Общество / Выпуск № 92 от 23 августа 2010 г.

457 Съесть! Теперь можно

Уникальную коллекцию растений и семян ученые блокадного Ленинграда сохранили в голодные зимы ценой своих жизней. А теперь правительство раздавит ее бульдозерами, расчищая место под элитное жилье

23.08.2010

Уничтожить бесценное собрание декоративных, кормовых и плодово-ягодных культур, насчитывающее более шести тысяч видов и не имеющее аналогов в мире, в декабре прошлого года решила Правительственная комиссия РФ, а именно: первый заместитель председателя Правительства РФ Игорь Шувалов, заместитель председателя Правительства РФ Александр Жуков, помощник президента России Аркадий Дворкович, заместитель председателя Комитета Госдумы по бюджету и налогам Александр Коган, министр экономического развития Эльвира Набиуллина, министр регионального развития Виктор Басаргин, министр юстиции Александр Коновалов, несколько заместителей министров и другие важные лица. Участок в пригороде Петербурга — Павловске, где растут редчайшие цветы, кустарники и деревья, показался распорядителям земель самым подходящим местом для строительства коттеджей.

Вавиловская коллекция мировых генетических ресурсов за 80 с лишним лет пережила немало: Великую Отечественную войну, осаду Ленинграда (Павловск был оккупирован фашистами), суровые зимы 40-х годов, засуху 70-х, природные аномалии последнего времени. В блокаду 28 сотрудников Института растениеводства умерли от голода, но спасли семена риса, гороха, кукурузы, пшеницы (несколько тонн!). Они не тронули ни одного зерна из селекционного фонда, хотя могли бы — чтобы выжить. Американцы поставили памятник этим людям. Англичане согласны хоть сегодня выкупить землю в Павловске за любые деньги, чтобы спасти коллекцию. Готовы прийти на помощь итальянцы, шотландцы, австралийцы, французы, обеспокоенные «возможной невосполнимой утратой для всего человечества».

Но решать судьбу уникального генофонда будут в России. Высокие чины, которые способны всё сровнять с землей ради элитной застройки, утверждают, что отнимаемые у селекционеров площади «используются не-эффективно», «определены под строительство жилья», и вообще Вавиловская коллекция — это практически пустырь, «одна часть которого распахана и заброшена, а вторая — покрыта естественным травяным покровом».

Нельзя сказать, что государственные деятели никогда в Павловске не были, ничего не видели и не знают. Были. Как минимум пять раз за последние два года. Видели всё. И на бумаге — в актах своих проверок — писали одно, а на деле — в судах, где ученые пытались отстоять свою землю, — выходило другое. Ботаники битву проиграли. Земля ушла у них из-под ног — в прямом и в переносном смысле слова…

Павловская опытная станция Всероссийского института растениеводства (ВИР) с 1926 года занимает около 500 гектаров под Петербургом. Еще советская власть передала бывшие поля совхоза «Красный пахарь» в бессрочное пользование институту, возглавляемому генетиком Николаем Вавиловым (в 1995 году, при реорганизации, ВИР переоформил права на владение территорией).

Знаменитая коллекция создавалась более 80 лет. Сотни ученых совершили тысячи экс-педиций, чтобы собрать на опытной станции образцы растений со всех концов света. Некоторые виды вообще уже не существуют в природе и сохраняются только здесь — в пригороде Петербурга. Немцы, французы, шведы, датчане, китайцы просят сегодня у павловцев сорта, чтобы восстановить селекцию утраченных растений.

С прошлого года в Павловск зачастили комиссии с проверками. В начале 2009 года станцию посетили представители Фонда РЖС и Правительства РФ, затем нагрянули подряд четыре комиссии: из Росприроднадзора, Роснедвижимости, Росимущества и других ведомств. Все проверяющие пришли к выводу, что земля используется учеными эффективно.

Тем не менее 9 декабря 2009 года Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (Росимущество) распорядилось прекратить бессрочное пользование двумя участками земли (19,5 и 72 га) Павловской опытной станцией и передать их в собственность Федеральному фонду содействия развитию жилищного строительства (ФРЖС). Причина: «неэффективное использование земли институтом растениеводства». Селекционерам дали три месяца на то, чтобы освободить место под строительство «односемейных жилых домов».

— Всего у нас 23 участка общей площадью 495 га, — объясняет директор Павловской опытной станции Федор Михович. — Из них 19 участков площадью 397 га являются собственностью Петербурга, а остальные (98,3 га) — имуществом РФ. Однако так получилось, что при межевании 97% коллекции Вавилова угодило на территорию, находящуюся в федеральной собственности. Никакой другой участок отдать под застройку правительство не может, поскольку по закону не вправе распоряжаться землей иного субъекта РФ — Петербурга. Поэтому под бульдозер отправили коллекцию.

31 марта 2010 года Регистрационная палата Петербурга лишила Павловскую опытную станцию прав на оба участка, а 1 апреля передала их Фонду РЖС. Ученые, будучи абсолютно убежденными, что это незаконно, подали иск в арбитражный суд Петербурга на Регистрационную палату, а в арбитраже Москвы обжаловали распоряжение Росимущества.

– Я знаю по опыту, что ФРЖС просто так землю не изымает, — говорит Федор Михович. — Фонд ищет только такие участки, которые сразу может продать, есть масса тому примеров, на этом он зарабатывает деньги. Значит, у кого-то появился интерес к нашим угодьям…

Вскоре биологам пришлось убедиться, что интерес действительно есть и очень сильный. 15 июля в Московском арбитражном суде, где рассматривалась жалоба ученых, они проиграли чиновникам участок в 19,5 га, засеянный тысячами образцов кормовых культур. 11 августа, потерпев поражение в судебной тяжбе за второй надел площадью 72 га, сдали и его. Участок поменьше ФРЖС выставил на аукцион уже 2 августа, оценив право пятилетней аренды в 99 млн рублей. Земля с частью уникальной коллекции уйдет с молотка 23 сентября. Участок в четыре раза крупнее и, видимо, настолько же дороже выставят на торги в конце августа. На оба судебных решения Павловской опытной станцией поданы апелляции в вышестоящую инстанцию. Но это скорее формальность: на суд истцы надежд не возлагают.

— По закону мы проиграем, — не идеализируют ситуацию ученые. — Чудовищно то, что всё, что делается сейчас, с точки зрения законодательства правильно. По градостроительной документации, недавно измененной чиновниками так, как им было нужно, теперь тут должна располагаться жилая застройка. Поэтому мы читаем во всех отписках: «У вас совершенно законно изъяли землю…»

— Подлый отъём, но хотя бы понятен механизм, — вздыхают специалисты института. — А то, что сегодня утверждает Александр Браверманн (генеральный директор Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства. — Н. П.), абсолютно непостижимо: якобы на этих площадях ничего нет!

В Фонде РЖС упрямо отрицают наличие на спорной земле коллекции академика Вавилова, невзирая на то что факт ее наличия Общественной палате РФ подтвердило Министерство сельского хозяйства России.

— Основной аргумент, который выдвигают ученые, заключается в том, что на площадке, определенной Фондом РЖС под жилищное строительство, располагается уникальная коллекция плодовых и ягодных культур, — сообщили «Новой» в пресс-службе Фонда РЖС. — Однако результаты обследований, проведенных уполномоченными органами государственной власти в 2009 и 2010 годах, показали, что информация о размещении полевого генетического банка не соответствует действительности. Участок представляет собой территорию, одна часть которой распахана, а другая — покрыта естественным травяным покровом.

Опровергают чиновники и то, что специалисты Павловской опытной станции заботятся о сохранении и пополнении самого крупного в Европе банка кормовых, декоративных, ягодных и плодовых культур.

— Эти участки не используются, строения на них разрушаются, что и явилось основанием для принятия решения правительственной комиссии. Кроме того, эти участки включены генеральным планом Петербурга в зону жилой застройки, сельскохозяйственное использование их существенно стеснит дальнейшее развитие территории города, — публично заявил на прошлой неделе первый заместитель генерального директора Фонда РЖС Андрей Анисимов.

— Когда вопрос решают деньги, тогда и 15-летние яблони и рябины могут стать «естественным травяным покровом», — ответил на эти заявления Федор Михович, демонстрируя корреспондентам «Новой» 100 гектаров «живых» аргументов.

Налево — смородина из 30 стран (черная — 870 сортов, красная — 232), направо — малина (145 сортов), вишня, черешня, черемуха (302 сорта), впереди — рябина (39), сзади — яблоня (634), груша (75), слива, алыча (320). Коллекции жимолости (273 вида), крыжовника (240) и земляники из 40 стран (986) — самые богатые в мире.

— Нельзя же пригнать бульдозеры и всё уничтожить, — говорит Ольга Тихонова, старший научный сотрудник института растениеводства. — Мы же не один год это создавали.

29 лет Ольга Анатольевна выращивает и изучает разные ягоды. Мы встретили ее возле грядок с лопатой в руках. Фотографироваться с орудием труда женщина категорически отказалась:

— Вообще-то я не должна этого делать, — пояснила она. — Но из-за низких зарплат (от 2 до 4 тыс. руб. — Н. П.) на станции не осталось ни рабочих, ни лаборантов. А на рассвете прибыли саженцы альпийской смородины (такой у нас еще нет) из Красной Поляны, высаживать надо.

– 871-й сорт?

– Нет, у меня их уже больше, еще в парнике не меньше десятка…

Старожил опытной станции — Леонид Бурмистров — больше 40 лет опекает жимолость, крыжовник, рябину и иргу. Полмира исколесил, выискивая для коллекции недостающие сорта.

— Знаете, что значит — привезти растение?! — спрашивает Бурмистров. — Портативные холодильники — роскошь последних лет. А до сих пор — целая морока была доставить целым и невредимым экземпляр. Завернешь его в мокрую бумагу, потом в пакет, пакет прикрепишь под дно автомобиля, где похолоднее, и везешь.

О гибели коллекции Леонид Анатольевич рассуждать не хочет:

— Для меня это личная трагедия. Вавиловская коллекция — дело всей моей жизни. Значит, я прожил жизнь впустую…

С декабря 2009 года специалисты Павловской опытной станции Всероссийского института растениеводства обращались ко многим высокопоставленным лицам с просьбами о помощи в сохранении бесценного генетического фонда. Отправили не менее двадцати писем, в том числе: спикеру Госдумы Борису Грызлову, председателю Счетной палаты Сергею Степашину, генеральному прокурору Юрию Чайке, лидеру КПРФ Геннадию Зюганову, главе ЛДПР Владимиру Жириновскому, премьер-министру Владимиру Путину и президенту Дмитрию Медведеву. Причем к последнему обращались и письменно, и в его блоге в интернете. За девять месяцев — ни одного ответа.

12 августа ботаники обратились в Общественную палату РФ, в тот же день из ОП в адрес президента России ушла телеграмма с призывом защитить коллекцию Вавилова. На телеграмму Медведев отреагировал короткой записью в своем микроблоге в Twitter: «Получил обращение Общественной палаты по поводу Павловской опытной станции. Дал поручение разобраться».

Прямая речь

«В мире нет примеров такого намеренного уничтожения»

Кэри Фаулер, директор Глобального фонда по разнообразию сельскохозяйственных культур (Великобритания):

— Ученые всего мира не могут оставаться равнодушными к потере коллекции, заложенной самим Вавиловым. Сегодня во многих странах коллекции сельскохозяйственных растений страдают от нестабильности финансирования, однако примеров намеренного их уничтожения нет. По горькой иронии судьбы, попытка уничтожения растительного разнообразия происходит не где-нибудь, а в России — стране, заложившей идею современных генетических банков.

Эмиль Фризон, генеральный директор Международного центра сельскохозяйственных исследований биологического разнообразия Байоверсити Интернэшнл (Италия):

— Уничтожение этой бесценной коллекции станет невосполнимой потерей не только для ученых и граждан России, но и для всего человечества. Решение местных властей отдать землю частным застройщикам для возведения коттеджного поселка крайне неудачное и безответственное. Суд здесь кажется неуместным.

Экстренно эвакуировать коллекцию растений без потерь не удастся: на это потребуются миллионы долларов и как минимум 10—15 лет. Поэтому лучше даже не рассматривать возможность перемещения коллекции. Она дает ложную надежду на то, что бесценные сокровища в Павловске можно будет спасти. Лучший способ сохранить коллекцию — остановить передачу земли.

Саймон Лайнингтон, заместитель руководителя проекта по сохранению семян Millenium Seed Bank (Великобритания):

— Усилиями Николая Вавилова и благодаря его прозорливости именно Россия заложила основы науки о генетических ресурсах растений. Для изучения потенциала многих видов необходимо иметь именно взрослые экземпляры, которые и содержатся на Павловской станции. Особенности коллекции не позволяют беспрепятственно перевезти ее на другой участок. Заново собрать такую коллекцию просто невозможно. В условиях изменений окружающей среды не время избавляться от материалов и опыта, необходимых всему миру.

Норман Луни, президент Международного общества растениеводства (США):

— Действия российских чиновников — просто насмешка над международными усилиями по сохранению биоразнообразия. Ведь именно 2010 год объявлен ООН Международным годом биоразнообразия.





Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама