Общество / Выпуск № 137 от 7 декабря 2011

6752 Операция «Обознание»

Семья известной тениссистки Анны Чакветадзе сама нашла напавших на них разбойников, требует отпустить на свободу невинно осужденных людей и выяснить, кто крышует молдавских авторитетов, совершивших преступление

07.12.2011
Джамал Чакветадзе на процедуре «опознания»

В ночь с 17 на 18 декабря 2007 года в элитном поселке Власово Наро-Фоминского района Московской области, на улице Березовой, возле одного из домов остановился автомобиль. Из него вышли шесть человек в серой камуфляжной форме и масках. Один перелез через невысокий забор, спускаясь, он поранил руку о металлические выступы, но рану, похоже, не заметил: быстро отворил калитку и впустил остальных. Группа налетчиков двинулась к флигелю — там проживала домработница Ольга Каралаш. На часах было 3.00.

— Просыпайся! — рыкнул один из незваных гостей.

— Что вам надо?! — спросонья ответила Ольга и почувствовала сильный удар по голове.

— Как пройти в дом? — спокойно спросили ее. Ольге пришлось отдать пульт от гаража, пристроенного к дому, через который можно было легко проникнуть внутрь. Неизвестные связали Ольгу шнуром от бытовой техники, а сами поднялись по лестнице на второй этаж дома. По пути они наверняка заметили небольшой столик, заставленный фотографиями теннисистки Анны Чакветадзе вместе с известными персонами: Юрием Лужковым, Вячеславом Фетисовым, Борисом Ельциным… Рядом — детская, в которой спал 9-летний Рома. Дверь его комнаты плотно закрыли и толкнулись в хозяйскую спальню. Одновременно включили карманные фонарики — прямо в лицо спящим Наталье и Джамбули Чакветадзе.

— Господи, за что?! — вскрикнула Наталья, увидев перед своим лицом человека в черной маске. Ее тут же скрутили и ударили по голове. Джамал попытался повернуть голову, но получил несколько сильных ударов металлическим предметом. Как оказалось потом, это была рукоятка пистолета.

— Подонки! — взвыл Джамал, успев даже отвесить кому-то сильную оплеуху, но получил порцию ударов в затылок; ему начали ожесточенно выламывать руки, из-за чего Джамал потерял сознание. Услышав крики, проснулась и Анна Чакветадзе. Попыталась выйти в темный коридор, но оказалась на кровати — двое крепких молодых людей отшвырнули ее внутрь комнаты и начали бить.

— Все отдадим, только не мучайте нас, — тем временем доносилось из спальни, где налетчиков пыталась вразумить Наталья.

— Где деньги?!

— В сейфе. Тихо. Не кричи. Они не остановятся… — приговаривала она уже мужу.

— Где сейф, как его открыть?! — последовал вопрос. Наталья поняла, что этот уверенный и хамский голос, скорее всего, принадлежит главарю.

В соседней комнате связывали Анну: девушка так настойчиво сопротивлялась, что успокоить ее смогли лишь несколько увесистых ударов. Ее связали шнуром, изо всех сил перетянув руки в области запястий.

— Где «Ролекс»?! — Анна сразу поняла: речь идет о часах, которые ей подарили в Бельгии днем назад — во время торжественной церемонии награждения теннисистки Жюстин Энен-Арден, где семья Чакветадзе была в числе почетных гостей.

— На столе, в шкатулке, — взяв себя в руки, ответила теннисистка.

— Ты играй, играй — а мы к тебе еще придем! — обчищая комнату, ерничали налетчики.

«Да, этот точно главный», — пыталась разглядеть грабителей Наталья. Несмотря на смертельную опасность — один из неизвестных несколько раз приставлял к ее горлу нож, — женщина вела себя хладнокровно. Она даже умудрилась рассмотреть обувь налетчиков: все они сновали по комнате в спортивных кроссовках, кроме «главаря» — тот щеголял по паркету в туфлях.

— Какой тут код? — спрашивал ее человек, который пытался вскрыть сейф. Наталья назвала комбинацию чисел, но дверца не открылась — это сильно разозлило незваных гостей.

— У тебя там сын в комнате, сейчас мы и к нему сходим, — пригрозили Наталье.

— Давайте я сама открою, — ответила она, но сейф все же поддался грабителям.

Вытащив все содержимое и сложив в сумку, группа спокойно вышла из комнаты.

— Сейчас вернемся к вам с пакетами, — напоследок произнес кто-кто.

— Кажется, это конец, — Наталья впервые дала волю эмоциям…

Минута, две, пять — по всем признакам, в доме уже никого не было. Анна Чакветадзе смогла высвободить ноги, разбудила младшего брата, который с помощью маникюрных щипцов перекусил провод на ее руках. Вместе они освободили и родителей с домработницей. Наталья понеслась к пункту охраны, в конец улицы. «Следы обуви, протекторы от автомобиля, окровавленная перчатка», — перечисляла она замеченные на ходу следы преступления. «Главное — чтобы не выстрелили в спину», — отчего-то подумалось ей уже на подходе к КПП.

 

Уголовное дело

К дому семьи Чакветадзе прибыли две машины: на одной приехала оперативная группа из УВД «Апрелевская», на другой — бригада «скорой помощи», госпитализировавшая Джамала и Анну Чакветадзе. Первому вскоре сделали две операции (налетчики, выламывая руки, вырвали ему двухсуставные сумки в плечах), вторую отправили восстанавливать руку — у девушки был перетянут нерв в области запястья, из-за чего кисть анимировалась. СУ УВД по Наро-Фоминскому муниципальному району Московской области возбудило уголовное дело № 114987 по факту разбойного нападения (п. б. ч. 4 ст. 162 УК). Согласно описи имущества, семье Чакветадзе был нанесен материальный ущерб на сумму 6 млн рублей. Благодаря Шамилю Тарпищеву — известному деятелю спорта и другу семьи Чакветадзе — о страшном ограблении узнал губернатор Московской области Борис Громов. Он-то и наказал руководству областного ГУ МВД найти преступников и отчитаться в кратчайшие сроки.

Со дня этого поручения прошло около полугода, а имена налетчиков по-прежнему оставались неизвестны. Близился день отчета перед губернатором…

 

Случай на дороге

9 июля сотрудники УВД по Красногорскому району задержали по подозрению в разбойных нападениях на грузовые автомобили группу людей: Анзори Арахмия, Соломона Беридзе, Роберта Кочуа, Сергея Жерносека. Последний, гражданин Белоруссии, и дал признательные показания: «Мы собирались ограбить автомобиль. Беридзе сказал, что моя задача — догонять автомобиль «Газель», сигналить им, махать из окна, показывая, что у них что-то случилось с колесом, и проезжать дальше. У нас было три автомобиля — ВАЗ-2107 (им управлял я), ВАЗ-2109 и «Ауди»-80. Далее к нам присоединился другой человек, по имени Анзори (Арахмия), и Роберт Кочуа. С нами был человек по имени Юра (он управлял иномаркой). Когда проехала «Газель», Соломон приказал следовать за ней. За нами ехали «Ауди»-80 и ВАЗ-2109. Остановить «Газель» у меня не получилось <…> ВАЗ-2109 остановился возле заправки, Соломон попросил меня встать там же («Ауди» поехала дальше) — он пошел в магазин купить себе воды. Вдруг к машинам подбежали неизвестные, представились сотрудниками милиции и надели на меня наручники».

В ходе допроса Жерносек рассказал, что это было его первое дело: «Я работал в Химках в магазине «Автозапчасти» около полутора месяцев, но затем вернулся в Полоцк. <…> Но потом ко мне обратился мой знакомый Тимур — он предложил работу в Москве.<…> В Москве он свел меня с Соломоном Беридзе». Некий Тимур оказался супругом двоюродной сестры уроженца Витебской области Дмитрия Деваковича, тоже прибывшего в Москву на заработки, — в его обязанности входила перегонка автомобилей сомнительного происхождения в Белоруссию. Девакович поселился в российской столице в одной квартире с Соломоном Беридзе. Когда же его сосед попросил оформить страховое свидетельство на автомобиль, Девакович любезно согласился — тогда он не понимал, что спустя время этот талон приобщат к материалам уголовного дела.

Между тем Красногорский районный суд дал санкцию на арест Жерносека: обвиняемый был помещен в ИВС города Лобня, где неожиданно признался в совершении еще нескольких преступлений. Произошло это после того, как его дело было передано в ГУ МВД по Московской области, резко мобилизовавшего свои ресурсы в расследовании разбойных нападений.

Кадры оперативной съемки: Д. Девакович,  С. Жерносек,  С. Беридзе

Пытки

В ИВС Сергей Жерносек признал свою вину и в ограблении дома Чакветадзе. Из его показаний: «В Лобне меня пытали — через тело проводили ток и избивали. Не выдержав истязаний, я был вынужден написать явку с повинной, которую у меня забрал сотрудник милиции по имени Матвей. В этот же день ко мне приехала следователь Кругликова Э., которая велела мне подписать протокол допроса в качестве подозреваемого по делу Чакветадзе. Я сказал ей, что меня пытали. Но она на это никак не отреагировала».

Адвокат Сергея Жерносека Александр Быков назвал фамилии тех, кто «обрабатывал» его клиента: «Это были оперативники из областного ГУ МВД — Кислый О., Солодовник А., Никитин А., Пыхтарёв А., Кагаев, Войнов М.» Вечером того же дня опергруппа привезла Жерносека к дому Чакветадзе для проверки показаний на месте.

— Меня сразу насторожила кандидатура «грабителя», — вспоминает Джамал Чакветадзе. — Этот парень постоянно запинался, путал факты, не мог толком нарисовать картину происшествия. Словом, настропалили его плохо.

Следственные действия вели старшие следователи первого отдела СЧ ГСУ Эльвира Кругликова и Екатерина Труфанова. В ходе допросов (видеозаписи есть в редакции) Жерносек выдал своих «сообщников» по делу Чакветадзе: трех грузинских пособников по автомобильным разбоям, а также соотечественника Дмитрия Деваковича, которого назвал «главарем». С последним же, как оказалось, его связывало шапочное знакомство на родине: мол, пересекались на каком-то увеселительном мероприятии. Однако этих жидких признаний хватило для того, чтобы областные оперативники взяли мобильный телефон Деваковича на прослушку и задержали 29 июля на выходе из Белорусского вокзала.

Из показаний Деваковича: «Меня привезли в здание ГУ МВД, в одном из кабинетов мои ноги скотчем примотали к стулу, руки были за спиной в наручниках. К ушам прикрепили два провода, которые тянулись от аппарата, похожего на старый телефон. Кто-то крутил ручку этого аппарата, и меня начинало трясти, глаза вылезали из орбит, я прикусывал язык. Я понял, что подключают ток. Продолжалось это около двух часов. Затем мне начали показывать фотографии: на одной из них был грузин Соломон с разбитым до неузнаваемости лицом. Мне сказали, что если я не дам показания, то буду выглядеть еще хуже. Вечером зашла женщина, позже я узнал, что это следователь Кругликова. Она достала какие-то бумаги и начала записывать все, что я говорил под диктовку тех лиц, которые меня пытали».

Далее события развивались по «сценарию Жерносека» — районный суд дал санкцию на его арест и поместил подозреваемого в тот же лобнинский ИВС. Подвергались давлению и задержанные грузины (видеозаписи последствий есть в редакции), а один из них — Анзори Арахмия — вскоре скончался в камере СИЗО. Как, правда, утверждает следствие, Арахмия умер от передозировки наркоты, но о том, что по поводу поставок наркотиков в следственный изолятор была проведена хотя бы проверка, нам ничего не известно…

После задержания «главаря» Деваковича привели на опознание. Из показаний Джамала Чакветадзе: «Это было не опознание — мне, по сути, надо было просто указать на Деваковича. Мне сказали, что человек, который нас грабил, стоит в середине; что он обут в сандалии на босу ногу. Меня ввели в заблуждение: сказали, что образцы крови, найденные на перчатке, которую выкинул один из грабителей на выходе из участка, принадлежат Деваковичу».

Впоследствии Чакветадзе увидит заключение судмедэксперта, в котором будет написано: «Кровь, обнаруженная на перчатке, не произошла от подозреваемых». Но следственный механизм будет уже не остановить…

 

В доме Чакветадзе

— Проходи, разувайся, закуривай, — радушно встречает корреспондента «Новой» Джамал Важович Чакветадзе. На участке тихо, теннисный корт, сооруженный специально для дочери, пустует — Аня, по словам отца, после ограбления боится возвращаться домой. Именно тут три года назад по наклонной покатилась ее большая и успешная карьера — теннисистка потратила около полугода на восстановление руки, но так и не смогла набрать былой формы. Но главное, по словам отца, она не смогла залечить травму моральную: даже сейчас, спустя несколько лет, Анна порой просыпается в номере гостиницы в холодном поту ровно в 3.00.

Джамал, несмотря на обширный круг влиятельных знакомых, не понимает, как заставить ответить тех, кто вынудил страдать его семью: истинных грабителей и бездельников из коррумпированной правоохранительной системы.

— Ну, положим, доступ к губернатору у меня был — и что с того? — возмущается Чакветадзе. — Они ведь, получается, и Громова обманули. Что теперь делать? К президенту я попасть не могу. Только представь, эти опера, как и ты, приходили сюда, пили виски, обещали найти виновных. Я их ведь сразу предупредил: «Ребята, сделаете свою работу — отблагодарю». Так они мало того что посадили невиновных людей, еще и денег с меня хотели стрясти.

— Когда вы заподозрили их в обмане?

— Когда позвонил оперуполномоченный Олег Кислый и сказал: «Мы нашли тех, кто вас ограбил. Это были грузины и белорусы». Я ведь акценты распознаю на раз-два, поэтому сразу ему сказал: «Послушай, я уверен, что работали молдаване». — «Да нет, это были те, кого мы взяли. Они сами во всем уже признались», — ответил он. Еще бы они не признались — мне потом этот же Кислый рассказал: «Кое-что кое-куда вставили, через кое-какое место ток провели — вот они все и рассказали». Еще этот цирк с Жерносеком устроили: его привезли ко мне на участок, предварительно «обработав», заставили говорить всякую ахинею. Он постоянно путался.

 

Неожиданный свидетель

Свидетель Геннадий, так и не допрошенный следствием

Окончательно сомнения Чакветадзе в причастности арестованных развеял человек по имени Геннадий (фамилия известна редакции) — он появился на пороге дома Джамала, чтобы пролить свет на ограбление.

— Он сказал: «Знаю тех, кто вас грабил, — готов помочь», — вспоминает Джамал. — Я ему ответил: «С твоими показаниями привлечем реальных лиц — и ты получишь 10 процентов от стоимости имущества, которое вернем». Так и договорились. Я сразу позвонил Кислому, сказал, что есть важный свидетель. Но опер замялся, сказал, что занят. Меня этот ответ ошарашил просто! Тогда я сказал «свидетелю», что общаться буду с ним сам, но разговор запишу на видео. Он согласился.

Чакветадзе включает мне видеозапись. Приводим беседу Джамала Чакветадзе и Гены с сокращениями (видео полностью).

— Знаете, когда к вам шел, знакомые одергивали: «Войдешь в дом — заметут спецслужбы». Но я все-таки решил к вам пойти. Сначала, правда, искал дом Анны Курниковой — перепутал ее с вашей дочерью, — усмехается крепко сбитый человек лет 35 с характерным молдавским говором, но спустя минуту становится серьезным, выключает мобильный и достает аккумулятор из телефона: — Так спокойнее…

— Грабили вас шесть человек, — продолжает Гена. — Их имена: Рома Терентьев, Гриша Попа, Ефим Еременко, Витя Балаган, Эдик Руссу и еще один человек — его имени не знаю, но знаю, что он очень серьезный. Когда-то он работал с нашим молдавским авторитетом по прозвищу Келла, в числе «потерпевших» которого были бывший замминистра финансов России, Орбакайте, какой-то вор в законе…

— То есть они меня грабили… Они тебе об этом сами, что ли, рассказали? — интересуется Чакветадзе.

— Накануне Нового года мне звонит мой кум Рома Терентьев (я его сына крестил), говорит: «Приезжай к нам, мы тут удачно из Москвы вернулись, вот в центре Кишинева квартиру сняли, девочек взяли». Я приехал к нему, увидел с ним Ефима Еременко и Гришу Попа. Они часы показывают дорогие, валютой передо мной трясут: евро, доллары, фунты… Я еще тогда задумался: откуда у нас в Молдове фунты? Они мне говорят: «Вот поработали в доме одной теннисистки». — «Какой?» — «Очень известная, пятый человек в мире (пятая ракетка мира. — А. С.), у нее в доме всюду фотографии с президентом, награды…» Так вот они рассказали, что зашли в ваш дом, оставили Эдика смотреть за домработницей, а сами поднялись к вам. А потом стреманулись, так как увидели в доме Эдика — он бросил гувернантку, и они испугались, что она сумеет как-то вызвать милицию.

— Чем они тебе так насолили? — спрашивает Джамал.

— Понимаете… На самом деле с Ромой я долгое время дружил. Я его с 14 лет знаю. Его мама когда-то работала в привокзальном баре в Кишиневе. Мы приходили к ней в бар, пили кофе, общались. Ее зовут Прасковья. Я тогда имел определенный вес и сделал ее директором этого бара. Я тогда автозапчастями занимался — имел хорошие деньги и связи. Но со временем Прасковья меня из дела выжила. В общем, меня кинули, а денег не заплатили. Прасковья потом себе ресторан купила в Кишиневе — «Сосновый бор» называется.

— Как же они узнали о нас? Кто дал наводку?

— Им помогала некая Елена Жиляева — она представлялась действующим полковником ФСБ и куратором Мытищинского района — такой ответ настораживает Джамала, но Гена переключается на вещи, которые были взяты из дома. И эти слова приводят Чакветадзе в состояние шока:

— У них было много золотых изделий с бриллиантами: часы «Константин-Вашерон», кольцо «Москва-80», из-за которого у них возник сильный конфликт, золотая зажигалка. Кстати, зажигалка сейчас в одном из департаментов нашего МВД.

— Как?! — изумляется Чакветадзе. Оказывается, перечисленные предметы даже не попали в опись имущества.

— После возвращения из Москвы всю группу накрыли — связано это было еще с делами давними. До вас они поработали над другими людьми в Кишиневе. И вот когда их взяли, пришлось чем-то откупаться. Часть имущества ушла. А значительную долю в украденном забрал Рома Терентьев — остальным досталось мало. После истории с нашей милицией они еще и разругались между собой. Все потому, что всех взяли, а Ефим вроде как оказался не при делах. Видно, что он пользуется неприкосновенностью у наших служб.

— Кто все эти ребята?

— Гриша Попа — в Молдове в авторитете. Он когда-то держал нашу 15-ю зону. А Ефим Еременко — он, кстати, был свидетелем на свадьбе Гриши — тоже сидел, пользовался авторитетом… Вообще они за вашей сумкой приходили. Черной, спортивной, — неожиданно признается Гена. — Они думали, что у вас там деньги. Рассчитывали на больший заработок.

— И зачем же им сумка понадобилась — у меня там был только ноутбук? А деньги все здравомыслящие люди хранят в банке, — недоумевает Джамал.

— Наверное, они все же думали, что вы в ней деньги перевозите, — с улыбкой отвечает.

…Перематывая видео снова и снова, Джамал говорит: «Гена, который так свободно рассказывает о своих знакомцах, вероятно, в ту ночь тоже находился в доме».

— Когда он сказал про сумку, я сразу понял: навели на нас молдаване, которых мы нанимали для строительства гаража. Они каждый день там крутились, а я как раз ежедневно приезжал домой с этой сумкой. Я сам хотел этих молдаван разыскать, но прораб, который их приводил, умер. А следствие эта версия не заинтересовала. Их вообще ничего не интересовало. А Гена — я почему-то все больше уверен, что он тоже был в нашем доме. Просто не получил свою долю и решил, что называется, возместить убытки. А часы, зажигалка, фунты — как он обо всем этом узнал?!

Чакветадзе удалось убедить Гену сотрудничать и даже выступить в суде, но ходатайство о вызове этого человека в качестве свидетеля было отклонено. Джамал объясняет это просто:

— Я был у всех — у Кругликовой, Труфановой, у их начальника Коновалова, но никто меня и слушать не хотел. Я понимаю почему: если бы начали проверку сказанного этим человеком, то обязательно вышли бы на правильный след — в таком случае пришлось бы признать, что они взяли невиновных. А вдобавок к пыткам, которым они подвергали людей, это уже были бы не просто отставки, но и уголовные дела в отношении должностных лиц.

Не дождавшись реальных действий от российских служб, Джамал даже сам по-ехал в Молдову. Там он встретился с оперативниками из криминальной полиции и пообещал солидное вознаграждение за помощь в поимке виновных. Но молдавские спецы лишь передали Чакветадзе выписки из личных дел людей, о которых говорил Гена (копии есть в редакции), и пообещали следить за развитием событий. Открыть же уголовное производство по этому делу, как нам сообщили в МВД Республики Молдова, возможно только по запросу от российских правоохранителей.

Суд. Приговор

В ноябре 2010 года в Наро-Фоминском городском суде Московской области Джамал Чакветадзе заявил, что опознавал Дмитрия Деваковича под давлением милиции, сообщил о «непрофессиональной работе правоохранителей», предъявил суду видеозапись со «свидетелем» Геной, а также обратил внимание на то, что подсудимых пытали. Следователь Кругликова, вызванная в суд в качестве свидетеля, отвергла обвинения в насильственном характере допросов обвиняемых: «Девакович и Жерносек были в нормальном состоянии». Не отреагировала она и на фотоснимки подозреваемых, на лице которых были многочисленные ссадины и раны. Гособвинитель Галкина до конца поддерживала версию следствия, несмотря на признания потерпевших. Судья Жилина вынесла обвинительный приговор: Дмитрий Девакович, которого «опознавал» Чакветадзе, получил чуть более девяти лет, остальные — по восемь.

По окончании заседания, со слов Джамала Чакветадзе, судья призналась потерпевшим: вынести иной приговор она не могла — иначе бы лишилась судейской мантии. Как сообщили «Новой газете» в ГУ МВД по Московской области, часть принимавших участие во всей операции оперативников была откомандирована в аппарат МВД, а часть — уволена. Следователи же Кругликова и Труфанова свои посты сохранили. Первый заместитель начальника ГСУ ГУ МВД по Московской области Вячеслав Воронцов в интервью пресс-службе Следственного комитета при МВД, например, заявил: «Сотрудники ГСУ при ГУВД по Московской области успешно справляются со своей работой. Включая заместителей начальника первого отдела подполковника юстиции Эльвиру Васильевну Кругликову, а также переведенную из этого подразделения во второй отдел старшего следователя по особо важным делам капитана юстиции Екатерину Сергеевну Труфанову».

Думаю, что помимо установления справедливости, на чем безуспешно настаивает семья Чакветадзе, было бы неплохо и еще кое-что установить: как много людей, отбывающих наказания в местах не столь отдаленных, подвергаются пыткам и признаются в преступлениях, о которых слышат впервые?


3 комментария

0
Егор Егоров , 8 декабря 2011 в 13:21
Подобные действия силовиков,стало нормой в современной России.Подобных случаев море.Это устраивает действующую власть."Спасибо"за это прежде всего председателю совета министров В.В. Путину и его К".Деморализация органов власти стало увы нормой.
0
Александр Крячко , 14 декабря 2011 в 00:46
«Если судья преступник…!», - так называется статья о том, как за взятки милицейских начальников фабрикуются и фальсифицируются уголовные дела, как судья продолжает совершать фальсификации и подделывает подписи в уголовном деле, как, пойманные за руку на воровстве, наши «правоохранители» врут и занимаются саботажем, чтобы уйти от ответственности. В статье представлены документы из переписки с органами следствия и прокуратуры. Прочитать статью можно на адресах: www.cryachko2011.ya.ru; www.liveinternet.ru/users/4044.... С наилучшими пожеланиями всем прочитавшим - Александр Крячко.
0
Валерий Алексеевич Смирнов , 20 декабря 2011 в 23:00
4 года назад я поразился, как беззастенчиво и без опаски подполковник юстиции УВД сфабриковал уголовное дело в отношении невиновного, чтобы "увести" от ответственности истинного виновника; как очевидные и неопровержимые доказательства фальсификации дела прокуроры так же беззастенчиво и без опаски забалтывали, а суды (вплоть до Президиума ВС) даже словом не обмолвились по этим представленным им доказательствам фальсификации обвинения и осуждения невиновного.

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться



Этот материал вышел в номере

Опрос

Что представляет большую угрозу России?

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2015@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Вооруженные скрепы

169
Vlad Orelich: Вы думаете,что те генералы настолько самоубийцы, что не предусмотрят...

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2015@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Партнеры

Тви-новости

Реклама

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама