Общество / Выпуск № 15 от 3 Марта 2008 г.

164 Сохранит ли Россия наследие Рерихов?

Ответ на этот вопрос зависит от того, выполнит ли государство обязательства, данные С.Н. Рериху

02.03.2008

В наступившем году в Москве начались сразу три процесса по изъятию объектов культуры у собственников. Скандальные подробности рисуют нам лишь верхушку процесса «управления» дорогой недвижимостью в интересах федеральных чиновников от культуры. Голодающие скульпторы пытаются сохранить реставрированный их руками особняк в центре столицы в качестве Дома скульптора. В это же время строятся планы перехода в «правильные руки» Цирка на проспекте Вернадского. Предпринята попытка выселить Международный Центр Рерихов из усадьбы Лопухиных. Хотя МЦР реставрировал эту усадьбу на народные пожертвования и его руководитель Людмила Шапошникова даже получила за это национальную премию «Культурное наследие». Ко всем трем процессам захвата дорогих объектов культуры имеет самое прямое отношение видный деятель этой самой культуры — Михаил Швыдкой. Публикуемая история свидетельствует, что, если чиновники годами намеренно запутывают историю дела, их цель всегда — деньги и собственность. И никогда — культура.

В отличие от философии журналистика — область совершенно земная. А поскольку речь пойдет о наследии Рерихов, нам особенно важно опереться на твердую почву фактов. Сложных полетов мысли и весьма спорных оценок нам все равно не удастся избежать, так давайте начнем с очевидного. Твердо встанем на ноги и пройдем по бывшей улице Карла Маркса, а ныне Малому Знаменскому переулку. Как раз в сгибе его колена с тыльной стороны Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина находится усадьба Лопухиных — памятник архитектуры XVII — XIX веков. До второй половины 90-х здесь были развалины, в которых памятник архитектуры мог угадать только специалист.

Но памятник был восстановлен, как, может быть, ни один другой в Москве, прямо у нас на глазах — и это факт эмпирический.

Сейчас мы подбираемся лишь к одной из граней разветвленных споров, которые ведутся вокруг наследия Рерихов: это тяжба о праве владения усадьбой.

Историческая справка

Перед возвращением в 1990 г. на родину наследия своих родителей, Н.К. Рериха и Е.И. Рерих, их младший сын Святослав Рерих выдвинул два условия: музей должен быть негосударственным и располагаться в усадьбе Лопухиных. Эти условия руководством СССР были приняты (постановление Совмина от 4.11.1989 №950 и решение Мосгорисполкома от 28.11.1989). Убедившись в этом, С.Н. Рерих безвозмездно передает в Россию наследие для создания Музея имени Н.К. Рериха.

Спустя несколько месяцев после смерти Святослава Рериха правительство приняло постановление № 1121 от 04.11.1993 «О создании Государственного музея Н.К. Рериха». Новому музею, создаваемому на правах филиала Музея народов Востока, передавались в оперативное управление руины, представлявшие собой в то время усадьбу Лопухиных. При этом не были отменены соответствующие воле С.Н. Рериха ранее принятые решения правительства о создании в усадьбе негосударственного музея имени Н.К. Рериха. Международному Центру Рерихов, который тогда готовил проект очень сложных реставрационных работ, в каких-либо юридических правах на особняк, ранее закрепленный за ним охранно-арендным договором, было отказано. Академик Лихачев, космонавт Севастьянов, чемпион мира по шахматам Карпов и многие другие, кто в поддержку прав Международного Центра Рерихов апеллировал к властям, услышаны не были.

Историческая справка

В 1994—1995 годах Высший арбитражный суд РФ по исковому заявлению МЦР рассматривал дело об отмене п. п. 2, 3 постановления правительства РФ № 1121 «О создании Государственного музея Н.К. Рериха». Данные пункты постановления были отменены. На основании постановления коллегии Высшего арбитражного суда РФ решение вступало в силу в здании суда и обжалованию не подлежало. Но оно было обжаловано в виде протеста председателя Высшего арбитражного суда РФ, который, не внося в суть спора ничего нового, потребовал от президиума восстановить действие отмененных пунктов постановления правительства. Что и было сделано. Таким образом, вновь были нарушены обязательства государства, данные С.Н. Рериху.

После решения президиума Высшего арбитражного суда РФ не было попыток ввести в силу это постановление. И вот спустя 12 лет (14 лет, считая с момента принятия постановления правительства № 1121) Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Международному Центру Рерихов о выселении его из усадьбы Лопухиных. Исковое заявление строится на утверждении, что решение правительства № 1121 никогда не было исполнено, теперь пора это сделать, вернув собственность государству. За эти годы никуда отсюда не выезжавший Международный Центр Рерихов вложил в реставрацию усадьбы сотни миллионов рублей, не взяв ни копейки из бюджета, все только частные пожертвования, то есть народные. Возникает резонный вопрос: так чье это теперь?

Вопрос «кто такие мы?» по большому счету был центральным для Николая Рериха как философа и живописца. Кто-то считает его великим, кто-то — наивным, но, как бы кто ни относился к Рерихам, сам феномен этой семьи с ее удивительной историей — это, бесспорно, часть российской и мировой культуры. Рассуждая о наследии Рерихов, приходится говорить, с одной стороны, о совершенно материальном «наследстве», то есть о полотнах живописи или других раритетах коллекций, которые стоят сотни миллионов долларов, с другой стороны — о той части наследия, которая материально никак не определяется. Говоря как раз языком русской философии, это что-то «из области ноосферы».

Прежде чем снова спуститься на уровень отнюдь не космический — кто-то просто позарился на отреставрированную почитателями Рерихов усадьбу и решил ее подгрести под себя, — нам поневоле приходится определиться на уровне идеологии, поскольку и вожделеющие только недвижимости стремятся обосновать ее захват идеологическими аргументами вроде некоей чуждости Рерихов «русскому пути». Если творить из Рерихов идолов, что в самом деле иногда делают некоторые их поклонники, получается, что права Русская православная церковь: это подход не христианский. Но если обойтись без идолищ и идеологии, то ничего, что противоречило бы христианской этике, в их концепции в принципе нет. Николай Рерих полагал, что спасение человечества лежит в области добра и красоты. Вы против?

Нужно или не нужно нам наследие Рерихов в России и более конкретно — в Москве на Волхонке, поскольку уж так сложилась его судьба? Если расстрелянные здесь Гумилев и Бабель — это Россия, изгнанные отсюда Бердяев и Бродский — это Россия, то и Рерихи, оказавшиеся по воле судьбы за пределами родины, в Индии, и большей частью творившие там, — это тоже Россия. Если же нет, то логичнее отправить их наследие обратно в Индию, тем более что в результате земных имущественных споров так выйдет и юридически более корректно. Сможет ли Россия сохранить наследие Рерихов?

Из всех утверждений Рерихов мы выберем одно, которое понадобится нам для рассмотрения спора по усадьбе с позиций права. А именно: культура должна быть выше государственных барьеров. Это и отразил Николай Рерих в своем знаменитом «Пакте Рериха». То же соображение привел, говоря о передаче наследия Рерихов в Россию, но ни в коем случае не государству, последний из Рерихов — Святослав. В письме под названием «Медлить нельзя!», которое было опубликовано в газете «Советская культура» в июле 1989 года, своего рода манифесте и, безусловно, неотъемлемой части его завещания в широком смысле слова, Святослав Рерих написал:

«Суть концепции центра-музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации. <…> Подчинение центра Министерству культуры, а тем более Музею искусств народов Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задач и возможностей».

На чисто юридические, казалось бы, вопросы о судьбе конкретного объекта недвижимости нельзя правильно ответить, не понимая хода мысли последнего из Рерихов, не определив его действительную волю. Это уже опять из области права — из тех фундаментальных основ гражданского права, которые одинаковы везде, где оно есть, еще со времен Римской империи. Здесь заложены понятие гражданско-правовой сделки и правило рассмотрения споров о сделках. Если условия сделки сформулированы неясно и противоречиво, спор должен разрешаться (судом) исходя из действительной воли сторон, которую и надо определить. Дальнейшие напластования вокруг наследия Рерихов возникли скорее по идейным причинам и «любви» некоторых высокопоставленных чиновников к картинам Рерихов. Но сами по себе условия завещания Святослав Рерих сформулировал вполне недвусмысленно: наследие после его смерти останется в России, в собственности конкретной общественной организации, для создания негосударственного музея имени Н.К. Рериха в конкретном месте, усадьбе Лопухиных, где все это вместе и разместится.

Может быть, в более широком смысле более корректно говорить о завещании всей семьи Рерихов, принимая во внимание то, как их воля складывалась начиная с конца сороковых годов прошлого века. Есть масса свидетельств о том, что Николай Рерих хотел, чтобы его наследие оформилось в России. Будучи патриотом своей родины, старший Рерих стремился, чтобы физический центр «наследия» (понимая под этим и идеи) находился именно в России. При его жизни такой проект не выглядел реальным, но он остается все же несомненным.

Святослав Рерих пожелал передать наследие созданной им общественной организации. До этого момента он неоднократно привозил свою коллекцию в Россию на выставки.

Картины имели шумный успех. Выставка картин Рерихов, принадлежащих Святославу, превратилась в передвижную. В 1978 году она оказалась в Болгарии, откуда была в последний раз ввезена в СССР. Судьбой картин занималось Министерство культуры СССР, но Святослав Рерих их никогда кому бы то ни было в СССР не дарил. Вместе с тем специалисты говорят, что полный каталог коллекции С.Н. Рериха, последний раз по всем правилам составленный при вывозе в Болгарию, не совпадает со списками, сделанными позже в Государственном музее Востока. Есть расхождения на несколько десятков единиц и некая «пересортица» в описаниях. С тех пор вся коллекция полностью ни разу не выставлялась, большая ее часть хранится в запасниках.

Приказом Министерства культуры СССР от 30 мая 1989 года вся коллекция Святослава Рериха была передана в Государственный музей Востока «на временное хранение», но без согласия собственника. Возможно, Святослав Рерих и отреагировал на это тем самым письмом в «Советской культуре», предложив создать негосударственный центр-музей имени Н.К. Рериха и специально указав, что он видит его как общественный, но ни в коем случае не подчиненный Министерству культуры и Музею Востока (возможно, для недоверия были и какие-то особые причины). Юридически это совершенно точно свидетельствует о том, что Рерих не подтвердил передачу имущества Музею Востока, он был против.

В ноябре 1989 года при участии Раисы Горбачевой в качестве председателя Советского фонда мира были созданы Советский фонд Рерихов и Центр-Музей имени Н.К. Рериха как основная база фонда. Именно под него Святославом Рерихом была выбрана усадьба Лопухиных. Регистрация по этому адресу Советского фонда Рерихов в 1989 году была оформлена всеми необходимыми документами. Такая форма показалась Святославу Рериху достаточно прочной, и именно ей, называемой в то время Советским фондом Рерихов, он и передал в марте 1990 года свою часть наследия родителей: картины свои и отца, архив семьи, библиотеку, реликвии и раритеты. Сюда наряду с картинами, передававшимися в 1990 году из Индии, была включена и коллекция С.Н. Рериха, ввезенная в СССР в 1978 году и находившаяся «на временном хранении» в Музее Востока. Все предметы были поименованы на сорока страницах документа, заверенного нотариусом в Индии в 1990 году. Этот документ, названный «Архив и наследство Рерихов для Советского фонда Рерихов в Москве», Рерих оформил в форме завещательного распоряжения: он указал, что при жизни остается собственником имущества, но все это окончательно переходит в собственность Советского фонда Рериха после его смерти.

Коллекция была вывезена в Москву специальным правительственным бортом и приехала в своей индийской части в полуразрушенное здание на Волхонке, где разворачивалась в экспозицию по мере проведения реставрации усадьбы Лопухиных.

Все обстоятельства передачи индийской части коллекции в 1990 году указывали, таким образом, что воля последнего Рериха была понятна всем заинтересованным лицам и инстанциям в России и выполнялась за исключением одного пункта: при жизни Святослава Рериха, скончавшегося в Индии 30 января 1993 года, ему так и не удалось добиться передачи «временно хранившегося» в Музее Востока: все его требования просто игнорировались. Через две недели после смерти последнего из Рерихов директор Государственного музея Востока своим приказом перевел коллекцию с временного хранения на постоянное. Это никак не легализовало, впрочем, права собственности на картины ни для Музея Востока, ни для Российского государства в целом.

Еще через полгода, 4 ноября 1993-го, вышло постановление правительства РФ № 1121 о создании Государственного музея Н.К. Рериха на правах музея Рерихов — филиала Музея Востока. В качестве основания постановление указывало на волю вдовы Святослава Рериха — Дэвики Рани Рерих. От ее имени в октябре 1993 года на имя президента Ельцина пришла телеграмма с угрозой потребовать коллекцию в Индию, если в России она не будет «поставлена под контроль государства». Но Дэвика, звезда индийского кино 40-х годов, не была наследницей ранее переданного в Россию наследия родителей Святослава Рериха ни в юридическом, ни в каком другом смысле. Противоречие ее пожелания ясно и не единожды выраженной воле недавно скончавшегося мужа, с точки зрения господствующих в Индии обычаев, выглядит странно. Телеграмма от вдовы, вскоре также умершей, никем заверена не была, а знающие семью люди утверждали, что и подписать ее по состоянию здоровья в октябре 1993 года Дэвика уже не смогла бы, не говоря о том, чтобы понять содержание. В это время Дэвику Рани Рерих опекала секретарша Рерихов Мэри Пунача. После смерти Д. Рани она была обвинена индийским правосудием в разворовывании имущества Рерихов и в подделке подписей на завещании Д. Рани. Уголовное дело против бывшей секретарши тянется там до сих пор.
В России в годы, на которые пришелся последний период земной жизни последнего из Рерихов, историческое время отмечено бурными переменами. СССР как государство исчез. Советский фонд Рерихов оказался несовременен хотя бы из-за своего названия и был преобразован в Международный Центр Рерихов. При этом не изменились ни его идея и персональный состав, ни даже номер счета в банке. Святослав Рерих и в своем специальном письме на имя Ельцина и у нотариуса успел подтвердить, что все распоряжения, сделанные им о передаче наследия Советскому фонду Рерихов, действительны по отношению к Международному Центру Рерихов, то есть он определенно понимал их как одну и ту же организацию. Но после смерти, когда его уже нельзя было переспросить, с его трактовкой разошлись арбитражные суды в России, которые усмотрели некий разрыв в правопреемственности между Советским фондом Рерихов и МЦР.

Странная, неофициальная телеграмма из Индии и намеренная с точки зрения сути путаница в названиях — вот, в общем, два факта, которые способствовали в 1993 году выпуску постановления правительства РФ, на основании которого у Международного Центра Рерихов отбирали усадьбу Лопухиных и передавали Государственному музею Востока. Что же последовало дальше? Как ни странно, ничего. Международный Центр Рерихов не только остался в усадьбе Лопухиных, заключив новый договор аренды с московскими властями, но и успел полностью отреставрировать усадьбу и создать в ней общественный Музей имени Н.К. Рериха, тем самым выполнив волю своего основателя Святослава Рериха. В 2007 г. генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха, первый вице-президент МЦР Л.В. Шапошникова была награждена Национальной премией «Культурное наследие» за воссоздание старинной усадьбы. Годом ранее Людмила Васильевна Шапошникова за сохранение культурного наследия (Рерихов и усадьбы Лопухиных. — Ред.) и развитие музееведения (создание общественного Музея имени Н.К. Рериха) указом президента РФ награждена орденом Дружбы. Что же до Государственного музея Рерихов — филиала Музея Востока, то он никогда так и не был создан, кроме как на бумаге. Так прошло пятнадцать лет.

Отреставрировав особняк, Международный Центр Рерихов решил вспомнить о части переданной ему по завещанию С.Н. Рериха коллекции в виде 288 картин, вопреки воле владельца хранящихся в Музее Востока. В один из московских судов общей юрисдикции было подано заявление о признании факта получения МЦР наследственного имущества С.Н. Рериха на основании его завещания. И такой факт был признан.

Космические законы, размышлению над которыми посвящали себя все Рерихи, не отменяют земного корыстолюбия. В вечности, конечно, ничего этого уже не будет, но мы пока еще здесь.

Возглавлявший в то время Министерство культуры Михаил Швыдкой не на шутку забеспокоился и через Мосгорсуд добился отмены этого решения. Данное дело было отправлено на новое рассмотрение. Теперь уже суды отказывают в рассмотрении заявления по существу, считая, что производство должно быть исковым, но не уточняя, кто, к кому и о чем может предъявить иск. Однако для Музея Востока это все равно выглядит достаточно угрожающе. Вполне вероятно, что это в конечном счете и привело к новому иску о выселении Международного Центра Рерихов из усадьбы Лопухиных. А поддержку для атаки в Министерстве государственного имущества, учитывая расположение и состояние усадьбы, найти было нетрудно. Трудно только поверить, что в случае выигрыша усадьба в самом деле достанется Государственному музею Рерихов.

Ну усадьба в любом случае останется здесь, на Волхонке, а что будет происходить с наследием Рерихов? Как бы ни относиться к ним самим, наследие представляет собой не просто наследство, а бесценное культурное достояние России, да и как имущество она тоже стоит денег. Не говоря о том, что нет никаких правовых оснований для легализации коллекции С.Н. Рериха в Музее Востока, в случае выселения Международного Центра Рерихов из особняка Лопухиных исчезнут и все вообще законные основания для оставления наследия Рерихов в России. Ведь будут нарушены все условия возвращения в Россию наследия Рерихов и данные Святославу Рериху гарантии со стороны государства. А получивший за 18 лет своего существования мировую известность общественный Центр-Музей имени Н.К. Рериха будет разрушен.




Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама