Общество / Выпуск № 27 от 17 Апреля 2000 г.

22465 «ДВА ПРОЦЕНТА» И ЕГО ДРУЗЬЯ

17.04.2000

Мы уже знаем, что вез через границу Касьянов зимой 1996 года
       
       Прошло уже три недели, и ответа из администрации президента мы так и не получили. Если честно, то я с момента публикации запроса ни на секунду не сомневался, что никакого ответа мы и не получим.
       Поэтому я и занялся выяснением обстоятельств задержания господина Касьянова в международном аэропорту «Шереметьево». И получил весьма любопытные подробности этой истории, весьма неприятной для второго лица в государстве Российском. Итак...
       
       Я встретился с одним бывшим россиянином, который вот уже много лет проживает в Соединенных Штатах. Мой собеседник просил не называть его фамилии, а ограничиться лишь именем. Он тезка Касьянова, и зовут его Михаилом. Как оказалось, Михаил на протяжении пяти лет являлся деловым партнером Касьянова по теневым операциям с российскими долгами и другим финансовым махинациям нынешнего первого вице-премьера. В прошлом году их дорожки разошлись, потому что Касьянов совершенно по-русски «кинул» компаньона на довольно крупную сумму. Дабы не утомлять читателя пересказом того, что поведал мне мой собеседник, привожу практически дословный текст откровений бывшего друга и партнера господина Касьянова.
       «Касьянова я знаю давно. С 1995 года за ним в Минфине, банках и коммерческих структурах железно закрепилось прозвище Миша Два Процента. Он, работая с государственными и коммерческими долгами России, брал с заинтересованной стороны два процента от общей суммы подписанного документа. А уж подготовил и пролоббировал Касьянов не одну сотню бумаг, где фигурируют суммы до миллиарда долларов. Так что он человек не бедный. Я ему помогал осуществлять его дела с западной стороны, размещая его деньги на различных счетах, пуская необходимые слухи среди западных банкиров и финансистов — в частности, о том, какие долги будет платить Россия, а какие нет. Также я работал с коммерческими кредиторами, обеспечивая через Касьянова проплату именно тех долгов, которые были необходимы. То есть люди готовы были продавать российские долги за копейки, а мы через некоторые фирмы (в частности, принадлежащие Александру Мамуту) их перекупали.
       Потом Касьянов включал такой долг в список приоритетных, подписывал его у ЧВСа (Черномырдина. — О. Л.), и разница шла в карман целой цепочке перекупщиков. Конечно, свою долю имели и Мамут, и Касьянов. И тут уже речь идет не о стандартных двух процентах, а о двадцати—тридцати...
       
       Теперь расскажу о той самой зиме 1996 года, когда Касьянова задержали в «Шереметьеве». Я не знаю точно, после какой из поездок на Запад Мишу прихватила российская таможня, поэтому расскажу о двух возможных вариантах содержимого его кейса в течение зимы 96-го года.
       Первый вариант. В Германии имеется такая структура, как государственная страховая компания «Гермес». Она занимается тем, что страхует риски немецких банков и компаний, вкладывающих деньги в контракты с различными странами. Например, с Россией.
       В России в 1995 — 1996 годах многие компании мечтали получить кредитную линию из Германии на поставку чего-либо в Россию. Да так, чтобы застрахован кредит был в «Гермесе». То есть можно умыкнуть деньги или товар, а за все заплатит «Гермес».
       Немцы — они богатые. Проблема была только в том, что «Гермес» страховал только те кредиты и контракты, которые были заверены Министерством финансов России. А оформлял в Минфине эти документы, как вы уже догадались, Миша Два Процента. Касьянов получал за каждое визирование в Минфине документов для «Гермеса» от 10 до 15 процентов от суммы контракта. Причем деньги аккумулировались в большинстве случаев у нас в США.
       Представьте себе масштаб сумм, если «Гермес» страховал риски немцев на многие сотни миллионов долларов. Вот и считайте проценты. Зимой 96-го Касьянов вез контракты с западными фирмами, которые необходимо было визировать в Минфине для «Гермеса». Таможенников вполне мог удивить тот факт, что сотрудник Министерства финансов везет из командировки документы немецких и российских компаний и банков, которые никакого прямого отношения к его министерству не имеют.
       Второй вариант. Зима 1996 года явилась пиком совместной деятельности заместителя министра Касьянова и бизнесмена Александра Мамута. О том, что Касьянов продавал через Мамута инсайдовскую информацию, вы уже неоднократно писали. То есть Касьянов «сливал» коммерсанту данные о том, какие долги Россия будет оплачивать, а какие нет, позволяя Мамуту и его партнеру Абрамовичу перекупать долги России и играть на разнице.
       Деньги, включая и долю Касьянова, оседали в оффшорных фирмах, на счетах, открытых в Бэнк оф Нью-Йорк. Кроме участия в этих аферах, Касьянов как высший чин Минфина являлся еще и удобным курьером, который мог провозить в Россию все финансовые проводки (контракты, платежки, выписки с банковских счетов и проч. — О. Л.). Причем тот факт, что Касьянова «взяли с поличным» (потом, правда, отпустили), ничего не изменил в действиях команды Касьянов — Мамут — Абрамович.
       Так, 18 апреля того же 96-го года 12,5 миллиона долларов вновь ушли из мамутовской фирмы «КОПФ» через Бэнк оф Нью-Йорк в Барбадос на оффшорный счет № 0034318188022. Я не могу вам точно сказать, чьи это были деньги. Может быть, об этой сумме лучше знает Миша Два Процента? Спросите у него...»
       Хочу сразу предупредить спецслужбы, заинтересованные в молчании моего собеседника. На момент выхода этого номера «Новой газеты» Михаил будет уже далеко от России, но в случае, если Касьянов подаст в суд, он готов прилететь в Москву и стать свидетелем на процессе. Так что, господин Касьянов, у вас есть шанс встретиться и прижать к груди своего бывшего друга.
       Теперь у нас возникает следующий вопрос. Кто же дал команду таможенникам в «Шереметьеве» отпустить задержанного Михаила Касьянова и, как нам стало известно совсем недавно, еще и вернуть ему все документы в полном объеме?
       А звонок действительно был, причем весьма грозный. На таможню позвонили буквально через полчаса и в приказном порядке потребовали отпустить чиновника со всеми бумагами и забыть о «глупом инциденте», так как каждый должен выполнять свои обязанности и не мешать работать российскому правительству. Дело-то государственной важности! А вы тут лезете со своими беспочвенными подозрениями!..
       И теперь нам остается назвать то место, откуда звонили и выручали перепуганного Касьянова. Звонили в «Шереметьево» из Белого дома — из секретариата тогдашнего премьер-министра Виктора Черномырдина. Как вы думаете, почему? Помните, как я уже говорил, все списки первоочередных долговых выплат, которые готовил Касьянов, подписывал лично Виктор Степанович. То есть если бы ЧВС «сдал» Касьянова правоохранительным органам, то он, сами понимаете, — не Зоя Космодемьянская и заговорил бы в камере очень быстро. А там, глядишь, и сболтнул бы чего лишнего насчет российских долгов...
       





Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама