Общество

7656 Дом старика Болконского — с пентхаусом

Пока правительственные комиссии решают, кто из них возьмет ответственность за судьбу старинного особняка в центре Москвы, его уже обнесли строительными лесами

В этом году широко и помпезно отмечали двухсотлетний юбилей победы в Отечественной войне 1812 года. Многие россияне изучали историю этой войны по Толстому. И когда точка в отчете об освоении средств на праздничные мероприятия  поставлена, а ажиотаж вокруг круглой даты утих, под угрозой оказался прототип «дом старика Болконского» на Воздвиженке, 9. Он может превратиться в очередной новодел.

В старинном особняке планируют надстроить еще один этаж, как сейчас говорят — «пентхаус» (со стороны Крестовоздвиженского переулка). Разрешение на проведение строительных работ еще в апреле выдано Мосгосстройнадзором частной организации, офис которой расположен по адресу «Центра развития межличностных коммуникаций».

Здание уже обнесли строительными лесами — очевидно, работы скоро начнутся. Однако непонятно, как будет реализован проект надстройки третьего этажа. Угол здания увенчан куполом, который как раз находится на уровне потенциального нового этажа. В обращении представителей «Центра развития межличностных коммуникаций» в Департамент культурного наследия сообщается о наличии буклета с вариантами «архитектурно-градостроительных решений». Редакция «Новой» направила официальный запрос в «Центр», но он так и остался без ответа. Третью неделю сообщают, что «начальники в отпуске».

На особняк можно посмотреть только с одной стороны, вход во внутренний двор за забором, охранник по домофону сообщает, что никого не пускает.

Стоит оговориться: формально называть «дом Болконского» памятником архитектуры уже невозможно. В 2009 году комиссия под руководством вице-мэра Ресинаотказала особняку в статусе объекта культурного наследия. Оправданием подобному решению не может служить даже то, что в «лихие 90-е» особняк подвергался перестройкам. Ведь большинство из них затрагивало только внутренние помещения, а фасад сохранил мемориальное значение. Тем не менее, решение, принятое в лужковские времена и лишившее дом неприкосновенности, дало формальное «добро» на переделку здания. Градостроительный план земельного участка на Воздвиженке, 9, в июне 2011 года утвердил Комитет по архитектуре и градостроительству города Москвы (Москомархитектура). В этом плане годом строительства здания почему-то значится 1870-й, хотя он построен значительно раньше. Как предполагает Константин Михайлов, координатор общественного движения «Архнадзор» и член Общественной палаты, в документах учитывают дату одной из реконструкций.

Окончательно проводить надстройку разрешил Мосгосстройнадзор: на сайте ведомства есть справка RU77104000-006864 по оформлению разрешений на строительство с 23.04.2012 по 27.04.2012, выдана она Межрегиональному общественному фонду «Центр развития межличностных коммуникаций» (см. справку «Новой»).

А в ноябре нынешнего года на заседании комиссии по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в историческом центре Москвы обсуждали градостроительный регламент. По 50 из 55 спорных случаев сумели договориться с инвесторами, которые обещали не изменять внешний облик зданий. Пять оставшихся «исключений», в том числе и объект на Воздвиженке, 9, решено было передать на рассмотрение Министерству культуры РФ. Разумеется, конечное решение все равно принимать московским властям, но с Минкультом регламент согласовать придется. Однако пока никакой экспертизы министерство еще инициировало, и обсуждения тоже не было.

Инициативу у чиновников перехватили общественники: 3 декабря состоялись слушания в Общественной палате — тоже по поводу градостроительного регламента. Члены палаты приняли резолюцию, в которой требуют запретить реконструкцию и вернуть «дому Болконского» статус культурного объекта. Представители же «Архнадзора» передали в администрацию президента РФ открытое письмо президенту Путину, под которым подписалось около трех тысяч человек, с просьбой включить дом 9 на Воздвиженке в список объектов культурного наследия и сохранить его исторический облик.

На самом деле апелляция к президенту — не ритуальный жест. Вопреки расхожему мнению в течение правления Юрия Лужкова ключевые объекты в центре Москвы захватывали далеко не только члены его команды и близкие к ним бизнес-структуры, но и игроки федерального уровня. И новому столичному правительству, которое уже почти зачистило город от влияния старой «семьи», в противостоянии с теневыми игроками калибром побольше приходится сложно.

Ситуацию с Воздвиженкой, 9, мог бы прояснить заместитель мэра Москвы Марат Хуснуллин, который курирует и Комитет по архитектуре и градостроительству (утвердил возможность строительства), и возглавляет комиссии по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в историческом центре Москвы (передала это решение на рассмотрение Минкульту, сомневаясь в целесообразности перестройки). Ответ пока в редакцию не поступил, обещали — в ближайшее время. Как только будет получено официальное письмо, мы вернемся к этой теме.

История вопроса

…В 1816 году дом 9 по Воздвиженке приобрел князь Николай Волконский, дед Льва Николаевича Толстого по материнской линии. Деда писатель никогда не видел, но знал о его строгом нраве и сделал его прообразом старика Болконского в «Войне и мире». В этом особняке Толстой бывал уже тогда, когда он принадлежал рязанским помещикам Рюминым, здесь он встретил княжну Прасковью Щербацкую, послужившую прототипом Кити Щербацкой в «Анне Карениной». «Сам по себе этот дом — незаурядный архитектурный памятник, но через литературный контекст его можно считать и памятником 1812 года, — рассказывает «Новой» координатор общественного движения «Архнадзор» и член Общественной палаты Константин Михайлов. — В юбилейный год войны это надругательство над памятью о тех славных исторических событиях и их деятелях». Многострадальная Воздвиженка с годами теряет свой исторический облик: в 90-е непоправимый урон при реконструкции был нанесен особняку Шереметевых, в 1997 году снесли «Соловьиный дом», построенный князьями Шаховскими, принадлежавший позже князьям Голицыным, в нем бывали Пушкин, Грибоедов, Гончаров, такая же судьба постигла Военторг — на месте снесенного памятника построили торговый центр.

Справка: смотрите, кто

В № 8 от 28 января 2009 года «Новая» уже подробно рассказывала о деятельности Центра развития русского языка, на месте которого и действует сейчас Центр развития межличностных коммуникаций. Известно, что Людмилу Путину, супругу действующего президента, называют инициатором создания регионального общественного фонда «Центр развития русского языка». Центр появился в 2000 году, проводит гуманитарные акции, инициирует проекты, целью которых является «повышение престижа и распространение русского языка и культуры в мире». К 2004 году председателем правления фонда была сестра Людмилы Путиной Ольга Цомаева. С 2003-го в фонде трудилась супруга бывшего спецпредставителя российского президента, посла России в Китае Игоря РогачеваДюльбэр Рогачева. Если фонд под ее руководством повышает престиж русской культуры в мире, то Игорь Рогачев, как его характеризуют, немало сделал для распространения российского вооружения. Он приложил массу усилий к тому, чтобы Китай закупал российскую военную технику и чтобы этот быстро развивающийся сосед стал стратегическим партнером и своего рода противовесом в отношениях России с Западом.

Согласно Единому госреестру юридических лиц (ЕГРЮЛ), учредителями Центра развития русского языка значатся Кирилл Ковальчук, Владимир Аникеев, Татьяна Шестакова и Любовь Яковлева.

Кирилл Ковальчук — сын директора Курчатовского института Михаила Ковальчука, чей брат Юрий Ковальчук — основной акционер и банка «Россия». Братья входят в круг друзей Владимира Путина. На заре своей карьеры Кирилл Ковальчук работал в Центре развития русского языка.

Другой учредитель Центра развития русского языка — Владимир Аникеев — до 2007 года был зампредседателя правления «Согаза». С 2003-го Аникеев стал клиентом примечательной брокерской компании «Индекс XX», услугами которой пользовались, в частности, некоторые руководители госкомпаний, бывший охранник Путина Роман Цепов (погиб при загадочных обстоятельствах в сентябре 2004 года), два бывших зампреда российского правительства, а также отдельные руководители «Газпрома» и его предприятий (подробнее см. «Новую газету», № 39 за 2006 год).

Учредитель Центра развития русского языка Татьяна Шестакова — супруга депутата Госдумы Василия Шестакова, который знаком с друзьями президента. Вместе с Аркадием Ротенбергом — спарринг-партнером Владимира Путина по дзюдо, Шестаков создавал детско-юношеский клуб дзюдо «Явара-М». А вместе с его братом Борисом Ротенбергом учреждал некоммерческое партнерство «Санкт-Петербургское общество содействия развитию самбо и дзюдо».

 



0 комментариев


Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться



Реклама

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама