Общество / Выпуск № 63 от 17 июня 2009 г.

136 Первая депортация и «эффективный менеджер»

Как корейских рыбаков делали скотоводами

17.06.2009

Депортации были частью общей репрессивной политики советского государства, стоявшей не только на индивидуальных жертвах. В качестве контингентов жертв фигурировали различные социальные группы, этносы, конфессии. При этом они мыслились эффективным инструментом социальной инженерии, причем орудием «гуманным», поскольку тем или иным социально неблагонадежным контингентам отказывалось не в праве на жизнь (тогда это был бы геноцид), а всего-навсего — в праве на свободу. Как форма политических репрессий это, конечно, не высшая мера наказания и даже не ссылка по суду на каторгу на острова ГУЛАГа, но и легкой ее тоже не назовешь. Она создала в СССР прецедент неслыханной принудительной мобильности.

По своей массовости депортации (53 кампании, 170 операций, более 6 млн внутренних депортантов и около 6 млн внешних, включая сюда и репатриантов) превосходят ГУЛАГ. Случаи, когда депортации подвергается не часть репрессируемого контингента (класса, этноса, конфессии), а практически весь контингент полностью, называются тотальной депортацией, и 65-летняя годовщина крымско-татарской депортации мая 1944 года — это юбилей предпоследней в СССР тотальной депортации (последними в этом ряду стоят турки-месхетинцы).

Корейцы же были первым в СССР этносом, подвергнутым тотальной депортации. Постановление «О выселении корейского населения пограничных районов Дальневосточного края» было принято СНК и ЦК 21 августа 1937 года, и к 1 января 1938 года предусматривалось завершение всей операции.

И действительно, уже к 25 октября 124 эшелонами было выселено 36 442 корейских хозяйств, или 171 781 человек. Это была первая и последняя депортация, когда выселяемых везли в вагонах без решеток. И хотя месячное (в среднем) путешествие было мучительно, самое худшее ожидало корейцев впереди. В Казахстане и Средней Азии их никто не ждал, никому там они не были нужны. С жильем и продовольствием там и без них были проблемы. К тому же квитанции за сданный в Дальневосточном крае (ДВК) скот и инвентарь зачастую оказывались неправильно оформленными, и виноватыми в этом признавались, естественно, не те, кто их оформлял, а сами корейцы, да и откуда в бедном Узбекистане могло взяться столько лишнего скота, тем более свиней, которых там отродясь не было?

И, хотя основной ущерб пришелся на долю корейцев, государству депортация обошлась тоже недешево — на переселение было ассигновано более 200 миллионов рублей, не говоря уже об уроне, нанесенном экономике Дальнего Востока (последствия еще долго ощущались даже в послевоенное время).

Да и на новом месте нормальная экономическая жизнь началась далеко не сразу. Вот некоторые письма и телеграммы, посланные в адрес правительства (синтаксис и пунктуация оригиналов).


ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРЬ ЦК ВКП(б) — тов. СТАЛИНУ
Копия: ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СНК СССР — тов. МОЛОТОВУ

Убедительно прошу Вашего вмешательства по вопросу: корейские переселенцы Кустанайской области в количестве 4000 населения прибыли из Д. Востока 31 октября на вокзал под открытое небо, с ребятами валялись по 5—6 дней на холоде. Считаем бездушное отношение к живым людям, кроме того, по настоящее время находятся в безвыходном положении, т.е. не имеют определенных занятий, так как не могут устроиться на работу из-за отсутствия паспорта. Ни одно учреждение, производство не принимают на работу, а областные организации не занимаются вопросом о корейских переселенцах и даже не интересуются. Секретарь Обкома и Предоблисполкома вследствие этого прибывших рабочих и служащих не устраивают на квартиры, лишь несколько человек имеют частные квартиры. Прибывшим в организованном порядке Правление колхоза даже не могут приступить к распределению доходов по трудодням, не могут найти своего члена колхоза, а также учебные годы сорвались. Ни одна школа не работает в Кустанайской области. Поэтому просим Вас дать соответствующие указания в Кустанайский Обком КП(б)К и Облисполком.

4000 семей корейских переселенцев Кустанайской области.

4 декабря 1937 г.
(ГАРФ Ф. 5446 Оп. 22а  Д. 48 Л. 93)


ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СНК СССР товарищу Вячеславу Михайловичу МОЛОТОВУ

От председателей переселенных с ДВК колхозов «Сучан» и «Трудрыба», ныне находящихся в с. Теляч Денгизского р-на, Западно-Казахстанской области Казахской ССР.

По постановлению правительства в октябре 1937 г. колхозы переселили из ДВК в Казахскую ССР. После переселения прошло четыре месяца, но мы еще не включились в производственную жизнь, т.к. место, отведенное для нас, не соответствует ни рыболовству, ни земледелию, а наши колхозы рыболовецко-земледельческие.

В связи с этим мы обследовали близлежащие местности и пришли к выводу, что наиболее подходящим местом для колхоза «Сучан», в котором живет 716 колхозников, является местность Султановка Володарского р-на Астраханского округа Сталинградской области, расположенная всего в 40—50 километрах от нынешнего местонахождения, а для колхоза «Трудрыба», насчитывающего 468 колхозников — село Табала Нариманского р-на Сталинградской об¬ласти, т.к. данные местности находятся близко около рек и около Каспийского моря, что даст нам возможность заниматься своим старым промыслом — рыболовством и сочетать его с земледелием, для которого в этих местностях есть все условия, и мы таким образом используем все наши силы и способности, как это мы делали на ДВК. <...>

Председатель к-за «Сучан» Пак Сергей
Председатель к-за «Трудрыба» Хан Сынгвон
24.1.- 38 гг.,

(ГАРФ Ф. Р-5446 Оп. 22а  Д. 49  Л.72)

Конечно, никакого разрешения на переезд корейские колхозники не получили, несмотря даже на такой любопытный документ:

ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СОЮЗА С.С.Р  тов. Ч У Б А Р Ь В.Я.

Кремль. Москва

Я разговаривал с представителями корейских колхозов «Сучан» и «Трудрыба», считаю, что можно пойти им навстречу и разрешить поселиться в просимых районах, т.к. в районе Денгиза (КССР) земель для рисовых колхозов нет.

Тов. ЕЖОВ тоже не возражает.

В случае Вашего решения прилагаю проект телеграммы в Астрахань.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТ. ДЕЛ СОЮЗА ССР
К О М Д И В  (ЧЕРНЫШОВ)
29 января 1938

(ГАРФ Ф. Р-5446  Оп. 22а.  Д. 49 Л. 74)

Но даже вмешательство замнаркома Чернышова при «не возражающем» и всесильном наркоме корейцам не помогло — выбранное ими место оказалось всего в 30 км от Астрахани, а допустимою дистанцией было не менее 50 км.

Тем не менее корейцы как-то выжили, и в 1948 году, то есть ровно через 10 лет, государство снова вспомнило о них. Они снова понадобились! И где же? На Дальнем Востоке и Сахалине! В рыбной промышленности!

АЛМА-АТА ЦК КП(б) КАЗАХСТАНА
Тов. КАРЖАУБАЕВУ

Сообщаем, что нами переводится телеграфом 300 тыс. руб. на расходы по отправке корейцев на Дальний Восток и Сахалин.

Сумму произведенных расходов на эти цели с указанием, на кого из работников и в каком размере они падают, следует отнести на наш счет для удержания их при выплате работникам подъемных по новому месту работы.

9/III-48 КРУПИН*
(РГАСПИ  Ф. 17 Оп. 167 Д. 74. Л. 86)

300 тыс. руб. — это первая капля в море средств, затраченных Эффективным Менеджером на ежегодную доставку 9000 корейцев на время путины из Средней Азии на Дальний Восток и обратно. Интересно, во что обходится рыбка при таком менеджменте?

Естественно, никто не поинтересовался и «желанием» корейцев бросить семьи и уже кое-как налаженный быт и вновь временно десантироваться на бывшую родину. А условия на новом месте работы были таковы, что зампредседателя Совета Министров А.И. Микоян вынужден был телеграфировать секретарю Хабаровского крайкома ВКП(б) Р.К. Назарову: «<…>В связи с Вашей шифротелеграммой № 40, 41 Бюро по пищевой промышленности при Совете Министров СССР заслушало объяснение министра т. Захарова и обязало его разработать и осуществить конкретные мероприятия по коренному улучшению бытового устройства корейских рабочих и использованию их в рыбной промышленности, а также наказать виновных лиц в недопустимо плохом устройстве и использовании корейцев-рыбаков на предприятиях Дальнего Востока. <…>»

Едва ли после этого что-то изменилось в бомжеских условиях жизни бродяг-рыбаков, но уже радует до боли знакомое советское словосочетание — «коренное улучшение». Государство у нас никогда ничего не улучшало просто так, но всегда — коренным образом. Что, собственно, и является верным признаком эффективности менеджмента.

* Крупин Д.В. — управляющий делами ЦК КПСС.


Рекомендую

0 комментариев


Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться


Этот материал вышел в номере

Опрос

Опасения стран Балтии по поводу угрозы независимости со стороны России представляются вам:

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2015@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Новости

26 апреля
25 апреля

Реклама

Партнеры

Тви-новости

Реклама

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама