Политика / Выпуск № 33 от 30 марта 2011 года

1382 «Пока не скажу, может быть, потом…»

Какими разоблачениями угрожает своим «кураторам», близким к администрации президента, подсудимый Тихонов и его соратники

29.03.2011

На прошлой неделе был объявлен в розыск предполагаемый исполнитель убийства судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова — 28-летний Алексей Коршунов, участник некогда одной из самых жестоких нацистских банд «Объединенные бригады 88». Он же подозревается в соучастии в убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой; непосредственный исполнитель этого преступления, по версии следствия, — его друг Никита Тихонов, также имевший в свое время отношение к «ОБ 88».

Таким образом, версия «Новой» о том, что эти два преступления, а также убийства антифашиста Хуторского, спортсмена Абдуллаева, антифашиста Джапаридзе и лидера кавказской группировки Халилова связаны между собой как минимум на уровне исполнителей, совершавших свои «акции» под маркой Боевой организации русских националистов (БОРН), находит подтверждение.

На наш взгляд, подобное развитие событий объясняет и некоторые странности, происходящие на процессе над Тихоновым и Хасис и вокруг него. Вот несколько событий, которые мы попытаемся выстроить в логическую цепочку.

Еще до начала процесса в Мосгорсуде в интернет попадают фотокопии протоколов допроса руководителя организации «Русский образ», друга Тихонова и Хасис Ильи Горячева. Свидетель рассказывает о том, что он знает об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. О самом преступлении, судя по опубликованным материалам, он знает не так уж и много, потому его можно считать свидетелем косвенным. Однако все участники шумихи вокруг «слива» пытаются его представить чуть ли не основным козырем следствия и обвинения. Обратим внимание на два момента. Во-первых, фотокопии материалов дела были только у представителей защиты и друзей подсудимых. А во-вторых, до интернета документы доходят с весьма избирательными купюрами.

Далее — в самые первые дни процесса выясняется, что еще в январе 2011 года Горячев (которого подозревали в соучастии в этом преступлении и в ряде других криминальных действиях, вплоть до создания организованного преступного сообщества, и которому, несмотря на это, вдруг ни с того ни с сего позволили покинуть Россию) пишет заявление на имя судьи с просьбой предоставить ему государственную защиту. Защита предоставлена, но Горячев на родину не возвращается.

Зато уже в марте 2011 года в СМИ появляется его заявление в Мосгорсуд, датированное августом 2010 года, в котором он обвиняет следствие и ФСБ в том, что показания из него были получены путем угроз и прочих непристойностей. И — заметьте — этот странный документ появляется в печати ровно в тот момент, когда показания Горячева должны были быть оглашены в суде. Цель понятна: показания надо дискредитировать — вряд ли кто-то будет разбираться в датах и удивляться, в какой суд свидетель мог писать свое заявление, если суда еще не было, почему это заявление никуда не было отправлено и почему, в конце концов, оно было написано ровно в тот момент, когда защита обвиняемых, сами обвиняемые и их друзья в рамках ознакомления с материалами дела прочитали показания своего друга и ужаснулись. И поди разбери теперь, в которой из бумаг на имя суда он врет, а в которой говорит правду. Два яйца — и в разных корзинах, что позволяет держать всех заинтересованных лиц в подвешенном состоянии, а самому твердо стоять на сербской земле.

К этим событиям стоит добавить еще одно обстоятельство. А именно то, что подсудимый Тихонов, отвечая то на вопросы судьи, то на вопросы присяжных о том, у кого он покупал оружие и кому его продавал, неоднократно отвечал: «Пока не скажу, может быть, потом».

Как связано все это между собой? Версия: а не имеем ли мы в данном случае дело с торгом и попыткой шантажа, когда и свидетель Горячев, и подсудимый Тихонов, и адвокаты подсудимых, и оставшиеся на свободе друзья подсудимых активно намекают кому-то: не поможете — сдадим.

О чем торгуются и кого шантажируют?

Читаем фрагмент допроса Горячева. Тот самый, что был передан в СМИ с купюрами. Это — рукописный фрагмент. То есть по окончании допроса свидетель Горячев изъявил желание внести собственноручные дополнения.

«Кроме того, хочу рассказать о своем знакомстве с Леонидом Симуниным. Мы познакомились в 2007 году в Москве. Летом 2009 года я познакомил Л. Симунина с Никитой Тихоновым по просьбе первого для возможного «выбивания» Никитой денег с его должников. Л. Симунин курирует молодежное движение «Местные» от администрации президента РФ, также сочетая неофициальное курирование движения «Русский образ». Примерно в октябре 2009 года Леонид Симунин попросил меня поговорить с Никитой Тихоновым о возможности приобретения боевого пистолета. <…> Написано мною лично, добровольно и верно. И.В. Горячев».

Обратите внимание на даты: Маркелов и Бабурова уже убиты, Тихонов, находящийся в федеральном розыске и живущий по поддельным паспортам, будет арестован через месяц. Ремарка вторая: у Тихонова, по его словам, было найдено 40—45 тысяч рублей — «Все мои доходы от продажи оружия». В связи с этим вопрос: значит ли это, что контракт с Леонидом Валерьевичем Симуниным состоялся, тот успел внести предоплату, но арест «поставщика» не позволил завершиться сделке?

И третье: кто-нибудь может, если этот кто-то находится в здравом уме и твердой памяти, поверить И. Горячеву, утверждающему в своем нотариально заверенном послании суду, что сотрудники ФСБ вынуждали его дать показания на «куратора от администрации президента РФ» и чуть ли не диктовали их?

Зачем тогда господин Горячев, которого, напомним, подозревали на тот момент в соучастии в убийстве, пишет эти странные строки? Затем, чтобы спокойно соскочить на роль свидетеля, прикрывшись высокими знакомствами. И надо сказать — соскочил. Горячева нет в России, давать показания в суде он не собирается, никто его к этому не принуждает и никакие спецслужбы его не ищут, о чем сам «ценный свидетель» прекрасно осведомлен, поскольку совершенно спокойно появляется в столице союзного государства Минске, где участвует вместе с активистами белорусского движения «Русь молодая» в некоем действе, посвященном анализу волнений в арабском мире. А что касается господина Симунина, то он, насколько известно «Новой», не был даже допрошен.

Все случилось так, как и обсуждалось в свое время в переписке Никиты Тихонова и Ильи Горячева.

«Я верно понимаю, что ты хочешь сделать то, в чем не преуспел Поткин? Тем, что таки выйдешь на людей, принимающих решения, и постараешься казаться им предсказуемым? Это я так реагирую на реплику «нам строить НСДАП», — спрашивает Тихонов.

«НСДАП нам строить в любом случае, одобрят люди или не одобрят, если не одобрят, будем из эмиграции строить», — отвечает на это Илья Горячев, лидер «Русского образа». Организации, действительно попавшей наряду с ДПНИ в так называемую кремлевскую программу «легального, контролируемого национализма». Активисты РО участвовали в круглых столах и на конференциях, их привлекали к выборам, они сидели в различных общественных советах при госорганах и, по словам Горячева, курировались администрацией.

О том, что такая программа существует, писали много. И мы сейчас не будем углубляться в детали — «Новая газета» в ближайшее время посвятит этому отдельное исследование.

Пока же важно: и «легальный националист» Горячев (где-нибудь в интервью), и подозреваемый в двойном убийстве Тихонов (в последнем слове) оставляют за собой право: либо сдать, либо не сдать — все будет зависеть от размера обещанного.

Что еще они могут сдать помимо общения с «кураторами» и способов финансирования «Русского образа», контактов с депутатом от «Единой России» Мищенко (бывшим лидером «России молодой») и другими любопытными личностями, приближенными к власти, а также подробностей снабжения сотрудников администрации президента списками антифашистов (включая их адреса и мобильные телефоны), которые потом в аутентичном виде оказывались в милицейских центрах «Э» и почему-то у наци-боевиков (минимум четверых антифашистов из этих списков уже нет в живых)?

Пострадать могут прокремлевские молодежные организации и их отцы-основатели. Например, «Местные». На прошлой неделе «Новая газета» задавалась вопросом: кто такой «Сергей Сергеевич», который упоминается в прослушках Тихонова и Хасис, а также в публикациях СМИ, посвященных убийству судьи Чувашова.

В своих показаниях Горячев говорит о нем следующее: «…я знаю Сергея Сергеевича Никулкина. Познакомился с ним в 2004 году. Меня с ним познакомил Никита Тихонов как со своим товарищем и представителем группировки «Объединенные бригады 88» —  на тот момент активно действующая скинхед-группировка. Пожалуй, самая знаменитая в то время <…>. В тот период она была доминирующей <…> в правом сегменте». «Группировка скинхедов, которая практиковала методы прямой уличной борьбы с эмигрантами. Насилие, насильственный путь борьбы. <…> С Никитой у Сергея установившиеся дружеские отношения. Начиная с 2006 года, после того как Никита ушел на нелегальное положение в подполье, наш Сергей Сергеевич Никулкин занимался его финансовой поддержкой».

Известно также, что Сергей Сергеевич (кличка ЦеЦе или СС) привел в 2004 году в «ОБ 88» Алексея Коршунова, которого теперь официально объявили в розыск как исполнителя убийства судьи Чувашова. Закат «ОБ 88» пришелся на 2004—2005 годы, когда в результате расследования погромов на Царицынском и Ясеневском рынках ряды банды значительно поредели. Самые умные, оставшиеся на свободе, решили делать карьеру в легальной политике, правоохранительных органах и в бизнесе, продолжая, с учетом уже новых возможностей, оказывать помощь нацистам-подпольщикам и националистам-легалам.

Так поступил и Сергей Сергеевич Никулкин, которого можно было заметить среди руководителей прокремлевского движения «Местные», близкого к руководству Московской области. Стоит в этой связи вспомнить, что «Местные» несколько раз засветились в акциях, пахнущих национализмом. Мало того, когда бывший лидер «Местных» — господин Фатеев — был вынужден покинуть свой пост, кандидатура Никулкина, насколько известно «Новой», рассматривалась на роль вождя «молодых экологов Подмосковья». Курировал которых, кстати, если верить Горячеву, все тот же Леонид Валерьевич Симунин, представлявшийся сотрудником администрации президента РФ и лично знакомый с подозреваемым в убийстве и находившемся в федеральном розыске Никитой Тихоновым, поскольку полагал, что Тихонов может ему помочь с личной охраной, выбиванием долгов и с оружием.

Сергей Сергеевич Никулкин также удивительным образом пропал из поля зрения правоохранительных структур и спецслужб — растворился в воздухе: никто и не пытается выяснить его роль в создании БОРН, возможную причастность к убийствам и другим преступлениям. Интересно: остались еще наивные, что верят Горячеву, будто сотрудники ФСБ и следствие вынуждали дать его показания о людях, покопайся в биографии которых — и скандал выйдет мирового масштаба? (Кстати, не этим ли объясняется, что подозреваемый в одном убийстве Коршунов спокойно разгуливает по Москве и, судя по всему, совершает еще одно?)

Вот и представляется: все, что мы наблюдаем сейчас в исполнении стороны защиты подсудимых и их самих, — элементарный шантаж тех представителей госвласти, которые оказались очень неразборчивыми в связях. Сколь он будет удачен, увидим по итогам расследований других уголовных дел, в которых фигурируют наци-боевики, а также по характеру пиар-сопровождения в СМИ уже идущего процесса.

…Мы позвонили в администрацию президента, чтобы выяснить: действительно ли у них работал (работает) Симунин Л.В. или, быть может, он работает в каком-либо фонде, институте, консалтинговом агентстве, имеющем партнерские отношения с этой государственной структурой? В пресс-службе нам сообщили, что это конфиденциальная информация, и отказались предоставить телефон отдела кадров — высылайте запрос. Отправили. Впрочем — без особой надежды. Поскольку уже обременены аналогичным опытом, когда пытались выяснить этимологию других персон, связанных с идеологическим отсеком администрации: Чадаевым, Никитой Ивановым и прочими «серыми кардиналами» российской политической жизни.

Позвонили мы и «Местным». Лидер движения Татьяна Дмитриева сообщила, что «Местных» ценят в администрации Московской области, однако движение никому не принадлежит. Вспомнить Сергея Никулкина Дмитриева не смогла: «Я являюсь лидером движения около двух лет, но и прежде была активным участником — не помню, чтобы у нас был такой человек».

Послали мы согласно предварительной договоренности свои вопросы и Горячеву — ответов не дождались.





Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама