Общество / Выпуск № 65 от 20 июня 2011 года

1850 Философия взятки

Студент московского вуза заявил в ОБЭП о взятке, которую требует преподаватель философии. Обозреватель «Новой» вместе с оперативниками побывала на спецоперации «Образование» и выяснила, что человек, заявляющий о таком преступлении, беззащитен

19.06.2011

Что нужно делать, если требуют взятку? Если есть что дать, то дать и не заморачиваться. Это по понятиям. А по закону: тот, кто дает взятку, тоже считается преступником. Помогает ли это бороться с взятками — еще вопрос. В стране ГУЛАГа за преступником не всегда неправда, а тот, кто донес на правонарушителя, независимо от ситуации, для кого-то — стукач. Да и наших доблестных органов мы часто боимся больше, чем преступников. Когда вот так все перевернуто с ног на голову, тогда каждый частный гражданин — сам за себя, и редкий человек не по долгу службы, а по убеждениям, столкнувшись с преступлением, готов бороться. Себе дороже, и никогда не известен финал.

В разгар этой сессии Василий П. позвонил в редакцию и рассказал: преподаватель требует денег за зачет по философии со студентов его группы.

В редакции есть вся информация, но до возбуждения уголовного дела мы не будем называть вуз и имена участников истории, чтобы не мешать следствию, но рассказать об этом происшествии необходимо уже сейчас. Во-первых, потому что студентам этой группы стали поступать звонки: кто-то их предупреждает, что, сотрудничая со следствием, они усложняют свою жизнь в институте. Во-вторых, сессия еще продолжается, и студентам других групп и других вузов надо знать, что делать, если преподаватель нечист на руку.

Вася заканчивает четвертый курс одного из технических московских вузов. Учится на «отлично», победитель университетской олимпиады по физике и до недавнего времени рассчитывал на красный диплом.

Курс «Философские проблемы естествознания» в прошедшем семестре читался раз в две недели — две пары: лекция, а за ней семинар. После второго занятия Василий понял, что ходить не будет. Этот отличник не только технические дисциплины сдает на пятерки, но еще и гуманитарные книжки читает — первоисточники. Но это преподаватель с ним обсуждать не захотела, сказала, что правильно так, как у Маркса—Ленина и в ее лекциях.

Вот уж эти «новые злые». Ну не готов преподаватель содержательно обсуждать философские проблемы, есть у него курс, написанный, может быть, еще при советской власти, сиди, делай вид, что слушаешь, в конце получишь зачет. Нет, эти правила игры они принимать не хотят, видите ли, в вуз за знаниями пришли!

Сразу скажу: таких немного. Большинство студентов предпочитают лишних трудностей себе не создавать. Да и преподавательница, о которой идет речь, подходила к зачету «честно»: меньше посещал — должен заплатить за зачет больше, посещал больше — сумма уменьшается. На зачет студенты заходили в аудиторию по одному. Когда зашел Василий, тянуть билет преподаватель не предложила, вопрос «назначила» сама: «Перечислите научные картины мира и дайте им характеристику». Ответ о поступательном развитии научного знания преподаватель слушать не стала. Ни Лейбниц, ни Платон, ни Платин не прокатили. Про Дэвида Юма было сказано, что это темный человек, а сам он, Василий, занятия посещал мало, и при таком отношении к философии зачет ему будет стоить полторы тысячи.

— Я сейчас не готов, — сказал он. И в ведомости преподаватель поставила «незачет».

Василий для себя решил, что философия за деньги ему не нужна, он готов побороться с системой и… оставил в аудитории на столе свой мобильный телефон, включенный на аудиозапись. А когда забрал его и послушал разговоры преподавателя с одногруппниками, то позвонил в редакцию.

Честно скажу, что мне было по-матерински страшно советовать мальчику идти с заявлением в милицию. Успокаивала себя, во-первых, тем, что здесь я вовсе не подстрекатель — Вася и сам сдаваться и сдавать за деньги не собирается, а во-вторых, решила, что буду рядом на всякий случай, чтобы гарантировать поддержку газеты.

Потом поругала себя за то, что ждала худшего: в ОБЭПе парня выслушали, прослушали его аудиозапись и пообещали помочь. Накануне дня пересдачи подробно инструктировали.

А я продолжала бояться, как бы все уже в последний момент не обернулось против Василия. Мы с ним вечером договорились, что я буду в здании института во время этой пересдачи.

На проходной я сказала, что иду в приемную комиссию. Потом узнала, что с такой же легендой проходили и оперативники. Но тут Василий написал мне, что с утра, когда ему передали записывающую аппаратуру и меченые купюры, он подписал договор о неразглашении: оперативные действия требуют невмешательства со стороны. Но я была уже в институте, все, что должно происходить, знала заранее, и теперь оставалось только смотреть.

«Смотреть» пришлось очень долго: я наблюдала издалека, как Василий почти три часа ждал преподавателя. За это время «засекла» оперативников, а они, думаю, заметили меня: не так много народа было в этом вузовском коридоре.

Очень волновалась, что оперативникам надоест это ожидание. Но они выдержали, как и я. А вот уже когда Вася зашел в аудиторию, произошел сбой. Когда он пришел сдавать первый раз, преподаватель оценила его «зачет» в полторы тысячи. Он и получил в милиции меченые купюры — 1000 и 500 рублей. А тут философ, видимо, решила поступить мудро. Нет, нет, не выслушать и оценить ответ непокорного студента, который отказался платить с первого раза.

От взятки не отказалась, но, видимо, глубокое знание народной философии подсказало ей снизить ставку. «600 рублей клади в зачетку и давай сюда», — заявила она. «У меня только 500 и 1000», — промямлил студент. «Клади тысячу, а через полчаса подойдешь».

Вот такой глубоко философский подход опытного преподавателя, которая несет студентам разумное, доброе и вечное еще с тех времен, когда это называлось «научный коммунизм».

Сдачи давать не пришлось, потому что в аудиторию, из которой вышел Василий, зашли оперативники.

Мы стояли с Васей у окна. Записывающую аппаратуру у него забрали и попросили подождать, а я все боялась оставить его одного. Все думала, вдруг события начнут развиваться как-то непредсказуемо.

О том, что случилось, разговаривать не могли: подписка о неразглашении… Но вполне могли о том, что он чувствует.

«Как трудно идти против системы», — признался Вася. А я боялась его пугать и боялась за него: вот один из оперативников пошел к ректору… О чем они там договорятся? Почему так трудно верить в благополучный исход? Ну, конечно же, он пошел проинформировать о происшествии и предупредить, что милиция будет следить, чтобы никаких санкций против студента не было (а не требовать взятку, чтобы замять дело).

Василий отходил от стресса:

— Я бы не хотел, чтобы ее посадили. Сумма ведь небольшая?

— Ты ведь не один. И дело не только в сумме, а в том, что это человек, который пришел просвещать, воспитывать, наставлять. Наставила? Это, на мой неюридический взгляд, преступление, совершенное с особым цинизмом, — преподавателем против ученика.

— Как я буду ей в глаза смотреть?

— Она совершила преступление, она не стеснялась, когда назначала каждому плату? Смотрела вам в глаза.

— Она пожилая женщина.

— А это значит, что уже вполне осознает всю ответственность за свои поступки.

Через пару часов Василий вздыхает: «Этот обух слишком крепок, не перешибешь, скорее он тебя…» И мне неспокойно: ну почему так долго, а не могут ли там договориться о взятке за взятку?

А потом Василия повезли в ОБЭП: протоколы, подписи, объяснения. Я пошла в приемную ректора, но меня не приняли: сейчас совещание, а потом — еще одно...

Как сообщили в пресс-центре ОБЭПа, по факту получения взятки заведено уголовное дело. Идет следствие.

Василий сдает сессию, но спокойнее пока все равно не стало.

— Я переживаю за однокурсников, ведь они дали взятки, а это значит, что они соучастники преступления. А их в институте пугают, что если они признаются, то будет хуже.

Наверное, с таким парнем, как Василий, спокойно быть не может. Оказалось, что до философии у него была еще история с его профильной кафедрой физики. Преподаватель по «Теории вероятностей» не принимал у него текущие работы, а это 50 задач, которые надо было решать в течение семестра. Причины назывались разные. Сначала: не годится, потому что сделано не в тетради, а на форматных листах. Потом: плохой почерк, надо набрать на компьютере (кто набирал когда-нибудь формулы, знает, что это адова работа). Но Вася набрал. И тогда преподаватель сказал, что задачи он сдал поздно, а значит, мог списать у тех, кто сдал раньше. И задал еще 50 задач, которые нужно было решить уже не за семестр, а за две недели. Вася решил и эти. Преподаватель все равно не допустил его к экзамену. Чего он хотел от вполне успешного студента? После истории с преподавателем философии мне кажется, что я знаю ответ. Но Василий вместо того, чтобы сделать «как надо», написал заявление и.о. ректора. И были еще две его попытки сдать экзамен комиссии, которую возглавил… тот самый преподаватель, который не принимал домашние работы в семестре. Показательный финал. Последний рубеж — вторая сдача комиссии. Когда все тот же преподаватель сказал недогадливому студенту, что положительной оценки он не заслуживает, тот вместо того, чтобы решать вопрос «по понятиям», опять отправился писать заявление и.о. ректора. Чуть позже ему позвонили, что поставили… тройку. Видимо, решили, что с этим «по-хорошему» не получается. Но Василий и тройки не хочет. Он считает, что знает предмет, и хочет сдать экзамен независимой комиссии.

Я расспросила одну из его преподавательниц. Она вела у него семинары в прошлом году и прекрасно его помнит: «Это парень, который интеллектуально гораздо выше среднего уровня наших студентов».

Как же получается, что способный и трудолюбивый студент неудобен своему институту? Не потому ли, что институт все еще считает студента крепостным, который не может иметь своего мнения в отношении преподавателя или учебного курса? Все, что преподается, он обязан посещать и сдавать. Вузы пока никак не привыкнут, что все должно вращаться вокруг студента: преподаватели могут предлагать ему курсы, а он из них что-то выберет, что-то нет. А с тем преподавателем, которого не выберут, просто не продляется договор… Но это уже другая тема, про ту почву, на которой растут взятки.

Справка «Новой»

Сотрудники департамента экономической безопасности МВД в разгар выпускных и вступительных экзаменов — с мая по сентябрь — уже не первый год проводят операцию «Образование».

В экзаменационную пору 2010 года выявлено 3514 преступлений. Из них 611 — по заявлениям граждан, 2903 — по оперативной информации. 1094 преступления — взятки. В вузах — 1053 преступления.

Установленная сумма ущерба по выявленным преступлениям в 2010 году увеличилась на 200%, на 415% возросла сумма выявленных взяток.

Сводную статистику по 2011 году МВД обобщит в сентябре, но вот «сводки с полей», поступившие за июнь:

Старший преподаватель кафедры оздоровительной физкультуры Ижевского государственного технического университета получила взятку 1 тыс. руб. от студента за оценку в его зачетке.

Выявлен факт получения взятки от студентов в размере 16 тыс. рублей преподавателем одного из вузов Оренбурга. Передача денег происходила через старосту группы. Цена зачета с человека составила 1 тысячу рублей, количество пострадавших студентов — 16 человек.

Студент одного из вузов Ростова-на- Дону обратился за помощью в правоохранительные органы, сообщив, что преподаватель требует взятку за сдачу экзамена по экономике. Оперативники засекли, как преподаватель взяла из зачетной книжки 5 тысяч рублей и переложила в свою тетрадку, после чего поставила оценку и роспись в зачетку. В отношении преподавателя возбуждено уголовное дело по ст. 290 ч. 2 УК РФ «Взятка», которая предусматривает наказание до семи лет лишения свободы.

В Первомайский суд Омска поступило на рассмотрение уголовное дело на преподавателя одного из вузов города. Он обвиняется в неоднократных получениях взяток. За деньги он ставил хорошие оценки по результатам аттестации, даже если студенты ее не проходили или не сумели пройти.

В Ржевский городской суд для рассмотрения по существу направлено уголовное дело в отношении преподавателя математики аграрного колледжа «Ржевский». Через посредника она получила 4200 руб. от 20 студентов за зачет по контрольным работам, которых студенты не писали, и за экзаменационные оценки по математике без фактической сдачи экзамена.

Комментарии

«Мер защиты заявителей — нет!»

Полковник Андрей Пилипчук, начальник пресс-службы департамента экономической безопасности МВД РФ:

— Андрей Васильевич, как поступать студенту, у которого преподаватель требует взятку?

— Если вымогают взятку, надо набраться мужества и заявлять в милицию. Это непросто, но этот студент будет уважать себя за свой гражданский поступок. Он выполнит долг. Да, есть случаи, когда коллеги взяточника мстят: поймают на экзамене, можно и из института вылететь. Это проблема. В нашем государстве нет мер защиты заявителя. Мы об этом неоднократно говорили. Но тем не менее находятся такие люди, кто идет и заявляет о коррупции!

— Можно ли заявлять о взятке после того, как ты ее уже дал, ведь дача взятки тоже преступление?

— Если преподаватель вымогал взятку, говорил, что оценку получишь только за деньги, — надо идти и заявлять. Преступник здесь — преподаватель. Могут быть нюансы. Например, студент не занимался в семестре и сует деньги преподавателю, чтобы тот поставил положительную оценку, здесь уже налицо состав преступления студента — 291-я статья. Все зависит от умысла. С этим разбирается следователь.

— Коррупцию в образовании не остановить без того, чтобы студенты сами заявляли о преступлениях?

— Да, хотя ведется и оперативно-профилактическая работа. Например, через суд может быть получено разрешение на прослушку в помещениях, где будут проходить экзамены. Но это долго, сложно, трудоемко. И не всегда полученные такими способами сведения будут приняты следователем как доказательные для возбуждения уголовного дела. Здесь надо определить, есть ли потерпевший. Когда обращаются к потерпевшему, чтобы тот написал заявление, он отказывается, опасаясь за свою дальнейшую учебу. Дела рассыпаются.

Студент сам должен для себя принять решение, готов ли он мириться с взяточничеством, или он выполнит свой гражданский долг.





Этот материал вышел в номере

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Книга Евгения Бунимовича «Выбор»

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама