, я не вижу проблемы: борьба с коррупцией, растратой и воровством в компаниях, даже в "стратегических", отвечает интересам всех акционеров, включая российских граждан, которые через свое государство и в качестве отдельных акционеров владеют большинством акций Газпрома.

40.       Я также слышал от российских собеседников, что тактика г-на Браудера представляла собой корпоративный шантаж, или (незаконный) "гринмайл". Я выяснил, что термин "гринмайл" обычно относится к непрозрачному способу ведения бизнеса, когда, например, миноритарный акционер пытается обязать мажоритарного акционера, в частности руководство компании, выкупить его долю по цене выше рыночной - в обмен на то, что упомянутый миноритарный акционер не предаст гласности, обнаруженные им "грязные делишки" и коррупцию в руководстве или иное  неправомерное корпоративное поведение. По моему мнению, такая практика ведения бизнеса является незаконной и называется  шантаж, поскольку она связана с угрозами, нацеленными на получение чего-то (то есть выкуп с надбавкой) за счет других (то есть всех других акционеров), и к чему создатель угроз не имеет  законных прав,. Такая деятельность по закону составляет (незаконный) шантаж, даже при том, что грозящее действие (предание гласности правдивой информации о корпоративном неправомерном поведении) вполне законно само по себе. Но в соответствии с информацией, которая находится в моем распоряжении, это не то, что сделал Hermitage: компания не угрожала обнародовать информацию о злоупотреблениях ведения бизнеса, чтобы добиться выкупа своих акций по курсу выше рынка - они опубликовали свои результаты как само собой разумеющееся, ожидая получить выгоду (как и все другие акционеры) от повышения стоимости акций вследствие наведения порядка в компаниях, которая, как можно полагать, последует за раскрытием коррумпированных методов работы руководства. Я опять не вижу, в чем здесь проблема, уже не говоря о преступлении.

41.       Но очевидно, что применение такого подхода  вызывало ненависть к г-ну Браудеру тех, кто выигрывал от недостатка прозрачности в бизнесе - в особенности "олигархов". Интересно, что на рынках в течение некоторого времени ходили слухи, что г-н Браудер тайно был в союзе с президентом Путиным. Действительно, вскоре после избрания г-на Путина Президентом весной 2000 года он воспользовался результатами некоторых расследований г-на Браудера относительно воровства и мошенничества в российской экономике и использовал скандалы, вызванные сведениями, обнародованными г-ном Браудером, чтобы заменить ключевых игроков в экономике – по-видимому, на лиц, считающихся президентом Путиным более надежными. Г-н Браудер сказал мне, что никогда не встречался с президентом Путиным лично. Но он думал, что между ними, возможно, действительно было объективное "совпадение интересов" в течение некоторого времени. Ясно, что в какой-то момент – по словам г-на Браудера, как только президент Путин благополучно укрепил свою доминирующую позицию, тактика ведения бизнеса  г-ном Браудером начала раздражать и новую команду, пришедшую к власти – г-н Браудер вышел из фавора, о чем свидетельствует аннулирование его визы в ноябре 2005 г. по соображениям "национальной безопасности". Но аннулирование визы дало начало международной кампании лоббирования г-ном Браудером с целью восстановления его визы. Властям стало ясно, что он не собирался так легко сдаваться. Это, кажется, еще более укрепило негативное отношение властей к Hermitage и всем тем, кто работал на компанию, включая Сергея Магнитского.

2.2.2.4.            Предполагаемое незаконное приобретение акций Газпрома

42.       5 марта 2013 г., российские власти открыли новое уголовное дело против Билла Браудера относительно незаконного приобретения акций Газпрома. Фактически, в соответствии с Указом президента от 5 ноября 1992 г., прямое иностранное владение акциями Газпром было ограничено 9% всех акций компании. Вследствие высокого спроса иностранных инвесторов "иностранные" акции начали торговаться со значительной премией к цене "локальных" акций, создавая стимул для потенциальных иностранных инвесторов разрабатывать пути и средства приобретения "локальных" акций по внутренним ценам, используя лазейки в законодательстве, в особенности путем владения акциями Газпрома через холдинговые компании, зарегистрированные в России.

43.       Новый Указ президента от 1997 г. в отношении владения акциями Газпрома требовал, чтобы российские компании, владеющие акциями Газпрома, принадлежали иностранному владельцу не более, чем на 50%. Вследствие этого холдинговые структуры так называемого "серого" рынка акций Газпрома, использовавшиеся в интересах иностранных инвесторов, были далее усовершенствованы, при этом содействие в отношении депозитарных счетов было предоставлено Газпромбанком, официально назначенным "реестродержателем" акций Газпрома. Согласно г-ну Браудеру, все рыночные посредники создали структуры, позволяющие иностранным инвесторам владеть "локальными" акциями Газпрома, включая сам Газпромбанк, Объединенную Финансовую группу /"Дойчебанк" и "Рургаз". Холдинговая структура, созданная Hermitage Capital в 1999 году для крупного американского клиента, включала кипрскую (то есть "иностранную") холдинговую компанию (Zhoda Limited и ее предшественница – Peninsular Heights Limited), владевшую 49% капитала каждой из двух российских компаний (ООО "Камея" и ООО "Байкал-M"), каждой из которых в свою очередь принадлежал 51% капитала друг друга, и "Камея" владела уже желанными "локальными" акциями Газпрома. Согласно г-ну Браудеру, который показал мне копии соответствующих документов, Hermitage Capital полностью раскрыл эту структуру, включая иностранный элемент, Газпромбанку (реестродержателю акций Газпрома), российской Федеральной налоговой службе и регистратору российскому "Единому Государственному Реестру Юридических Лиц" (то есть центральному реестру компаний). Федеральная налоговая служба, проводившая налоговый аудит ООО "Камея", в своем заключении от 2 ноября 2005 г. признала (частичное) иностранное владение "Камеей" и подтвердила, что структура удовлетворяет требованиям Указа 1997 года. Газпромбанк и регистратор Единый Государственный Реестр Юридических Лиц также признали структуру собственности "Камеи" и не выдвигали возражений.

44.       В августе 2004 г. член российской Государственной думы г-н Юрий Савельев обратился в правоохранительные органы с просьбой расследовать незаконное приобретение акций Газпрома иностранцами через структуры "серого" рынка, созданные ОФГ / "Дойчебанком". 18 октября 2004 г. Генеральная Прокуратура публично подтвердила законность структур Газпрома, созданных ОФГ. Наконец, согласно Указу президента № 1519 от 23 декабря 2005 г., все ограничения на иностранное владение акциями Газпрома были отменены. Нужно отметить, что единственная санкция, предусмотренная в Указе 1997 года за нарушение запрета на иностранное владение акциями Газпрома, была обязательство продать такие акции в течение 3 месяцев (когда российское владение компанией, владеющей акциями, снижалось ниже 50%, например, вследствие реструктурирования), и то, что такая сделка по приобретению акций признавалась "недействительной"  на территории Российской Федерации (например, когда компания, приобретающая акции, не удовлетворяла требования российского владения с самого начала). Декрет не предусматривал никаких других санкций, не говоря уже об уголовных.

45.       Следовательно, ретроспективное уголовное преследование руководителей Hermitage за любое нарушение этого Указа, как представляется, нарушило бы принцип "nullum crimen, nulla poena sine legem" (не может быть наказания за нарушение несуществовавшего закона), закрепленный в Статье 7 ЕСПЧ, даже если бы холдинговая структура, используемая Hermitage (и многими другими рыночными посредниками) нарушила указ. Хотя эти структуры "серого" рынка были ясно разработаны для того, чтобы помочь иностранным инвесторам обойти временное "ограничение", выстроенное вокруг Газпрома указами 1993 и 1997 годов (и отмененное указом 2005 года), власти, очевидно, мирились с их существованием, независимо от того, каковы были причины этого. По моему мнению, власти не могут теперь пересматривать свои решения прошлых лет, кроме того исключительно в ущерб одному из участников "серого" рынка, не затрагивая других: это было бы случаем избирательного правосудия, которое в практике Ассамблеи часто воспринимается как признак "политической" мотивации уголовных преследований.

2.2.2.5.            Был ли стартовый капитал Hermitage, как утверждается, украден г-ном Браудером из средств МВФ, предоставленных России в 1998 году?

46.       Иное обвинение против Hermitage Capital, выдвинутое позже, заключается в том, что якобы большая часть стартового капитала для начала бизнеса в России была получена за счет предполагаемого крупномасштабного хищения средств  МВФ, предоставленных России в рамках займа на 3,6 млрд. у.е. (валюта, применяющаяся в расчётах МВФ) (эквивалент 4,8 млрд. долл. США) в 1998 году. Согласно недавним российским утверждениям, примерно 3,6 млрд. долл. США "исчезло" в схеме, в которой якобы участвовал  таинственный банкир Эдмонд Сафра, владеющий миллиардным состоянием, и его "Республиканский Национальный банк Нью-Йорка", наряду с Биллом Браудером. Мои собеседники даже усмотрели связь между г-ном Браудером и смертью г-на Сафры во время пожара в его резиденции в Монако. Г-н Сафра умер вскоре после продажи его банка банку HSBC, что было, по сообщениям, вызвано потерями, которые "Республиканский Национальный банк" понес в России.

47.       После того, как я столкнулся с этими утверждениями, я незамедлительно связался с МВФ, чтобы получить информацию из первых рук. Ответ, который я получил в начале июня 2013 г., состоял в том, что юридические службы МВФ не нашли никаких указаний на то, что российские власти связывались с МВФ в отношении вопроса, который Вы описывали, и никаких указаний на то, что у МВФ есть какая-либо информация о последних обвинениях в адрес Браудера и Hermitage. Публикация МВФ, датированная 13 сентября 1999 г., под заголовком "Факты о займах МВФ России", прокомментировала утверждения в прессе о том, что средства МВФ, предоставленные России, "могли быть отвлечены от их намеченной цели и включены в потоки капитала, которые незаконно покинул страну". Тогдашний Управляющий директор МВФ Мишель Камдессю сказал, согласно цитатам, следующее: "Факт бегства капитала в таком масштабе (из России) нас не удивляет, но нет никакой доказанной связи между этими деньгами и кредитами, выданными МВФ". Это заявление подчеркивало, что ни у МВФ, ни у властей США не было доказательств того, что средства МВФ были незаконно присвоены, и указывало, что в соответствии с программой займа на 4,5 миллиардов долл. США, одобренной в июле 1999 г., все деньги МВФ, предоставленные России, будут находиться на счете МВФ и использоваться только для обслуживания долга России Фонду. Относительно утверждений о ненадлежащем проведении выплат в июле 1998 г. МВФ настояла на подготовке и публикации расследования бухгалтерской фирмой "ПрайсуотерхаусКуперс" (PwC), которое также касалось отношений между Центральным банком России (ЦБ РФ) и одним из его оффшорных филиалов ("ФИМАКО") и статистической отчетности, предоставленной МВФ ЦБ РФ. Согласно заявлению, "расследования не нашли никаких доказательств в поддержку утверждения относительно незаконного присвоения средств."

48.       Действительно серьезные предположения были высказаны в то время в США, а также в России, что средства МВФ, возможно, были незаконно присвоены в пользу семьи президента Ельцина и его доверенных лиц, влиятельных российских олигархов, включая Романа Абрамовича и Бориса Березовского, и других лиц, занимавших влиятельные позиции в России. Были также утверждения о широком использовании российским Центральным банком компании "ФИМАКО", секретной оффшорной компании, зарегистрированной на о. Джерси с уставным капиталом в размере 1.000 долл. США, чтобы скрыть российские правительственные активы и долги от МВФ и других иностранных кредиторов. После периода более или менее активного расследования этих утверждений в 1999-2002 гг. российская Генеральная прокуратура и российская Счётная палата в 2004 году настойчиво отрицали любое незаконное присвоение средств МВФ.

49.       Факт остается фактом, что кредит был передан от МВФ непосредственно на иностранный счет российского Центрального банка, а не частным лицам, и не мог быть изъят со счета в российском Центральном банке без его инструкции. Далее, в течение всего времени, российский Центральный банк действовал как держатель средств МВФ. В течение 1999 – 2002 гг., российский Центральный банк полностью покрыл все свои обязательства перед МВФ относительно выданного кредита.

50.       Кроме того, я хотел бы указать, что деловая активность г-на Браудера началась не во время предполагаемой кражи средств для "стартового капитала" в 1998 году, а намного раньше, в 1996 г., и что согласно Hermitage Capital, никаких новых поступлений за два года после кредита МВФ в июле 1998 года и дефолта в августе 1998 г. не было. Учитывая также то, что эти обвинения выдвинуты только теперь, спустя 15 лет после предполагаемых событий, я не нахожу их убедительными.

2.2.2.6.            Об использовании "оффшорных" холдинговых компаний

51.       Изучая материалы, предоставленные Hermitage, которые включают таблицы и схемы холдинговых структур и их бенефициарное владение, подобные обсуждаемым выше и примененные для адаптации к временному ограничению владения иностранцами акциями Газпрома (см. п. 2.2.2.4.), я не мог не заметить с некоторым беспокойством, что оффшорные налоговые убежища, такие как Кипр, Британские Виргинские острова и Нормандские острова, а также штат Делавэр (США) широко использовались Hermitage. Как настоящий социал-демократ, я задавал сотрудникам Hermitage немало непростых вопросов об этой практике. Не является ли это просто способом "обмануть" страны с высокими налогами, лишив их весьма необходимого дохода? Полученные ответы заставили меня пересмотреть мое мнение: Hermitage Capital, чья работа заключалась в том, чтобы инвестировать денежные средства других людей, действительно использовал оффшорные налоговые убежища (это - "отраслевой стандарт", практика, которой придерживается большинство, если не все инвестиционные компании). Причина заключается в необходимости минимизировать административную волокиту, позволяя прибыли накапливаться в компаниях, зарегистрированных в странах с очень низкими или даже нулевыми налоговыми ставками. Эта (не облагаемая налогом или облагаемая низким налогом) накопленная прибыль затем выплачивается инвесторам в форме дохода от погашения паев, который они обязаны по закону декларировать в качестве дохода в их собственных странах. Альтернативный вариант – заставить инвестиционную компанию саму заплатить высокие налоги и затем помогать инвесторам получать возвраты или зачеты налоговых выплат, уплаченных инвестиционной компанией, по подоходному налогу физических лиц, который они должны уплачивать в их собственной стране – этот вариант был бы намного более сложен и не привел бы к существенно иному результату, с точки зрения стран проживания инвесторов (стран с высокими налогами).

52.       У Hermitage было более чем 6000 инвесторов из более чем 30 стран. У большинства из этих стран есть соглашения о двойном налогообложении с Россией или Великобританией, но между ними есть существенные материальные и процессуальные различия. Управление правильным применением этих правил к каждому инвестору с целью выплаты доходов от погашения паев и избежание двойного налогообложения было бы крайне обременительно.

53.       По моему мнению, настоящая проблема с использованием оффшорных налоговых убежищ международными инвестиционными компаниями заключается в том, что некоторые из них имеют тенденцию "оказывать пособничество и подстрекать" к уклонению от налогов, совершаемому нечестными инвесторами, которые не выполняют свою законную обязанность декларировать доход, полученный от таких холдинговых компаний в налоговых убежищах, в их собственных странах. Отказываясь сотрудничать с иностранными налоговыми органами и сообщать о доходах, полученных инвесторами, скрываясь за строгими правилами "банковской тайны", они по существу облегчают для нечестных инвесторов уклонение от налогообложения. Hermitage, конкурирующий с другими инвестиционными компаниями, никак не мог отклониться от общепринятого "отраслевого стандарта" в ущерб своим инвесторам. Это мы, политические деятели в странах с высокими налогами, должны оказывать достаточное давление на все оффшорные налоговые убежища, чтобы те сотрудничали с нашими финансовыми органами.

2.2.3.   Два уголовных дела против Сергея Магнитского: основания для его ареста и содержания под стражей

2.2.3.1.            Пособничество и подстрекательство к налоговому мошенничеству со стороны Hermitage Capital ("Калмыцкое дело")

54.       28 ноября  2012 г. Сергей Магнитский (посмертно) и Билл Браудер (заочно) были обвинены по двум отдельных эпизодам якобы в уклонении от уплаты налогов за 2001 год двумя инвестиционными компаниями, принадлежащими фонду Hermitage и зарегистрированными в Республике Калмыкия Российской Федерации – "Сатурн Инвестментс" и "Дальняя Степь". Уголовное дело против г-на Браудера по этому эпизоду было сначала открыто в октябре 2004 года и закрыто "за отсутствием состава преступления" 5 мая 2005 г. Далее оно было вновь открыто против г-на Браудера 27 февраля 2008 г., и г-н Магнитский был добавлен как соучастник 25 ноября 2008 г. Общая сумма предполагаемой недоплаты составила в эквиваленте приблизительно 17 млн. долл. США, из которых 14 млн. долл. США касались неправомерных льгот в отношении калмыцких местных и региональных налогов, а 3 млн. долл. США - касались получения налоговых льгот за предоставление работы лицам с ограниченными возможностями мошенническим образом.

i)          Незаконно полученные освобождения от калмыцких местных и региональных налогов?

55.       Оспариваемые льготы в отношении калмыцких местных и региональных налогов были основаны на Федеральном законе № 2118-1  "Об основах системы налогообложения в России", который позволил российским регионам устанавливать собственные налоговые ставки, чтобы привлечь компании к регистрации, с целью способствования региональному экономическому развитию, и на двух налоговых законах Калмыкии 1995 и 1999 года. В основном, общее налоговое бремя в размере 35% было сокращено до ставки в 11% (ставка Федерального налога) плюс некая договорная "плата" или "вклад", который заменил обычный Муниципальный и Региональный налоговый сбор в 5% и 19%, соответственно. В ответ на эти стимулы многие крупные российские компании зарегистрировали свой бизнес в Калмыкии или ряде других регионах с таким же низкими налоговыми ставками.

56.       Условия, установленные законом для получения права на сокращение региональных налогов, включают четыре пункта: (1) получить "Сертификат на налоговые льготы" от компетентных калмыцких органов власти; (2) заключить контракт с правительством Калмыкии о внесении вклада в один из инвестиционных проектов, перечисленных в "публичной оферте" Министерства Инвестиционной Политики; (3) зарегистрироваться в Министерстве Инвестиционной Политики; и (4) производить согласованные платежи, чтобы поддерживать в действии налоговые льготы.

57.       Я видел документы, устанавливающие, что в случае компаний "Сатурн Инвестментс" и "Дальняя Степь" все четыре условия были выполнены. Это, кажется, не оспаривается и российскими властями, которые теперь утверждают вместо этого, что дочерние компании Hermitage не имели права на калмыцкие региональные налоговые преимущества, потому что они не подписывали "дополнительные инвестиционные соглашения" в 2001 г. Но закон Калмыкии, требующий дополнительного соглашения, вступил в силу только в июле 2002 г. и не относился к 2001 году, в течение которого, как предполагается, произошла указанная недоплата. Поэтому представляется, что данное обвинение юридически необоснованно.

ii)         Незаконное получение налоговой льготы по Федеральному налогу  вследствие трудоустройства инвалидов?

58.       Второе обвинение в налоговом мошенничестве касается предполагаемой недоплаты двумя калмыцкими дочерними компаниями Hermitage эквивалента 3 млн. долл. США, с применением пониженной ставки Федерального налога с 11% до  5,5%, которую закон устанавливал для стимулирования трудоустройства инвалидов. Российские власти утверждают, что трудоустройство инвалидов было фикцией, то есть что они в действительности не работали в дочерних компаниях Hermitage. Видеозапись показаний нескольких очевидно умственно ограниченных людей была показана по российскому телевидению в марте 2013 г., и она, как нам сказали в Москве, будет также использоваться в качестве доказательства в посмертном/заочном суде над Сергеем Магнитским и Биллом Браудером. Эти лица заявляют, что Hermitage  фактически никогда ничего не платил им. Комментарий призывал зрителей самим решить, могли ли эти люди работать "финансовыми аналитиками" – на такую должность их нанимал Hermitage.

59.       Представители Hermitage, с которыми я встретился в Лондоне, объясняли мне, что их консультант "Файерстоун Данкан" сотрудничал с Фондом Поддержки Предприятий малого бизнеса правительства Калмыкии и местной Ассоциацией Ветеранов войны в Афганистане, подыскивая подходящих инвалидов для занятости в калмыцких дочерних компаниях Hermitage  и управлял их занятостью. Поскольку эти дочерние компании были инвестиционными компаниями с очень малочисленным штатом, было нетрудно достигнуть 50% порога сотрудников с ограниченными возможностями, требуемого для получения права на налоговую льготу. Пяти нанятым служащим дали должности с названием в соответствии с операциями данных компаний. У одного из инвалидов, которого они наняли по рекомендации Ассоциации Ветеранов войны, даже была соответствующая квалификация бухгалтера. Всем пяти поручались довольно простые задачи, соразмерные с их серьезными ограничениями, которые включали отслеживание публикаций в региональных печатных СМИ и сообщение о соответствующих событиях в Hermitage  в Москву. Г-н Браудер подчеркнул, что закон не содержал определения работ, которые должны выполняться сотрудниками с ограниченными возможностями. Дочерние компании вполне могли также нанимать их швейцарами, уборщиками или на любую другую работу. Г-н Браудер также посмотрел упомянутую выше видеозапись и был возмущен публичным унижением этих людей. Он указал, что на них, очевидно, оказали давление, чтобы они свидетельствовали о том, что им не платили зарплату, и показал нам записи, показывающие, что они были допрошены в региональной штаб-квартире ФСБ. Зарплаты пяти сотрудников с ограниченными возможностями  составляли пятикратный размер законодательно установленной минимальной оплаты труда  и были выплачены полностью, и они оставались  в штате и после отмены рассматриваемой налоговой льготы. Мне показали электронные переводы, подтверждающие проведенные платежи.

60.       Обвинение против Сергея Магнитского и Билла Браудера в том, что они мошеннически получили это налоговое сокращение "за счет инвалидов", является очень серьезным и могло подорвать общее доверие и моральный статус обоих обвиняемых. Поэтому мы задали г-ну Браудеру много жестких вопросов. Полученные подробные и хорошо задокументированные ответы убедили нас в том, что Hermitage  не нарушал закон. Это было также подтверждено налоговой проверкой, проведенной компетентными налоговыми органами в 2003 году, и закрытием в 2005 г. более раннего уголовного дела, открытого в 2004 властями Калмыкии, в связи с "отсутствием состава преступления".

61.       Во время моего второго посещения Москвы в мае 2013 г. представители Генеральной прокуратуры передали мне большой объем документов, которые якобы доказывал, что при другой налоговой проверке, проведенной в 2004 году, власти пришли к выводу, что калмыцкие дочерние компании Hermitage все-таки недоплатили свои налоги, и что в последующих судебных делах, в которых Сергей Магнитский выступал от имени дочерних компаний Hermitage, оспаривая результаты новой налоговой проверки, были отклонены арбитражными судами Калмыкии. Но эти документы не изменяют мою правовую оценку этого дела. "Повторная проверка" от 31 декабря 2004 года была принята во внимание и упомянута в решении 2005 г. года о закрытии уголовного дела вследствие "отсутствия состава преступления". Кроме того, согласно представителям Hermitage Capital, с которыми мы обсудили эти документы при нашем возвращении из Москвы, Hermitage  не был уведомлен о проведении новой "повторной" налоговой проверки, хотя закон требует, чтобы результаты налоговой проверки были доведены до директоров компании, подвергнутых проверке. Впоследствии российский Конституционный суд постановил, что такие "повторные проверки" являются неконституционными, поскольку они неоднократно использовались для того, чтобы оказывать давление  и "дестабилизировать" налогоплательщиков. По мнению Hermitage, "повторная проверка" (в отличие от выездной налоговой проверки "Дальней Степи", проведенной на девять месяцев раньше, в марте 2004 г.) даже содержит неправильный список директоров компании. Это вызывает подозрение, что эти документы были подготовлены не в то время, которое указано в них.

62.       Оценка использования этого правового  налогового стимула с этической или моральной точки зрения зависит в большой степени от веса, который мы готовы придать экономическому контексту и социальному и политическому выбору, сделанному в то время российским правительством. Закон 1991 года о "Корпоративном налоге на предприятия", который предполагал сокращение налоговой ставки с 11% до 5,5% при условии, что по крайней мере 50% сотрудников компании были инвалидами, был принят при очень сложных обстоятельствах. Государство было фактически банкротом и было неспособно в течение некоторого времени платить зарплаты учителям и полицейским, уже не говоря о пенсиях и социальных выплатах инвалидам, даже ветеранам войны. Законодатель, вместо того, чтобы финансировать такие жизненно важные расходы за счет общих налоговых поступлений, сбор которых становился все более и более трудным из-за общего экономического и финансового кризиса в России в это время, очевидно пытался переложить бремя помощи инвалидам на частные компании, обещая им налоговые льготы  в обмен на выплаты инвалидам прожиточного минимума. Мы не думаем, что это было очень хорошей идеей с точки зрения затрат и преимуществ: в случае калмыцких дочерних компаний Hermitage, например, Государству стоило 3 млн. долл. США в форме налоговых льгот, чтобы обеспечить выплату заработной платы пяти инвалидам и одному  "менеджеру", не являющемуся инвалидом, в течение одного года. Неудивительно, что поэтому закон был впоследствии изменен (с 1 января 2002 года), как только государство снова смогло выплачивать зарплаты, пенсии и социальные пособия. Но в 2001 году рассматриваемый налоговый стимул был все еще в законной силе, и руководство и консультанты Hermitage Capital не видели причины лишать своих акционеров и инвесторов таких преимуществ. Сегодня, оглядываясь назад, это не представляется очень изящным, но, к чести Hermitage, нужно подчеркнуть, что они продолжали держать инвалидов в штате и платить им зарплаты в течение долгого времени даже после того, как налоговая льгота была отменена.

iii)        Необычные обстоятельства (повторного) открытия этого уголовного дела

63.       Обвинения в уклонении от налогов вызывают сомнения также в свете специфических обстоятельств (повторного) открытия уголовного дела, которое было инициировано в 2004 году на основании рапорта ФСБ и закрыто за "отсутствием состава преступления" 5 мая 2005 г. Г-н Браудер показал мне копии записей о внутренних перелетах, которые доказывают, что 26 февраля 2008 г. следователь Министерства внутренних дел Карпов и двое подчиненных подполковника Кузнецова, а также сотрудник ФСБ, летали в Калмыкию всего три недели спустя после того, как одна из жалоб, направленных Hermitage, о краже их российских инвестиционных компаний, указывала на г-на Карпова и г-на Кузнецова как на подозреваемых, привела к открытию уголовного дела 5 февраля 2008 г. Один из российских юристов, работающих на Hermitage, впоследствии получил подтверждение от калмыцкого официального лица, отвечавшего за уголовное дело 2004/2005 гг., что должностные лица, которые прилетели из Москвы, инструктировали его повторно открыть дело, несмотря на отсутствие каких-либо новых доказательств, по причине"ухудшения отношений между Российской Федерацией и Соединенным Королевством". Записи рейсов показывают, что г-н Карпов и его коллеги возвратились в Москву, как только дело было вновь открыто.

iv)        Исковая давность

64.       Представляется также, что юридическое преследование по причине любых недоплат налогов за 2001 год должно бытьограниченно во времени: трехлетний срок для установления правильной суммы причитающихся к уплате налогов закончился в конце 2004 года, а 10-летний срок исковой давности для уголовного преследования – в конце 2011 года. Следовательно, формальные обвинения, датированные 22 марта 2013 г., посмертное судебное разбирательство дела против Сергея Магнитского и заочное разбирательство против Билла Браудера, как представляется, противоречат российскому законодательству.

v)         Продолжение судебного преследования Сергея Магнитского после смерти

65.       Дело против Сергея Магнитского продолжается и после его смерти, даже на стадии судебного слушания. Согласно российскому закону, который был объяснен нам в определенных подробностях в Москве прежним заместителем председателя Конституционного суда Российской Федерации г-жой Тамарой Морщаковой, посмертные судебные разбирательства допускаются только по требованию семьи подозреваемого в целях его реабилитации. Как сказала г-жа Морщакова, "если бы посмертное судебное преследование было позволено, ответственность за большое количество преступлений была бы просто возложена на мертвых людей". И вдова Сергея Магнитского, и его мать активно протестовали против посмертного судебного преследования и суда, и публично, и на их встречах с нами, потому что они не верят, что есть какой-то шанс добиться правосудия - особенно пока делом занимаются те же самые следователи, которые арестовали Сергея М и являются, по их мнению, ответственными за его смерть в заключении: "у них есть личная заинтересованность в том, чтобы Сергей М был признан виновным, чтобы избежать ответственности за их собственные преступления", – сказала его вдова.

66.       Во время моего второго посещения Москвы я получил копии решений суда, отклонявших апелляцию г-жи Магнитской против решения Генеральной прокуратуры вновь открыть дело г-на Магнитского. Кажется, что эти решения Останкинского районного суда Москвы и Московского Городского Суда нарушают российский закон, как было объяснено бывшим заместителем председателя федерального Конституционного суда России.

vi)        Вопросы конфликта интересов

67.       Относительно проблемы конфликта интересов, на которую ссылалась вдова Сергея Магнитского, говоря о лицах, которым было поручено вести посмертное преследование, представители Министерства внутренних дел и Следственного комитета сказали нам во время нашего первого посещения Москвы в феврале 2013 г., что у г-на Кузнецова и г-на Карпова не было конфликта интересов, потому что они были вовлечены в первоначальное расследование относительно г-на Магнитского только на ранних стадиях процесса и потому что обвинения, которые г-н Магнитский высказал против них, были "несерьезны". В ходе того же самого посещения Москвы мы попросили г-жу Морщакову и г-жу Мару Полякову, главукомитета независимых экспертов Совета по правам человека при Президенте России, которые давали экспертную оценку дела Сергея Магнитского для Совета по правам человека, предоставить их мнение. Обе подчеркнули, что российский закон, в соответствии со стандартами ЕСПЧ, требует отстранения лиц, ведущих расследование уголовного дела, если они оказываются в ситуации "конфликта интересов". Противоположная позиция, занятая властями, была явно противозаконна. Следователи Кузнецов и Карпов были ранее обвинены Сергеем Магнитским в жалобах Hermitage, которые он готовил, сообщая о личной вовлеченности в то самое преступление, расследовать которое они теперь были назначены, и в котором они теперь пытаются обвинить г-на Магнитского и его клиентов. На сегодняшний день они обвиняются в том, что были ответственны за смерть г-на Магнитского в предварительном заключении и поэтому не могли быть незаинтересованными и объективными следователями в том же самом деле.

68.       Я соглашаюсь с г-жой Морщаковой и г-жой Поляковой. В частности, нельзя всерьез утверждать, что обвинения против следователей по жалобе были "несерьезны" - жалоба на 245 страниц, адресованная одновременно российскому Генеральному прокурору, руководителю Следственного комитета и начальнику Департамента собственной безопасности Министерства внутренних дел 3 декабря 2007 года, представила вполне достаточные подробности и сопроводительную документацию, которые должны были, по крайней мере, послужить сигналами тревоги. Уголовное дело было действительно открыто в ответ на эти жалобы 5 февраля 2008 г. Именно тогда возник конфликт интересов: следователей, обвиненных по жалобе в соучастии, назначили ответственными за расследование, и они поместили их обвинителя, Сергея Магнитского, в предварительное заключение.

69.       Собственные показания г-на Магнитского в месяцы и недели, предшествующие его смерти в заключении 16 ноября 2009 г., завершают картину: 11 сентября 2009 г. он обвинил следователей в "оказанииованном физического и психологического давления"; 14 октября 2009 г., он указал на их "прямую личную заинтересованность в …пресечении моей деятельности, связанной с помощью моему клиенту в расследовании обстоятельств совершения указанных преступлений, что и послужило причиной для осуществления моего уголовного преследования"; 11 ноября он написал: "Я намерен добиваться привлечения к ответственности тех, кто ответственен за это [фальсификацию материалов дела]", и, наконец, 12 ноября он написал, что "не желает следователь Сильченко устанавливать других лиц, которые сделали это мошенничество [230 миллионов долл.США] возможным, а желает, чтобы юристы фонда «Эрмитаж», которые добивались и добиваются расследование этого дела, либо были вынуждены уехать из страны, где против низ были сфабрикованы по надуманным обстоятельствам уголовные дела, либо, как я, находились под стражей" Через одну неделю Сергей Магнитский умер за решеткой.

70.       Являются ли эти обвинения "несерьезными", которые не могут поставить под сомнение объективность данных следователей? Компетентные российские органы, кажется, думают именно так.

71.       В ноябре  2012 г. адвокат Наталии Магнитской подал другую жалобу в отношении конфликта интересов в российскую Генеральную прокуратуру и российский государственный Следственный комитет, указывая на угрозу потерпевшим и свидетелям, возникшую в результате решения Следственного комитета предоставить неограниченный доступ к материалам продолжающегося расследования смерти г-на Магнитского тем же самым официальным лицам Министерства внутренних дел, которые обвиняются в том, что были непосредственно связаны с преступлениями, расследуемыми Следственным комитетом.

2.2.3.2.            Способствовал и содействовал ли Сергей Магнитский мошенническому возврату налогов в размере 230 млн. долл. США, уплаченных Hermitage?

72.       Второе главное обвинение против Сергея Магнитского, так же как и Билла Браудера, гласит, что они сами были "тайными вдохновителями преступления" - мошенничества с получением возврата налогов в размере 230 миллионов долл. США, которое они разоблачили в подробных жалобах, адресованных самым высокопоставленным российским правоохранительным органам.

73.       Когда я встретился с представителями властей в Москве в феврале 2013 г., мне сообщили, что против г-на Магнитского и г-на Браудера было два главных элемента доказательства: (1) рукописная "схема", составленная г-ном Магнитским, показывающая сложную "структуру" преступного сговора и указывающая на него как его организатора, которая была изъята во время обыска квартиры г-на Магнитского, и (2) показания г-на Виктора Маркелова, признанного виновным 28 апреля 2009 г. в совершении мошенничества с возвратом налогов на сумму 230 млн. долл. США и приговоренного к 5-летнему заключению, и который обвинил г-на Магнитского в том, что тот организовал это преступление. Они отклонили утверждение, чтолица, обвиняемые Hermitage в мошеннической перерегистрации трех "украденных" инвестиционные компании Hermitage ("Рилэнд", "Парфенион" и "Махаон"), должны были иметь в своем распоряжении оригинальные печати компаний (которые в действительности были изъяты обвиненными следователями Министерства внутренних дел во время их обыска офисов Hermitage Capital и его юристов – "Файерстоун Данкан"): изготовить дубликаты печатей было бы нетрудно, а отличить их от тех, которые использовались при перерегистрации компаний, невозможно.

74.       Во время моего второго посещения Москвы мне также дали копии решений, которые, как утверждается, показывают, что арбитражные суды признали, что компании Hermitage  были не "украдены" у него, но проданы самим Hermitage компании ("Плутон"), принадлежащей г-ну Маркелову, который был уже признан виновным в причастности к мошенничеству с возвратом налогов на сумму 230 млн. долл. США.

75.       Представители Hermitage в Лондоне предоставили мне информацию, подкрепленную документами, с целью установления того, что истинными преступниками были люди из "группы Клюева", которая включала следователей Министерства внутренних дел подполковника Артема Кузнецова и майора Павла Карпова.

76.       Они откровенно признали, что у Hermitage были резервные копии корпоративных печатей, изъятых во время рейда в июне 2007 года – в противном случае они не смогли бы продолжать подавать налоговую и другую установленную законом отчетность в различные государственные ведомства. Они настаивали, что это было общепринятой практикой. Но они подчеркивали, что для любого изменения владения компанией и даже для смены адреса необходимы не только печати компании, но также и оригиналы (именно оригиналы, а не ксерокопии, пусть даже нотариально заверенные) учредительных документов компании (устав компании, свидетельство о регистрации в государственном реестре и свидетельство о регистрации в налоговых органах). Эти оригиналы, касающиеся российских инвестиционных компаний Hermitage  – "Рилэнд", "Парфенион" и "Махаон" – были изъяты следователями Министерства внутренних дел, указанными в жалобах Hermitage, и были в их владении в то время, когда они должны были быть  использованы для мошеннической перерегистрации компаний от имени их нового "владельца" и новых "директоров" (все из которых ранее имели судимость), в других налоговых органах (которые затем одобрили ходатайства о возврате налогов на сумму 230 млн. долл. США, поданные новыми "директорами", всего в один день).

77.       Относительно рукописных "схем" не может быть сомнений, что г-н Магнитский мог составлять некоторые графические изображения для визуального представления мошеннической схемы, которую они его попросили расследовать. Хотя они никогда не видели копии этого документа, не представлялось вероятным, чтобы г-н Магнитский сам бы обвинял себя в участии в схеме, которую он разоблачал.

78.       Относительно рассматриваемых арбитражных решений они показали, напротив, что воровство компаний было признано как таковое российским судом, который рассматривал дело по существу, а именно, арбитражным судом первой инстанции. Суды второй и третьей инстанции не рассматривали дело по существу из-за процессуальной  уловки, используемой "ворами, укравшими компании".

79.       Доказательство, которое я услышал в Лондоне от двух российских юристов, Эдуарда Хайретдинова и Владимира Пастухова, которые работали над этими материалами, вместе с некоторыми дополнительными фактическими данными относительно лиц, совершивших мошенничество с возвратом налогов, и их "образа действия", на который указывают представители Hermitage, как представляется, подкрепляет эту версию изложения фактов.

i)          История Эдуарда Хайретдинова

80.       Эдуард Хайретдинов был нанят Hermitage в качестве независимого адвоката после обыска и выемки материалов в офисах компании в июне 2007 г., для защиты г-на Черкасова от обвинений, связанных с делом "Камеи" (см. выше п. 2.2.1. - это дело явилось предлогом для проведения ранее упомянутых рейдов с целью проведения обыска и выемки документов). У нас были отдельные долгие встречи с ним в Лондоне в феврале 2013 г. Вот что он рассказал о событиях, которые привели к тому, что его спокойная жизнь "светского юриста", которой он наслаждался ранее, закончилась:

"Я вскоре понял, что обвинения против "Камеи" были необоснованными. Повторные ходайства с требованием разъяснений, которые я направил следователю Карпову и его коллегам, оставались без должного ответа в течение около шести месяцев. Я стал главным "каналом связи" между Hermitage и властями и работал в тесном сотрудничестве с Сергеем Магнитским из "Файерстоун Данкан", которого я очень уважал за его профессионализм. В октябре 2007 г. Hermitage получил "таинственный" телефонный звонок от пристава из Санкт-Петербурга, который задал вопрос об одной из компаний Hermitage. Компания никогда ранее не участвовала в судебных процессах в Санкт-Петербурге. Этот звонок побудил Сергея немедленно проверить почтовые ящики компании, в которых он нашел корреспонденцию, адресованную компаниям Hermitage, включая требования о возмещении ущерба, предъявленные против них.

Я получил доверенность от истинных директоров (HSBC) трех российских компаний Hermitage и 18 октября 2007 г. поехал ночным поездом в Санкт-Петербург. Когда я пришел в Арбитражный Суд и ознакомился с соответствующими материалами, я был потрясен тем, что суд принял все решения на основе простых ксерокопий. Иски были поданы неким г-ном Стражевым, паспортные сведения которого (представленные Санкт-петербургскому суду) были недействительны, что я смог немедленно подтвердить, связавшись с иммиграционной службой. Я также видел в протоколах суда доверенности, выданные неизвестными лицами, уполномочивающие неизвестных юристов защищать компании Hermitage в суде от многомиллионных претензий. Однако вместо того, чтобы защищать компании, эти юристы признали все требования против компаний, которые они должны были защищать, без каких-либо возражений. Учитывая большие суммы требований и фиктивность и/или неизвестность вовлеченных лиц, все это указывало на крупномасштабное мошенничество. Сергей подал запрос в Единый Государственный Реестр Юридических лиц (реестр компаний) и обнаружил, что незадолго до этого в Реестр были внесены изменения, и в качестве владельцев и директоров компаний были указаны новые физические лица. Сергей объяснил мне, что такие существенные изменения в Реестре не могли быть произведены без предъявления оригиналов свидетельств, изъятых Министерством внутренних дел во время обысков  4 июня 2007 г. Мы также заметили, что в то время, как изменения о назначении новых директоров были внесены в Реестр в сентябре 2007 г., эти "новые директора" уже успели выдать доверенности, уполномочивающие юристов являться в Санкт-петербургский суд, еще до этого, в августе 2007 г. В этот момент я понял, что судьи, юристы обеих сторон в этом судебном процессе и следователи Карпов и Кузнецов были вовлечены в преступление против моего клиента.

На встрече со следователем Карповым 29 ноября 2007 г. по делу "Камеи" я спросил г-на Карпова, знал ли он, что в санкт-петербургском арбитражном суде использовались копии документов, которые он хранил у себя после обыска и выемки материалов "Камеи" в офисах "Файерстоун Данкан" и "Hermitage". Г-н Карпов побледнел и сказал мне, что это была инициатива Кузнецова. Он не сказал это вслух, но открыл свой ноутбук и напечатал несколько предложений, примерно следующих: "это не мое дело, Кузнецов требует привлечь еще людей из "Файерстоун Данкан" и "Hermitage"."

Спустя несколько дней после этой беседы мы подготовили заявлениео возбуждении уголовного дела приблизительно на 250 страницах, с приложениями, датированное 3 декабря 2007 г. и адресованное Генеральному прокурору г-ну Чайке, Главе Следственного комитета г-ну Бастрыкину, и еще одно, датированное 6 декабря 2007 г., начальнику Департамента расследований  Министерства внутренних дел г-ну Драгунцову. Ответ из департамента г-на Драгунцова занял всего два коротких абзаца, и состоял в том, что расследование предполагаемого ненадлежащего поведения сотрудников Министерства внутренних дел не относится  к его компетенции. Генеральная Прокуратура просто переправила заявление своему московскому управлению, которое в свою очередь направило его Министерству внутренних дел. Ведомоство г-на Бастрыкина, в которое я также подал жалобу на действия санкт-петербургских судей, вовлеченных в мошенничество, направил эту жалобу своему санкт-петербургскому отделению, которое отказалось завести уголовное дело, но любезно сообщило мне, что также не будет заводить дело против меня по обвинению в клевете. Две из этих шести жалоб были переданы на расследование г-ну Карпову, который был указан в них подозреваемым. Затем г-н Карпов вызвал меня, адвоката, который подал заявление от имени своего клиента с требованием расследования деятельности г-на Карпова, для допроса в качестве свидетеля – это было грубым нарушением российского законодательства, но моя жалоба в этом отношении была отклонена. Дело о краже компаний было заведено только 5 февраля 2008 г., спустя шестьдесят дней после подачи ходатайства, вместо стандартных трех или максимум десяти дней, как требует закон. Жалобы от имени Hermitage были зарегистрированы за три недели до того, как произошло хищение из бюджета 230 миллионов долл. США, 26 декабря 2007 г. Задержка в открытии уголовного дела дала преступникам достаточное количество времени, чтобы незаконно легализовать деньги - как мы теперь знаем, последний перевод из Универсального банка сбережений,  принадлежавшего г-ну Клюеву, в который поступали все незаконные возвраты налогов, был сделан 4 февраля 2008 г., за день до того, как дело в ответ на жалобу Hermitage было, наконец, заведено.

            Это сопровождалось тщательно продуманным сговором с целью подрыва репутации Hermitage и юристов, работающих на компанию. 27 февраля 2008 г. было открыто "Калмыцкое дело" [см. выше п. 2.2.3.1.], а 4 мая 2008 г. Министерство внутренних дел инициировало уголовные дела против меня и моего коллеги, юриста Владимира Пастухова, по обвинению в якобы использовании фальшивой доверенности - по инициативе г-на Дроганова, подчиненного г-на Кузнецова. Г-н Кузнецов одобрил «рапорт о преступлении», в котором высказывалось предположение, что у нас не было подлинных доверенностей при подаче заявлений в суды и государственные органы с целью защиты нашего клиента от мошенничества в жалобах, называвших его и г-на Карпова в качестве лиц, содействовавшихс  мошенничествупротив нашего клиента. Это произошло через пять месяцев после того, как я подал первые жалобы от имени Hermitage, называя г-на Кузнецова подозреваемым в мошеннической деятельности и требуя проведения в отношении него расследования. Теперь я объявлен в розыск за то, что действовал от имени истинных владельцев компаний и боролся против ложных обязательств, использованных для мошенничества против государственного бюджета! В рамках этого разбирательства Кузнецов и другие сотрудники, которые преследовали меня за мою профессиональную деятельность и мою связь с "неправильным" клиентом, утверждали, что только лже-директора - г-н Маркелов, г-н Курочкин и г-н Хлебников - имели право выдать мне "законные" доверенности на право защиты от мошенничества, т.е. против самих себя. Несмотря на нелепость этого предположения, уголовное дело против меня остается открытым.

К середине лета 2008 г. мы поняли, что вся схема состояла в том, чтобы совершить хищение налогов, которые Hermitage заплатил годом ранее. Именно Сергей Магнитский первым выяснил, что  размер обязательств, вынесенных различными судами к уплате трем компаниям Hermitage (эквивалент примерно 1 миллиарда долл. США), был приблизительно равен сумме прибыли этих компаний за 2006 г., далее мы поняли, что "пустые" компании, украденные у Hermitage, использовались для воровства налогов, выплаченные ими ранее.

Это было подробно объяснено в ряде новых жалоб, датированных 23 июля 2008 г. и поданных 25 июля 2008 г. главам всех соответствующих правоохранительных органов, а также Счётной палаты, Министерства по налогам и сборам и Центрального банка. Мы не получили никакого ответа в течение шести недель, кроме ответа из Счётной палаты, которая сообщила нам, что расследование хищения 230 миллионов долл. США из российского бюджета не входит в ее компетенцию.

По странному стечению обстоятельств, но 20 августа 2008 г., в мое отсутствие, и в нарушение правовых норм, защищающих адвокатов и предоставляющих им особый статус, официальные лица Министерства Внутренних дел произвели обыск в моем офисе для изъятия посылки, только что доставленной почтой DHL, подразумеваемым отправителем которой был лондонский офис Hermitage. Мой секретарь доложила, что она положила нераспечатанный конверт на мой стол. Г-н Черкасов (руководящий сотрудник Hermitage) сказал мне, что направление мне такого пакета было очень необычным, поскольку лондонский офис Hermitage обычно направлял любые документы относительно своих российских компаний г-ну Магнитскому в Файерстоун Данкан. На записи службы видеонаблюдения, полученной в отделении DHL в Лондоне, видны двое мужчин, отправляющих эту посылку, у одного в руках был полиэтиленовый пакет с надписями на русском языке. Лондонская полиция, по запросу Hermitage, установила, что они не являлись сотрудниками Hermitage. Я не был информирован о содержании пакета. Но вскоре  я прочитал в газете, что в ходе полицейского обыска адвокатской фирмы Эдуарда Хайретдинова были изъяты компрометирующие материалы относительно мошеннической перерегистрации компаний. Позже, из описи, составленой Министерством внутренних дел, я узнал о содержании пакета, который, как утверждается, включал оригиналы некоторых документов компаний, которые мы запрашивали, идя по следу украденных компаний, которые были сначала перерегистрированы  из Москвы в Новочеркасск (юг России), а затем – в Химки (Московская область). Налоговая инспекция в Химках сообщала, что она никогда не получала никаких документов, тогда как Новочеркасская налоговая инспекция сообщила, что ее московские коллеги выслали им документы компаний, но что к ним пришли только чистые листы бумаги. Некоторые из этих "потерянных" оригинальных документов компании, очевидно, "нашлись" в пакете DHL из Лондона. Для меня весь эпизод с пакетом DHL представляется неуклюжей попыткой фальсификации доказательств против меня и моих клиентов. По словам моего секретаря, сотрудники, которые пришли обыскивать мой офис, точно знали, что они искали. Они, очевидно, следили по веб-сайту DHL  о ходе доставки пакета, который их сообщники послали из Лондона.

После моей жалобы Московская и Международная коллегии адвокатов выразили протест против обыска моей адвокатской фирмы, тогда как г-н Гордиевский из Следственного комитета открыл вышеупомянутое уголовное дело против меня на основании рапорта г-на Кузнецова, утверждавшего, что я действовал на основании "фальшивой" доверенности, несмотря на доказательства об обратном, включая проверки, подтверждающие, что подписи и печати на доверенностях, выданных мне, были подлинными, и несмотря на показания под присягой моих клиентов, которые выдали мне доверенности, подтверждающие, что они действительно сделали это, действуя добросовестно. Мое заявление в Европейский Суд по правам человека против незаконных решений, принятых в этом отношении российскими судами, вплоть до российского Верховного Суда, все еще находится на рассмотрении.

В конце августа 2008 г., спустя месяц после того, как были зарегистрированы жалобы о расследовании хищения 230 миллионов долл. США, все юристы, работающие на Hermitage, фактически находились в осаде. В дополнение к обыску моей адвокатской фирмы и вызовам в полицию я заметил слежку. Моя жена получала звонки с угрозами. В октябре 2008 г., я поехал в Лондон и обсудил ситуацию, включая продолжающееся мошенничество и попытки скомпрометировать меня, с г-ном Браудером и другими сотрудниками "Hermitage". Принимая во внимание всю информацию и произошедшие события, было ясно, что для меня будет опасно возвращаться в Россию, чтобы продолжить выполнять мои профессиональные обязанности.

27 октября 2008 г. назначенный HSBC директор Hermitage написал заявление на имя Генерального прокурора РФ Чайки, вновь излагая факты в отношении преступного сговора - мошенничества против Hermitage и российского казначейства - и продолжающихся попыток ликвидировать украденные компании Hermitage и скрыть мошенничество. В заявлении также высказывались конкретные жалобы на преследование всех юристов, которые представляли интересы Hermitage в России, защищая компанию от мошенничества, включая незаконные обыски офисов юристов, вызовов на допросы и необоснованное уголовное преследование. В заявлении объяснялось, почему доказательства, предоставленные г-ном Маркеловым, ранее признанным виновным в непредумышленном убийстве и арестованным за противоправную деятельность, на которых российские власти базировали свое обвинение против юристов Hermitage, не заслуживали никакого доверия. Наконец, в нем содержалась сериявопросов для содействия в расследовании преступного сговора, изъятии и сохранении доказательств. Должного ответа на это заявление не последовало."

ii)         История Владимира Пастухова

81.       Владимир Пастухов, сдержанный в выражениях интеллектуал, родившийся на Украине, имеющий серьезные проблемы со зрением, юрист по образованию, ранее занимался исследованиями в области политики в различных институтах Российской Академии Наук (Институте сравнительных политических исследований РАН, Институте Латинской Америки РАН, Государственного университета – Московской высшей школы экономики и других) и недавно стал сотрудником в St.Antony’s College в University of Oxford. В условиях «ограниченного» финансирования науки в России в середине девяностых он был вынужден заняться юридической практикой и стал членом Московской коллегии адвокатов, ведя, в том числе, юридические процессы, представляющие общественный интерес, в рамках спонсированных фондом TACIS (Европейский союз) программ в Центре конституционно-правовой защиты. Работая для этого проекта, он впервые столкнулся с Hermitage, одним из "самых активных акционеров" в России. Приблизительно в 2003 г. он успешно защищал Вадима Клейнера - сотрудника Hermitage - от претензий со стороны Сбербанка. Он также представлял интересы миноритарных акционеров (включая Hermitage) в судебном процессе о казначейских акциях "Сургутнефтегаза". Кроме этого, г-н Пастухов выступал советником по вопросам права и политики для многих политических и экономических структур и должностных лиц, включая председателя Конституционного суда, и был консультантом в Государственной Думе. Мы подробно говорили с ним в Лондоне в феврале 2013 г. Вот его отчет о событиях:

"В конце 2005 г. Hermitage Capital попросил моей помощи в связи с аннулированием визы Билла Браудера. Я отметил тогда, что этот вопрос должен быть решен на самом высоком политическом уровне, и предположил, что  никакого успеха в то время достичь не удастся. В июне 2007 г. Hermitage снова связался со мной, прося совета после только что прошедших рейдов с обыском и выемкой документов. Я согласился участвовать в общей работе в роли "стратега", занимаясь анализом и координацией  работы юристов, непосредственно ведущих эти дела. Вскоре удалось установить, что существует огромный разрыв между позицией следствия, обвиняющего Hermitage в уклонении от уплаты налогов, и собственно позицией российских налоговых органов, согласно которой никакой проблемы с уплатой налогов в действительности не было. Я объяснил, что в соответствии с российским законодательством налоговые претензии формируются только налоговыми органами. В первый раз мне сообщили о краже компаний Hermitage где-то в середине октября 2007 г., в тот момент я был в Хельсинки на конференции юристов – специалистов по конституционному праву. Дальнейшие роковые события, связанные с моей вовлеченностью в это дело, частично разрушили, а частично заново отстроили всю мою жизнь.

Hermitage сообщил мне о мошеннической перерегистрации своих российских компаний и странных судебных процессах против них. Я посоветовал: 1) подать заявление о возбуждении уголовного дела, 2) начать гражданское судопроизводство, чтобы отменить мошенническую перерегистрацию и сфабрикованные судебные решения, 3) немедленно направить юриста в Санкт-Петербург, чтобы расследовать то, что произошло, на месте и 4) провести пресс-конференцию. К сожалению, только первые три совета были выполнены – привлеченные западные юристы выступили против придания  инциденту огласки на этом этапе. Когда мой коллега Эдуард Хайретдинов возвратился из Санкт-Петербурга, сообщив, что иски о возмещении ущерба, очевидно, были мошенническими, мы были потрясены, но не почувствовали для себя угрозы. Мы не чувствовали угрозы, потому что мы не понимали, что действительно произошло. Никто не мог даже вообразить тогда, что было реальной целью кражи компаний и мошенничества против них - мы только думали, что кто-то подкупил суд, чтобы попытаться украсть активы компаний. Никто не сомневается, что в России каждый год суды принимают сотни тысяч решений без каких-либо взяток. В то же самое время существует система "параллельного правосудия", которая находится под частичным контролем государства и обеспечивает принятие "заказных" решений. Но некоторые вещи в этом случае выглядели очень странными. К тому времени компании Hermitage продали фактически все свои активы. Предполагаемый на тот момент размер взятки на всю операцию с целью получения такого экстраординарного сфабрикованного решения суда составлял приблизительно 1 миллион долл. США. Почему кто-то захотел "инвестировать" столько денег в это дело? Только позже мы поняли реальную цель, преследуемую теми, кто украл компании, и увидели, что странные решения, которые все еще оспаривались, были приняты налоговой инспекцией в качестве основания для возврата налогов, которые Hermitage ранее заплатил с прибыли, якобы аннулированной в результате исков о компенсации убытков. Даже тогда мы по наивности полагали, что это было только "локальным, ограниченным преступным сговором", который не мог быть санкционирован на самом верху. Это была наша самая большая ошибка. Мы недооценили угрозу нам самим и слишком сильно полагались на ожидаемую положительную реакцию высших властей, которым мы представили наши экстраординарные изыскания.

Мы должны были действовать быстро: в самом конце 2007 г. – начале 2008 г. началась операция прикрытия, украденные компании были выведены из Москвы, мы должны были восстановить контроль и понять, что же произошло с ними. 29 января 2008 г., мы обратились в суд с целью возвратить компании Hermitage, получив доверенность от их настоящих директоров – банка HSBC. Как часть исковых требований, мы просили суд раскрыть материалы украденных компаний из налоговых инспекций (это должно было пролить некоторый свет на историю с их мошеннической перерегистрацией). Но несколько дней спустя нам сообщили, что 30 января 2008 г. – через день после подачи нами заявления в суд! - все запрашиваемые материалы украденных компаний налоговой инспекцией были "утеряны ". 5 февраля 2008 г. уголовное дело по нашему ходатайству, поданному в декабре 2007 г., было наконец открыто. Мы были довольно наивны, считая  это нашей частичной победой. Но позже оказалось, что это дело было фактически направлено против нас. В конце того же самого месяца, после того, как старое уголовное дело против г-на Браудера о якобы имевшем место уклонении от уплаты налогов в Калмыкии было вновь открыто 27 февраля 2008 г., я начал понимать, что мы столкнулись с намного более серьёзной проблемой, чем мы подозревали прежде. Ресурсы, используемые против Hermitage, были непропорциональными и превысили все, с чем я сталкивался прежде в моей профессиональной жизни.

Между декабрем 2007 г. и мартом 2008 г. сфабрикованные судебные решения, принятые в Санкт-Петербурге в отношении украденных компаний, по нашим апелляциям были аннулированы. Судьи апелляционного суда, узнавшие нашу историю, были поражены и потрясены решениями, принятыми их коллегами в судах первой инстанции. К нашему удивлению, на данном этапе не было никакого сопротивления нашей работе в суде со стороны преступников. Никто от них не явился в суд, и мы легко получили решения, аннулирующие мошеннические многомиллионные судебные решения. Это только усилило наши иллюзии об ограниченной природе мошенничества. Но 24 марта 2008 г. мы встретили в Санкт-петербургском суде некую молодую особу, которая заявила в суде, что только она имеет право действовать от имени компаний Hermitage, и  что моя доверенность и доверенность г-на Хайретдинова являются "фальшивкой". Но суд не поддержал ее заявление и принял решение в нашу пользу. Примерно в то же самое время были раскрыты и другие аналогичные мошеннические решения в других региональных арбитражных судах против компаний Hermitage. Стало ясно, что Hermitage нуждался в более многочисленной команде юристов, которые могут вести всю эту тяжбу. Поэтому в команду были приглашены новые юристы, а я вернулся к своей прежней роли "консультанта по стратегическим вопросам". В июле 2008 г., когда я был в другой поездке в Санкт-Петербурге, мне позвонили из Hermitage и попросили приехать в Лондон, поскольку в результате анализа документов, полученных юристами, и проведенным Сергеем Магнитским, они увидели, что лица, укравшие компании, украли и налоги, уплаченные Hermitage. После исследования новых доказательств Hermitage, наконец, решился придать факты гласности.

В середине августа 2008 г., спустя всего несколько дней после моего возвращения после  лечения в Мюнхене, я получил телефонные звонки от многих юристов, включая г-на Хайретдинова, который сказал, что их офисы "подверглись недружественному посещению". Я по-прежнему не слишком волновался. Но затем я был вызван для допроса в отделении полиции в Казани (Татарстан), в субботу вечером. Казанское отделение полиции печально известно изнасилованиями и избиениями. Поскольку я не был специалистом в уголовном праве, я решил обсудить это с Эдуардом Хайретдиновым. Я прислушался к его совету – он предупреждал меня, что все, вероятно, закончится тем, что я проведу выходные в тюрьме (потому что я не смогу обратиться ни к кому за помощью до понедельника). Я также знал, что полицейское вмешательство в обязанности адвоката и попытки допросить юриста в отношении его профессиональных рекомендаций и обстоятельств дела были незаконными, и мои права были защищены Законом об адвокатской деятельности и адвокатуре. Поэтому я не поехал в Казань, и вместо этого позвонил следователю в Казани, пытаясь объяснить, что российский закон запрещает допрос адвоката по делу его клиента. У меня есть запись содержания этого разговора, в котором следователь сказал, что "этот закон его не беспокоит". Он также отказался встретиться со мной в Москве, где я находился. Стресс, испытанный мною в этот период, вызвал у меня отслоение сетчатки. Я прошел лечение за границей и после этого прибыл для дальнейших консультаций в Лондон, где я  обсудил с Hermitage последующие шаги, которые должны были быть предприняты для защиты от мошенничества. Билл Браудер продолжал звонить мне, убеждая меня уехать из России. Но это было не так легко для человека моего положения. Г-н Браудер не смог убедить меня. Но он нашел в Лондоне одного из моих старых российских друзей, мнение которого было очень важно для меня, и проинформировал его о ситуации. Это сработало. В Лондоне же я узнал, что против меня было открыто уголовное дело в связи с "использованием фальшивой доверенности". Мне удалось закрыть это дело, в отличие от г-на Хайретдинова, который делал  в суде в точности то же, что и я - защищал интересы истинных владельцев от воров. На данный момент я по-прежнему предпочитаю пока оставаться в Лондоне."

iii)        Другие факты относительно исполнителей преступления и способа мошеннического возврата налогов на 230 миллионов долл. США

-           Подозрительно быстрое утверждение и выплата возврата налога

82.       21 и 24 декабря 2007 г. новые зарегистрированные директора украденных компаний Hermitage – "Риленд" (г-н Курочкин), "Парфенион" (г-н Маркелов), и "Махаон" (г-н Хлебников) – подали ходатайства о возмещении налогов на сумму, эквивалентную 230 миллионов долл. США, ранее уплаченных Hermitage, московским налоговым инспекциям № 25 и № 28, в которые эти компании были перерегистрированы ранее господами Маркеловым, Курочкиным и Хлебниковым. Для получения средств эти "директора" указали  налоговым органам  счета, открытые гг. Маркеловым, Курочкиным и Хлебниковым меньше чем за две недели до своего обращения в двух небольших московских банках: "Интеркоммерц" и "Универсальный банк сбережений". В заявлениях с просьбой возврата налога утверждалось, что потери, эквивалентные 973 миллионам долл. США, свели к нулю прибыль предыдущего года на ту же самую сумму. Несмотря на то, что некоторые из судебных решений в отношении убытков еще не вступили в законную силу, а некоторые уже были обжалованы (и в конечном счете – отменены), возврат налогов, пожалуй, самый большой в российской истории, был одобрен в течение одного дня после подачи заявлений, и выплачен  два дня спустя. Прежде чем одобрить возврат налогов, налоговые органы осведомились у Московского управления Министерства внутренних дел о заявителях и получили подтверждение существования указанных юридических лиц и их отношений. Только тремя неделями ранее Министерство внутренних дел получило первое подробное заявление от  Hermitage о возбуждении уголовного дела  по факту мошеннической перерегистрации его компаний, которая могла быть осуществлена только с использованием оригиналов учредительных документов, которые в то  время находились  у ранее названных следователей Министерства внутренних дел. В заявлении в частности указывалось, что г-н Маркелов является новым незаконным владельцем, действующим через холдинговую компанию ("Плутон") зарегистрированную в Казани (Татарстан), которая была мошеннически зарегистрирована в качестве 100% владельца всех трех российских компаний Hermitage ("Рилэнд", "Парфенион" и "Махаон"). В заявлении также указывалось, что у всех троих новых "директоров" (г-на Курочкина, г-на Маркелова и г-на Хлебникова) были серьезные судимости за преступления, включающие непредумышленное убийство, кражу со взломом и воровство. Министерство внутренних дел, однако, дало утвердительное заключение налоговой инспекции.

-           Мягкий приговор в отношении г-на Маркелова

83.       24 января 2009 г. г-н Маркелов явился с повинной в российское Министерство внутренних дел в Москве  и признался в хищении 230 миллионов долл. США из бюджета, которое имело место за год до этого. В январе-феврале 2009 г. г-н Маркелов дал признательные показания Министерству внутренних дел, заявляя, что он действовал в соответствии с инструкцией г-на Гасанова. В частности, в его показаниях Министерству внутренних дел 25 февраля 2009 г. г-н Маркелов отметил:

"Я открыл банковский счет в российских рублях для ООО "Парфенион" в КБ "Интеркоммерц"... Счет я открыл в соответствии с инструкцией O.Г. Гасанова… Документы, необходимые для открытия счета ООО "Парфенион" в КБ "Интеркоммерц", я получил от Гасанова. Он также сказал мне, что сделать и куда пойти." В других показаниях Министерству внутренних дел 20 марта 2009 г. г-н Маркелов сказал: "Я подтверждаю ранее данные показания в ходе предварительного расследования. По просьбе моего знакомого Гасанова Октая Гасановича в 2007 г. я приобрел на свое имя ООО "Плутон", которое позже стало акционером ООО "Махаон", ООО "Парфенион" и ООО "Рилэнд". Я стал генеральным директором ООО "Парфенион"; мой знакомый Курочкин Валерий Николаевич стал генеральным директором ООО "Рилэнд"; мой знакомый Хлебников Вячеслав Георгиевич стал генеральным директором ООО "Махаон". Гасанов и лица, неизвестные мне, представили пакет документов от имени ООО "Парфенион", ООО "Махаон" и ООО "Рилэнд", который я, Хлебников и Курочкин подали в налоговые инспекции № 25 и № 28 в Москве... Насколько я понял, на основании этих документов деньги из бюджета были переведены в ООО "Парфенион", ООО "Махаон" и ООО "Рилэнд". Как эти деньги были переведены дальше со счетов ООО "Махаон" и ООО "Рилэнд", я не знаю; в отношении ООО "Парфенион" я подписал платежные  документы, чтобы произвести платежи со счета. Я не знаю, на какие счета впоследствии были переведены деньги. В результате моего участия эти деньги были украдены из бюджета, однако сам я никаких денег не получал."

84.       10 апреля 2009 г. заместитель Генерального прокурора России Гринь подписал обвинительное заключение в отношении г-на Маркелова за хищение им 230 миллионов долл. США (Статья 159 Российского Уголовного кодекса). 28 апреля 2009 г. Тверским районным судом г. Москвы он был признан виновным и приговорен к заключению сроком на пять лет. Судебное решение не предусматривало ни штрафа, ни обязанности возмещения ущерба государству. В нем просто упоминалось, что он сотрудничал с "неизвестными лицами", без обращения к доказательствам, представленным Hermitage в своих заявлениях о возбуждении уголовных дел, от  декабря 2007 г. и в июля 2008 г. в отношении многочисленных других подозреваемых. Вместо этого обвинение, как кажется, полагается на показания г-на Маркелова о том, что он открыл новый банковский счет для "Парфенион" в КБ "Интеркоммерц" в середине декабря по указанию г-на Гасанова, который был мертв с 1 октября 2007 г. Такие неувязки  подрывают доверие к последующим показаниям г-на Маркелова о том, что такие инструкции ему давал Сергей Магнитский.

85.       Очевидно, он заранее знал о мягком приговоре, который его мог ожидать. Во время своего первого посещения Москвы в феврале 2013 г. от одного из юристов я услышал, что г-н Маркелов хвастался своим сокамерникам, что ему вынесут приговор со сроком заключения "пять лет, по одному миллиарду в год ", прежде чем приговор был фактически объявлен. Очевидно, он был освобожден досрочно, за хорошее поведение, 4 марта  2012 г. В стране, известной своими очень жесткими приговорами даже за сравнительно мелкие правонарушения, отношение к нему правоохранительных органов представляется удивительно благосклонным.

-           Предполагаемые более ранние связи между г-ном Маркеловым и следователями Министерства внутренних дел Карповым и Кузнецовым

86.       Это благосклонное отношение к г-ну Маркелову в данном случае может быть связано с предшествующими его связями со следователями Министерства внутренних дел гг. Карповым и Кузнецовым. Федор Михеев, российский бизнесмен, который был похищен с целью вымогательства около 20 миллионов долл. США, и его жена публично утверждают, что г-н Маркелов держал г-на Михеева заложником в доме за пределами Москвы по указаниям подполковника Кузнецова. В материалах дела о похищении майор Карпов также упомянут как подозреваемый участник похищения. Г-н Михеев и его жена публично утверждали, что после того, как г-н Михеев был освобожден из рук его похитителей, он был вскоре повторно арестован, и г-н Кузнецов навещал его в тюрьме и оказал давление, чтобы тот дал ложные показания о том, что никакого похищения не было, оправдывая таким образом его и г-на Маркелова, что г-н Михеев отказался сделать.

87.       Я не разговаривал лично с г-ном и г-жой Михеевыми и сам не анализировал материалы дела, поэтому я не осмеливаюсь высказывать позицию в отношении достоверности этих утверждений, даже хотя телекомпания ВВС нашла их достаточно серьезными, чтобы включить их в документальный фильм о коррупции полиции в России.

            Более ранние связи между некоторыми из основных подозреваемых: Кипр, Дубай, Швейцария, Великобритании, Турция и Испания как общие места назначения поездок

88.       В то время, когда происходили указанные возвраты налогов, Дмитрий Клюев был  бенефициарным владельцем Универсального банка сбережений, банка, который подозревается в том, что легализовал деньги полученные преступным путем, в результате мошенничества с возвратом налогов в размере 230 миллионов долл. США (и другие). 28 апреля 2007 г., за пять недель до обыска и выемки материалов в "Файерстоун Данкан" и Hermitage, г-н Клюев летит в Ларнаку (Кипр) на частном самолете вместе с подполковником Кузнецовым, который серьезно подозревается в том, что именно он стоял за выемкой уставных  и корпоративных документов компаний Hermitage, которые были использованы  при совершении  мошенничества. 5 апреля 2006 г. г-н Клюев также летал на Кипр с коллегой  г-на Кузнецова, следователем Павлом Карповым, и еще одним следователем - Антоном Голышевым.

89.       Согласно регистрационным записям российской службы пограничного контроля, г-жа Ольга Степанова, начальница московской налоговой инспекции № 28, которая одобряла мошеннический возврат налогов, также ездила вместе с г-ном Клюевым в Дубай (отбытие 1 января 2007 г., возврат 3 января 2007 г.) и Женеву (отбытие 16 января 2007 г., дата возврата не указана). Эти поездки имели место точно в то время, когда через банк г-на Клюева легализовывались мошеннические возвраты налогов путем многочисленные банковские  трансферы (см. ниже "денежный след").

90.       Юристы, которые, как утверждается, действовали от имени мошеннически перерегистрированных компаний и с готовностью признали иски о возмещении убытков, обнулившие прибыль компаний Hermitage за 2006 год в ходе подготовки к налоговому мошенничеству с возвратом налогов, г-н Андрей Павлов (юрист "Рилэнд") и г-жа Майорова (юрист "Махаон"), также много путешествовали с г-ном Павлом Карповым, одним из полицейских, подозреваемых в причастности к сговору. Регистрационные записи российской службы пограничного контроля устанавливают совместные поездки в Лондон (1-5 января 2007 г.), Ларнаку (30 апреля - 5 мая 2007 г.), Стамбул (1-4 января 2008 г.), Мадрид и Барселону (1-7 января 2009 г.) и снова в Лондон (вылет 1 января 2010 г., данные об обратном рейсе отсутствуют). В заявлении на получение визы г-жи Майоровой даже прямо указывалось, что она путешествовала с г-ном Павловым и г-ном  Карповым.

91.       Эти предшествующие связи между некоторыми из ключевых подозреваемых в сговоре могут, конечно, быть только совпадением. Но Россия - большая страна.

-           "Денежный след" и внезапное богатство должностных  лиц, подозреваемых в соучастии

            Расследования "Новой Газеты" и "Hermitage"

92.       Журналисты "Новой Газеты", сотрудничая с коллегами в рамках Проекта по журналистскому расследованию коррупции и организованной преступности (Organised Crime and Corruption Reporting Network (OCCRP)) прошли по "денежному следу", начиная с подозрительных налоговых возвратов, которые привели их  в ряд экзотических мест. Я имел честь встречаться с двумя из этих журналистов во время моего первого посещения Москвы, в феврале 2013 г. Они объяснили мне свои методы работы – отслеживание длинного списка налоговых возвратов, произведенных определенными налоговыми инспекциями во время определенного периода времени, с проверкой владельцев, директоров и деятельности компаний-получателей. В большом количестве случаев, касающихся операций на общую сумму 1 миллиард долл. США (включая часть налоговых возвратов, обнаруженных Магнитским), они узнали - используя публично доступные базы данных - что у компаний-получателей не было никакой другой коммерческой деятельности, чем получение и дальнейшие переводы сумм налоговых возвратов; их "директора", найденные журналистами, были во многих случаях бедными людьми, чьи удостоверяющие личность документы были использованы без их знания об этом, и деньги переводились за границу небольшими суммами, чтобы запутать следы. Журналисты придирчиво отслеживали трансферы с помощью иностранных коллег, опять-таки через публично доступные базы данных и реестры, во многих пунктах, и установили окончательные места переводов значительных сумм денег, которые были первоначально украдены у российских граждан. "Новая Газета" опубликовала полученные ими результаты в  2012 г. и также предоставила их компетентным органам.

93.       Параллельно Hermitage провел собственное расследование, используя информацию, предоставленную им «инсайдерами-информаторами» .

94.       Я много узнал благодаря подробным объяснениям, полученным от российских журналистов и Hermitage, пытаясь понять кропотливую и дотошную работу, необходимую для того, чтобы найти "денежный след". Один важный урок заключается в том, что (серьезные) деньги не могут исчезнуть, они всегда оставляют несмываемый цифровой "след" – исключение составляют наличные, но суммы, которые могут физически перевозиться и накапливаться в этой форме, достаточно незначительны по сравнению с суммами, рассматриваемыми в рамках данного дела или в любой другой крупномасштабной организованной преступной деятельности. Подробные данные всех банковских переводов (отправитель, получатель, сумма) хранятся в электронной форме годами, и копии их находятся в Центральных банках. Удаление информации об отдельных трансферах невозможно – глобальная финансовая система функционирует как гигантский цифровой бухгалтерский баланс; если удалить отдельные записи с одной стороны, рухнет вся конструкция. Денежный след есть, просто его нужно найти. В деле Магнитского эта работа продолжается, и были уже получены некоторые удивительные результаты. Но они были получены главным образом посредством работы журналистов, проводящих свои расследования, и частных сыщиков, с помощью информаторов, но – как представляется – не органов власти, в чьи должностные обязанности входит расследование преступлений, поиск виновных и награбленного ими.

95.       Я получил полную документацию в отношении "денежного следа", ведущего из российского казначейства через украденные компании Hermitage, через в общей сложности еще пять российских компаний и банков, две молдавские компании и банки и одну латвийскую компанию на счета двух компаний Британских Виргинских Островов в банке Credit Suisse в Цюрихе и затем на счет в том же банке Credit Suisse другой компании, принадлежащей г-ну Владлену Степанову, (бывшему) мужу г-жи Ольги Степановой, начальника московской налоговой инспекции № 28 (которая одобрила перевод денег из казначейства).

96.       Найден был и другой "денежный след", ведущий от возврата налогов, оплаченных Hermitage российскому казначейству, через похищенные компании Hermitage ("Парфенион", "Рилэнд" и "Махаон") и много других "пересадочных станций", включая таковые в Молдове, на счет банка UBS в Цюрихе в пользу кипрской компании, принадлежавшей г-ну Денису Кацыву, сыну бывшего Министра транспорта и вице-губернатора Московской области Петра Кацыва, и г-ну Литваку.

97.       Дополнительные запутанные "денежные следы", ведущие из российского казначейства, в конечном счете приводят к корпоративным счетам в Банке FBME на Кипре, бенефициарным владельцем которых является г-н Клюев, и к другим счетам, связанным с ним и г-ном Павловым в других кипрских банках.

            Реакция российских властей

98.       В свете этой информации действия российских властей  до сих пор не является очень убедительным. Вскоре после того, как стали известны обвинения в налоговых махинациях в деле Магнитского, представитель Министерства внутренних дел г-жа Дудукина публично заявила, что местонахождение налогов, мошеннически выплаченных в Универсальный банк сбережений, не могло быть установлено, потому что грузовик, перевозящий документацию банка, случайно сгорел. Мои собеседники в Министерстве внутренних дел и в Следственном комитете уклонились от моего вопроса, когда я справился о правдоподобности этого утверждения. Относительно перевода казначейских средств на счет г-на Степанова мне сказали, что этот вопрос было проверен, и что появление средств на счете г-на Степанова могло быть объяснено его успешными деловыми операциями, включая строительство туннелей в России. Кроме того, пара развелась много лет назад. Но, по моему мнению, это не объясняет, как те же самые казначейские средства, выплата которых была одобрена г-жой Степановой, оказались на счете ее мужа, или бывшего мужа, пройдя сложный путь, описанный выше. Если рассматриваемые казначейские средства действительно были уплачены за строительство туннелей г-ном Степановым в России, почему они не были переданы ему непосредственно, без тщательно продуманных обходных схем, которые вызывают подозрения в «отмывании» денег?

            Внезапное богатство подозреваемых чиновников

99.       Кроме того, вскоре после мошеннических выплат г-жа Анисимова и г-жа Царева, работающие в московской налоговой инспекции № 28, получили 569 000 долл. США и 591 000 долл. США, соответственно. На вебсайте, посвященном делу Магнитского, перечисляются богатства, накопленные различными участниками предполагаемого сговора, включая г-жу Степанову, подполковника Кузнецова и майора Карпова, включая виллы в Дубае, роскошные квартиры в Москве, на Кипре и в других местах, и толстые банковские счета в известных оффшорных убежищах. Утверждения представляются хорошо подтвержденными документально, выдержками от земельных кадастров, банковскими выписками, электронными переводами, фотографиями и т.д. Записи, документирующие образ жизни г-на Карпова, зарплата которого как скромного чиновника Министерства внутренних дел составляла эквивалент приблизительно 6000 долл. США – в год! - довольно внушительны и включают приобретение недвижимого имущества и автомобилей повышенной комфортности на сумму 1,3 миллиона долл. США (даже если его "Порше" зарегистрирован на имя его пожилой матери), путешествия по всему миру и т.д. Кажется, что большая часть информации фактически получена из интернет-страниц г-на Карпова в социальной сети, типа "Facebook". Когда представители Министерства внутренних дел мне сказали, что г-н Карпов (и его бывший коллега, г-н Кузнецов) уволились из полиции (в возрасте 36 и 38 лет), я спросил, позволяют ли российские пенсии таким молодым пенсионерам жить в такой роскоши. Полученные ответы - что полицейские пенсии действительно довольно щедры, что служба в Чечне учитывается по формуле "год за два" для целей начисления пенсии и что у г-на Карпова могли быть дополнительные источники дохода с деловых операций – меня не убедили. Не убедила меня и дополнительная информация, полученная в мае 2013 г., что мать г-на Карпова получила большую прибыль, перепродавая квартиру, первоначально купленную за эквивалент 20 000 долл. США, и позже перепроданную за 100 000 долл. США, которые она затем инвестировала в пентхаус в Москве, упомянутый в интернет-публикациях. Это объясняет всего лишь только небольшую часть недавнего благосостояния г-на Карпова и его ближайших родственников.

100.     В течение 2011 и  2012 гг. бывший работодатель Сергея Магнитского, Джеймисон Файерстоун, подал ряд исков в московские суды, стремясь инициировать уголовное расследование подозрительного благосостояния, накопленного российскими налоговыми чиновниками, которые, как утверждается, вовлечены в мошеннические схемы возврата налогов. По сообщениям, Ольга Царева и Елена Анисимова из московской налоговой инспекции № 28 были названы в исках Файерстоуна как приобретшие иностранную недвижимость на сумму приблизительно 2 миллиона долл. США каждая, оплачивая ее средствами со счетов в швейцарских банках. В январе 2012 г. Файерстоун также подал жалобу на действия высокопоставленных должностных лиц Генеральной прокуратуры и Министерства внутренних дел, направленные на сокрытие преступлений, как утверждается, совершенных официальными лицами, связанными с Дмитрием Клюевым. В ноябре  2012 г. Министерство внутренних дел ответило, сообщив, что оно не нашло доказательств соучастия сотрудников правоохранительных или налоговых органов в мошенничестве против Казначейства, связанном с возвратом налогов на сумму 230 миллионов долл. США, и что не было также никаких данных, указывающих на причастность должностных лиц к отмыванию 230 миллионов долл. США.

101.     В августе  2012 г. Джеймисон Файерстоун подал последующие жалобы в российский Следственный комитет, требуя расследования подозрительного обогащения следователей Министерства внутренних дел Кузнецова и Карпова (поскольку более ранние жалобы, направленные летом 2010 года, оставались без ответа).

102.     Российский Заместитель министра внутренних дел сообщил мне, что г-н Карпов теперь предъявляет иск г-ну Браудеру за клевету в лондонском суде. Г-н Карпов действительно появился на российском телевидении, жалуясь, что г-н Браудер не явился защитить себя. Г-н Браудер подтвердил, что г-н Карпов действительно начал судебный процесс и с этой целью нанял чрезвычайно дорогих лондонских юристов. Юристы г-на Браудера советовали ходатайствовать об отклонении заявления г-на Карпова по причине того, что оно влечет использование судебной процедуры в незаконных целях номинальным истцом (то есть по сути дела подставным лицом, представляющим чужие интересы).

103.     Российские власти сообщили мне в Москве, что расследования все еще продолжаются, чтобы установить получателей украденных средств и преследовать их по суду, и что было заведено дело и против г-жи Степановой. Но это требовало длительного времени, а также сотрудничества властей стран, в которые были переведены деньги. Таких стран довольно много - Hermitage к настоящему времени подал ходатайства в правоохранительные органы Австрии, Кипра, Эстонии, Финляндии, Гонконга, Латвии, Литвы и Швейцарии, и многие из них уже начали официальные уголовные расследования.

            Таинственная смерть информатора

104.     Часть информации, облегчающей поиск "денежного следа", была предоставлена Hermitage российским информатором г-ном Перепиличным, который перебрался в Великобританию, где этот явно здоровый сорокалетний мужчина загадочно скончался в ноябре  2012 г. на пороге своего дома в графстве Суррей.

105.     Он был также допрошен и предоставил информацию швейцарским правоохранительным органам. Это было публично подтверждено швейцарской федеральной прокуратурой, которая, в связи с последствиями смерти г-на Перепиличного и его влияния на ход продолжающегося уголовного расследования также указала, что "наша сила основана на нашей способности минимизировать влияние такого печального события на наше расследование."

106.     Расследование обстоятельств смерти г-на Перепиличного все еще продолжается, и я не смог получить никакой информации от компетентных британских властей. Представители Hermitage убеждены, что власти, преднамеренно или нет, но работают не идеально. По их мнению, местная полиция не смогла понять роль, которую г-н Перепиличный играл в предоставлении информации о некоторых "опасных людях", включая некоторых из подозреваемых по "делу Магнитского". Он был связан с управлением средствами и операциями, которые являются предметом продолжающегося расследования в Швейцарии. Когда он потерял большую сумму денег своих "клиентов" во время финансового кризиса 2008 / 2009 гг., и почувствовав угрозу для себя и переехал в Англию, захватив с собой документацию относительно финансовых операций от имени его "клиентов". Откликнувшись на призыв Hermitage к потенциальным информаторам, он решил поделиться этой информацией с Hermitage, который в свою очередь передал ее заинтересованным компетентным органам других странах. Как только Hermitage узнал о смерти г-на Перепиличного, его юристы немедленно связались с полицией, чтобы убедить их быть особенно внимательными при установлении причины этой смерти. К сожалению, по словам г-на Браудера, полиции потребовались несколько дней, чтобы отреагировать на эти увещевания и потребовать проведения токсикологического исследования, и вполне может быть, что прошло слишком много времени, чтобы с уверенностью установить или исключить следы преступления.

107.     Во время моих встреч с российскими властями в Москве я неоднократно слышал намеки, что подозрительная смерть г-на Перепиличного (так же как и смерть самого г-на Магнитского и других возможных сообщников) вполне может служить интересам г-на Браудера. Я не считаю эти инсинуации сколько-нибудь убедительными, учитывая, что г-н Браудер оказывал сильный нажим на британскую полицию, через СМИ и политические каналы, чтобы начать активные и своевременные расследования возможного преступления - смерти, которая вначале была признана служащими местной полиции вызванной сердечным приступом. Точно так же его масштабная общественная кампания за "наказание убийц Сергея Магнитского", в то время, когда власти пытались свести к минимуму произошедшее, представляя ее неудачным совпадением, вызванным самое большее небрежностью, допущенной сотрудниками низкого уровня в тюремной администрации, не имела бы никакого смысла, если бы он был так или иначе вовлечен в гибель Сергея Магнитского.

            Встречи со швейцарскими, кипрскими и британскими властями

108.     С разрешения Комитета я разговаривал со швейцарским Федеральным прокурором и его заместителем в Берне, а также с кипрским Генеральным прокурором и главой кипрского департамента борьбы с отмыванием денег (MOKAS) в Никосии. Они действительно получили обширную документацию от Hermitage, демонстрирующую наличие "денежного следа", начиная с мошеннических возвратов налогов из российского казначейства и заканчивая банками в их странах.

109.     У меня сложилось впечатление, что швейцарские власти, которые уже открыли уголовное дело, выслушав ключевого информатора (г-на Перепиличного, см. выше пп. 104-107), вынесли решение о  замораживании подозрительных средств и направили запрос о взаимной помощи России (которая недавно также направила подобный запрос им), действовали с должной старательностью. То же самое, казалось бы, можно было бы в принципе сказать и о кипрских властях. Очевидная административная ошибка или нарушение обмена информации после передачи начальной жалобы в 2008 г. от имени Hermitage относительно кражи компаний (с кипрскими связями), к сожалению, значительно задержали начало расследования. Но мне представляется, что – вопреки тому, чему, как кажется, верит Hermitage – кипрские власти не ждали никакого "зеленого света" из Москвы, чтобы начать свое расследование. В то же самое время, мне кажется, что небольшие страны с ограниченными возможностями проведения расследований, испытывает трудности в выполнении многочисленных сложных расследований с подозреваемым отмыванием денег, которые связаны с ролью страны в качестве популярного местонахождения так называемых "компаний - почтовых ящиков", в которых находятся активы, которыми управляют иностранные фирмы и богатые физические лица. Возможно, что таким  небольшим странам в подобной ситуации потребуется еще более увеличить свои следственные ресурсы, чтобы поддержать или усилить доверие к себе как к финансовым центрам, подчиняющимся верховенству закона.

110.     25 апреля 2013 г. в штаб-квартире Европола в Гааге прошла встреча с целью обмена информацией и координирования расследований, проводимых экспертами по борьбе с отмыванием денег из разных стран, затронутых переводом средств, начало которому положило мошенничество с возвратом налогов, раскрытое Сергеем Магнитским. Я могу только аплодировать Европолу за организацию такой встречи, которая должна, по моему мнению, знаменовать начало координируемых действий компетентных органов с целью пройти по "денежному следу", куда бы он ни вел. Компетентные российские власти должны быть в центре такого действия, поскольку именно деньги российских граждан были украдены. Но международное сотрудничество требует как минимум взаимного доверия, которое, вероятно, пострадает, если серьезные обвинения в коррупции против сотрудников правоохранительных органов не будут расследованы активно и без неуместной задержки. Я получил подтверждение такого недоверия в Лондоне. Глава британского министерства юстиции на нашей встрече в феврале 2013 г. сказал мне, что запрос о правовом сотрудничестве, полученный из Москвы в марте  2012 г., был столь "очевидно политически мотивирован", что британские власти никак не могли принять его.

            Сходство modus operandi в деле Магнитского и в деле "Ренгаз" и других актах мошенничества.

111.     Очень веским доводом против обвинения самого Сергея Магнитского в мошенничестве с возвратом налогов на сумму 230 миллионов долл. США является тот факт, что подобные мошенничества с возвратом налогов были совершены как до, так и после того, как г-н Магнитский был арестован, и даже после его гибели. Благодаря вышеупомянутым расследованиям "денежного следа" было показано, что те же самые подозреваемые (так называемая "группа Клюева") использовали тот же самый modus operandi - принцип  действия, аннулирующий прибыль мошеннически перерегистрированных компаний за предыдущий год путем предъявления исков о фиктивных убытках и затем возвращения налогов, которые были уплачены настоящими владельцами компании, теми же самыми московскими налоговыми инспекциями - № 25 и № 28, и тот же самый путь отмывания денег - путь, начинающийся с недавно открытых счетов в Универсальном банке сбережений г-на Клюева и другом банке, который впоследствии заменил его. В мошенничестве с компанией "Ренгаз", которое имело место в 2006 г., за год до мошенничества с 230 миллионами долл. США, виновные даже использовали те же самые арбитражные суды в Москве и Казани, чтобы получить решения в отношении возмещения убытков, аннулирующие прибыль "Ренгаза". Иски в Казани по делу "Ренгаза" были поданы тем же самым адвокатом, как и в случае, разоблаченном г-ном Магнитским (то есть г-ном Павловым), от имени того же самого истца (г-н Шешеня); точно так же иски в Москве были поданы неким г-ном Плаксиным в качестве истца, и опять-таки г-ном Павловым как его адвокатом. Виновные в мошенничестве с "Ренгазом" даже использовали те же самые "шаблоны" в своих исковых заявлениях в отношении фиктивных убытков, как и в мошенничестве, раскрытом г-ном Магнитским, в состав которых входило "Рамочное Соглашение", "Договор купли-продажи" и "Соглашение о расторжении договора". В обоих случаях компании-ответчики немедленно и полностью признали требования, а судьи освобождали истцов от требования доказывать свою позицию. По моему мнению, все эти общие черты не могут быть простыми совпадениями.

iv)        Оценка обвинений против Сергея Магнитского относительно мошенничества с возвратом налогов на сумму 230 миллионов долл. США

112.     Ввиду фактических обстоятельств, представленных выше, в частности:

-           убедительные показания юристов, которые работали по делу, г-на Хайретдинова и г-на Пастухова;

-           тот факт, что г-н Магнитский играл ключевую роль в подготовке ходатайств Hermitage о возбуждении уголовного дела, разоблачая сговор перед тем, как мошенничество было фактически завершено;

-           подозрительно быстрое утверждение возврата налога, на которое г-н Магнитский и Hermitage не могли оказать влияния;

-           мягкий приговор, вынесенный г-ну Маркелову, подозреваемому в том, что он выполнял роль подставного лица, или "козла отпущения" для соучастников преступления;

-           предыдущие связи между г-ном Маркеловым и другими ключевыми подозреваемыми, включая следователей Министерства внутренних дел подполковника Кузнецова и майора Карпова, которых г-н Магнитский обвинил в сговоре, и которые были в итоге назначены  расследовать обвинения против самих себя, и между полицейскими и юристами, вовлеченными в фиктивные судебные процессы, и владельцем одного из банков, вовлеченных в мошенничество, г-на Клюева;

-           четкий "денежный след", ведущий прямо к ключевым подозреваемым, обвиняемым г-ном Магнитским и Hermitage, и членам их семей, включая г-жу Степанову, главу одной из налоговых инспекций, вовлеченных в мошенничество, двух из ее сотрудников и г-на Клюева;

-           хорошо подтвержденное документально благосостояние ключевых подозреваемых, живущих далеко не по средствам, предоставляемым их официальными зарплатами или пенсиями, и пассивная реакция властей на это;

-           сходство между обстоятельствами, за которые теперь возлагают ответственность на Сергея Магнитского, и другими мошенничествами с возвратом налогов, совершенными до и после ареста Сергея и даже после его гибели.

113.     Я лично убежден, что это преступление не было совершено и ни в коей мере в нем не было пособничества либо содействия г-на Магнитского, а совершено оно было группой преступников, включая лиц, которых он обвинил, прежде, чем эти лица поместили его в тюрьму, где он погиб в обстоятельствах, которые мы теперь собираемся рассмотреть немного более подробно.

2.3.      Тяжкие испытания, выпавшие Сергею Магнитскому в предварительном заключении – давление до гибели

2.3.1.   Бесспорные факты

114.     7 октября 2008 г. Сергей Магнитский дал показания в Следственном комитете РФ о подозреваемой причастности должностных лиц Министерства внутренних дел подполковника Кузнецова и майора Карпова и других в мошеннической перерегистрации компаний Hermitage и мошенническом возврате налогов на 230 миллионов долл. США. 6 ноября 2008 г. генерал Логунов, заместитель руководителя Следственного комитета МВД РФ, передал дело подполковнику Кузнецову и трем его подчиненным, с целью расследовать преступление, раскрытое г-ном Магнитским. 12 ноября 2008 г. генерал МВД Логунов назначил тех же самых сотрудников расследовать дело против Hermitage / Магнитского. Обе следственные группы (состоящие из одних и тех же лиц) возглавлял следователь МВД майор Олег Сильченко.

115.     Меньше чем две недели спустя, 24 ноября 2008 г., Сергей Магнитский был арестован в собственном доме после обыска, произведенного двумя подчиненными подполковника Кузнецова по распоряжению следователя Олега Сильченко. Вначале он содержался в "ИВС-1", Изоляторе временного содержания в Москве при московском управлении МВД, затем был переведен  в Московское Исправительное учреждение № 5, потом обратно в ИВС-1, потом в Исправительное учреждение № 5 и после этого – в изолятор тюрьмы "Матросская Тишина" (далее - МТ), где к июню 2009 г. он заболел, потеряв в весе 40 фунтов и страдая от сильных болей в желудке. Согласно медицинской документации исправительного учреждения МТ, датированного 13 июля 2009 г., у него на основании данных ультразвукового обследования 1 июля 2009 г. был диагностирован панкреатит, холецистит и камни в желчном пузыре. Ему было рекомендовано проведение хирургического вмешательства в течение одного месяца, после еще одного ультразвукового обследования. Это было подтверждено в письме, адресованном адвокатам г-на Магнитского Д. Ваcильевым, исполнявшим обязанности главы МТ, следующим образом: "  Сообщаю, что Магнитскому Сергею 1 июля 2009 года было проведено ультразвуковое исследование брюшной полости, по результатам УЗИ диагностирован «калькулезный холецистит». При обследовании врачом хирургом, назначено контрольное ультразвуковое исследование через месяц, а также плановое оперативное лечение. "

116.     25 июля 2009 г. за неделю до его запланированного обследования и операции, г-н Магнитский был внезапно переведен в Бутырскую тюрьму, исправительное учреждение особого режима, в котором не было никаких условий для проведения ультразвукового обследования или хирургической операции. Перевод координировался со следователем МВД Олегом Сильченко и был одобрен Заместителем начальника Федеральной службы исполнения наказаний генералом Петрухиным. В Бутырке состояние здоровья г-на Магнитского продолжило ухудшаться.

117.     16 ноября 2009 г. Дмитрий Комнов, начальник Бутырской тюрьмы, приказал, чтобы его подчиненные перевезли г-на Магнитского обратно в МТ, вследствие "необходимости в срочной госпитализации с диагнозом острый панкреатит и холецистит". Перевод была одобрен генералом Давыдовым, начальником Московской службы исполнения наказаний. По поступлению в МТ г-н Магнитский был помещен в камеру изолятора и прикован наручниками к койке. Гражданскую бригаду скорой помощи в тюрьму МТ вызвали дежурные сотрудники. Врачи прибыли в 20:00, но им не было позволено войти в камеру г-на Магнитского в течение одного часа и 18 минут. В тот же самый вечер Сергей умер в исправительном учреждении МТ.

2.3.2.   Спорные факты

2.3.2.1.            Жаловался ли Сергей Магнитский на свои условия содержания и отсутствие медицинской помощи?

118.     Официальные лица в Москве (представители Министерства внутренних дел и Генеральной прокуратуры) говорили мне, что Сергей Магнитский не жаловался на свои условия содержания или на отсутствие медицинской помощи, предоставляемой ему в заключении.

119.     Мать г-на Магнитского и Hermitage предоставили мне длинный список жалоб, направленных г-ном Магнитским и его адвокатами от его имени, а также копии жалоб с переводом на английский язык и ответы, данные властями на эти жалобы:

-           9 и 11 августа 2009 г. – Д. Комнову, начальнику Бутырской тюрьмы: "прошу принять меня лично незамедлительно, так как характер допускаемых в ФБУ ИЗ 77/2 нарушений моих прав угрожает моему здоровью".

-           19 августа 2009 г. – О. Сильченко, следователю Министерства внутренних дел: "Просим обеспечить проведение контрольного УЗИ брюшной полости Магнитскому, которому был диагностирован "калькулезный холецистит""

-           31 августа 2009 г. – В. Давыдову, начальнику Московской службы исполнения наказаний: "В течение недели я был лишен возможности пользоваться горячей водой и не мог приготовить горячее питье при том, что это является для меня необходимым в связи с имеющимися у меня заболеваниями органов пищеварения."

-           11 сентября 2009 г. – Ю. Чайке, Генеральному прокурору: "не оказание медицинской помощи, непроведение медицинского обследования и планового оперативного лечения.  Прошу проверить."

-           14 сентября 2009 г. – судье А. Криворучко, в Тверской районный суд: "Прошу приобщить к материалам дела ряд жалоб о невыносимости условий, в которых я содержусь… сведения о неоказании мне медицинской помощи."

-           12 ноября 2009 г. – судье Э. Сташиной, в Тверской Окружной суд: "Прошу истребовать у следствия ходатайства, относящиеся к условиям содержания и медицинские документы, указанные в жалобе в Европейский суд по правам человека."

120.     Ответы говорят сами за себя:

-           2 сентября 2009 г. – от следователя О. Сильченко: "о запросе об обеспечении медицинского обследования вынесено постановление о полном отказе в его удовлетворении."

-           14 сентября – от судьи А. Криворучко: "В удовлетворении заявленного ходатайства Магнитского о неоказании медицинской помощи отказать"

-           7 октября 2009 г. – от В. Давыдова, начальника Московской службы исполнения наказаний: "Магнитский получил со склада электрокипятильник. Холодное и горячее водоснабжение централизованно."

-           7 октября 2009 г. – от Д. Комнова, начальника Бутырки: "По медицинским показаниям – в следственном изоляторе содержаться может"

-           9 октября 2009 г. – от А. Печегина из Генеральной прокуратуры: " давление не оказывалось. Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется"

-           12 ноября 2009 г. – от судьи Э. Сташиной: "Отказать. Суд считает, что заявления, относящиеся к его условиям содержания, не подлежат исследованию."

121.     Члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), которой Президент России поручил инспектировать все места принудительного содержания в любое время и беспрепятственно говорить с сотрудниками и обитателями тюрем, провели посещения исправительных учреждений "Бутырка" и "Матросская Тишина", начиная с дня после гибели г-на Магнитского. В ходе моей встречи в Москве с группой ОНК во главе с г-ном Валерием Борщевым мне сказали, что им показали официальный журнал (книгу) жалоб в Бутырской тюрьме, в которой не было жалоб от г-на Магнитского. Но представлялось, что журнал подвергся некоторым манипуляциям: записи в течение определенного времени вносились одним и тем же почерком, с использованием одной и той же ручки, и очевидно в одном стиле, вместо того, чтобы иметь отдельные записи после каждой жалобы, как предписано законом. Официальные лица впоследствии сказали г-ну Борщеву, что журнал никогда не велся должным образом. Г-н Борщев сказал нам в Москве, что г-н Комнов (начальник Бутырки) сообщил ему в присутствии лица, которое фактически ответило на жалобу г-на Магнитского, а именно, генерала Давыдова, что г-н Магнитский никогда не подавал жалоб.

122.     Вот некоторые примеры жалоб г-на Магнитского об условиях его содержания, цитируемые по рукописному заявлению, адресованному суду 19 января 2009 г.:

-           "Камеры переполнены, в помещении, рассчитанном на 8 человек может содержаться 14. Кроватей на всех не хватает, приходиться спать по очереди."

-           "В постоянно открытое окно задувает принизывающий ледяной ветер."

-           "Принимать пищу приходиться в том же помещении, где находится туалет. В переполненной камере дым стоит коромыслом."

-           "Горячее питание по существу предоставляется только один раз в день – в обед. На завтрак часто дают кашу с личинками насекомых, на ужин тухлая варенная селедка, один запах которой вызывает тошноту. Иногда бывает так, что еды не хватает или ее просто забывают принести."

-           "В одной камере со мной содержатся обвиняемые и уже осужденные за совершение таких насильственных преступлений, как грабежи, убийства, нанесение тяжких телесных повреждений."

123.     Он также жаловался на то, что его в течение нескольких дней держали в камере, в которой туалет, расположенный в той же камере, был настолько переполнен, что пол был покрыт экскрементами.

124.     Сергей Магнитский взывал о помощи в драматическом письме своему адвокату г-ну Харитонову от 25 августа 2009 г., которое послужило основанием для его адвокатов составить многочисленные официальные жалобы, включая жалобу от 11 сентября 2009 г. Генеральному прокурору Юрию Чайке и главе Следственного комитета МВД генералу Аничину.

"23 августа 2009 года, в 16-30 я почувствовал боль в области солнечного сплетения…Я смог прилечь …и стерпеть боль … позже приступ усилился начались сильные боли … переносить их можно было только сидя на корточках согнувшись. Приступ сопровождался … невозможностью вдохнуть воздух полной грудью, так как это усиливало и без того резкую боль... 24 августа 2009 года, примерно в 16-00 начался новый приступ, так, что я не мог даже лежать, а ходил по камере или сидел на корточках согнувшись. [Мой сокамерник] стал стучать в дверь и просил вызвать врача, но к нам никто не подошел."

125.     Жалоба была передана на рассмотрение майору Сильченко, который рекомендовал "передать ее в архив", поскольку эта жалоба была "не в нашей компетентности". Рекомендация г-на Сильченко была одобрена его начальником, полковником Карловым.

126.     12 ноября 2009 г. при его последнем появлении в суде, срок его содержания под стражей был снова продлен. По словам тюремного врача Бутырки г-жи Литвиновой, г-н Магнитский был расстроен продлением своего задержания. В рукописной жалобе, датированной 13 ноября 2009 г., г-н Магнитский написал, что страдает от острой боли, и просил о срочной медицинской помощи, напоминая еще раз, что ему было запланировано ультразвуковое обследование в июле в тюрьме "Матросская Тишина", но он был переведен в Бутырку как раз перед запланированным обследованием. Снова и снова жалуясь на слабое здоровье, он слышал, что сможет получить лечение, когда выйдет на свободу.

127.     Члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) подтвердили, что в России, по их опыту, не соответствующие нормативам условия досудебного заключения обычно применяются по указанию следователей, ведущих дело, чтобы "сломить" заключенных и вынудить их признаться или иначе сотрудничать со следствием. "Стандартный набор приемов", обычно используемый в Бутырке, включал переполненные туалеты, разбитые окна зимой и агрессивных новых сокамерников. Г-н Борщев также указал на то, что г-на Магнитского пять раз переводили из одной тюрьмы в другую, и больше чем двадцать раз из одной камеры в другую (включая восемь раз за последние три месяца), что было другим типичным проявлением давления, оказываемого на него.

128.     Г-н Борщев также указал, что инициатива о переводе г-на Магнитского из тюрьмы "Матросская Тишина" в Бутырку (тюрьму без необходимых медицинских условий) в июле 2009 г. за неделю до запланированного начала лечения исходила от следователя Сильченко. Начальники тюрем "Матросская Тишина" и "Бутырка" были обязаны отказаться от перевода, если не могли предоставить требуемое лечение. Запланированный ремонт камеры г-на Магнитского в "Матросской Тишине", который был официально назван в качестве причины его перевода, все еще не начался, когда г-н Борщев посетил ее с инспекционным визитом после смерти г-на Магнитского в ноябре. Хорошо известно, что отказ в необходимом лечении был часто используемым методом давления на задержанных до суда.

129.     В свете хорошо задокументированных конкретных жалоб, воспроизведенных выше, я считаю просто циничным, что власти теперь говорят, что Сергей Магнитский никогда фактически не жаловался на условия своего заключения и нехватку лечения, и что условия содержания преступников в российских тюрьмах намного улучшились; хотя они все еще не были приятными, особенно для лиц, привыкших к более комфортной жизни, это было неизбежно ("dura lex sed lex"). По моему мнению, это недопустимо: во время ареста Сергей Магнитский был здоровым молодым человеком, согласно закону являлся невиновным. Ему ни разу не разрешили поговорить с женой и детьми в течение почти года. Содержась специально в тяжелых нездоровых условиях, он серьезно заболел, не получая соответствующего лечения. Менее чем через год после его ареста он умер при все еще не ясных обстоятельствах. Это не "dura lex sed lex", это - нарушение российского законодательства и Европейской Конвенции о Правах человека.

130.     Во время моего второго посещения Москвы представители Следственного комитета поставили под сомнение утверждение семьи, что г-н Магнитский на момент ареста имел хорошее здоровье. Когда я упомянул об этом г-же Магнитской и г-ну Борщеву, с которыми я встретился на следующий день, они сообщили мне, что г-жа Литвинова (тюремный доктор, имевший квалификацию "врача-гигиениста", который осматривал г-на Магнитского в Бутырской тюрьме) сначала свидетельствовала, что г-н Магнитский дал ей бумагу из московской больницы № 36, указывающую на то, что в марте 2008 г. (то есть задолго до его ареста) ему был диагностирован панкреатит или какая-то другая проблема с желудком. Но полученный ответ из больницы № 36, приобщенный к материалам дела о смерти г-на Магнитского, гласил, что г-н Магнитский никогда не диагностировался и не проходил лечения в этой больнице.

2.3.2.2.            Был ли Сергей Магнитский избит при поступлении в Матросскую Тишину 16 ноября 2009 г. перед его смертью, и если да, то почему?

131.     Несколько представителей властей говорили мне, что г-н Магнитский не был избит при его поступлении в тюрьму МТ.

132.     Но применение "специальных мер", включая наручники и резиновые дубинки против г-на Магнитского, из-за "нервного срыва" было явно упомянуто в докладе, подписанном неким "Д.Ф. Маркиным" и двумя "свидетелями", инспекторами Лариным и Боровковым, и санкционировано начальником тюрьмы МТ, г-ном Ф. Тагиевым. Я не удовлетворен объяснениями, данными мне во время моего второго посещения Москвы, что этот документ - "вне контекста", и что упоминание резиновых дубинок как части специальных мер, используемых против г-на Магнитского, было "просто автоматическим".

133.     По словам г-на Борщева, Председателя Общественного наблюдательного комиссии, российский закон не позволяет использование дубинок в случае нервного срыва. Кроме того, согласно психиатрической экспертизе, проведенной по распоряжению следователя Ломоносовой в рамках расследования, начатого в отношении некоторых сотрудников тюремной администрации, г-н Магнитский не был в необычном психическом состоянии. Согласно свидетельству охранников тюрьмы, упомянутых г-ном Борщевым, г-н Магнитский полностью сотрудничал с тюремным персоналом, надевавшим на него наручники, и последовал за ними в камеру добровольно.

134.     Кроме того, вскрытие тела, показания матери г-на Магнитского и фотографии, сделанные членами семьи, когда им впервые разрешили увидеть тело, подтверждают, что у г-на Магнитского были замечены травмы на теле, которые не получили объяснения, включая травмы на суставах обеих рук и глубокие отметины на обоих запястьях, которые не могли быть объяснены нормальным применением наручников. Объяснение, данное доктором Александрой Гаус, а именно, что травмы были вызваны тем, что он бросал койку, к которой был прикреплен наручниками, было отклонено г-ном Борщевым, который указал, что койки в камерах привинчены к полу. Второе заключение медицинской комиссии № 555/10 также отмечает, что травмы, обнаруженные на теле г-на Магнитского, "не исключают возможность, что часть их стала следствием травматического воздействия резиновой дубинки."

135.     Поэтому для меня ясно, что Сергей был действительно избит вскоре после его поступления в тюрьму МТ, тогда как причина, упомянутая в официальном сообщении об использовании дубинок - нервный срыв - сомнительна и по юридическим, и по фактическим причинам.

2.3.2.3.            Где, когда и как именно умирал Сергей Магнитский?

136.     Доктор Александра Гаус, врач тюрьмы МТ, видела г-на Магнитского при его поступлении в МТ и заполняла бумаги о его поступлении. Она диагностировала "нервный срыв" г-на Магнитского, который кричал, что "они пытаются убить меня" и "кто-то копается в моих личных вещах".

137.     Доклад ОНК следующим образом излагает показания, данные ему доктором Гаус:

"При осмотре живот  был напряжен, болезнен в обоих подреберьях, явный симптом панкреатита, в медкарте она прочла назначение на повторное УЗИ. Во время ее приема в у Магнитского было два позыва на рвоту ( самой рвоты не было), и она дала ему пакет. Сначала вел себя спокойно, дал согласие на госпитализацию, расписался на медкарте…

потом сел, прикрылся пакетом и сказал, что его хотят убить. Это продолжалось недолго, он всего два раза несильно ударил кушеткой по полу, потом поставил ее, а после, наоборот, стал проявлять страх и прятаться за пакет, который она ему дала. По ее мнению, это было похоже на острый психоз, манию преследования. Поэтому вызвали психиатрическую скорую..."

138.     Г-н Борщев указал, что 250 страниц из дневника г-на Магнитского действительно пропали без вести. Относительно полиэтиленового пакета г-н Борщев подозревает, что это было еще одной мерой давления, обычно используемой против задержанных. Еще одно указание на то, "не все было чисто" на данном этапе состояло в том, что видеозаписи о поступлении, требуемые согласно закону, были "недоступны" не только инспекторам ОНК, но также и г-же Ломоносовой, первому следователю, отвечающему за расследование гибели г-на Магнитского. На видеозаписи, сделанной в Бутырской тюрьме при его отбытии, которую показали г-ну Борщеву, г-н Магнитский казался спокойным и в достаточно хорошем состоянии, чтобы идти самостоятельно, неся две сумки со своими вещами. Ранее в тот же самый день (16 ноября 2007 г.) его острый панкреатит очевидно потребовал неотложной терапии. Экстренный вызов был передан в 14:29, и карета скорой помощи прибыла в Бутырскую тюрьму в 14:57. Но бригаду скорой помощи заставили ждать в течение 2 часов 35 минут, без какого-либо объяснения этой задержки. Относительно записей поступления г-на Магнитского в тюрьму "Матросская Тишина", то, как сказал г-ну Борщеву начальник МТ г-н Тагиев на встрече спустя три дня после смерти г-на Магнитского, записи были изъяты следователями. Позже, г-н Тагиев изменил свои показания, согласившись с официальной версией, согласно которой никаких записей не было. Адвокаты семьи г-на Магнитского попросили, чтобы г-н Тагиев был вызван в суд в качестве свидетеля, однако, в этом ходатайстве было отказано.

139.     Из-за "психического срыва" г-на Магнитского доктор Гаус вызвала гражданскую службу "экстренной психиатрической помощи", а также группу из восьми сотрудников службы безопасности тюрьмы во главе с г-ном Марковым, которая применила против г-на Магнитского "специальные средства" (см. выше пп. 131-135). Охранники отвели г-на Магнитского в другую камеру (№ 4), где его оставили без медицинской помощи или какого-либо медицинского наблюдения. Через пятнадцать минут, в 20:00, гражданские врачи службы экстренной помощи во главе с доктором Корниловым прибыли к воротам тюрьмы, но, согласно показаниям доктора Корнилова, их заставили ждать более часа. Когда им позволили войти в камеру № 4, приблизительно в 21:15, они нашли на полу безжизненное тело г-на Магнитского. По словам доктора Корнилова, который тщательно осмотрел тело, г-н Магнитский уже был мертв больше пятнадцати минут. Доктор Корнилов сообщил время смерти по телефону в Диспетчерскую скорой медицинской службы, где это официально задокументированно. Адвокаты матери г-на Магнитского указали, что показания доктора Корнилова подтверждаются  показаниями капитана Плужникова из тюрьмы МТ, который заявил, что получил два звонка – один около 21:00, с указанием подготовиться к принятию задержанного "в тяжелом состоянии", и другой – от майора Д.Ф. Маркова вскоре после этого с указанием "написать рапорт о смерти задержанного". В отношении времени смерти майор Марков заявил, что между 20:15 и 20:20 он получил сообщение из комнаты дежурного офицера, что г-н Магнитский был "плох", и пошел в камеру, где он нашел его без сознания на носилках. В 20:50 доктор Гаус позвонила ему, чтобы сообщить, что г-н Магнитский умер. Но доктор Гаус показала, что она получила звонок приблизительно в 21:20 о том, что г-н Магнитский "плохо себя чувствовал", и пошла в камеру № 4. В отличие от этого, доктор Корнилов сказал, что когда он и его бригада экстренной помощи ждали возможности увидеть пациента, медицинский работник тюрьмы вернулся, "чтобы сказать, что пациент умер". В отличие от этого, доктор Гаус заявила, что когда она вошла в камеру в 21:20, она увидела фельдшера Семенова, пытавшегося провести процедуры реанимации, что "доктор Нафиков вбежал, чтобы провести процедуры реанимации" и что при осмотре пациента сама она обнаружила пульс "только в сонной артерии". Г-н Борщев сказал мне, что фельдшер Александр Семенов выглядел испуганным, когда он и его коллеги попытались опросить его об обстоятельствах смерти г-на Магнитского.

140.     Официальная тюремная медицинская документация гласит, что в 9:15, когда доктор Корнилов и его помощник г-н Морозов пришли в камеру № 4, г-н Магнитский был все еще жив. Записи описывают, что г-н Магнитский "сидел на койке", "потный и испытывающий трудности с дыханием" и отмечают, что "во время обследования, проводимого психиатром", состояние г-на Магнитского "внезапно и резко ухудшилось, и пациент потерял сознание". В отличие от этого, сам доктор Корнилов свидетельствовал, что когда он вошел в камеру как раз перед этим, в 21:15, не было "никакого пульса, никакого сердцебиения, никакого дыхания, и никакого артериального давления". В то время как доктор Корнилов заявил двум присутствовавшим медицинским работникам исправительного учреждения, что смерть пациента наступила до прибытия бригады скорой помощи, это не было упомянуто докторами Гаус и Нафиковым. Эти серьезные противоречия в показаниях свидетелей и официальных документах о времени смерти все еще не только не разрешены, но даже и не расследованы.

141.     Что касается причины смерти, Наталья Магнитская убеждена, что сотрудники тюрьмы сознательно убили ее сына. Она исходит из доказательства использования резиновых дубинок против ее сына (см. выше п. 132), который и до этого очевидно находился в критическом состоянии, и того факта, что его оставили без медицинской помощи в течение последних часов его жизни, пока вызванную гражданскую бригаду скорой помощи заставили ждать снаружи. Утром 17 ноября 2009 г. персонал МТ сообщил адвокатам г-на Магнитского, что их клиент умер от панкреонекроза, разрыва брюшной мембраны и токсического шока. В тот же день в полдень представитель МВД г-жа Ирина Дудукина заявила, что причиной смерти была остановка сердца, и что не было никаких признаков насильственной смерти.

142.     Официальное свидетельство о смерти ("акт о смерти") от 16 ноября 2009 г., составленное в день смерти г-на Магнитского, подписанное доктором Гаус, майором Марковым и капитаном Плужниковым и имеющее официальный штамп, включает в качестве одной из (возможных) причин смерти, в дополнение к "сердечной недостаточности", "закрытую черепно-мозговую травму". Копия этого документа в его первоначальной форме была получена Общественной наблюдательной комиссией, г-ном Борщевым. Но впоследствии он был изменен, по необъясненным и нерасследованным причинам, как показано документами, предоставленными адвокатами г-жи Магнитской. Дата, оформление и подписи остались неизменными, однако ссылка на "закрытую черепно-мозговую травму" (стоявшую в конце параграфа) исчезла.

143.     Когда я заговорил об этой очевидной подмене с представителями Следственного комитета во время моего второго посещения Москвы, мне сказали, что документ был упомянут вне контекста и был юридически не важен, потому что доктор Гаус не была квалифицирована для того, чтобы дать оценку причин смерти. Причины смерти могли быть определены только надлежащим вскрытием трупа, которое было сделано впоследствии высококвалифицированными экспертами. Когда я спросил, почему документ, если он был юридически не важным, был, тем не менее, изменен таким необычным способом, мне не дали никакого значащего ответа. Г-н Борщев прокомментировал, что возможность травмы головы, обозначенная в оригинальной версии "акта о смерти", должна была быть по крайней мере расследована и прокомментирована во время официального вскрытия тела.

2.3.3.   Реакции и судебные разбирательства после смерти г-на Магнитского

144.     В конце ноября 2009 г. тогдашний президент России Дмитрий Медведев отдал распоряжение, чтобы прокуратура и Министерство юстиции расследовали гибель Сергея Магнитского.

145.     Однако изначальная реакция российских властей состояла в том, чтобы преуменьшить правонарушения. Глава Следственного департамента МВД г-н Алексей Аничин на пресс-конференции 23 декабря 2009 г. даже описал г-на Магнитского как "виновного" в совершении преступлений, за которые он был взят под стражу. Министр юстиции Александр Коновалов, допуская серьёзные проблемы в местах предварительного заключения, сказал, что необходимо иметь больше доказательств, чтобы показать, что г-н Магнитский не получил надлежащей медицинской помощи. По мнению главы Следственного комитета РФ по г. Москве Анатолия Багмета, не было никакого обоснования для начала уголовного дела против официальных лиц. В отличие от этого, председатель Московской Хельсинкской группы г-жа Людмила Алексеева и активисты движения за права человека из нескольких стран обратились к президенту Медведеву, чтобы инициировать уголовное преследование против подозреваемых, после независимого расследования, проведенного Московской Общественной наблюдательной комиссией под председательством г-на Валерия Борщева.

146.     Кампания, проводимая Биллом Браудером, также поддерживает  список ("список Магнитского") лиц, подозреваемых в правонарушениях в этом контексте, и лоббирует принятие "точечных санкций" против этих лиц (отказ в выдаче виз, замораживание активов). Российское Министерство иностранных дел рассматривает такие меры как попытку оказания давления на следователей и вмешательство во внутренние дела другого государства, считая, что такие санкции нарушили бы презумпцию невиновности. Президент Путин вскоре после его переизбрания даже включил противодействие таким санкциям ("активно работать над предотвращением односторонних экстерриториальных санкций США против российских юридических и физических лиц") в список приоритетных внешнеполитических целей Российской Федерации.

147.     В январе 2011 г. Специальный Докладчик Организации Объединенных Наций по вопросам применения пыток Хуан Э. Мендез начал расследование обстоятельств гибели г-на Магнитского. Однако российское Министерство иностранных дел отклонило просьбу Совета по Правам человека ООН предоставить им информацию по расследованию смерти г-на Магнитского.

148.     6 июля 2011 г. Президентский Совет по Правам человека представил доклад Президенту Медведеву с указанием, что в тюрьме с Сергеем Магнитским плохо обращались и не предоставляли надлежащую медицинскую помощь, особенно в последние дни и часы его жизни. "Есть также основания предположить, что его смерть была спровоцирована избиением", – отмечалось в докладе. Совет назвал нескольких официальных лиц, виновных в недобросовестности, приведшей к его смерти. Президент, по сообщениям, сказал, что "люди не должны умирать в тюрьме. Если они больны, они должны быть отпущены для лечения." Доклад утверждает, что "конфликт интересов может свидетельствовать либо о халатности, либо об определенной заинтересованности руководителей расследования." Другой доклад, опубликованный в июле 2011 года Национальным Комитетом по борьбе с коррупцией под председательством г-на Кирилла Кабанова, по сообщениям, установил, что не было никакого способа, которым г-н Магнитский мог бы сам организовать хищение 230 миллионов долл. США.

149.     Президентский Совет по Правам человека отметил, что "должностные лица, которых Сергей Магнитский обвинил в причастности к незаконному возврату налоговых поступлений, и которые участвовали в следствии по его делу, не были привлечены к уголовной ответственности и впоследствии повышены в должностях". После обнародования заключения Совета по Правам человека президент Медведев, по сообщениям, признал, что в этом случае было совершено преступление. Но несмотря на то, что Совет назвал определенных должностных лиц, ответственных за незаконный арест г-на Магнитского и его пытки в заключении, никакое уголовное расследование против упомянутых официальных лиц не было начато, и ни одному из них не было предъявлено обвинение. Напротив, МВД РФ официально отклонило выводы Президентского Совета как неприменимые.

150.     13 июля 2011 года НПО "Врачи за Права человека", неправительственная организация, оказывающая поддержку жертвам пыток, опубликовала независимую оценку медицинской документации в отношении Магнитского, называя плохое обращение с ним в заключении "преднамеренным, расчетливым и негуманным".

151.     18 июля 2011 г. российский Следственный комитет предъявил обвинение тюремному доктору  Бутырки г-же Литвиновой и прежнему заместителю начальника тюрьмы г-ну Кратову в  небрежности, приведшей к смерти г-на Магнитского.

152.     30 июля 2011 г. заместитель Генерального прокурора Виктор Гринь распорядился об открытии уголовного дела против Сергея Магнитского после его смерти. Оно было поручено следователям МВД О. Сильченко и М. Сапуновой, которые были членами бригады следователей, которые вели дело против г-на Магнитского до его смерти.

153.     В августе и сентябре 2011 года мать и вдова Магнитского были вызваны на допрос как свидетели по делу, посмертно заведенному против покойного. Они возражали против повторного открытия дела и психологического давления, оказываемого на них теми же самыми должностными лицами, которые, по их мнению, мучили Сергея Магнитского в заключении.

154.     В сентябре и октябре 2011 года Министерство внутренних дел отказало в  ходатайстве родственников о прекращении посмертного преследования г-на Магнитского и отстранении от расследования лиц, которые подозревались в том, что участвовали в жестоком обращении и причинении смерти г-ну Магнитскому – указанный отказ был также подтвержден Генеральной прокуратурой в ноябре 2011 г. В январе  2012 г. Министерство внутренних дел настаивало, чтобы семья участвовала в посмертном преследовании или отказалась от права на реабилитацию г-на Магнитского. В феврале  2012 г. мать г-на Магнитского подала новые жалобы относительно давления, оказываемого на семью, в МВД РФ в связи с посмертным преследованием ее сына. 2 марта  2012 г. она также обратилась с жалобой в Президентский Совет по Правам человека, сообщая об интенсивном давлении и запугивании, от которого страдала семья. В апреле и мае  2012 г. дальнейшие протесты матери против посмертного преследования Сергея Магнитского были отклонены российскими судами. 4 апреля  2012 г. апелляцию матери поддержала организация "Международная Амнистия" (Amnesty International").

155.     В феврале  2012 г. Московский городской суд отклонил апелляцию матери г-на Магнитского против отказа Следственного комитета РФ расследовать деятельность должностных лиц различных правоохранительных органов высокого и среднего уровня, связанную с неправомерным арестом, пытками и убийством ее сына.

156.     В марте  2012 г. Следственный комитет назначил нового следователя, г-на Стрижова, продолжить расследование всего дела смерти г-на Магнитского. Но следователь Стрижов с тех пор отклонил многочисленные ходатайства семьи, стремящейся получить доступ к информации о расследовании, и в марте 2013 г. закрыл дело "за отсутствием события преступления". Между июнем и октябрем  2012 г. Следственный комитет, по словам адвокатов, отклонил нескольких других ходатайств о допросе важных непосредственных свидетелей и сборе доступных документальных доказательств относительно этого дела.

157.     Также в марте  2012 г. Специальный Докладчик ООН по вопросам пыток г-н Хуан Э. Мендез опубликовал результаты своего расследования дела Сергея Магнитского, которого требовала базирующаяся в Великобритании неправительственная организация "Redress", специализирующаяся на привлечении к ответственности виновных в пытках. Г-н Мендез назвал ответ российского правительства "неубедительным" и подчеркнул, что Россия не выполнила международные обязательства в соответствии с Конвенцией ООН против пыток и с Принципами ООН в отношении внесудебных и произвольных казней.

158.     2 апреля  2012 г. Следственный комитет отказался от обвинений против доктора Литвиновой, одного из двух тюремных сотрудников, обвиненных в небрежности, повлекшей  смерть г-на Магнитского из-за "ненадлежащего выполнения своих профессиональных обязанностей". После законодательных изменений, введенных в начале декабря 2011 г., срок исковой давности был сокращен до двух лет. Это сделало невозможным предъявление обвинений, заявленных в декабре 2011 г., по причине истечения срока давности.

159.     В мае  2012 г. Следственный комитет открыл уголовное дело, связанное с возвратом части налога в сумме, эквивалентной 230 миллионам долл. США, через московскую налоговую инспекцию № 28, в рамках которого г-на Магнитского посмертно назвали виновным в совершении преступления, которое он разоблачил. Жалобы адвоката семьи Магнитского против этого посмертного обвинения были отклонены. В феврале 2013 г. в Москве мне сказали, что расследование все еще продолжается. Это дело было заведено в дополнение к другому делу (№ 678540), открытому 1 июля 2011 года МВД РФ по требованию заместителя Генерального прокурора Гриня, чтобы расследовать отмывание денег в связи с кражей 230 миллионов долл. США, в котором г-на Магнитского также посмертно назвали соучастником. Заместитель Генерального прокурора Гринь также сделал заключения, оправдывающие всех должностных лиц МВД, которые были ответственны за ведение дела против г-на Магнитского, не найдя в их действиях никаких нарушений. По словам адвокатов семьи Магнитского, Генеральная прокуратура отказалась раскрыть им свои заключения и их обоснование.

160.     В октябре 2012 г., во время суда над доктором Дмитрием Кратовым, заместителем начальника Бутырской тюрьмы, отвечающим за медицинские вопросы, Наталья Магнитская (мать г-на Магнитского) в своих показаниях привлекла внимание к роли многочисленных других официальных лиц, ни одно из которых не было привлечено к суду. Во время того же самого судебного разбирательства, в ноябре  2012 г., свидетель, бывший сотрудник тюремной администрации Ольга Григорьева, по сообщениям, заявила в суде, что она получала угрозы жизни в адрес своей матери и сына за несколько недель до дачи показаний, а также ей сказали, что дело было "заказным", и все было "решено" и что ей лучше "помалкивать".

161.     В ноябре  2012 г., Комитет ООН против Пыток (UNCAT) отметил, что случай Сергея Магнитского был "показателен" для запугиваний и убийств, не сопровождаемых соответствующими расследованиями. В своем заключении Комитет заявляет: "В этом отношении, хотя власти повторно открыли закрытое уголовное расследование смерти в заключении г-на Сергея Магнитского, состоявшейся в 2009 году, после доклада Московского ОНК, только один сотрудник тюремной администрации относительно низкого уровня был до настоящего времени предан суду в связи с этой смертью, несмотря на то, что в докладе ОНК был сделан вывод о том, что следовало также расследовать роль ряда следователей и официальных лиц исправительных учреждений, включая ведущего следователя в уголовном деле против г-на Магнитского (статьи 2 и 11)."

162.     Наконец, в Москве 28 декабря  2012 г. доктор Дмитрий Кратов, бывший заместитель начальника Бутырской тюрьмы, отвечающий за медицинские вопросы, который был обвинен в халатности, повлекшей по неосторожности смерть человека, был оправдан Тверским районным судом г Москвы. 24 декабря  2012 г., когда суд приблизился к концу, обвинитель, ведущий дело против доктора Кратова, внезапно изменил курс и попросил о его оправдании. Это изменение последовало вслед за пресс-конференцией Президента 20 декабря 2012 г., где тот, официально, заявил: "Магнитский умер. Умер не от пыток. Его никто не пытал. Он умер от сердечной недостаточности".

163.     27 апреля 2013 г., все главные телеканалы России показали, как Министр внутренних дел г-н Колокольцев выносит благодарность Карпову, Кузнецову, Толчинскому, Сильченко, Виноградовой и Дроганову за хорошую работу, проведенную по делу Магнитского / Hermitage, и заявляет, что их не должен беспокоить тот факт, что их имена были занесены в американский "список Магнитского". В тот же день Министр юстиции, г-н Коновалов, похвалил г-на Прокопенко (начальника тюрьмы "Матросская Тишина") и г-на Комнова (начальника Бутырской тюрьмы) за хорошую работу в отношении Магнитского.

2.3.4.   Общая оценка причин смерти Сергея Магнитского

164.     В свете вышеупомянутого ясно, что у трагической смерти Сергея Магнитского было много причин, включая проблемы со здоровьем, вызванные ужасными условиями содержания и отказом обеспечить необходимое лечение, которое стало особенно необходимым в день его смерти, вкупе с избиениями, которые он перенес в свой последний вечер после поступления в тюрьму "Матросская Тишина", и последующего отказа в оказании медицинской помощи. Возможно, мы никогда и не сможем точно установить, привели ли в конечном счете к остановке сердца комбинация всех этих факторов и/или потенциально смертельные травмы головы. Но нет сомнения, что некоторые из причин смерти г-на Магнитского были созданы сознательно, установленными лицами, а другие - по халатности. Решение в отказе предоставления г-ну Магнитскому необходимой медицинской помощи было принято следователем, ведущим дело, по которому был арестован г-н Магнитский, г-ном Сильченко, как раз в то время, когда, согласно поставленному диагнозу, он нуждался в ультразвуковом обследовании и хирургической операции. Г-н Магнитский ранее дал показания, обвиняющие двух коллег г-на Сильченко в соучастии в преступлениях, которые он разоблачил, и ответственность за которые теперь возлагают на него. Это было серьезным мотивом для увеличения на г-на Магнитского давления, о котором он уже заявил,  чтобы заставить его изменить их. Когда это давление не привело к желаемому результату, решили ли следователи тогда заставить г-на Магнитского замолчать навсегда? То, что произошло вечером 16 ноября 2009 г. в "Матросской Тишине"- серьезно больной человек был избит без каких-либо действительных оснований и затем оставлен без медицинского или иного внимания, пока не умер, при наличии таких существенных мотивов для сокрытия преступлений, которые описаны в этом докладе – было ли это убийством, или был ли это "всего" еще один случай обычной жестокости против задержанных до суда с трагическим, но в конечном счете непреднамеренным результатом? По моему мнению, манипуляции с начальным "актом о смерти" являются серьезным признаком официального сокрытия правды, так же как и отклонение двух запросов о проведении независимого вскрытия тела, поданных семьей г-на Магнитского 17 и 19 ноября 2009 г., и показание, которое я получил от одного из адвокатов г-на Магнитского, что сотрудница Федеральной службы исполнения наказаний, которую он пригласил дать показания в суде, отказалось сделать это, потому что ей угрожали. Я чувствую, что все еще знаю не все, что нужно знать, и  в любом случае я не должен выносить определение по отдельным лицам.

165.     Но те, в чьи обязанности входило гарантировать вынесение решения, как мне представляется, плохо провели свою работу. Запоздалые, вялые и противоречивые расследования привели только к обвинению двух докторов из Бутырки, одного – в том, что по небрежности не смог диагностировать болезни, которыми г-н Магнитский никогда фактически не болел, оправдывая в то же время всех других - включая всех тех, кто находился на месте в момент гибели г-на Магнитского в "Матросской Тишине", ответственных за отказ лечить его фактические, диагностированные заболевания, ответственных за избиения и за многочисленные укрывательства. В довершение ко всему, дело против одного из двух обвиненных лиц, г-жи Литвиновой, было завершено вследствие недавно сокращенного срока исковой давности, а г-н Кратов был оправдан 28 декабря  2012 г. после изменения в последнюю минуту позиции прокуратуры, на фоне политической обстановки, представляющей раздраженную реакцию высших российских властей на принятие американским Конгрессом "Акта Магнитского".

166.     Этот результат - полная "безнаказанность убийц Сергея Магнитского", как сформулировано в названии ходатайства, лежащего в основе этого доклада - просто недопустим. Официальная позиция, которую я услышал снова в Генеральной прокуратуре в мае 2013 г., а именно, что смерть г-на Магнитского - просто трагическое следствие его неспособности противостоять нормально суровым условиям заключения, – недопустима. Это справедливо также и в отношении немного иного мнения, которое я услышал в Следственном комитете, а именно, что г-жу Литвинову фактически не оправдывали по обвинению в небрежности, а просто прекратили  расследование  в связи с истечением срока исковой давности.

167.     Этот результат должен прежде всего быть недопустимым для российских граждан и российского государства. Сергей Магнитский разоблачил гигантское воровство, жертвой которого стала сама Россия. Он погиб, потому что он отказался поддаться давлению со стороны коррумпированных должностных лиц среднего звена, стремящихся скрыть свои преступления. Так почему тогда российское государство, и на таком высоком уровне, так старается сокрыть это преступление? Почему компетентные органы просто не расследуют и не раскроют преступный сговор, не посадят виновных в тюрьму и не пройдут по "денежному следу", чтобы вернуть украденные налоги?

168.     Я услышал три возможных объяснения этого странного поведения российских властей, описанного в этом докладе. Я хотел бы сказать с самого начала, что я не разделяю ни одного из них, но у меня нет никаких других своих соображений по этому поводу.

169.     Первым является довольно простой тезис г-на Браудера: в любой мафиозной структуре  "босс" - под страхом потери своей главенствующей роли - никогда не может допустить, чтобы его "подчиненные" были привлечены к ответу по закону, что бы они ни делали, пока они остаются лояльны ему. Это также объясняет гнев Президента Путина, направленный на его кампанию лоббирования целевых санкций против коррумпированных чиновников.

170.     Второй подход, о котором я узнал от моих собеседников, несколько более сложен: и заключается в том, что у России есть огромный "параллельный бюджет", вовлекающий массивные "черные фонды", используемые для стабилизации и расширения власти элиты в России и вне ее, особенно на территории прежнего Советского Союза: власть, "купленная" в стиле "Дивного нового мира" Олдоса Хаксли, против власти, "приведенной в исполнение" как в "1984" Джорджа Оруэлла. Такой параллельный бюджет должен подпитываться. Согласно моим собеседникам, методы финансирования включают крупномасштабные мошенничества с возвратом налогов (как было раскрыто г-ном Магнитским), "откаты" от 20 - 30 %, полученных от участников аукционов на получение договоров государственной закупки, платежи, произведенные кандидатами на потенциально прибыльные должности в государственном секторе, "внебалансовые расходы" фирм, контролируемые государством (то, что Hermitage как миноритарный акционер попытался остановить), и другие методы. Сергею Магнитскому просто не повезло, что он наткнулся на операцию (мошенничество с возвратом налогов на 230 миллионов долл. США, раскрытое им), которая была частью этой "системы", и которой ранее угрожал "эффект Hermitage" (то есть активность миноритарного акционера, отрицающего коррумпированность и подкуп).

171.     Такое объяснение частично согласовалось бы с удивительным своей откровенностью заявлением главы Центрального банка России г-ном Игнатьевым, который сказал, что согласно данным Центрального банка, эквивалент приблизительно 49 миллиардов долл. США ежегодно выводится из России незаконно, половина из этой суммы очевидно относится к работе одной хорошо организованной группы. "Денежный след", по которому шли журналисты "Новой Газеты", также подтверждает, что мошенничество с возвратом налогов очень широко распространено - относительно узкая выборка налоговых возвратов, которые они расследовали, выявила хищения около  1 миллиарда долл. США через такие мошеннические схемы возврата налогов.

172.     Во время моей встречи с г-ном Игнатьевым 21 мая 2013 г. он по существу подтвердил то, что он сказал в вышеупомянутом заявлении, указывая, что, хотя компании, указанные в качестве инициаторов и конечных бенефициариев операций по отмыванию денег часто менялись, посреднические "промежуточные станции" часто оставались теми же самыми в течение долгого времени, возможно из опасения жуликов потеряться в своих собственных лабиринтах. Эффективному действию государства против такого мошенничества препятствовало то, что информация и компетентность были рассредоточены среди различных государственных органов, которые испытывали трудности с координированием своей работы. Хотя он никогда не слышал о "параллельном бюджете" или "черном бюджете", он, как представляется, согласился со мной в том, что многие российские государственные служащие все еще испытывают недостаток чувства долга и лояльности к своему государству, которое они зачастую рассматривают просто как дойную корову.

173.     Третье возможное объяснение очевидного официального сокрытия преступлений по делу Магнитского - то, которое я услышал в политических и дипломатических кругах: российское руководство настолько рассержено вмешательством г-на Браудера во внутренние дела своей страны, что оно отреагировало иррациональным, даже злобным образом. Как еще, сказали мне, можно было объяснить, что усыновление российских сирот (главным образом детей с ограниченными возможностями, у которых есть мало шансов на усыновление в России) американскими семьями было заблокировано в ответ на "Акт Магнитского"? Известный российский защитник прав человека думал, что имело бы намного больше смысла для российской Думы принять "закон Гуантанамо", вводя запреты на выдачу виз и замораживание счетов американских официальных лиц, вовлеченных в нарушения прав человека в указанном месте. Но кажется, что сироты и их потенциальные приемные родители - все еще предпочтительный объект возмездия. Я получил известие от ирландского коллеги-парламентария, что Россия недавно отговорила ирландский парламент поддержать специальные санкции, аналогичные "Акту Магнитского", угрожая расширить запрет на усыновление также и на ирландские семьи. Но мне также напомнили, что сокрытие преступлений  на высоком уровне началось сразу после смерти г-на Магнитского, задолго до того, как кампания г-на Браудера за ввод санкций получила какое-либо серьезное развитие.

3. Заключения

174.     Как было обозначено в моем предварительном меморандуме в январе, я все еще рассматриваю дело Сергея Магнитского в контексте необходимости бороться с коррупцией в Российской Федерации, и данное дело представляется особенно внушительным и хорошо задокументированным примером такой борьбы. Цель настоящего доклада поэтому не только в том, чтобы помочь пролить больше света на судьбу Сергея Магнитского и ответственностьразличных официальных лиц в этом отношении, но также и в том, чтобы способствовать лучшей защите людей от беззаконного поведения государственных чиновников в будущем. Случай с Магнитским - только один символический пример того, как беспомощны отдельные граждане, будучи арестованными. Много неназванных задержанных испытали подобную судьбу, не имея хороших юристов и богатого менеджера хедж-фонда, чтобы поддержать их. Именно ради этих неназванных жертв международное сообщество не должно мириться с результатами этого дела в том виде, в котором они существуют на сегодняшний день. В интересах самих российских граждан и их государства не позволить коррумпированным чиновникам грабить государственную собственность, жестоко заставляя замолчать тех, кто им противодействует, при этом оставаясь безнаказанными.

175.     Должны ли мы послать сильный сигнал в этом смысле, поддерживая требование применения конкретных санкций против должностных лиц, подозреваемых в причастности к преступлению и его сокрытию? Интересен аргумент, выдвинутый известными российскими журналистами и активистами борьбы за права человека и против коррупции: если вы действительно хотите заинтересовать наши коррумпированные элиты в превращении России в лучшее место, вы должны приговорить их к "жизни в России", препятствуя их вывозу за границу того, что они ценят больше всего: их деньги и их семьи.

176.     Но публикация списка "коррумпированных чиновников", которым не будут выдаваться визы и чьи счета будут заморожены, сталкивается со значительными практическими и юридическими трудностями: было бы необходимо установить справедливую процедуру, осуществляемую независимым, квазисудебным органом, дающую подозреваемым лицам справедливый шанс защитить себя. Парламентская Ассамблея недавно нашла, что процедура, применяемая комитетом по санкциям Совета Безопасности ООН, которому поручено составлять "антитеррористический черный список", не отвечает минимальным стандартам процедурной справедливости. Европейский суд в Люксембурге подверг критике Совет Европы за подобные нарушения. Если бы мы предложили подобные конкретные санкции против физических лиц, нам бы нужно было сделать это получше. Конкретное предложение в этом отношении, по моему мнению, превысило бы объем этого доклада. Я поэтому предложил бы, чтобы мы ограничились более общим обращением к государствам-членам тщательно рассмотреть возможность введения того, что я бы назвал "интеллектуальными санкциями", принимая во внимание различные возможные подходы, включая неофициальные, такие, как тот, что, очевидно, применяется в Великобритании.

177.     Предварительный проект резолюции также обстоятельно очерчивает области, в которых расследования все еще недостаточны и должны поэтому быть предприняты срочно, в рамках "обязанности проведения расследования", постулируемой прецедентным правом Европейского Суда по правам человека в случае наличия утверждений о незаконных убийствах и пытках.

178.     Я хотел бы закончить на положительной ноте: энергичная реакция российской общественности и гражданского общества, и особенно профессиональная и бесстрашная работа Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), возглавляемой г-ном Валерием Борщевым, с мощной поддержкой Президентским Советом по Правам человека, служит основанием для надежды. Сильный  общественный мандат и независимость ОНК, следующей британской модели, являются достижением, которым Россия может гордиться. Очевидно также, что результатом расследования дела Магнитского в настоящее время гордиться нельзя.

179.     Поэтому я обращаюсь с просьбой к Комитету и Ассамблее послать четкий сигнал российским властям, что сокрытие преступлений должно быть устранено, и истинные преступники должны быть привлечены к ответу, путем поддержки проекта резолюции, предшествующей этому докладу. 



11 комментариев

0
Владимир Сосенко , 10 июля 2013 в 17:08

Все исполнители данных схем по возврату НДС (начальницы налоговых и т. д.) не имеют право близко подойти к таким суммам, без покровительства (без указания) с самого верха. Это и ребенку понятно. Поэтому, о том, что кого-то найдут и накажут не может быть и речи.
0
ясень подокном , 10 июля 2013 в 18:25
Только мощное давление европейских и других демократических стран на российский режим может приостановить ДИКОЕ нарушение прав человека в нашей многострадальной стране!!
0
Аристарх Фабианов , 10 июля 2013 в 20:19
Cам Магнитский умер или убили его - и то, другое недоказуемо. Но заметил я как-то, что в те дни, когда он умер, произошла ещё одна загадочная смерть. Неожиданно умер известный юморист Роман Трахтенберг. Через 4 дня после смерти Магнитского он умер. И обе эти смерти как-то похожи. Во-первых, и тот, и другой были довольно молодыми. Одному было 36, другому 41. Во-вторых, никаких заболеваний у них не было. Спрашивается: с чего тогда они умерли-то? Непонятно. Необъяснимо. Нелогично. Медицинское заключение было таким: сердечный приступ. Но это ничего не объясняет. На сердце они вроде никогда не жаловались, Особенно Трахтенберг. Он же юморист. А смех, как известно, продляет жизнь. Все говорят: Магнитского убили. Но тогда Трахтенберга тем более убили! Сам он никак не мог умереть! Непонятно, правда: ЕГО-ТО ЗА ЧТО?
0
Александр Улбутов , 13 июля 2013 в 01:35
Всегда с удовольствием слушал Трахтенберга в прямом эфире и умер он практически в студии во время передачи.
"Трахтенбергу стало плохо во время интервью с актером Юрием Николаевым. В 19.21 ведущие прервались на рекламу, Трахтенберг обещал вернуться через несколько минут. Но после рекламы в эфир дали песню, а в эфир в 19.27 вернулись только его соведущая Лена Батинова и Николаев."http://www.aif.ru/culture/arti...
Может, вы фантастики перечитали? Лучи смерти, дистанционная остановка сердца или кибер мухи - убийцы?
0
Саша Ригачин , 10 июля 2013 в 22:29
Потребовать, чтобы бандит сам себя за руку схватил и сам себя под суд отдал? А что - может, так и будет!
Убийцы Магнитского и российская власть - это одно и то же, те же люди. Так что - надо, надо потребовать: вдруг бандит левой рукой схватит себя за правую и поволочёт на суд.
0
Михаил Семенов , 11 июля 2013 в 15:57
Вы недописали самого главного : "и поволочёт на суд" - тоже к самому себе.
Увы такова наша действительность - см дела зам прокурора МО и его подельников
0
GLEB Rygov , 11 июля 2013 в 01:53
Прошу модератора удалить мой предыдущиий коммент. Заранее благодарен.
О "сравнительных "?!! параллелях.
"Хлопци чьи вы будете...
след кровавый тянется" за вами (вместо эпиграфа )

****Аристарх Фабианов, 10 июль 2013 в 20:19

Cам Магнитский умер или убили его - и то, другое недоказуемо. Но заметил я как-то, что в те дни, когда он умер, произошла ещё одна загадочная смерть. Неожиданно умер известный юморист Роман Трахтенберг. Через 4 дня после смерти Магнитского он умер. И обе эти смерти как-то похожи. *****
1/ "доказуемо или недоказуемо" устанавливает судебное РАССЛЕДОВАНИЕ,которого не было и которому препятствует СК России и лично президент---именно об этом доклад ПАСЕ.
2/ Меня вот тоже "мучает" противоречие. Почему подследственная фигурантка дела "оборонсервиса" Васильева (предъявленное ей обвинение в хищении по объему в разы превышает, то,что предъявлялось Сергею Магнитскому) разгуливает по бутикам, а С. Магнитскому,вместо домашнего ареста установлен пыточный по сути режим ареста.
3/ Почему отказано фигурантам "болотного дела" в мере пресечения в виде подписки о невыезде, а Васильевой-пожалуйста ?
4/ Почему отказано в допросе "экспертов" в деле ЮКОСа и Кировлеса (А. Навальный) и почему отказано в независимой медицинской экспертизе причин смерти С.Магнитского (вот здесь и "зарыта собака" пресловутого "недоказуемо")
5/ Это "почерк" одной и той же "конторы",для которой слезы жен и детей моряков "Курска" ничто по сравнению с ПРИЗНАНИЕМ преступной халатности непрофессионализма...
6/ Неоправданные жертвы Нордоста и расстрел сонных террористов, отсутствие суда над террористами--это тот же "почерк" .
7/ Детские жизни детей Беслана и препятствование справедливому расследованию--все тот же "почерк" .
8/ Этот кровавый след тянется с 2000 года со взрывов домов со спящими москвичами и упорным НЕРАССЛЕДОВАНИЕМ преступлений...
9/ Если же необходимо расследовать!!! причину смерти Романа Трахтенберга,то лучше всего обратиться к экспертам ПАСЕ--быстрее,правдивее , надежнее и безопаснее...
0
Леонид Анцелович , 11 июля 2013 в 15:10
Если объединить самые громкие коррупционные скандалы последнего времени, становится очевидным, что за всеми маячит тень Сердюкова. Это он, будучи начальником налоговой службы Москвы, "раскопал" налоговые "преступления" по делу ЮКОСа, за что последовала награда в виде должности министра обороны. На новой должности он не потерял связь с бывшими своими подчиненными и после возникшего скандала с делом Магнитского, приютил их в своем ведомстве. Ежу понятно, что грабежи Оборонсевиса не могли совершаться без его непосредственного участия, а скорее руководства. Ну и самое главное: мог ли Верховный главнокомандующий (оба) не быть в курсе грандиозных афер в министерстве обороны? И отважился бы Сердюков, уже не говоря о Васильевой, Степановой, Сметаниной и т.д., так нагло и безнаказанно воровать столько лет без высокого покровительства? Не подозрителен ли не свойственный гуманизм со стороны национального лидера к подозреваемым? Просто они чувствовали себя безнаказанными, зная о высоком покровительстве: «А что не пить, когда дают, что не петь, когда уют и не накладно…».
0
Александр Улбутов , 13 июля 2013 в 01:40
Конечно были уверены в безнаказанности вот и нарвались. Оказалось, что времена безнаказанного разворовывания отходят в прошлое.
0
Rodion Shevt , 12 июля 2013 в 15:54


Advanced Member
***





Суд завершился, все точки над и поставлены. Следовтели вынуждены были вести дело против Магнитского даже после его смерти, поскольку мать и его подельники обвиняли следствие в необоснованном аресте. Было доказано, что арест обоснован.
Обвинять Россию, что бог, как говорят атэисты создал человека смертным, а иногда внезапно — не справедливо, умирают не только в тюрьме, но и на курорте.
Надеяться на то, что запад нам поможет безосновательно. Даже если запад захочит помочь, он элементарно не знает как это сделать. Только что у англичан хватило ума и достоинства противостоять давлению США и не принимать какие то дурацкие акты.
0
Nikolay Chuprina , 13 июля 2013 в 13:42
В том то и дело, что далеко не все вопросы выяснены. У нас же как, чуть что судья: "суд отклоняет запрос...". Он же судья - ему можно. Так что акт далеко не дурацкий.

Партнеры

Надоело доказывать, что ты — человек. Как живут трансгендеры в России. Репортаж Даниила Туровского

Опрос

Может ли частная переписка общественного деятеля в России быть предметом журналистского расследования? Обсудить →

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Группы смерти (18+)

815
Вадим Нестеровский: У меня дочь покончила собой 11.01.16г.Её сестра двойняшка 15 лет...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама