Общество

16898 Россия воет от боли

Почему тяжелые больные остаются один на один с нестерпимой болью

25.01.2013

Все хотят жить долго и счастливо, и умереть в один день. Некоторым удается жить долго многим достается немного счастья, но большинству приходится умирать в муках.

Помощь людям в страданиях веками была основой задачей медицины. Уже два века у врачей есть сильные средства обезболивания, а последние 30 лет наука о боли дала возможность смягчать страдания даже при самой жестокой боли. К несчастью, эти достижения недоступны в России. Сейчас, когда вы читаете эти строки, десятки тысяч людей по всей стране воют от боли, проклинают врачей и все святое, грызут подушку и вместе с ними страдают и душой умирают их близкие.

Спеша на работу или скучая у телевизора большинство людей не представляют как много вокруг страдания. Оно скрыто в больницах и за закрытыми дверями квартир. Но беда близко. Иногда в газеты выплескивается, как измученный больной расстрелял врача, убил себя. До прессы доходят самые ужасные случаи: брат убил сестру из сострадания к ее непереносимым мучениям.

Моя знакомая врач, житель большого города, когда умирал ее отец, для того, чтобы получить обезболивающий препарат, целые дни проводила в диспансерах, в поликлиниках, ожидая консилиумов и в поездках в дальнюю аптеку. Для простого человека, незнакомого с системой, выполнить эти правила почти невозможно, настолько они сложны. Для жителей села их просто невозможно выполнить – аптек, в которых имеются обезболивающие препараты, очень мало даже в крупных городах, а на селе, в малых городах их иногда просто нет. А ведь помимо поездок за лекарством для больного, родственники должны еще зарабатывать себе и ему на жизнь…

Мало того, что правила драконовские, но и этим правилам, как справедливо замечает нарколог В. Менделевич, наши врачи боятся выписывать рецепты на обезболивающие. Боятся проверок со стороны федеральной службы по контролю за распространением наркотиков (ФСКН). Родственники больных, пытаясь получить препарат, оказываются под подозрением, а врачи чувствуют себя наркодилерами.

Ситуация сложилась не сегодня. Еще при коммунистах, в 1980-е годы был ограничен доступ к лекарствам, называемым на обывательском языке наркотиками. В результате из чемоданчиков скорой исчез морфин, и врачи стали выезжать на вызовы, даже на пожары и промышленные аварии без обезболивающих средств. В больницах страны, даже в  больших, на 2-3 тысячи коек ночью обезболивающие можно получить только в одном месте, куда должна идти медсестра, оставив отделение, чтобы под роспись в журнале получить одну ампулу. Не легче и днем – в отделениях, где часто необходимо обезболивание, врачи и сестры тратят много часов на заполнение форм и проставление росписей в журналах и вклеивание листков в формуляр больного.

Все эти меры абсолютно идиотические, поскольку расход морфина или аналогичных препаратов в больницах и на скорой помощи ничтожен, и не представляет практически интереса для нелегального оборота наркотиков. Борцы с наркотиками направили усилия на аптеки и больницы просто потому, что прессовать людей в белых халатах безопаснее, чем преследовать наркобаронов. К аптекам, продающим или выдающим наркотические анальгетики предъявляются требования по безопасности, примерно, как к госбанку: отдельные комнаты, решетки, сейфы, видео, сигнализация, полицейская охрана. В результате ни одна аптека не хочет заниматься этим убыточным делом, сопровождающимся к тому же общением с наркополицейскими.

Одновременно в нашей стране были введены драконовские ограничения на прописывание врачами наркотических анальгетиков. Врач не может просто выписать нужное лекарство. Он может это сделать только на специальном бланке, который надо получать под роспись, рецепт нужно утверждать на комиссии и у главврача. Этот рецепт дает право на получение очень небольшого количества лекарства, обычно достаточного лишь на один-два дня. Действует он только на одно приобретение лекарства, и только в течение 5 дней. Все праздники становятся трагедией – оформить новый рецепт своевременно невозможно. А врач ограничен жесткими максимальными разовыми и суточными дозами. Больные закреплены за специальными аптеками на основании прописки, и не могут купить лекарство там, где живут. Впрочем, даже если поликлиника и аптека расположены через дорогу, и семье больного все помогают, вероятнее всего, обезболивание будет трудно достижимым и неполным.

В завершение надругательства над больным требуется сдавать ампулы от использованного препарата, а от родственников умершего – сдавать назад копеечной цены неиспользованные ампулы.

Эти ограничения противоречат рекомендациям Международной организации здравоохранения (ВОЗ). Прежде всего, ВОЗ настаивает на том, что предельных разовых и суточных доз не должно быть, доза должна определяться потребностями обезболивания конкретного больного. Для обезболивания должны применяться эффективные препараты, начиная с морфина в таблетках, а у нас обычно предоставляется промедол - коротко действующий и поражающий мозг. Риск развития зависимости («наркомании» в терминах наркоконтролеров) у больных крайне низок. По рекомендациям ВОЗ врач должен сам определять необходимость, дозу и режим применения обезболивающих средств, а не находиться под контролем начальника или коллектива.

Ограничения приводят к тому, что в России нет опиатов в таблетках, а это вынуждает делать многократные инъекции больному в день. Практически недоступны пластыри, кремы и иные современные лекарства. В России на душу населения приходится в 3-4 раза меньше опиатов, чем в развитых странах, а современных лекарств – в десятки раз меньше. Госнаркоконтроль “не препятствует назначению опиоидных аналгетиков по показаниям“ – заявил недавно главный наркополицейский. Это неправда, именно из-за госнаркоконтроля система давления на врача расширилась, охватила множество веществ, названных прекурсорами наркотиков, а недавно наркополицейских посетила идея контролировать и оборот закиси азота.

У многих хосписов нет лицензий на применение наркотических обезболивающих средств. При советской власти  у нас вообще не было учреждений для паллиативной помощи. И сейчас появившиеся благодаря международной помощи и работе энтузиастов хосписы крайне малочисленны. В большей части субъектов Российской Федерации их попросту нет. А те, что есть, обычно расположены в старых, ветхих зданиях без удобств, плохо оборудованы, медицинских сестер в них на одну койку в два раза меньше, чем рекомендуется международными организациями по паллиативной помощи.

Минздрав преподносит в качестве большого достижения то, что в новом законе»Об охране здоровья» появилась статья о паллиативной помощи. Но она куцая, и ничего, кроме определения этой помощи не содержит. Зато вслед за законом Минздрав готовит «порядок оказания паллиативной помощи». В нем неверно почти все, начиная с неправильного определение паллиативной помощи, и кончая тем, что хосписы из организаций медико-социальной помощи фактически превращаются в бюджетные учреждения паллиативной терапии. При этом они лишаются права получать дарения, но зато имеют отделения реанимации и интенсивной терапии. Такое могли написать только люди, не представляющие себе паллиативной помощи в принципе: умирающему больному не должна, как правило, оказываться сердечно-легочная ресусцитация. В ответ на критику министерство переработало «порядок», и теперь хосписы вообще не упоминаются в качестве участников оказания паллиативной помощи. Предусмотренное оснащение центров паллиативной помощи аппаратами для холтеровского мониторирования, энцефалографами и дефибрилляторами, укомплектование специалистами – онкологами, кардиологами и т.д., отражает неграмотность составителей, а, в случае утверждения проекта «порядка» приведет к такому удорожанию, что они просто не будут созданы. Регионы останутся без паллиативной помощи. То, что «порядок оказания паллиативной помощи» не предусматривает хосписов, означает, что минздрав не знает места хосписам в системе.

Создав свой уродливый проект, Минздрав не предпринимает никаких мер к тому, чтобы ослабить ограничения на использование наркотических анальгетиков, наложенных на всю медицинскую помощь.Cполным цинизмом Минздрав утверждает, что причиной недоступности наркотических средств в России является «недостаточное финансирование медицинских организаций на уровне субъектов РФ». При этом ежемесячно узнаем, что где-то врачей судят и арестовывают из-за ампулы фентанила. Врачи напуганы так, что сами становятся главным препятствием на пути больного к обезболиванию. И именно врачи, зная, как трудно получить обезболивание, признаются, что думают о самоубийстве в случае тяжелого заболевания. Чиновники об этом не думают, то ли по глупости, то ли из надежды на то, что уж им-то героин доставят коллеги.

Василий  Власов,
профессор,
доктор мед. Наук,
президент Общества специалистов доказательной медицины

 

48 комментариев

0
mikemet n , 25 января 2013 в 18:07
Да некогда нашим "думакам" об этом беспокоится.
Вот закон "Магницкого", недвижимость и деньги за границей это другое дело...
0
Лариса Бекишева , 25 января 2013 в 18:51
То ли просто от страха проявить хоть какую-нибудь инициативу.
Чревато это - с нашим ручным управлением.
0
Елена Романова , 25 января 2013 в 19:08
Не родиться, не лечиться и не уйти без боли в этой стране. Сейчас живу в Германии. Была привязана к кровати хитрыми трубочками с лекарством два месяца. В роддоме. И ни разу! За два месяца не слышала даже стона! Сначала думала, что рожают где-то на других этажах, потом самой стало больно и почувствовала на себе как они обезболивают. Я уже не говорю об обычных лекарствах: этого хоть залейся! Ты только пикнула: акушерки несутся делать массаж, иглоукалывание, гомеопатические шарики размешивают и в рот вливают.
Может, диверсию? Жене наркополицейского ничего не обезболивать и пустить к ней мужа: пусть успокаивает сам. Или чиновнику вместо наркотика при болях колоть B12 внутримышечно и указы-законы на стенку повесить: пусть читает, если сможет.
0
Юрий Иванов , 26 января 2013 в 04:15
Уважаемая Елена! Думаю, что истоки нашего равнодушия, неумения и нежелания сопереживать другим людям, профессиональной безответственности нужно искать в нашей российской долгой и тяжёлой истории. Хотя, нужно сказать, у других народов истории были тоже не лёгкими. Однако, я не об этом. Очень было бы интересно узнать у самих немцев основные причины вот такого, как Вы описали, отношения к больным да и к людям вообще. Если можете -- узнайте, пожалуйста, и напишите сюда же, в комментарии.
0
Елена Романова , 26 января 2013 в 13:21
Уважаемый Юрий! Этим я поинтересовалась в первую очередь, еще будучи в клинике. Очень удивляются вопросу. И врачи и персонал говорят одно и то же:"Это наша работа." Люди есть разные. Но то, что положено, что входит в круг их обязанностей - они сделают в любом случае. Расписаны даже фразы и, уж конечно, стиль поведения. Пока ничего не происходит, можно наблюдать какие они все разные, а как случается: как будто самому врачу больно. Хоть его успокаивай. Я ему говорю:"Я потерплю, не такое было", а он:"зачем терпеть? мы сейчас тебя быстренько прооперируем, пару лишних трубочек выведем и все. Спи, отдыхай, носи свою девочку дальше." Речь шла об операции на обеих почках на седьмом месяце беременности. Самая распространенная фраза:"ничего страшного". Как то на душе спокойнее, если все вокруг думают, что ничего страшного не происходит.
0
Елена Романова , 26 января 2013 в 13:37
Видела рожающую женщину. Она ходила по коридору с мужем и морщилась от боли. И как только пискнула, сразу подлетели две ученицы: "Вам больно? Может, пройдете в палату? Укольчик?"
Значит, их этому учат еще в школе.
Эльза. Она похожа на ангела. Бесплотна. Неслышна. Глаза открываешь: орешки, чай с молоком. Сама печет и носит каждое дежурство. Тут случилась катастрофа, о которой меня все предупреждали. Бегут куда-то, я еду, естественно. Предполетная подготовка:накрыли, намазали,подключают. Эльза шепчет, чтобы я не боялась. И потом:"Фрау К. ИЗВИНИТЕ, я сейчас должна говорить с доктором, это займет минуту."Через минуту: не бойся, ничего не бойся, у нас такой наркоз-тебе должно ПОНРАВИТЬСЯ.
Ангелика, 17 лет. Schulerin. Ученица. Читала меню и некоторые строчки очень выразительно показывала. Потом практика кончилась, а она все равно приходила и читала.
0
Елена Романова , 26 января 2013 в 13:42
Есть хулиганы, конечно. В нашем городе одиннадцать алкоголиков с девиантным поведением: сидят у фонтана и орут песни под гитару. Пьяные.
Но 99,9%-ужас!? Прямо так и крикнула на ребенка? На улице!? Какая же она после этого мать?
Значит, их не унижают еще в детстве.
0
Юрий Иванов , 26 января 2013 в 16:36
Спасибо, Елена! Думаю, что всё дело - в выработанном веками немецком национальном характере, или менталитете.
0
zmey-na-pensii . , 27 января 2013 в 09:41
"Или чиновнику вместо наркотика при болях колоть B12 внутримышечно и указы-законы на стенку повесить: пусть читает, если сможет."
Елена, пусть вслух сам читает !
0
Михаил Бродский , 25 января 2013 в 20:12
А по слухам новый министр здравоохранения разумный и опытный человек. Кому же такая ситуация выгодна. Есть ли официальная позиция Минздрава по этому вопросу?
0
Михаил Баскаков , 26 января 2013 в 20:36
Слухи о разумности нового министра - совершенно безосновательные. Да, у Скворцовой есть мед. образование, и даже научная степень. И даже большой управленческий опыт в системе Минздрава. Но, приобретая управленческий опыт, минздравовские чиновники теряют совесть. Бездумно выполняя приказы сверху - теряют связь с реальностью. И научаются бессовестно лгать. Вот, совсем недавно новый министр публично лгала о том, что у врачей сейчас средняя зарплата 32 тысячи в месяц. А на самом деле - не больше 19 тысяч. А если считать без совместительства, то врачебная ставка - около 6 тысяч рублей.
А знаменитое открытое письмо (донос Путину) против Рошаля? Наверняка, это позорное письмо, написанное, к тому же, с грубыми грамматическими ошибками, подписал весь центральный аппарат Минздрава, включая и Скворцову. А Голикова одобрила.
0
Саша Ригачин , 25 января 2013 в 21:06
Нет, это не ошибка. Быдло должно знать, что оно быдло: пусть воет от боли. А Чиновника самолётом вывезут в Германию, в хороший хоспис. Он знает это.
0
Евгений Дорофеев , 26 января 2013 в 00:00
Именно - быдло! Как не обижаются, а истина дороже!
+++++
0
дед Андрей. .. , 25 января 2013 в 21:22
Не жизнь, а минное поле.
А достучаться до тех, кто не испытывал сильной и продолжительной боли весьма непросто.
Как там в народе говорят -- сытый голодного не понимает...
0
leon_stat 1 , 25 января 2013 в 23:02
Но почему сами врачи терпят это издевательство над своим профессионализмом, почему такая круговая порука. заговор молчания?! Количество Раковых больных растет в геометрической прогрессии, это становится диким кошмаром для всей семьи, ломает психику окружающих больного людей - и мы все терпим, терпим, терпим...И полная безнадега, и нет конца этому отношению к людям как к покорному забитому скоту. Зато "патриотизмом" пышем ...:(((
Спасибо Вам, господин Профессор Власов, что затронули эту жуткую тему
0
Дмитрий Анипко , 28 января 2013 в 16:50
Опять у Вас "заговор молчания /как с ДЦП/...;) Это страшные ОБЩЕИЗВЕСТНЫЕ факты, а никому они неизвестны - из-за всеобщего равнодушия. Каждое слово в этой статье - крик боли. Кричат от боли все по-разному, Доктор Власов так, интеллигентно, очень понятно - о миллионах личных трагедий, которые у нас не принято афишировать и тонут в бездне варварства и мракобесия, культивируемого РПЦ и СМИ - рупорами власти...
0
Дмитрий Анипко , 28 января 2013 в 16:52
Низкий поклон Вам, Василий Викторович Власов.
0
Владимир Раменский , 26 января 2013 в 01:21
Ну, тема-то хорошо известная. Пишут о ней не первый раз. ФСКН - главный виновник, и это тоже известно. А воз и ныне там.
И людоедский закон Димы Яковлева, и отсутствие нужных обезболивающих препаратов для больных - всё это проявления бесчеловечной сущности существующего режима в России.
0
leon_stat 1 , 27 января 2013 в 21:38
Бесчеловеками людей в России делали долгие десятилетия - безжалостными, бездумными, тупыми, покорными, непрофессиональными, опох...стами, которым и своя жизнь и своих детей - копейка. а уж чужая ....
0
станислав нелюбов , 26 января 2013 в 09:29
Чтобы ему через все это пройти!!!
1
Алекс Уэф , 26 января 2013 в 09:47
Сталкивался неоднократно с этой проблемой, разговаривал с врачами. Проблема жуткая и виноват в ней ФСКН. Ну и ГосДура, конечно, именно она удовлетворяет абсолютно все запросы силовиков, которым приятнее бороться с врачами и аптеками, чем с реальными нарко-дилерами.
Предыдущая страница 123 Следующая страница

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама