Политика / Выпуск № 52 от 16 мая 2014

227898 «Это не выкуп, это твой взнос в нашу войну»

История похищения нашего специального корреспондента Павла Каныгина, рассказанная после освобождения им самим без эмоций и оценок

14.05.2014

С коллегой Штефаном Шоллем из немецкого Sudwest Presse нас задержали вечером в пиццерии, где мы ужинали, отписавшись для наших газет по референдуму. Четверо мужчин подсели к нам за столик, и один из них заявил, что к материалам Штефана вопросов нет, а от меня они хотят объяснений.

— Почитали твои материалы. Что значит: «Такие бюллетени выглядят, как напечатанные на принтере»? — спросил один.

— Эта фраза: «почти не видно молодежи» — ложь, — сказал другой. — Все голосовали!

— Но я видел очень мало молодежи, — сказал я.

— Значит, ты не туда смотрел, — объяснили мне. — Зачем ты так сделал?

— Нет, он там и правильно написал — что сука-мэр нас реально кинул с помещениями, а мы все сами решили.

— Это да. Ладно, братан, ты пойми просто, что вы все, пресса эта — наше оружие. Без вас мы че? Просто ты пишешь мутно, братан, а надо проще, чтоб все поняли, что нас тут давят бендеры, а мы реально нормальные люди, не террористы, за правду стоим, короче.

— Вроде все как есть пишешь, а про молодежь — зачем эта информация?

— Ладно, мы просто поговорить хотели. Сейчас поехали с нами на площадь.

На главной площади Артемовска было шумно. Кто-то из активистов нашел в украинском издании lb.ua перепечатку моей заметки о пропавшем мэре Артемовска, в заголовок украинские коллеги вынесли «Сепаратисты похитили мэра». «Так он пишет для бендеров!», «Мы для тебя сепаратисты, сука?», «Засланная тварь!»

Люди окружили только меня, а коллегу Штефана Шолля не трогали. Пока меня еще не бросили в машину и не увезли на допрос — это будет чуть позже — Штефан пытался уговорить людей на какую-то «мировую». Но его не слушали. А в какой-то момент пригрозили: еще будет лезть, и его расстреляют прямо здесь же.

Хотя вооруженных ополченцев было немного. «Линчевать» пришли в основном простые жители. Но объяснять им что-то оказалось бесполезно — люди не хотели слушать.

Как от шпиона они требовали признаний, что я работаю на «Правый сектор», кто-то сказал, что надо получить от меня раскаяния и записать их на видео, а кто-то говорил, что я прямо сейчас должен публиковать опровержение.

С каждой минутой мои преступления становились все более фантастическими, а намерения людей в толпе все серьезней.

Объясниться мне не давали. Вокруг собралось, наверное, полсотни человек. Наконец люди на площади заговорили, что я работаю на СБУ, ЦРУ, США, а человек, забравший у меня пресс-карту, сказал, что я американец, который овладел русским языком и подделал удостоверение «Новой газеты». Кто-то схватил меня за рюкзак.

Я закрыл голову руками — удары посыпались с разных сторон, откуда можно было дотянуться, и я присел на землю. Били женщины и мужчины. Кто-то сказал, что это «месть за наших сыновей, которые гибнут под Славянском и Краматорском за свободу»; люди кричали, что их не слышат и «не слышали все эти годы». Кто-то ударил меня, сказав: «Какие мы террористы, сука ты!»

Толпу успокоил голос низкорослого крепыша лет 45. На каждом боку, как я увидел потом, у него висело по «калашникову» с укороченным стволом. Он сказал им: «Тихо все!» А того, кто продолжал меня пинать, рывком оттащил в сторону и бросил на землю. На пару секунд он тоже оказался на земле рядом со мной. Я просто увидел, как он вдруг упал в своих старых, еще зимних ботинках.

Крепыш говорил спокойно и негромко.

— Везем чмыря в Славянск, — сказал он. — Разберемся там в подвале СБУ.

В подвале СБУ на тот момент — да и сейчас — 14 пленных. В том числе пятеро украинских журналистов, и теперь выходило, что я должен был стать первым русским. Уже месяц как в самом здании СБУ находится штаб вооруженного ополчения, где заправляет Стрелок со своим помощником — «народным мэром» и комендантом Славянска Пономаревым.

— Стрелок разберется, — сказал крепыш.

В толпе крепыша все звали Башней или Леонидычем. Без эмоций, спокойно, он заломил мне руки и втолкнул в черную «Шевроле Эпика», приказал сидеть, не рыпаться и прижать голову к коленям. Сел рядом. На секунду я поднял голову и спросил:

— Что вы хотите?

Он не ответил, а только ударил локтем в челюсть — откололся зуб.

— Я же сказал не рыпаться, чмырь.

Через минуту на водительское сиденье сел другой человек и разрешил поднять голову. Представился Сергеем Валерьевичем. Это был человек лет 50, в очках, с редкими зачесанными назад волосами, в белой рубашке с галстуком и черном пиджаке.

— Павел, вы же должны понимать все. Скажите, зачем вы так пишете? — сказал он. — Вы же россиянин.

— Чмырь редкостный, — сказал крепыш. — Пробили его сейчас.

— Павел, мы же надеялись только на россиян, — снова подал голос человек на водительском месте.

— Валерич, все уже, едем в Славянск, — сказал крепыш.

— Леонидыч, не перебивай. Павел, я думаю, теперь вам понятно, что и почему с вами сейчас происходит.

— Поехали, Валерич.

— Я предлагаю сначала на Володарку, до утра там, потом, если доживет, в Славянск, — сказал Валерич крепышу. — Пусть там решают: хорошо бы пацанов за него получить.

— Да …* его сейчас в лесу.

На несколько секунд в машине повисла пауза. Но машина так и не остановилась. Сергей Валерьевич сказал:

— Не надо так говорить, Леонидыч. Мы же цивилизованные люди, правда, Павел? — зачем-то сказал Валерич. — Мы так не будем.

На Володарке (поселок между Славянском и Артемовском) было что-то вроде штаба. Горели костры в бочках. В большой тентованной палатке — электрический свет. Вокруг палатки находилось несколько женщин и примерно двадцать молодых мужчин с автоматами и ружьями, некоторые были в масках. Меня вывели из машины и повели в палатку.
Башня приказал мне раздеться. Я уточнил, как именно.

— Снимай все. Все вещи на стол, — повторил Башня. — Шнурки тоже вынимай, ремень.

Другие ополченцы уже разбирали мою сумку и рюкзак. Меня посадили на скамейку, вокруг обступили люди. Боевик в маске потребовал сообщить пароль от телефона и ноутбука. Я отказался. Тогда Башня снова ударил меня локтем по лицу.

— Ты еще не понял, что ли? Пароль!

— Пусть напишет на бумажке, — сказал кто-то.

— Он не даст.

— Сука такая.

Я поднялся с земли. Ополченец без маски взял меня за запястье и сказал, что сейчас сломает палец, если я не продиктую пароль. Я продиктовал.

Открыв компьютер, первым делом, как я понял, они стали смотреть фотографии из альбома.

— Это ты где был, за границей? Какие-то башни, картины, — сказал боевик с ружьем. — Бензин там почем?

— В Италии евро шестьдесят.

— …птыть! А народ че, не бузит?

— Да че ты с ним говоришь, это гнида ЦРУшная.

— Сколько тебе платят? На кого работаешь?

— Работает на украинские издания, написал, тварь, что мы сепаратисты, мухлюем с референдумом.

— Написал, что херовые бюллетени, что мы их на принтере напечатали.

— Да нас тут убивают! Танками давят! Ты че думаешь, мы тут можем нормально печатать?! Ты же русский? С нами должен быть!

— А это че за фотки? Был на Майдане?

Боевики включили видео, которое я снимал в центре Киева еще в декабре. Все столпились перед экраном.

— Мужики, ясно все! Засланный!

— Значит, утром живым в Славянск. Пока свяжите и в багажник. Не бить, — сказал Башня. — Я устал и домой.

— Может, слегка упаковать?

— Я сказал. И еще. Вещи его чтобы в сохранности, ничего не брать.

Затем меня допрашивали еще около часа. Кто-то читал мои старые заметки. «А на хрен ты у Порошенко интервью брал? У Добкина бы взял!» «Тут про Крым. В Крыму был? Че там народ, доволен?» «Пишет, что все ликуют, салют, Россия!»

РИА Новости
У захваченного ополченцами здания СБУ в Славянске, до которого нашего корреспондента, к счастью, не довезли

После отъезда Башни допрос стал менее строгим. У боевиков постоянно звонили телефоны. Звонили они кому-то и сами, сообщая, что «поймали хорошую добычу для обмена». Но после очередного звонка люди в палатке экстренно решили перевезти меня в другое место. Не стали даже связывать, не было времени и на багажник — только бросили на пол машины между сиденьями. Машина мчалась по плохой дороге и остановилась где-то посреди трассы. Здесь тоже горели костры в бочках, накиданы покрышки, толпились люди с автоматами, на обочине стоял человек в маске с гаишной регулировочной палкой.

Мой компьютер и документы с бумажником переходили из рук в руки. И здесь не было уже никого, кто допрашивал меня в той палатке. Машина, в которой меня везли, также умчалась.

Мои новые хозяева знали про меня совсем немного и особо не интересовались. Знали лишь, что «утром клиента надо доставить в СБУ в Славянске». Делать этого они совсем не хотели. Кто-то и вовсе предложил спрятать меня здесь и потребовать выкуп — называлась сумма 30 тысяч долларов.

— Так, а в Славянске его ведь ждать будут, — сказал кто-то из боевиков.

— Скажем, что завалили при попытке к бегству. Убежать пытался.

— А деньги ты как тогда получишь, фуфел?

— Кенты, че за терка пошла?

Я сказал, что деньги могут раздобыть в Москве, но необходимо хотя бы позвонить коллегам. Попросил телефон. Но посовещавшись, парни решили, что давать телефон мне в руки не стоит: «Опасный фраер, позвонит не туда». Через минуту возник новый план: похитители сказали, что заберут у меня все, что есть — вещи и деньги, — и отпустят. Но вытащив все из бумажника, похитители очень разозлились — там было тридцать девять тысяч рублей наличными. На карточки они не обратили внимания.

— А еще че есть? Че за котлы? Кольцо платиновое?

Часы показались им дешевыми — они и правда недорогие. Зато приглянулось обручальное «платиновое» кольцо. «Обычное золото уже не носите, зажрались?!» Что кольцо серебряное, я решил не говорить.

Дальше боевики спросили, есть ли у меня знакомые и коллеги в Артемовске, кто мог бы «докинуть бабоса». «Говорили про немца какого-то. Пусть готовит бабосы, если хочет жить».

По громкой связи с моего телефона мы позвонили Штефану. И он сказал, что у него есть 600 евро и 2 тыс. гривен, которые можно снять в банкомате. Почти тысяча долларов. Условились встретиться в четыре часа ночи у гостиницы.

— Только это не выкуп, это твой взнос в нашу войну, — сказал человек в маске, которого все звали Север.

— Если все нормально пойдет, уедешь утром в Донецк, — сказал мне боевик в маске, которого все звали Хан. — Скажешь еще спасибо, что не сдали в Славянск.

Я спросил, что было бы в Славянске.

— Ваши эфэсбэшники и чечены там. Говорить бы не стали. В лучшем случае будешь сидеть в подвале, ну а в худшем, сам понимаешь.

Ополченцы обрадовались, что в Артемовске можно получить еще денег, и даже немного расслабились. «На тридцатку ща в этом темпе и выйдем!» Меня усадили в новую машину, и на несколько минут я остался один с телефоном, который после разговора со Штефаном у меня забыли забрать. Я успел набрать несколько SMS для коллег.

В Артемовск к Штефану ехали втроем. Ополченец Хан был водителем и ехал с ружьем на переднем кресле. Север держал наготове ПМ и натянул маску. Было уже четыре тридцать, но Штефан не выходил. Север передернул затвор и сказал, что пойдем в гостиницу за ним, и приказал мне двигаться первым. Охранник лежал на диване в холле и, увидев меня, спросил, кто такой. «А, да, понятно», — сказал охранник, когда увидел Севера с оружием, и пошел обратно на диван.

Мы прошли в номер, но там никого не было, и мы вернулись на улицу. Север был уверен, что Штефан сбежал.

— Кинул тебя немец, — сказал боевик. — Конец тебе.

Я предположил, что Штефан ходит по всем банкоматам города и пытается набрать нужную сумму: в неспокойных городах рядом со Славянском банки ввели ограничение на снятие наличных — не более 200 гривен в сутки. Но на всякий случай предложил позвонить кому-нибудь еще в Донецк, где коллеги и знакомые, но Север отказался и сообщил, что если не будет денег, я останусь здесь или поеду в Славянск

— Сука немецкая, я так и знал, — сказал Север. — Им только дай кинуть русских.

— Он уже шестнадцать лет живет в России, — сказал я.

— А все равно гнилым остался. Соскочил.
Еще через пятнадцать минут мы увидели вдалеке Штефана, который спешил к нам. Побегав по Артемовску ночью, немец сумел раздобыть нужную сумму и не нарваться на неприятности.

— Вы его отпустите сейчас? — спросил Штефан.

— Он поедет со мной в Горловку, и там мы его передадим кому надо, они проверят — и до Донецка.

— Он будет в безопасности?

— Главное, чтоб хорошо себя вел.

И мы снова сели в машину. По дороге она влетела колесами в две крупные выбоины. Подъезжая к Горловке, Север сказал, что за каждую яму я должен заплатить еще по десять тысяч. Я сказал, что наличных у меня больше нет.

— Ну там у тебя карточки, давай посмотрим, че там, как. Слышь, всего по два Хабаровска, литые диски дороже стоят.

Север снова заглянул в бумажник: «…птыть, сколько этих карточек тут у тебя! Мы тут, сука, воюем, кровь льем, а вы, …, жируете там у себя!» Обнаружил Север и мои квитанции за проживание в одесском отеле на 500 гривен/ночь. «Ты за это бабло, урод, только три дня поспал, а у нас на них три недели живут!»

У Хана зазвонил телефон, впервые за все время, что они возили меня. Хан рассказывал, что со мной все в порядке, и они только везут меня в отель в Донецке.

На блокпосту ополченцев перед Горловкой была небольшая очередь из машин. Каждую досматривали с фонариком вооруженные люди. Но нашу машину смотреть не стали — Север показал пропуск, и мы заехали в город.

Хан предложил мне выпить минералки. Я отказался, и тогда Хан уже приказал, добавив: «Пей-пей, жить будешь, не отрава», — и засмеялся.

Мы остановились у банкомата, до которого меня проводил Север. Но и здесь была загвоздка с тем самым лимитом на выдачу. На карточке оставалось около ста тысяч рублей овердрафта, но снять его целиком было невозможно.

— Хотел тебе оставить деньжат на возвращение, но щас че-то обидно все выходит, — сказал Север.

Я спросил, собираются ли они меня отпускать, как обещали.

— Сдать бы тебя здесь нашим, — ответил Север. — Но ты уже бледный какой-то, на наркоте сидишь?

— Я устал.

— Щас отдохнешь. Ты расслабься уже, денег-то у тебя больше нет.

Север засмеялся. И меня повели сначала в машину Хана, а Север остался на улице. Очень скоро приехала новая машина, и Север сказал, что дальше поедем на ней, и помог мне выйти.

— Да не, он у нас в натуре наркоман, — смеялся Хан. — Его шатает.

Я помню, как меня сажают в машину и Север закуривает сигарету, а я закрываю глаза, и меня будит девушка, которая говорит, что надо продлять или выселяться из номера. На часах 11.45 утра, отель «Ливерпуль», Донецк. Я лежу в одежде на постели. Администратор рассказывает, что меня привезли люди на машине, я не был пьян, но был как лунатик и шел своими ногами.

Обувь без шнурков, джинсы без ремня, на столе лежит сим-карта, перерытая сумка валяется на полу.

___________________

* Нецензурный аналог глагола «грохнуть»

P.S. Штефан Шолль, отдав выкуп, также покинул Донецкую область и сейчас находится в России.

 

От редакции

«Новая газета» благодарит за помощь должностных лиц России и Украины, содействовавших освобождению Павла Каныгина, наших коллег, проявивших солидарность и сдержанность. И особенная благодарность Владимиру Лукину, Максиму Шевченко, Надежде Кеворковой, Сергею Пономареву (The New York Times), Илье Азару («Эхо Москвы»), Светлане Рейтер, Петру Шеломовскому («Фонтанка.ру») и, конечно, Штефану Шоллю. 



138 комментариев

0
Prince of Wales , 14 мая 2014 в 17:35
бандиты...
0
Владимир Панкрац , 14 мая 2014 в 17:57
такого агенства Zuidwest Press в германии не существует. или безграмотно написано. от этого зависит репутация газеты.
0
Андрей Малов , 14 мая 2014 в 17:59
SÜDWEST PRESSE
0
Владимир Панкрац , 14 мая 2014 в 18:23
вот теперь правильно :) это тут у нас в баден-вюртемберге :)
0
Андрей Малов , 14 мая 2014 в 18:37
вероятно Павел не силен в немецком) да и после таких потрясений простительно)
0
Аркадий Миренский , 14 мая 2014 в 20:05
http://www.swp.de/person.=STEF...+SCHOLL/

Слово "Германия" грамотно пишется с большой буквы, а используя найденны мной за =,31 sek. линк, вы убедитесь, что с репутацией и у Шолля, и у агенства всё ОК. А у вас?

Südwest Presse Online-Dienste GmbH
vertreten durch den
Geschäftsführer Thomas Brackvogel
Frauenstraße 77
D-89073 Ulm
Telefon: +49 (731) 156 0

Печатается он и в "Berliner Zeitung".
0
сергей валитов , 14 мая 2014 в 17:43
работа опасная , будьте здоровы
0
Dino Antinari , 14 мая 2014 в 19:24
Наконец-то! Хоть один российский журналист рискнул назвать "народных ополченцев" - тем, кем они являются на самом деле - террористами и боевиками.
0
Иван Дамарья , 14 мая 2014 в 23:03
То же мне "террористы-боевики".
"Быки" они , а не боевики.
0
Евгений Комаров , 15 мая 2014 в 00:18
Один вопрос остается - что поделывает могучая бронетехника и доблестная нацгвардия Украины? Идут победные реляции о разгроме террористов, а боевики шастают по городам дорогам без проблем, блокпосты все также стоят. От Артемовска до Славянска 50 км - ни одного поста нацгвардии. То есть вся антитеррористическая операция - в-основном, в прессе и на бумагах, а в Киеве новая компания жулья просто делит наследство старой. Тут не до наведения порядка. Похоже, новая киевская власть ничем не лучше старой. При такой ситуации - снова 1917 год, на смену февральской революции придет октябрьская с большевиками и революционными матросами. Будет забавно, если Турчинов в платье, одолженном у Тимошенко, будет пробираться на Запад, как Керенский почти 100 лет назад.
0
Влад Дем , 19 мая 2014 в 21:34
Мы не шастаем а отстреливаем помалеху тех, кто пришел нас убивать. Поймите, мы защищаем свою землю, а нацики воюют за деньги, которые им не платят. Ну и кто победит?
0
anti anti , 17 июля 2014 в 12:54
Вы не внимательны к высказываниям журналистов? Помнится ещё в апреле Соловьев сказал в эфире радиостанции Вести ФМ свое отношение к событиям на юго-востоке Украины.В частности он сказал "...Это уровень шизофрении. Понимаете? А мы объявим себя сейчас Донецкой республикой. Мы - это кто? Демократические процедуры либо есть, либо нет. Есть ли у людей право бороться за свою свободу? Есть. Но, когда ты, не начиная бороться за свою свободу, только ворвался в здание и тут же кричишь иностранному государству "Помоги!", это выглядит странно." Будьте объективны.
0
В следующий раз будут думать головой, кого выбирать президентом!!!
1
Aleksandr Safronov , 14 мая 2014 в 17:47
Спасибо, Павел. Здоровья и держитесь. С уважением.
0
Валентин Бедеров , 14 мая 2014 в 19:49
ППКС!
0
Aleksandr Safronov , 14 мая 2014 в 17:48
Юрий Григорьевич Савченко, не хотите внести взнос?
0
Анатолий Зиновьев , 14 мая 2014 в 17:49
Урки вооружились и "приобрели" идеологию.
0
Пётр Галкин , 14 мая 2014 в 18:19
У моего товарища-сокурсника, который живёт(л) в Николаеве, гопота, оформившееся на службу в Нацгвардию, разграбила вечером дом и винный погребок... В данный момент - вывез жену к тёще, а сам перебирается в Россию... Такие дела.
0
Евгений Горбиков , 14 мая 2014 в 21:19
Правда, Петр? Вы про Николаев так много знаете? Не позорились бы! Будет вам известно, что в Николаеве и в более спокойные годы могли и дом, и погреб разграбить. Такая специфика. А чтож Ваш друг вместо милиции за границу убежал сразу? Визитку Яроша в разграбленом погребе нашел? Не были в Николаеве, так и сказки не надо рассказывать!
0
Иван Дамарья , 14 мая 2014 в 23:39
Урки никогда и не разоружались.
А идеология известная - страх.
0
Андрей Малов , 14 мая 2014 в 17:54
На интуитивном уровне понимал, что нынешние украинские запутенцы - именно такого сорта персонажи с координацией российскими особистами и откровенными бандитами-чеченцами (сколько угодно можно кричать о том, что преступность не имеет национальности, но жизненному опыту как-то верю больше). Оболваненных путиным украинцев скоро ждет жестокое похмелье и от нового режима и от деяний таких вот "ополченцев", уверовавших в свою безнаказанность за лояльность и поддержку новой власти, к тому щедро снабженных оружием нашими доброхотами из чекистской и военной "спецуры".
0
Лилия Новикова , 14 мая 2014 в 22:58
Эта гопота есть в любом регионе как России, так и Украины. За 100 рублей мать родную убьют. Поэтому они всегда использовались КГБшниками. Мрази редкостные. Слава богу, что Павел живой оттуда уехал, а ведь могли и самоубийство с повешением и запиской в кармане в лесопарке устроить. В 90-е были такие случаи с журналистами. И Лавров требует с этой гопотой за стол переговоров садиться? Для начала пусть за стол переговоров сядет с "ополченцами" в Дагестане, а не расстреливает при очередной зачистке.
1
Евгений Ковальски , 14 мая 2014 в 18:02
Интересно, Путин чувствует хоть каплю ответственности за то, что российского спец. корреспондента чуть не грохнули свои же ФСБ-шники и чеченцы в укр. Славянске?
0
Андрей Малов , 14 мая 2014 в 18:04
ФСБшники и чеченцы для русских такие же свои, как гной в теле. вроде бы и часть организма, да не совсем.
0
Евгений Ковальски , 14 мая 2014 в 18:16
Согласен. Но вопрос был к Путину. Он как всегда будет сидеть в кустах и делать вид, что в Славянске нет ФСБ-ников и боевиков-чеченцев?
Эта статья: свидетельство присутствия там диверсантов из России. Эта статья - пособничество Путина в этом, если не прямое, то косвенное участие в терроризме. Или погранслужба России и ФСБ не подчиняется президенту России?
0
Андрей Малов , 14 мая 2014 в 18:34
Думается, даже если задать вопрос в прямом эфире, при свидетелях он ответит в свойственной ему манере: (образно) - В.В., вы признаете, что это черное? -Нет, как Вы могли подумать, скорее овальное. (ехидная, презрительная усмешка) - Но, вот у меня есть доказательства! - Предоставьте это в соответствующие органы, я дам указание разобраться с этим (ехидная, угрожающая усмешка).
То что диверсанты из России командуют всем эти фарсом на Украине - было понятно с самого начала, но даже внятным комментарием не удосужился - он считает это ниже своего достоинства, у него ярко выраженная мания величия.
0
Евгений Ковальски , 14 мая 2014 в 18:45
Согласен, нужны прямые доказательства, для того чтобы ехидная ухмылка слетела с лица. Для этого не нужно останавливаться, усиливать АТО, нужно мочить диверсантов, оставшихся в живых брать в плен, собирать доказательства и выбивать показания.
И с другой стороны, если в СМИ чаще будет звучать фраза "Путин - пособник террористов", это не добавит ему рейтинга, за который он так бьётся. Амфоры, стерхи... и вдруг пособник террористов.
0
Андрей Малов , 14 мая 2014 в 19:05
С СМИ нехорошая ситуация вырисовывается... Инакомыслящие и "несовсемподконтрольные" были выбиты из игры заранее. Lenta.ru, судя по всему, было сделано "предложение от которого нельзя отказаться" и произошла смена вменяемого главреда на кремлевского прихвостня, теперь это какое-то недоразумение, а не главный инфоресурс Рунета, "Дождь" напугали по самое не балуйся... Ну, а каналы наши федеральные даже и вспоминать как-то не к месту - они кроме прокремлевской "джинсы" ничего по определению не показывают.
0
Евгений Ковальски , 14 мая 2014 в 19:16
Надеется на интернет и укр. спец. службы, когда возьмут в плен "языка"?
0
Андрей Малов , 14 мая 2014 в 19:35
Думаю, есть один вариант - собрать украинских "спецов" в один кулак захватить кремлевских "инструкторов" и показывать по всем мировым каналам. Русскоговорящий интернет мониторят кремлеботы в таком интенсивном режиме, что любую здравую, близкую к правде мысль тут же топят в океане негатива и тупеньких комментариев, как под копирку (а-ля "затокрымнаш", "вгейропенамнеместо", "вокругоднивраги", "пятая колонна", "еслинепутинтокто" и т.д. и т.п.)
0
Лилия Новикова , 14 мая 2014 в 23:10
Странно, что до сих пор ни одного инструктора не взяли. И границу спокойно пересекают. Сегодня на территории Украины, завтра уже в параде Победы участвует, после завтра уже опять на Украине. Если даже броневик Жириновского в районе Изварино спокойно проехал в сопровождении (до границы) нескольких боевиков, и ничего за это никому не было, то сколько еще не известных нам подобных эпизодов там происходит? И к тому же рядом Ростовская область, которая никогда законопослушанием не славилась. Вот и ходит эта гопота туда-сюда, деньги зарабатывает.
0
Сирожа Уткин , 14 мая 2014 в 20:16
Только доказательств мало будет. Надо суметь их ещё обосновать, а потом ещё как-то дать понять о неизбежности возмездия в случае успеха. Все остальные случаи обобщённо прекрасно описал выше Андрей Малов. В этом смысле есть все основания считать, что Путин не только чувствует ответственность, но и весьма горд от того, как он тут замутил классно.
0
Евгений Ковальски , 14 мая 2014 в 20:38
Замутил то он классно, но может наступить патовая ситуация для него. Конфуз. Президент России Путин В. В. является не только президентом России, но и каждого из нас, в том числе Павла Каныгина, который к тому же является неприкосновенным лицом, журналистом. И Путин В. В. обязан использовать всё своё влияние для защиты своего гражданина. Использовал?
Как поступают в нормальных странах президенты, если их гражданам угрожает смертельная опасность? Защищают их. По разному, в зависимости от ситуации. Ведут переговоры, посылают войска на защиту. Матвиенко совсем недавно говорила (в связи с Крымом), "да если наш гражданин в опасности, мы обязаны защитить.... Вот Израиль поступает так..." В таком же ключе все эти месяцы высказывался Путин.
В данном случае, как он пошлёт кого-нибудь для спасения? Российский спецназ будет воевать против российского спецназа? Или такой вариант. Путин звонит Турчинову, сообщает о дислокации ФСБ, своих коллег, выкладывает информацию о численности ФСБ-ников и чеченцев, имеющемся оружии, о средствах наблюдения? Ну а Турчинов и Аваков соответственно посылают туда армию и спецвойска для уничтожения путинских диверсантов?
Путин явно рискует своим положением в этой мутной ситуации для него.
0
Сирожа Уткин , 14 мая 2014 в 21:08
Ну, он вообще много чего говорит, точь в точь как Райкин. Аж заслушаешься. Только в результате пейзаж совсем иной. Кому там чего Путин обязан знает только сам Путин. Патовые ситуации и прочие конфузы его интересуют только с точки зрения наличия/отсутствия хавчика в кремлёвской столовке. Вот когда ему лично есть будет нечего, тогда да - патовая ситуация. Всё остальное его мало интересует.
В данном случае, смею вас заверить, у Путина и в мыслях не было кого-то куда-то посылать ради чьего бы то ни было спасения. Ну и про звонок Путина Турчинову: звонит такой Путин Турчинову и говорит "Хочешь я тебе анекдот расскажу?" и дыльше про ФСБ-шников, чеченцев и имеющемся оружии... ну как на последней "прямой линии с народом".
0
Евгений Ковальски , 14 мая 2014 в 21:50
Так в том и проблема. Если президент левой рукой посылает диверсантов, правой рукой даже не пытается защитить своих граждан, если президент - посмешище, зачем такой президент нужен?
0
Сирожа Уткин , 14 мая 2014 в 22:09
Это не просто проблема, это очень большая проблема. И из-за оголтелой пропаганды и перманентной спецоперации по поднятию рейтинга президента в настоящий момент способов её решения не существует.
0
Иван Дамарья , 14 мая 2014 в 23:09
Да Путин точно такой же, просто умеет читать "про себя" и не только по слогам.
Он - мелкий , самбо не поможет, вот и удосужился.
0
Yuriy Kovtun , 14 мая 2014 в 23:40
Конечно все это мерзопакостно. Но к ополченцам примкнули и откровенные урки. Чтобы свое урвать. Как вот фашистов остановить в Киеве и Одессе и других городах Украины.
На минутку представьте себе, что будет если эта неонацисткая власть в Киеве укрепится? И США будет не в Черном море, а в 100 км от Курска и в 450 км от Москвы в Сумской области.
0
Иван Дамарья , 14 мая 2014 в 23:50
На минутку оторвитесь от соски-пустышки, или от кремлевской методички.
0
anti anti , 17 июля 2014 в 13:05
Ну а что если вам от своей методички оторваться и ответить без наклеивания ярлыков. Насколько в интересах России вступление Украины в НАТО и размещение его инфраструктуры у границ России?
0
bambulan bambulov , 14 мая 2014 в 18:32
+++++++
0
Пётр Галкин , 14 мая 2014 в 18:16
Слава Богу, что остался жив, это самое главное, это, во-первых, а, во-вторых, в такие точки спецкором нужно посылать человека, который нейтрален и никак иначе, вот и всё, т.к. не нужно своих противников считать поголовно "ватниками", ибо они тоже владеют интернетом и могут зайти на страничку Павла в Фэйсбук, а, предложив на выбор - собственный палец или пароль от ноутбука, почитать и другие сведения..., а теперь подумайте, если бы у него не оказался в руках мобильник и он не отправил бы смс? Подумали?....
0
sova sova , 14 мая 2014 в 20:58
Пётр Галкин, 14 май 2014 в 18:16
... в такие точки спецкором нужно посылать человека, который нейтрален и никак иначе,
*************
Т.е. чтобы писал о "повстанцах", "доведенных до отчаянья", а не о том, что реально видит, слышит, пробует на своей шкуре?
0
Пётр Галкин , 15 мая 2014 в 00:39
Я кажется, написал предельно ясно - нейтрального человека, который не занимает позицию ни одной из сторон и пишет то, что видит. Неужели не понятно? Посылать человека, который занимает позицию одной из сторон, а тем более, является противником тех, о ком приехал писать, учитывая ту ситуацию, которая сложилась в данном месте, в т.ч., как бы и кому бы это не нравилось или наоборот, интеллектуальный и нравственный уровень тех кто там находится + военную, а точнее, полупартизанскую обстановку, это, мягко говоря, опрометчиво...
0
Константин Родзевич , 14 мая 2014 в 23:10
Павел услышал что в здании СБУ фсб и чечены от какого-то урки вымогателя, насколько вы оцениваете достоверность этих сведений?
0
anti anti , 17 июля 2014 в 14:14
Можно считать стопроцентным доказательством, если, как заявляет звезда интернета и всего мира Дженнифер Псаки, фотография бородатого мужика выложенного в интернете имеет непосредственную связь с якобы присутствием Русской Армии на Украине.
0
Андрей Заумов , 14 мая 2014 в 18:08
Урки,а не ополченцы.Скорей бы их разбили.
0
Артем Смирнов , 14 мая 2014 в 18:10
Интересно, а кроме Штолля кто и чем содействовал в освобождении?
0
Василий Зыкин , 14 мая 2014 в 20:49
Господин Смирнов, читайте еще раз, только теперь внимательно. Павел сумел послать несколько СМС, да и Штолль, думаю не только искал деньги. Прочитайте также заметку "от редакции" где она благодарит людей, содействовавших освобождению Павла и даже некоторых называет.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Предыдущая страница 123456 Следующая страница


Этот материал вышел в номере

Опрос

О чем бы вы хотели спросить у правительства Москвы? Обсудить →

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама