Политика / Выпуск № 64 от 16 июня 2014

72198 Георгий САТАРОВ: «Вместо Путина, вместо Пупкина, вместо Попкина должны работать институты»

12.06.2014
Фото: Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»
 

«Я еще не помощник (Георгий Сатаров — помощник президента России Бориса Ельцина в 1994—1997 годах. — Е.М.), но состою в президентском совете (постоянно действующий консультативный орган при президенте РФ, образован указом президента Ельцина в 1993 году, указом президента Путина упразднен в 2001 году. — Е. М.). Проходит первый визит Билла Клинтона в Москву. Прием в Большом Кремлевском дворце, куда и нас пригласили — яйцеголовых из президентского совета. Мы шли в самом конце, кучкой, робко так по лестнице. Поднимаемся, наверху стоят два президента с женами. Ельцин нас увидел и сказал Клинтону: «А вон идет мой мозг!» Как же это было приятно» — это из воспоминаний«Итоги», № 39, 2012 г. Георгия Александровича Сатарова о временах его работы в Кремле.

Сегодня Георгий Сатаров — по-прежнему, как и в 90-е, руководитель Фонда прикладных политических исследований «ИНДЕМ» («Информатика для демократии»), социолог, политолог, профессор, автор курсов «Антикоррупционая политика», «Модернизация и реформы», «Критический анализ государства», но… не «мозг» президента.

 

— Недавно в одном из ваших блогов вы написали: «Сегодня «взбесившийся принтер» угрожает существованию нашей страны. Разговоры о том, что если что-то менять, то будет хуже, сегодня уже неактуальны. Хуже уже быть не может». А почему вы считаете, что хуже быть не может? Скажем, два года назад нам тоже казалось, что хуже быть не может, но оказалось: может.

— Конечно, по-настоящему всегда можно себе представить хуже. Понятно, что это огрубление некоей вероятностной оценки, во-первых. А во-вторых, нам обычно предшествующие 12—13 лет подавали Путина как человека, который спасает нас от худшего. Это была очень расхожая фенька у пропагандистов специфической цеховой принадлежности, которые нам постоянно говорили: «Если вдруг будут свободные выборы, то будет то-то, и вообще, если вдруг не Путин, то хаос, и вообще, тогда на вас навалится такое дерьмо, что дальше некуда». Но заслуга Путина и его последних двух лет состоит в том, что он старается своими действиями продемонстрировать большинство негативных альтернатив самому себе предшествующему прямо сейчас. Объявить войну всему свету? Изолировать страну? Раздуть жуткую ксенофобию? Превратить средства массовой информации в средства тотального одурачивания людей? Никаких проблем, я все это сделаю. Все, что мог бы сделать любой мой нехороший последователь, готов сделать я сам, и я это делаю.

— Но ведь дальше он может быть еще хуже.

— Ну конечно. И в этом смысле продолжать эту важную миссию. А у этой важной миссии есть еще одна фантастически полезная историческая грань — вырождаться может все, если дать ему вырождаться достаточно долго. Все, что делает Путин, — это яркое обоснование необходимости постоянной ротации власти. Россия, скажем, в отличие от Украины, пока была избавлена от опыта объяснения на практике политикам, как это опасно для самих политиков: а) засиживаться, б) думать, что ты можешь сидеть сколько угодно долго и безнаказанно. Путин создает условия для этого будущего опыта, и в этом смысле это очень важно.

— Однако, по данным Левада-центра, 83% населения страны…

— Слушайте, вот не надо мне про 83%! Вера в то, что Земля — плоская, поддерживалась гораздо бóльшим процентом людей, и всего один говорил, что она круглая. Вера в то, что Вселенная вращается вокруг Земли, поддерживалась гораздо бóльшим количеством людей, и всего один говорил, что это она вертится. Поэтому апелляция к большинству абсолютно бездарна.

Массовое сознание в такой ситуации, как в России, фантастически эклектично и взаимопротиворечиво. Поэтому можно всегда что-нибудь из него выдрать и дать Киселеву или еще кому-нибудь для раскручивания то, что выгодно именно тебе. Вот и все. Поэтому в тех же опросах есть и другие большинства. Читайте внимательно результаты этих опросов.

— Хорошо, тогда, как принято говорить, «если не Путин, то кто»?

— Да кто угодно, не важно. Нам нужно изменить постановку вопроса: не «Кто вместо Путина?», а «Что вместо Путина?» Вот и все. А вы, и не только вы, загоняете нас, меня, людей, несчастное одураченное население, в ложную постановку вопроса.

Вместо Путина, вместо Пупкина, вместо Попкина должны работать институты. Вот ответ на этот вопрос. Дело не в Путине, дело — в разрушенных им институтах.

 

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»
 

«Опасность не в диктаторе, а в тех, кто готов ему подчиниться»

— Я приведу простой пример. К Борису Николаевичу Ельцину есть много претензий, и вполне обоснованных. В конце лета — осенью 1998 года, после дефолта, он был в фантастической растерянности, и все, что происходило в стране, происходило практически помимо и независимо от его воли. Вопрос: «Кто вместо Ельцина?» не стоял. Вместо Ельцина работала Конституция, работали существующие институты. Например, существовал вполне легитимный и авторитетный Совет Федерации. И все, в том числе из Думы, и в том числе снаружи Думы, поскольку был колоссальный кризис между парламентом и правительством, — бежали в Совет Федерации.

Какая была главная фенька, главный лозунг, который озвучивали все, включая критиков и антагонистов действующей Конституции? Очень простая: «Главное — не трогать Конституцию». Каков был политический выход из этого кризиса? В точности по Конституции. Не по воле Ельцина, не по произвольной воле парламента, а в точности по букве Конституции. Сработала Конституция. Что вывело страну из кризиса? Свободный бизнес.

— Но нынешняя власть говорит, что Конституция — это не догма, и ее вполне можно менять. Например, президент Медведев первое, что сделал на президентском посту, — это увеличил сроки полномочий президента и депутатов Госдумы.

— Они абсолютно правы (что не догма). Другой вопрос: а почему же они меняют то, что им интересно, а не то, что нужно людям? Например, первая поправка к американской конституции расширяла свободы американских граждан, а не возможности власти. Вот и вся разница. Да, можно менять. Да, это не догма. Но все зависит от того, что и для чего ты меняешь. Скажи мне, что ты меняешь в конституции, и я скажу, кто ты.

— Цитата из вашего «Фейсбука»: «Мы констатируем, что в стране происходит переход к тоталитарному режиму фашистского, но не нацистского типа». То есть вы хотите сказать, что Путин почти фашист?

— Нет. Есть замечательное исследование и книжка Адорно «Авторитарная личность». Я напомню, что философская социологическая школа, к которой принадлежал Адорно, трактовала понятие авторитаризма несколько иначе, чем как это у нас сейчас принято. И понятие «авторитарная личность» у них — это личность, готовая к принятию решений. Вот что такое авторитарная личность, по Адорно. И в своем исследовании (это очень большое, серьезное, одно из самых фундаментальных социологических исследований, которое было проведено в Америке в конце 40-х годов, сразу после победы над фашизмом, и по свежим следам — что делать, как распознать, как увидеть эту опасность и так далее) они правильно понимали, что опасность не в диктаторе, а в тех, кто готов ему подчиниться, и они пытались описать эту авторитарную личность. Так вот, если взять книжку Адорно и посмотреть признаки этой авторитарной личности, то мы увидим, что нынешний режим по полной программе эксплуатирует и раздувает эти признаки. Ну скажем, разделение на «своих» и «чужих».

Это началось уже очень давно, начал это Сурков, когда ввел понятие «Наши». Ведь это происходит не потому, что ты ставишь перед собой сознательную цель — построить фашистское государство, а это происходит потому, что ты ищешь какие-то простые способы защитить режим, эксплуатируя примитивные и легко раздуваемые фобии, страхи, мифы, заблуждения большого числа граждан.

И когда ты, идя по пути наименьшего сопротивления, пытаешься это делать, — ты неизбежно попадаешь в этот комплекс авторитарной личности и начинаешь опираться на людей, страдающих этим синдромом, раздувать и инфицировать других.

— Вот сейчас вовсю эксплуатируется ура-патриотизм.

— Это не патриотизм, не надо путать. Это жлобство. Патриотизм — это любовь к своей Родине, а не ненависть к чужой. У нас раздувают ненависть к другим. К кому угодно — к Америке, к Украине. Чтобы было понятно, я приведу простой пример.

Вы можете тратить силы на то, чтобы сажать на своем участке редьку, укропчик, строить беседки, всячески обихаживать, а можете — гадить через забор и поджигать сарайчик соседа, чтобы у него было хуже, чем у тебя. Что из этих двух вещей, по-вашему, патриотизм: первое или второе?


Фото: Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

— Ну при этих исходных данных — первое.

— Первое. А наша власть занимается вторым. Вот и все.

— Но это или личностные пристрастия представителей высшей власти, или просто потому, что проще гадить, чем выращивать.

— Скорее всего, здесь смесь и того, и другого. Это какие-то собственные предрассудки и комплексы, когда в своих проблемах ты стараешься винить других. Есть два типа фрустрации, когда ты сталкиваешься с проблемами. Первый тип: «А в чем я виноват, что я делал не так?» Второй тип: «Какая сволочь породила для меня эти проблемы?» Это чистый второй тип. А с другой стороны — да, это путь наименьшего сопротивления. Это проще — гадить через забор, чем наводить порядок у себя.

— Вы говорите, что существованию тоталитарного режима во многом способствует окружение лидера. И в заявлении «Круглого стола 12 декабря» (сообщество «Круглый стол 12 декабря» было создано 12.12.2011 г. в том числе для «выработки системной демократической альтернативы сложившейся в стране системе власти». Е. М.) «О ситуации в стране, ответственности гражданского общества и политических элит», которое вы в том числе подписали, вы призываете политические элиты быть ответственными и что-то сделать. Но ведь элиты уже давно запуганы Путиным…

— Сейчас они встали перед выбором между двумя очевидными вещами: чего больше бояться: Путина — или того, что он делает? И чем дальше, тем больше баланс на этих весах становится все более неустойчивым. И я подозреваю, что общая тенденция идет к тому, что проблемы этой элиты будут становиться все острее и серьезнее.

— То есть им нужно будет делать выбор?

— Конечно. Это уже проявляется. Если взять апрельские опросы Левада-центра, где они сравнивают разные социальные группы, то там есть группа «Руководители». Например, на вопрос: «Насколько объективно освещают события в Украине, в Крыму федеральные российские средства массовой информации?» — ответ: «Совершенно необъективно» во всей выборке — 2,2%, среди руководителей — 24%.

— Сумасшедшая разница.

— Да, и причем по другим вопросам эта разница (ну может быть, не так разительно), но тоже проходит. При этом вы должны понимать, что эти самые руководители гораздо менее, чем граждане, в среднем склонны отвечать искренне.

— То есть реально этот процент может быть еще больше?

— Реально больше. Если бы взяли высших руководителей, то он был бы еще больше.

Я сейчас ссылаюсь только на социологические данные, но я располагаю другой информацией о том, что думает подавляющее большинство самого высшего эшелона по поводу того, что делает Путин, и насколько оно в восторге от того, что он делает.

— И что же они думают?

— Они думают про это нехорошими словами. При дамах эти слова не произнести.

— То есть  — это что, матерные слова?

— Матерные, да.

 

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»
 

«Создавая неадекватные ожидания, власть роет себе могилу»

— Возвращаясь к «взбесившемуся принтеру». Вы говорите, что его надо остановить. А каким образом граждане России могут это сделать? Ведь все задавлено за последние два года.

— Никакого нового способа по сравнению с теми, которые существовали последние несколько тысяч лет, не придумано. Саше Рыклину (А. Рыклин, главный редактор «Ежедневного журнала». — Е.М.) один высокий чин сказал: «Пока вас выходит 10 тысяч, мы будем на этой стороне, когда выйдет миллион — будем на вашей». Вот и всё.

— Вы думаете, что сейчас есть реальные предпосылки, чтобы миллион человек вышли на улицу?

— Нет, очень жарко.

— Когда похолодает, вы полагаете, что люди пойдут? Тот самый ура-патриотизм, который ежедневно вдалбливается из телевизора в граждан России, продуктивно действует на большую часть населения страны.

— Власть в таких случаях всегда попадает в ловушку. Есть такая теория, я сейчас к ней апеллирую, это теория относительной депривации. Красивое название, а речь идет вот о чем: люди бунтуют не тогда, когда плохо, а тогда, когда они начинают видеть разрыв между ожиданиями и реальностью. Вот в чем проблема. Вот впиндюривают 80% по одному социологическому показателю. А вы смотрели, например, динамику данных готовности к протесту? Они существенно не поменялись. Не по-ме-ня-лись (по опубликованным в мае с.г. опросам Левада-центра, 10% населения страны готовы принять участие в политических протестах, 14% — в социальных.Е. М.)

Вот вырвали какую-то одну социологическую цифру (83% доверия к Путину.Е. М.), связанную с основным аспектом нынешней пропаганды, и давай ее раскручивать. Именно потому, что мы не смотрим на остальное, мы воспринимаем это, как и всё, мировоззренчески. А это эффект пропагандистский, чрезвычайно неустойчивый и не самый существенный. А существен он только в одном, именно в том, что для многих людей (а их далеко не большинство) эта эйфория становится как бы ведущей доминантой их настроений, ожиданий, и разочарование между ожиданиями и реальностью будет гораздо острее. Вот этот разрыв между ожиданиями и реальностью, вот он — самый взрывоопасный. Поэтому, создавая неадекватные ожидания, власть роет себе могилу.

— То есть вы думаете, что рано или поздно у нас будет свой Майдан?

— Я не знаю, как это будет называться, но то, что ухнет, — конечно. Потому, что государственные институты разрушены, есть некая имитация. Ведь что такое государство? Государство — это совокупность создаваемых гражданами институтов для производства общественных благ. Нету этого.

У нас колоссальные финансово-экономические проблемы. И то, что нам говорит правительство о том, что — ой, у нас в следующем году будет на полпроцента больше, — ну пусть оно втюхивает нам все, что угодно, ведь то, что происходит гораздо ощутимее, потому что, например, реальный рост стоимости медикаментов большинство пенсионеров ощущает независимо от пропаганды. И чем больше контраст между вот этим торжествующим, победным гудком — и реальностью, тем жестче ответ граждан на это разочарование. И это отнюдь не те граждане, на которых сейчас идет охота, это совершенно другие социальные слои. Эти граждане сейчас пассивны.

— Как долго может продолжаться ура-патриотизм? Ведь его нужно все время чем-то подпитывать.

— Ну конечно. Если мы апеллируем, и таких апелляций сейчас очень много, к опыту Гитлера, то за Судетами должна быть Австрия, потом должна быть Польша, потом должна быть Скандинавия, потом Франция и так далее. Нет, просто несопоставимо.

— Сил, боюсь, не хватит.

— Что значит, сил не хватит? Уже не хватило.

— А тогда за счет чего удерживаться у власти?

— И так плохо, и так трудно. Я думаю, что, поскольку бьют по рукам, когда ты высовываешь руки, то будут держать руки в карманах и в основном займутся внутренней пропагандой. Это совершенно неизбежно. И как раз проблема в том, что одним из внутренних врагов будет собственное окружение.

— Прямо как при Сталине.

— Прямо как при Иване Грозном.

— Но элиты, которые окружают Путина, наверняка об этом догадываются?

— Догадываются.

— И у них есть возможность уехать, а не оказаться за решеткой.

— Гнусные буржуи как раз и занимаются тем, что отрезают им эти комфортные возможности, ранее абсолютно реальные. Им же бомбят аэродромы.

— А что же им делать тогда, несчастным? Свалить нельзя, а здесь замаячила реальная опасность для жизни?

— Значит, надо жизнь менять. Вот в этом и вся проблема для них, в этом выбор: что опаснее: ничего не делать — или пытаться что-то делать? Тут большинства-то не нужно никогда. Это всегда делает некое активное решительное меньшинство, а большинство потом с восторгом присоединяется и кричит: «Мы тоже, мы тоже!»

— Но тогда Путин сейчас должен быть в очень тяжелом состоянии. Он же никому не может доверять.

— Да, дело в том, что Путин это тоже понимает, и он уже начинает на это реагировать. И последние кадровые перестановки — это некая демонстрация.

— Вы имеете в виду смену начальника служба безопасности президента и главы управделами президента?

— Ну да.

 

Фото: Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»
 

«Идея для России»

— В майском заявлении «Круглого стола 12 декабря» о ситуации в стране говорится, что идет навязывание обществу единой идеологии, но ведь за 20 лет существования нынешней России в стране так и не выработана национальная идея.

— Это не дело власти.

— Но в 1997 году, когда вы работали помощником президента Ельцина, то занимались анализом того, что может стать национальной идеей России.

— Рассказываю, в чем смысл истории. Где-то в конце 1995-го — в 1996-м из разных источников в президентской почте начали появляться письма примерно сходного содержания: «Борис Николаевич, в этой сложной ситуации у нас общество находится в растерянности, оно ментально больно, России нужна национальная идея».

Все эти письма по своей неопределенной принадлежности проходили через меня, и я их с какими-то нелепыми, бессмысленными приписками отправлял Борису Николаевичу, забывая об этом. А у Ельцина память очень цепкая. И вот с интервалом в 2—3 месяца он получает одно, второе, третье, четвертое письмо на одну и ту же тему. Наверняка у него что-то зафиксировалось.

И вот выборы 1996 года закончились. Несмотря на свое фантастически тяжелое состояние, он идет на встречу с доверенными лицами (а я был одним из помощников, ответственных за организацию этой встречи). Какие-то тезисы, идеи, как положено, президенту готовятся заранее. Он выходит, общается с ними. Вдруг (это никак не было заложено, я-то об этом забыл, а он помнил) он им говорит (а у него это обычное дело: заготовки в сторону, и свое начинает): «Вот тут мне пишут, что России нужна национальная идея, нет, «национальная» — плохо, не так поймут, — идея для России», — так он сказал. «Вот вы бы этим занялись, наверное, это действительно очень важно» — это Ельцин говорит (доверенным лицам). Из зала: «Борис Николаевич, да мы мигом, конечно, это так здорово».

А что обязан сделать помощник? Если президент что-то важное сказал и если есть отклик тем более, тут же в прессе появилось: «Ельцин призвал ваять государственную идеологию», — значит, мы должны взять это на контроль, что с этим происходит, чтобы ему докладывать. Это начинает раздуваться.

И нам самим стало интересно: вообще о чем идет речь? Понятно: мы не понимаем, президент не понимает, а кто-нибудь понимает, а что это такое — национальная идея? И мы создали группу из интеллектуалов, которая этим занималась: во-первых, изучали международный опыт; во-вторых, следили, что в связи с этим происходит в прессе, и мы даже издавали брошюру от имени администрации («Россия в поисках идеи». — Е.М.). Естественно, Ельцину писали. В первой же записке, которую мы направили, было написано черным по белому, что ни в коем случае нельзя это (национальную идею) ваять в бюрократических коридорах.

Не ставил такую задачу и Ельцин, что обычно ему приписывают, не занимались мы этим.

Конечно, когда идет интеллектуальная игра, то мы думали: а что бы мы сами придумали? Конкурс объявляли, и победил Леня Смирнягин (Л. Смирнягин, завотделом аналитического управления администрации президента РФ, 1994—1997 годы. Е. М.) с лозунгом: «Не ссы в подъезде!»

— По-прежнему актуально.

— Да. И уж никогда мы не разрабатывали какой-нибудь государственной идеологии и даже просто проектов национальной идеи, которую нужно внедрить. Близко не было.

— Но ваш мозговой штурм должен был чем-то закончиться, кроме того, что «…в подъезде».

— Нет, это было наше внутреннее дело, внутренний стёб. Мы не ставили перед собой задачи придумать. Поручение ведь было доверенным лицам. Но ничего не получилось. Такого, что было в Германии или в Испании, — конечно, у нас не было. В Германии была национальная идея — покаяние. Потом была национальная идея — единая Европа.

— А вы считаете, что России не нужна национальная идея?

— Трудный вопрос. Я думаю, что если бы мы свободу сохранили, то это проявилось бы само собой. Я напомню, что национальная идея покаяния возникла на волне 1968 года, когда в Париже жгли покрышки, а в Германии молодое поколение начало спрашивать о предыдущем. И под их давлением возникла эта национальная идея. А потом, когда эти ребята выросли, которые давили на своих предков и спрашивали: «Почему вы это допустили?» — возникла идея единой Европы, и они ее реализовали. Вот это плоды свободы. Если бы у нас сохранились плоды свободы, то тот средний свободный класс, первое непоротое поколение, которое 10 декабря 2011 года вышло на Болотную, — они бы ответили нам с вами, предшествующему поколению, на этот вопрос: нужно или нет? И если нужно, они бы это сделали.

Наша трагедия в том, что мы свободу разрешили подавить, и у нас нет поэтому ответа на этот вопрос. Вместо этого у нас есть Киселев.

— Государственная идеология у нас запрещена Конституцией. Тем не менее национальная идея для консолидации общества, как мне кажется, — это очень полезная вещь.

— Пространство идей («третий мир» по Попперу) (мир объективного содержания мышления.Е. М.) неоднородно. И помимо идеологии существуют ценности, например базовые ценности. И то, что консолидирует общество, — это прежде всего не идеология, а ценности. И у нас дефицит прежде всего в этом. Идеологии имеют право на существование, это нормальный феномен, и идеологии не могут быть вообще консолидирующими, потому что они более конкретно по сравнению с какой-то системой базовых ценностей ориентированы на определенные группы людей с теми или иными интересами. Они имеют право конкурировать, в том числе и на политическом рынке. Государство не имеет права быть участником этой конкуренции.

Но ценности меняются. Их необходимо менять. Но они меняются очень медленно. И с этого надо начинать. Как говорил Кант: «Любая реформа должна начинаться с реформы в головах», — а мы считаем, что реформы — в законах, что неправильно.

 

«То, что сейчас у нас происходит, — это демонстрация фантастической слабости»

— Георгий Александрович, а нынешняя власть к вам обращается за консультативной помощью?

— Иногда обращаются, но очень редко. Я периодически получаю приглашения принять участие в экспертном совете при правительстве. Один раз я откликнулся на это приглашение и приходил, с тех пор как-то мне не очень хочется тратить на это время.

— Бесполезное занятие?

— Ну, я не знаю, может быть, там были какие-то полезные вещи, но у меня есть уверенность, что они занимаются не тем, и уж точно я не хочу на это тратить время. А если я им объясню, чем нужно заниматься, они точно этим не будут заниматься. Поэтому какой смысл?

— А чем нужно заниматься?

— Подрывом собственной власти, если угодно. Понятно, что они не будут это делать.

— А это как? Объясните, пожалуйста.

— Ну, пожалуйста. Основной институт, который надо сейчас исправлять, — это судебная власть. Основное свойство, которое нужно исправить, — это независимость судебной власти. Основное, что нужно делать, — бить мечом палача по рукам, которые тянутся к этой независимости. Как вы думаете, они будут этим заниматься? Нет, потому что этим они похоронят себя. Вот это я имею в виду.

Дистанция между какой-то идеей и ее реализацией не бывает мгновенной, вернее, бывает, но крайне редко. Если действительно вы бросили на иссохший мох пылающую ветку, тогда, конечно, реакция будет мгновенной. Сейчас не совсем так. Для меня важнее другое, что сама власть сейчас ускоряет эти процессы.

— Вы имеете в виду борьбу в том числе с интернетом?

— Не только. Например, запреты ездить за границу полицейским, прокурорам и так далее.

На самом деле это агония. Ее очень трудно распознавать, потому что мы считаем, что агония государства — это обязательно нечего купить в магазинах, баррикады на улицах. Это совершенно необязательно. Если вы возьмете тот же Донецк, там есть несколько очагов, а в остальном — там работающие магазины и мамы с колясками. Но ведь это наша жизнь такая обыденная, в ней государства на самом деле очень маленькая доля. Агония происходит вслед за разложением государства. Агония власти уже идет. Это проявляется в ее деятельности, в том числе это тот самый «безумный принтер». Никлас Луман — потрясающий немецкий социальный мыслитель дал определение силы власти, которое я считаю хрестоматийным: «Власть тем сильнее, чем больше степеней свободы она в состоянии предоставить обществу». То, что сейчас у нас происходит, — это демонстрация фантастической слабости. И каждый следующий запретительный закон — это очередная демонстрация слабости и агонии власти.

— Если бы сейчас президент Путин пригласил вас к себе в помощники, пошли бы?

— Я бы спросил: а кого вы приглашаете кроме меня? Если бы я увидел ту ситуацию, в которой я согласился в конце 1993 года, то я бы согласился, а если бы не увидел, не согласился. Там (в администрации президента) тогда была совершенно другая атмосфера, там работали люди (Леонид Смирнягин, Юрий Батурин) одной со мной интеллектуальной крови, там была абсолютная востребованность объективного анализа, а не «чего изволите», президенту нужно было говорить то, что думаешь. И только в такой ситуации можно идти во власть, понимая, что есть возможность помочь.


Фото: Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

 




136 комментариев

0
vasil sinak , 12 июня 2014 в 13:44
С интересом прочитал. К Г. Сатарову отношусь с уважением. Вот только:
Если бы сейчас президент Путин пригласил вас к себе в помощники, пошли бы?

— Я бы спросил: а кого вы приглашаете кроме меня? Если бы я увидел ту ситуацию, в которой я согласился в конце 1993 года, то я бы согласился, а если бы не увидел, не согласился.
Такие слова несколько настораживают.
0
sova sova , 12 июня 2014 в 18:28
Постоянный читатель: vasil sinak , 12 июнь 2014 в 13:44
С интересом прочитал. К Г. Сатарову отношусь с уважением. Вот только:
Если бы сейчас президент Путин пригласил вас к себе в помощники, пошли бы?
— Я бы спросил: а кого вы приглашаете кроме меня? Если бы я увидел ту ситуацию, в которой я согласился в конце 1993 года, то я бы согласился, а если бы не увидел, не согласился.
Такие слова несколько настораживают.
*************
Почему? Как раз - все очень честно. Если в команду с сурковыми, чтобы только тыкать Западу: "Вот, видите, видите, какая у нас свобода?" - то это будет запредел подлости и цинизма. Дать свое имя, чтобы им прикрывались, ничего не меняя в стране? Обманывать тех, кто тебя знает, что, наконец-то что-то изменится? Навевать человечеству сладкий сон?
0
vasil sinak , 12 июня 2014 в 21:06
Постоянный читатель: SOVA SOVA , 12 июнь 2014 в 18:28
------------------------------
Ув. SOVA, насторожило меня то, что Г. Сатаров, зная великого стерха, конечно, понимает, что ЭТО не изменится, не перетрясет свое мироощущение. ОНО не трансформруемо. Так зачем все эти приколы про приглашаемых помощников? Что, можно набрать таку команду советников, которые смогут вразумить загребного с галеры? Вы верите в ТАКО чудо? Я нет. Тут Я и удивился тем его словам.
0
Евгений Ковальски , 12 июня 2014 в 22:18
Vasil Sinak прав и тонко подметил слабость человеческой натуры. "... зачем все эти приколы про приглашаемых помощников?"
Затем что Сатарову, будучи уже не молодому и всё понимающему, нужна должность. Естественно он знает, что никакой советник не сможет остановить приток диверсантов в Украину, посадить Сердюкова и Васильеву, убрать закон о НКО, прекратить финансировать сомнительные режимы типа Кадырова, открутить гайки малому бизнесу (который станет богатеть и указывать как жить ОНО) и т. д. и т. п.
Многие бывшие оппозиционеры моментально переставали быть оппозиционерами, как только получали должность. И наоборот, бывшие сотрудники Кремля превращались в оппозиционеров, потерявшие должность.
Я тоже не верю в чудо. Но верю в слабую, порой двуличную человеческую натуру. Истинных патриотов, бессребреников, не идущих на сделку с совестью - немного. Их единицы. Кто-то из них в гробу. Кто-то беден. Кто-то не беден, но не прогибался и отсидел. Сатаров неплохой человек, но к вышеперечисленным не относится.
0
юрий кузема , 13 июня 2014 в 01:00
В стране выпустили джин из бутылки, дав силовикам право на произвол. Что бы что то изменить, необходима серьёзная команда, умеющая это делать. Вот об этом и сказал Сатаров, а не о том, что он собирается идти во власть.
0
Евгений Ковальски , 13 июня 2014 в 01:50
"... президенту нужно было говорить то, что думаешь. И только в такой ситуации можно идти во власть, понимая, что есть возможность помочь." (Путину вероятно собрался помочь)
А по моему собирается.
0
Ольга Алексеевна , 13 июня 2014 в 17:27
никогда ничего не следует исключать из рассмотрения.
собстно, в этом и состоит разница между профи и любителем.
0
Иван Дамарья , 13 июня 2014 в 18:44
Путин ищет выход, я этом убежден.
Если бы ему в этом помогли правильные люди, почему бы нет?
Он , несомненно, монстр, но не монстрее любого из нас.
Я думаю, есть достаточная амплитуда в его колебаниях, какая-то точка могла бы удовлетворить и стоящих за свободу.
0
Евгений Ковальски , 13 июня 2014 в 21:43
Экскременты нужно сливать в унитазе, а не вытаскивать их на тарелку и ставить в комнате, украшая цветочками и брызгая дезодорантом.
0
Kevin Keller , 12 июня 2014 в 19:27
Эти слова не настораживают, они только говорят, что Георгий САТАРОВ хочет помочь поменяться власти, стать лучше и он готов над этим помочь работать.
0
Владимир Углев , 13 июня 2014 в 12:52
Советую: Дуглас Норт, Джон Уоллис, Барри Вайсгаст «Насилие и социальные порядки». Word - вариант книги могу выслать на Ваш мэйл, мой uglevv@yahoo.com
Демократия и демократическими выборы возможны только при выполнении трёх пороговых условий:
1. верховенства Закона для элит,
2. распространения организаций, которые не зависят от конкретных людей и существуют на постоянной основе,
3. контроль над вооруженными силами и применением насилия.
Время потратите не зря.
0
Юрий Гут (Шадрин) , 19 марта 2015 в 19:32
Добрый день. Если Вам не трудно перешлите на мой Емэл, вариант книги: "Насилие и социальные порядки", я буду Вам признателен. Моя электронная почта: u_shadrin49@mail.ru.

С уважением, Buntar96.

Омск.
0
Юрий Гут (Шадрин) , 19 марта 2015 в 19:32
Добрый день. Если Вам не трудно перешлите на мой Емэл, вариант книги: "Насилие и социальные порядки", я буду Вам признателен. Моя электронная почта: u_shadrin49@mail.ru.

С уважением, Buntar96.

Омск.
0
Stanislaw Galizki , 12 июня 2014 в 13:56
"Оптимизм есть светлое мироощущение..." А хрен с бугра психически нездоров, и со всей силы внушаем... Агония будет долгой.
0
Phillip S , 12 июня 2014 в 14:02
Похоже, Г.А. Сатаров по привычке считает себя мозгом нации.. :)))
В образованности и живости ума г-ну Сатарову, разумеется, не откажешь. Складно гутарит...
А вот когда вспоминаешь до чего эти "мозги" додумались в 90-тых (приватизация, разгон Парламента...), становится грустно. Ведь это они заложили фундамент нынешнего, поносимого ими, режима. И Конституция, которую призывает "правильно" корректировать Сатаров, создавалась и была заточена под предыдущий - ельцинский режим, плавно перешедший в нынешний, благодаря прописанным в ней особым полномочиям президента.
0
valery yeramianchuk , 12 июня 2014 в 15:20
Постоянный читатель: PHILLIP S , 12 июнь 2014 в 14:02
Похоже, Г.А. Сатаров по привычке считает себя мозгом нации.. :)))
В образованности и живости ума г-ну Сатарову, разумеется, не откажешь. Складно гутарит...
А вот когда вспоминаешь до чего эти "мозги" додумались в 90-тых
****************************************
Вот именно об этом и о таких Г.А. Сатаров и говорит.Ведь вам сказала пропаганда галерного кого хаить и винить,а остальное для вас не важно.Но злость ваша на Ельцина,что вы не успели или не сумели отхватить кусок от того пирога.Вам не нужны институты о которых говорит Г.А.вам нужен - хозяин с палкой,ведь при институтах должно работать общество т.е. вы, а вам лень, да и страшновато - мы как-нибудь,а дети пусть сами выбирают.Именно поэтому вы относитесь к ряду тех.кто никогда не выйдет на площадь,а сидя у разбитого корыта будет гадить соседу ведь вы из того "института" где - всё вокруг колхозное,всё вокруг моё и главное ДУМАТЬ не надо.
0
Phillip S , 12 июня 2014 в 15:32
Такие гиганты мысли и отцы русской демократии, как Сатаров, Волошин, Чубайс да Березовский всё раньше нас придумали (продумали). Нас с Вами тогда никто ни о чем не спрашивал, а теперь - поздно...
0
Евгений Ковальски , 12 июня 2014 в 17:11
Всё верно. Нас никто не спрашивал. И спрашивать как я вижу не собираются. В общем правильно вы говорите, все эти "гиганты мысли Сатаров, Волошин, Чубайс да Березовский" и прочие "гиганты" тоже люди. Если рядом с ними будут другие гиганты, то они будут не совсем гиганты. А хочется быть вне конкуренции, с высокими зарплатами и должностями.
Поэтому, оставаясь одни, убирая конкурентов, они ошибаются. Хотят и рыбку съесть и на коне прокатиться. Рыбку то они сами съели (должности и московские зарплаты), а нам свинью подложили, вместо коня.
0
sova sova , 12 июня 2014 в 18:31
Постоянный читатель: Phillip S , 12 июнь 2014 в 15:32
...Нас с Вами тогда никто ни о чем не спрашивал, а теперь - поздно...
***************
Ну, пока живы - не поздно ничего. Это первое. Второе: вот и хреново, что нас не спрашивали, а мы и не возмущались: "А, почему, собственно?"
0
valery yeramianchuk , 12 июня 2014 в 19:43
Постоянный читатель: SOVA SOVA ,
.......................Ну, пока живы - не поздно ничего. Это первое. Второе: вот и хреново, что нас не спрашивали, а мы и не возмущались: "А, почему, собственно?"
****************************************
А почему, мы с вами знаем, как впрочем и они,а остальное +++++++++++++++++
0
Виктор Тихомолов , 12 июня 2014 в 16:35
Общество, работающее при институтах, мы наблюдаем сейчас: институты создаются государством, а общество на них работает. Обществу необходимы институты выросшие из потребностей общества и созданные обществом, как например, настоящие профсоюзы.
0
Владимир Углев , 13 июня 2014 в 12:59
"Институты – это “правила игры”, структура взаимодействия, которая управляет и ограничивает отношения индивидов. институты включают в себя писаные законы, формальные социальные соглашения, неформальные нормы поведения, а также разделяемые убеждения о мере и средствах принуждения к исполнению этих правил и норм. Современные порядки открытого доступа часто огра¬ничивают насилие при помощи институтов. Институты задают правила, которые напрямую сдерживают насилие, меняя издержки насильственного поведения, прежде все¬го путем установления наказаний за использование наси¬лия. Люди более склонны подчиняться правилам, даже при значительных издержках для себя, если они считают, что другие люди будут так же соблюдать правила. Это осо¬бенно верно в отношении правил применения насилия. У индивида есть стимул сначала стрелять, а потом разго¬варивать, когда он боится, что другие не станут соблю¬дать правила и воздерживаться от применения насилия. Для того чтобы формальное правило — институт — сдер¬живало насилие, особенно насилие среди индивидов, не знающих друг друга лично, должна существовать опре¬деленная ор¬га¬ни¬за-ция, в рамках которой ряд официаль¬ных лиц обеспечивает соблюдение правил безличным об¬разом. Иными словами, формальные институты контро¬лируют насилие только при существовании ор¬га¬ни¬за¬ции, способной обеспечить безличное соблюдение правил." - Дуглас Норт, Джон Уоллис, Барри Вайсгаст «Насилие и социальные порядки».
Word - вариант книги могу выслать на Ваш мэйл, мой uglevv@yahoo.com
0
Краев Валерий, 13 июнь 2014 в 17:13: в силу того, что Ваш коммент изобилует такими определениями в адрес общеизвестной персоны как "чучело", "Упырь" и т.д., что подставляет издание под проблемы, реплика Ваша удаляется. Призываю к выдержке и корректности. Модератор
0
Гелий Тужиков , 13 июня 2014 в 17:47
Согласен с PHILLIP S. Только фундамент нынешнего режима был заложен еще Горбачевым при разработке "Перестройки" (по заданию партии и правительства и под ее же контролем). В дальнейшем происходили дополнения и корректировки, в которых участвовал и Ельцин. Все сатаровы и гайдары служили демократической декорацией, а "кот Васька слушал да ел". И сейчас Г.А. Сатаров говорит , что в комиссии его приглашают не для того чтобы внести его мнение в решения, для того, чтобы подкорректировать движение к СВОИМ целям. Я за ИНСТИТУТЫ , но без люстрации не будет институтов.
0
Виктор Отман , 12 июня 2014 в 18:16
"Ведь это они заложили фундамент нынешнего, поносимого ими, режима."
Вот именно в этом и пытается убедить вас этот режим. А вы и ведетесь. Между тем - прав Г.Сатаров - режим плавно и медленно меняет конституцию "под себя", начиная с 2001 года, - и совсем не в ту сторону, в которую ее надо менять. За 14 лет эти изменения можно было внести, и страна была бы другой. Но власти это не нужно.
0
Gregory Smekhov , 14 июня 2014 в 13:01
В этом и проблема. Они именно они все это сделали. Теперь критикуют. Но не себя.
0
Vladimir Kuchinskiy , 12 июня 2014 в 14:24
Не боюсь повторить одну свою мысль: хорошо бы стратегической целью в России сделать уровень развития и качество жизни нынешних детей самого малого возраста. Дерево целей строится при такой стратегии быстро. И такая цель понятна даже самому ужасному злодею, у которого есть дети. И план достижения такой цели будет ооочень конкретны.
А понятие " национальная идея" - нечто туманное. Нужны цели, а уж идеи должны служить достижению цели. Это азы управления и их усвоить может каждый.
Странно, что Сатаров идет на поводу у Елены. Но, видимо, ему так комфортнее. Конкретика требует исполнения, а не разговоров.
0
Иван Дамарья , 13 июня 2014 в 18:48
Хорошо бы. Кто этих детей станет воспитывать?
Разве что Мери Поппинс нанимать.
0
Владимир Романовский , 14 июня 2014 в 17:56
А что мы будем этим детям малого возраста объяснять про устройство мира, как развивать ?
Что скажем про Крым, про социальное неравенство, про военные расходы ? Какой взгляд предложим на исторические события ? Какое место в развитии займут языки : английский, украинский, эстонский, казахский, французский ? Что скажем про однополые браки и про чувство любви ?
Мы ещё сами себя не воспитали, люди весьма почтенного возраста.
0
Геннадий Дубинин , 12 июня 2014 в 14:50
Говоря по-простому замена Путина институтами есть ничто иное, как ликвидация диктатуры. Но проблема в том, что сам диктатор против. Да и народ впитал патернализм с рождения и с далёких времён рабства. Попутно - мне кажется именно рабство сформировало наш русский коллективизм - когда личность ничто, коллектив всё. Так что вопрос - а кто будет диктатуру ликвидировать? Ответ - никто. Ибо для этого нужна сила. А сила в первую очередь за теми, у кого есть деньги. В этом плане наши олигархи менять ничего не станут - они уже давно на Западе, здесь их держит только возможность дальнейшего воровства - убери эту возможность и они сбегут. Ведь по большому счёту они так и остались жуликами и бандитами, нет у них навыка выживания в конкурентной экономической среде. Надежды на элитный переворот скорее всего приведут лишь к смене вывески - замене Путина на Пупкина - наша политическая так называемая "элита" не лучше олигархов. Для изменений ситуация должна созреть, должны появиться силы для которых изменения жизненно необходимы. Как при буржуазных революциях - капиталисты потребовали поделиться властью и в результате сломали феодальный режим. У нас я не вижу такой силы, а значит гнить нам и гнить неизвестно до каких пор. Я в этом плане пессимист - наш народ живёт по принципу "лишь бы не было войны!"
0
Евгений Ковальски , 12 июня 2014 в 16:59
Геннадию. Вы не совсем правы. Силы, для которых изменения жизненно необходимы, могут появится внезапно. Как говорится оттуда, откуда их совсем не ждали. Такие примеры уже были. Это и революция 1917 года, когда обнищавшее и уставшее от войны (и связанной с ней высокой инфляцией) население поддержало большевиков.
Это и развал СССР, когда низкие цены на нефть показали неэффективность КПСС и привело к развалу не только экономики, но и раздробило империю. Это и кризис 1998 года, возможно приведший к мыслям о убийстве Старовойтовой, отстранении Ельцина и приведение Путина к власти. Это и "приморские партизаны". Это и появление и превращение неприметных ранее, обычных обывателей Навального в политическую фигуру нового типа. Т. е. полититк, который сделал себя сам. Это и национальный вопрос, растущее кол-во нелегалов из бывших стран СНГ.
Это и сегодняшние амбиции Путина, воровство Крыма, поддержка по финансированию терроризма на Востоке Украины и расходы в связи с этим.
Расходы! Многие забывают, что каждый день поддержки терроризма на Востоке Украины стоят Путину огромных денег. Помимо Януковича, оружие и террористов оплачивают российские обыватели, пенсионеры, работяги, врачи, все остальные, приходя в магазин и видя повышение цен. Сегодняшняя падающая экономика - это примерно как экономика России в худшие времена. Война, инфляция, криминал, коррупция.
Минус в казне уже 257 млрд.$ и продолжает расти. Где, в каком месте рванёт сначала?
Я думаю, что цивилизованно, с институтами по Сатарову может не получится. Страна в ближайшее время может просто развалится. Благо, россияне набираются опыта в ДНР, для переноса его в Сибирь, Урал, Дальний восток. Регионы доноры всё равно не смогут бесконечно тянуть дотационные регионы, такие как Москву, Чечню, Ингушетию, Абхазию и прочих, да ещё в состоянии войны с Украиной.
0
Oleg Karin , 13 июня 2014 в 00:36
Евгений, у меня мало надежд на самоорганизацию хоть какой-то достаточной части населения, достаточной для "мятежа". Кремль пытается предвидеть возможные эксцессы и сознательно направляет общество в колею бездумного потребления (дайте ему селёдки, пусть успокоится). В качестве селёдки для сегодняшних шариковых скармливается всё, что только возможно, с телевизионных экранов, газет и журналов. Придётся затянуть пояса - вредят нам враги, Сталина на них нет, и т.д. Большинство населения реально отупело, точнее сказать, обленилось - зачем выискивать новостной Архипелаг Гулаг, когда всё блестящее тут как тут, вдобавок сразу ясно, кого винить во всех бедах, да и то верно - не себя же. Думаю, какой-то перелом возможен либо в случае значительного опустошения российской казны, либо полной международной изоляции, когда отсутствие многих привычных товаров (не только прямого потребления, но и промышл. назначения, комп. поддержки и т.д.) станет "триггером отрезвления" для многих.
0
Евгений Ковальски , 13 июня 2014 в 01:46
"... перелом возможен либо в случае значительного опустошения российской казны, либо полной международной изоляции, когда отсутствие многих привычных товаров"
Я же про и говорю. Многие, кто не видит опасности, сидят в благополучной Москве. А не мешало бы поездить по регионам и посмотреть, что там происходит.
0
Юрий Борисович Черненко , 15 июня 2014 в 10:59
"Регионы доноры всё равно не смогут бесконечно тянуть дотационные регионы, такие как Москву, Чечню, Ингушетию, Абхазию и прочих."
Чечня ежегодно поставляет в Москву (прямо через Спасские ворота, в Кремль) 10 млн. тонн чистейшей грозненской нефти. Совсем недавно все мы наблюдали маленькие нефтеперегонные заводы во всех дворах республики. Сейчас нефть в Москву, а взамен нищенская дотация. Шейхи с юмором называют Чечню нищим на золотом троне.
0
Еремей Андреев , 12 июня 2014 в 14:54
Интересные, правильные мысли.
Но важна дискуссия. Что могут ответить на это интервью товарищи Володин и Сурков?
0
Владимир Углев , 13 июня 2014 в 13:02
Слушайте и смотрите киселёва....
володин - наш засратовский (саратовский) вор, клейма некуда уже ставить
0
Игорь Семенов , 12 июня 2014 в 15:20
Мне кажется, что пример с ротацией власти на Украине не очень удачный. Кто это там "засиделся"?
0
Геннадий Курочкин , 12 июня 2014 в 15:53
"корр — А чем нужно заниматься?
ГА — Подрывом собственной власти, если угодно. Понятно, что они не будут это делать." -- Центр, остальное также можно дербанить на цитаты - станет крылатым.
Особенно про 83% и Галлилея с Коперником.
Желаю вам, ГАС, долгих лет, и не ходите митинги, а то получится так, как с Архимедом,- какой-нибудь зуброкосмонавт дубинкой Вас по голове стукнет, и останемся мы без мыслителя.
0
Одинокий волк , 12 июня 2014 в 16:16
БЛЕСТЯЩЕ !!!
Спасибо, а то я уже стал в "НГ" разочаровываться...
Очень бы хотелось продолжения - сравнить, в частности, упомянутое молодое поколение в Германии и наше.
Интересно, какие вопросы (если, вообще, интеллект позволит сформулировать) оно бы задало?
За годы правления последнего президента выросло новое наше поколение, к которому больше подходит определение "стадо" (лучшие представители уехали и продолжают уезжать, а остающимся быстро "рога обламывают", начиная со школы).
Ситуация обратима, но сколько лет, при хорошем раскладе, может потребоваться?
С нетерпением жду продолжения интервью.... ("Если это, конечно, в природе возможно") (с)
0
Виктор Тихомолов , 12 июня 2014 в 16:22
Вот симпатичен мне Сатаров, хотя и знаю, что именно он способствовал удушению всех институтов общества, кроме клуба олигархов под лозунгом – кто угодно, только не коммунисты. Симпатичен тем, что сам-то он не душил, а только давал советы как верёвки намыливать. Но ошибался… иногда, да ещё и себе во вред. Значит - интеллектуал!
И вот открытие, исключительно для читателей Новой газеты: работать должны институты, а Путин и компания – отдыхать. Если б он это про меня написал, я бы его даже в счёт своих доходов взял на хорошую должность.
Вся беда в том, что институты должны сначала возникнуть в процессе общественного развития, сформироваться в общественном сознании, а уж потом, начать потихоньку работать. А какое же тут общественное развитие и какой процесс, когда население – принадлежность территории, а территория в распоряжении у Путина (с его командой). У него- то есть институты – например институты Государства, с помощью которых он контролирует территории и принадлежащих им людей. Эти институты работаю: МВД, ОМОН, ВС и ВМФ, МЧС, НС, ФСИН, суды и ТВ России. Конечно, обидно, что работают они хотя и за наши деньги, но на Путина (коллективного).
Про опасность тех, кто подчиняется диктатуре - это Сатаров перегнул… Для кого они опасны, и для кого опасна она, если ей подчиняются. Опасен конфликт между диктатором и подчиняющимися, да и опасность эта для диктатуры. Сами по себе ни диктатура, ни подчиняющиеся диктатуре е опасны. Ну и конечно Сатаров был бы не Сатаров, если б не написал о признаках слабости. И здесь мы встаём перед вопросом: слабое и всё в агониях государство или власть, или Путин (с командой). Так зачем же улучшать судебную власть? Что б показать силу или слабость?
0
Юрий Никольский , 12 июня 2014 в 18:46
Ситуация иная, чем была в 90-ые годы. Были идеи, но не было знаний, а тем более опыта.
Опыт появился. Появляются и знания. Это вселяет надежду, что агония закончится разворотом страны к формированию институтов не под личность, а под механизмы для принятия эффективных решений.
Подчеркну: институты (механизмы) по принятию решений - для реорганизации МВД, ОМОН, ВС и ВМФ, МЧС, НС, ФСИН, суды и ТВ России.
Именно так я трактую интервью Сатарова.
0
Виктор Тихомолов , 12 июня 2014 в 19:33
Я не спорю ни с кем. В 90-е, как и в любые времена, идея была одна: раз общее, значит того, кто унесёт. Появился богатый опыт отъёма собственности, пока не поняли, что надо отнять Государство в лице его институтов.
Но общество не возникло, не возникло силы противопоставленной силе государства, захваченного командой сначала Ельцина, а теперь - Путина.
Знания и опыт (кстати, только негативный) - ничто при отсутствии силы. А откуда же сила, когда одно ворьё и "терпилы"? Предпринимателей, способных заявить о своих интересах в стране нет, производственного пролетариата, способного поддержать собственников своих фабрик и заводов против феодальной камарильи - нет. Да и самих фабрик и заводов нет, нет сельскохозяйственного производства. Кто спровоцирует агонию? Торгаши и прочие мошенники? Пенсионеры откажутся от пенсий?
Лозунги Сатарова красиво звучат, но пусты, применительно к ситуации в России: "И каждый следующий запретительный закон — это очередная демонстрация слабости и агонии власти". Но заметьте, что все "запретительные" законы - это просто идеологический выверт власти, демонстрирующий "заботу" о населении. Эти законы не о чём и не для чего. Население России они не трогают. Оно или про них не знает, или их не исполняет. Из принятия таких законов делать вывод об агонии власти, наивно. А Сатаров не наивный, значит уводит читателя от действительной проблемы.
То же и про суды. Как можно видеть, отдельно от всего, независимость судебной власти? Ведь деятельность этого государственного института обеспечивают люди из населения России. Значит во всём люди, в должности судьи, будут зависимы, а в вынесении судебного постановления и в исполнении этого постановления - независимы? Такое можно придумать и "брякнуть" только для украшения речи.
0
Владимир Углев , 13 июня 2014 в 13:07
Дуглас Норт, Джон Уоллис, Барри Вайсгаст «Насилие и социальные порядки».
"...Институты – это “правила игры”, структура взаимодействия, которая управляет и ограничивает отношения индивидов. институты включают в себя писаные законы, формальные социальные соглашения, неформальные нормы поведения, а также разделяемые убеждения о мере и средствах принуждения к исполнению этих правил и норм. Современные порядки открытого доступа часто ограничивают насилие при помощи институтов. Институты задают правила, которые напрямую сдерживают насилие, меняя издержки насильственного поведения, прежде все¬го путем установления наказаний за использование насилия....."
Word - вариант книги могу выслать на Ваш мэйл, мой uglevv@yahoo.com
0
Виктор Тихомолов , 13 июня 2014 в 19:28
Для Владимир Углев, 13 июнь 2014 в 13:07 Спасибо за внимание и предложение. Книгу обязательно посмотрю. Но эта тема меня здорово не занимает и мне достаточно знаний на уровне любителя.
"Разнообразие институтов соответствует разнообразию человеческих потребностей.К числу основных институтов относятся: экономические (разделение труда, собственность, налоги и др.); политические (государство, армия, партии и др.); воспитательные и культурные, созданные для развития культуры, социализации детей, передачи им культурных ценностей общества (институты брака и семьи; школы, художественные учреждения); социальные или общественные в узком смысле, регулирующие повседневные контакты (местные общества, товарищества, объединения); религиозные и др.
Чем сложнее общество, тем больше развита система институтов.
Всё многообразие социальных институтов можно разделить на два типа:
институты-субъекты – это организации разного типа и масштаба (государство, партии, ассоциации, фирмы, церковь и др.);
институты-механизмы – это устойчивые ценностно-нормативные комплексы, регулирующие разные сферы жизни людей (брак, семья, собственность, религия).
Элементарной единицей социального института любого типа является акт социального взаимодействия. В идеальной форме он существует как нормативное предписание закона, должностной инструкции, указа и др."
Сатаров считает, что существующие институты можно улучшить, я с ним не согласен, так как эти институты порождение не общества, а государства. Их в интересах общества не улучшишь.
0
Иван Дамарья , 13 июня 2014 в 18:55
Раскаивается так человек.
Эдакое знакомое всем соотечественникам раскаяние без признания вины.
"Молод был, чудил". Ну раз так сложилось - вину признáешь и больше ничего никогда не скажешь. Особенности национального раскаивания.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Предыдущая страница 1234567 Следующая страница


Этот материал вышел в номере

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Все можно

159
Наталья Васильева: Ну, если эта картина для вас "шедевр", то еще шедевральнее будет...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама