Общество / Выпуск № 66 от 21 июня 2013

25506 Врач сказал: если она Освенцим пережила, то переживет и эту ночь…

В России 433 тысячи онкологических больных нуждаются в лекарствах для снятия боли. Больше половины из них обезболивания не получают

20.06.2013 Теги: медицина


Фото: ИТАР-ТАСС

Несколько историй боли по материалам справки, предоставленной фондами «Подари жизнь» и «Вера»

1. Последние дни В.С. так кричала от боли, что приехал местный священник и целые сутки проводил в деревне молебен. До тех пор, пока 62-летней женщины не стало.

Больная страдала от непереносимой боли шесть недель — с момента выписки из Ярославской областной больницы, где у нее был диагностирован рак желудка IV стадии. Из больницы женщину отправили домой — под наблюдение участкового терапевта. Деревня — в 20 километрах от районной больницы. Была осень, дороги развезло, медики не могли к ней проехать. За В.С. старались ухаживать дочь и сын, ездили в город к врачу, умоляли выписать обезболивающие средства. Врач сказал, что не видя пациентку, назначить наркотическое обезболивание он не может. Выдал для больной анальгин в ампулах. От онкологической боли эти лекарства помогают так же, как вода из леечки при пожаре. В Ярославле есть хоспис, но туда В.С. не брали, так как она не из Ярославля, а из области.

2. Еще одна деревня, только теперь уже Адыгея. До райцентра далеко — ни выписать, ни получить обезболивание для 9-летнего Паши у семьи не было возможности. Родные звали домой целителя и шаманов. Ребенок умер без обезболивания в тяжелейших мучениях, через две недели после возвращения из Москвы.

В московской клинике НПЦ «Солнцево» им незадолго до этого сказали: «Продолжать лечение бессмысленно». Выписали домой, и тут мальчику стало очень плохо. Был вечер пятницы, талон на госпитализацию в хоспис получить невозможно. Дежурный врач Первого московского хосписа принял мальчика под свою ответственность, обезболил, установил катетер. За ночь мама Паши приняла решение возвращаться в Адыгею, чтобы ребенок умер дома, в родных стенах…

3. Н.В., год рождения 1931-й, ветеран войны, узница Освенцима. Жительница ЦАО Москвы. Множественные переломы ног и рук, хронический болевой синдром. Районный терапевт отказалась выписывать лекарственные наркотики, так как у Н.В. не было подтвержденного онкологического заболевания. Женщину госпитализировали в хоспис. Единственным показанием к госпитализации была необходимость обезболивания. Еще через месяц Н.В. перевели в городскую больницу, где она и умерла. Со слов мужа, умерла без обезболивания: дежурный врач ночной смены сказал, что он не вправе выписать ей лекарственные наркотики, что надо подождать до утра, что помочь он не может, и что если она Освенцим пережила, то переживет и эту ночь…

Пересказывать остальные истории нет смысла, они все одинаково чудовищны: кто-то в лютый мороз просит близких вынести его на улицу в ночной рубашке — на холоде боль слегка притупляется и становится легче дышать. Кто-то по пять раз на день вызывает скорую, приезжающие врачи дают промедол, но это лекарственное средство на терминальной стадии рака уже не помогает…

 

Директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова вошла в рабочую группу Минздрава РФ, специально созданную для решения проблемы наркотического обезболивания. Мы говорим с ней о сложившейся ситуации, она объясняет:

— Врач, который имеет дело с очень тяжелым больным, нуждающимся в обезболивании, часто оказывается в ситуации жесткого выбора: преступить какие-то правовые нормы и остаться честным с самим собой, не нарушая представления о добре и зле… Или остаться чистым перед законом, но преступить общечеловеческие нормы, оставить человека умирать в мучениях. Такая же дилемма стояла перед волонтерами, которые ввозили незарегистрированные в России лекарства, необходимые конкретным тяжелобольным детям. Сейчас правовая норма уже изменилась, но было время, когда делали это незаконно, потому что не делать просто не могли. Вот именно в такую ситуацию выбора поставлены сегодня врачи — чтобы выполнить свой профессиональный и человеческий долг, надо жертвовать собой… Красноярский доктор Алевтина Петровна Хориняк сделала свой выбор, не оставила больного наедине с болью — и против нее возбудили уголовное дело…

Наша газета об этом рассказывала (см. «России нужна анестезия» в №55 от 24.05.2013. Суть истории: если бы доктор не выписала рецепт, больной был бы обречен на адскую боль в майские праздники. В аптеке, к которой он был прикреплен, нужного лекарства не было, и врач решилась выписать рецепт в другую аптеку. ФСКН усмотрела в этом нарушение закона и Хориняк осудили). Такие явления порождают новые страхи врачей, когда вопрос стоит: обезболить больного или обезопасить себя — это призыв к подвигу. Не все люди, в том числе и не все врачи, — герои.

И все-таки Алевтина Петровна не единственный врач, который в таких условиях исполняет свой долг. Я знаю, что есть медики, которые прикладывают максимум усилий к тому, чтобы облегчить страдания больного, и иногда ради этого идут на нарушения действующих правил.

Что это за правила, которые обязательно нужно нарушить, чтобы помочь больному?

Мы тоже задались этим вопросом, и по просьбе фонда «Подари жизнь» авторитетная компания Hogan Lowells провела исследование — сравнительный анализ нормативной правовой базы, регулирующей наркотическое обезболивание в США, Англии, Германии, Польше и России. Мы обнаружили колоссальные различия в сроках действия рецепта на наркотические анальгетики. В России — рецепт действует 5 дней. В США — 60, и при этом врач может выписать запас препарата на 90 дней. В Англии рецепт действует 28 дней, и можно выписывать 30-дневный запас препарата (но если врач считает, что необходимо выписать на более длительный срок — значит, выписывает на более длительный срок с соответствующим обоснованием). В Польше рецепт действителен 14 дней, можно выписать месячный запас препарата.

В названных странах нет понятия предельных разовых доз. Если больной получил морфин, а боль остается, значит морфина недостаточно, надо добавлять, искать какую-то комбинацию лекарств. Американцы, правда, уточняют, что при назначении высоких разовых доз препарата доктор также должен свое решение обосновать.

Ни в одной стране, вошедшей в исследование, нет необходимости в коллегиальном решении, чтобы назначить наркотический анальгетик. В США, Великобритании и Германии наркотическое обезболивание врач назначает и выписывает единолично. Для этого должна быть просто лицензия на медицинскую деятельность и регистрация в специальных органах. В Польше врач единолично может назначить анальгетик только онкологическому больному. В России единолично врач может назначить наркотический анальгетик только в исключительных случаях, в подавляющем большинстве случаев назначение делает онколог, на основании этого назначения терапевт выписывает рецепт, а заверяет рецепт главный врач.

Почти нигде не ограничен запас рецептурных бланков на наркотические анальгетики, которые могут находиться в клинике. В России — это только месячный запас бланков.

И ни в одной стране нет, конечно же, прикрепления к аптеке. В России пациент или его родственник, получив все нужные подписи и печати у терапевта, онколога и главного врача, отстояв все очереди, должен отправиться в свою специализированную аптеку, и если там нет нужного средства — всё, ничего с этим не поделаешь, ты — крепостной.

У человека есть рецепт, в соседнем районе есть нужное лекарство. Его там не выдадут?

Нет! Как правило, наркотические анальгетики можно получить только в государственных аптеках. Требования к хранению наркотических средств очень строгие: должны быть железные двери, решетки, сейфы и вневедомственная охрана. Это дорого, затраты не окупаются, потому что рецептов выписывают мало, а сами препараты сравнительно дешевы — такой получается порочный круг. Минздрав, изучая проблему обезболивания, выяснил, что в сельской местности вообще практически нет аптек, имеющих лицензию на продажу наркотических анальгетиков, потому что в отдаленных районах нет вневедомственной охраны. Сейчас меняют приказы, чтобы охрану аптек разрешали ЧОПам.

Скажу еще об одном наблюдении, которое вытекает из сравнительного анализа проблемы в разных странах. Везде было бы абсолютнейшим нонсенсом сам факт отсутствия нужного обезболивающего в аптеке. Все лекарственные наркотические средства должны быть доступны больному, это просто в порядке вещей.

А красноярский врач Алевтина Петровна как раз и попала на скамью подсудимых из-за того, что лекарства в нужной больному дозировке в аптеке не было. Плюс эта удавка пятидневного срока действия рецепта перед майскими праздниками, когда ничего не работает. Надо было поскорее больного обеспечить лекарством, чтобы он мог эти праздники пережить. Если бы были в наличии все пластыри с нужной дозировкой, не понадобилось бы выписывать трамадол.

Расскажите про пластыри с лекарственными наркотиками.

— Всемирная организация здравоохранения рекомендует для лечения сильной хронической боли использовать неинъекционные формы наркотических анальгетиков: таблетки морфина и обезболивающие пластыри. Но у нас пластыри используют не во всех регионах и не во всех клиниках. Эта комфортная система для больных — пластыри — плохо приживается в больницах. С наклеенным пластырем можно ходить три дня — не надо беспокоить больного, не нужны уколы. Но если человек умер, пластырь предписано отклеить и по специальной процедуре утилизировать. И были ситуации, когда отклеить забывали, потом медсестра бежала в морг в слезах — чтобы пластырь вернули. А если потерялся — жди претензий со стороны наркоконтроля.

Закон создает сложности и при выписке больного, когда врач приходит к выводу, что речь об излечении уже не идет — только о паллиативной помощи. Больной еще может долго прожить, получая лечение дома, в Омске, например. Но из столичной клиники до дома надо еще доехать. А врач при выписке обязан отклеить пластырь.

Но это же решение палача — отнять обезболивание у человека, терпящего боль. Какие документы этого требуют?

У нас до сих пор действуют правила, рассчитанные на использования морфина в ампулах для инъекций. Сейчас в Минздраве уже есть документ о том, чтобы врачам было разрешено пластыри все же не сдавать. Но пока они вынуждены изобретать причудливые схемы обезболивания другими препаратами, чтобы больной как-то доехал, дотерпел до дома. И пока, к сожалению, российский пациент при сильной боли вместо морфина чаще всего получает более слабый трамадол, а иногда и промедол, который для лечения хронической боли вообще не предназначен.

По данным специалистов НИИ онкологии им. Герцена, в Москве обезболивание в таблетках и пластырях получили только 50% нуждающихся — и это еще ситуация не самая страшная! В Магаданской, Оренбургской, Новгородской и еще семи областях от 10 до 30% больных получали обезболивание в неинвазивных формах. Все остальные регионы — меньше 10%, это катастрофа! Но к сожалению, ответственность за необезболивание пациента никто не несет. Обратите внимание, с теми людьми в Красноярске, которые были ответственны за наличие в аптеке обезболивающих средств во всех дозировках, которые виновны в страданиях и мучениях больного, ничего не произошло. Против них никто никакого уголовного дела не возбуждает. И родственникам не до того: когда близкий человек лезет на стенку от боли — не до жалоб. А потом, когда уже похоронили, во-первых, хочется прийти в себя, а во-вторых, что предъявить? Нечеловеческие крики больного?

Врачей обложили всевозможными инструкциями и правовыми актами. Подводя врачей под суд, наркоконтроль тем самым увеличивает количество потребителей нелегального рынка наркотиков. Потому что люди, отчаявшись получить помощь от государства, вынуждены иногда самостоятельно искать и покупать наркотики. А ведь у дилера не купишь пластырь морфина — и они покупают героин…

— Да, и в судебной практике есть тому примеры. 12 ноября в Мосгорсуде рассматривалась кассационная жалоба. Подсудимая на суде объяснила, что приобретала героин для личного использования в качестве обезболивающего, так как лекарства, имеющиеся в свободной продаже, ей не помогают, а рецепт на наркотическое обезболивание ей не дают в связи с отсутствием российского гражданства. Суд принял во внимание приведенные доводы и не нашел оснований к привлечению больной женщины к ответственности за оборот наркотиков. И это не единственный случай, когда человек вынужден идти на правонарушение, а врачи боятся ему помочь, потому что шаг влево, шаг вправо — всюду бдительное око ФСКН. Поймать за руку пожилого доктора из Красноярска, наверное, легче, чем настоящего наркоторговца. Хотя на самом деле вовсе не медицинские наркотики представляют собой основную угрозу распространения наркомании в России. Общее количество наркотических лекарственных средств, легально использованных для медицинских целей, за год составило 554 кг. При этом, по данным ФСКН, в прошлом количество изъятых из незаконного оборота наркотических средств и прекурсоров составило 87 тонн. Это на порядок больше! А значит, основной источник наркотиков для нелегального оборота — это вовсе не медицина.

Удалось ли что-то сделать рабочей группе Минздрава?

— Специалисты Минздрава подготовили законопроект о том, чтобы хотя бы до 10 дней был продлен срок действия рецептов на наркотические лекарственные средства. В июле вступит в действие приказ, позволяющий врачу единолично назначать наркотические лекарственные средства, но только если главврач установит у себя в клинике такой порядок. В рабочую группу поступило, кстати, и предложение от ФСКН России по ослаблению контроля по отношению к обезболивающим пластырям. Пластыри неинтересны наркоману, он ловит свой «кайф» от пиковой дозы, ему надо сразу много. А пластырь потому 72 часа и действует, что он выдает наркотическое средства по чуть-чуть, но все время поддерживает такой уровень, который не позволяет боли вырваться наружу. Понятно, что умирающему человеку и его близким все равно будет тяжело. Расставание с жизнью, с родным — это тяжело. Но страданий от физической боли при этом не должно быть.

Когда умирает человек, терпевший невероятные физические страдания, россияне говорят: «Он отмучился…» Англичане никогда так не говорят, потому что медицина давно научилась справляться с болью, и оставлять человека наедине с ней — нонсенс, дикость, средневековье… Они говорят об умершем: «Он прожил…» Прожил и отмучился — это разные вещи.

Есть незаконный оборот, есть распространение наркотиков, есть преступники. А есть боль и есть врачи, которые, выполняя свой профессиональный долг, не должны бояться, что их кто-то объявит преступниками…



28 комментариев

0
Айзик Бромберг , 20 июня 2013 в 17:36
А доблестные органы борются с Ройзманом...
0
точка над и , 27 июня 2013 в 22:34
http://www.kp.ru/online/news/1...
" Очередную банду циничных преступников задержали сотрудники МВД России в Кабардино-Балкарской республике. Лже-фармацевты заработали более полумиллиарда рублей на линии по производству дорогостоящих медицинских препаратов. Тех, без комплексной терапии которыми заболевшие СПИДом и раком сгорают намного быстрее.

- В отношении группы лиц, подозреваемых в изготовлении и реализации фальсифицированных лекарственных препаратов для ВИЧ-инфицированных и онкологических больных, возбуждено уголовное дело по статье "организация преступного сообщества", - сообщил официальный представитель МВД России Андрей Пилипчук. - Мероприятия по выявлению и документированию преступной детяельности лже-фармацевтов заняли три года.

Сыщики выяснили, что злоумышленники подделывали дорогостоящие лекарства "Меронем", "Десферал" и "Герцептин", после этого распространяли фальсификат через аптечные сети Москвы, Подмосковья, Кабардино-Балкарской Республики, Ростовской и Воронежской областей. Следствием установлено, что эти поддельные препараты поставлялись даже в детский онкологический центр в Нальчике...

- В отношении руководителя банды возбуждено уголовное дело по статье "создание и руководство организованным преступным сообществом", а в отношении шести его подельников статья "участие в преступном сообществе", - уточнили в Пресс-Центре МВД России. - Накануне сотрудниками правоохранительных органов при силовой поддержке спецподразделений СОБР МВД по Кабардино-Балкарской республике и «Альфа» ФСБ России были проведены обыски по местам жительства фигурантов, а также на территории фармацевтического завода в городе Нальчик.

Как сообщили в полиции, по предварительным данным лже-фармацевты нанесли фармацевтическим компаниям ущерб в размере 600 миллионов рублей. "
0
точка над и , 27 июня 2013 в 22:57
drugoi.livejournal.com/3864544.html
"Помогите Склифу
Сегодня хирург Ожогового центра НИИ Скорой помощи им. Склифосовского Алексей Сачков не выдержал и воззвал к Рунету о помощи:
http://zdorov.d3.ru/comments/4...
«Сейчас, да и всегда, у нас тяжелейшие больные, особенно в реанимации. Понятно, что ожоги — это очень и очень больно. Для того, чтобы сделать перевязку, надо либо вводить наркотики, либо вводить в наркоз. Каждый день. Есть и другой способ: делать перевязки с такими материалами, которые не прилипают к ране. Сейчас жара, повязки сохнут и их снятие крайне, точнее — бескрайне болезненно.

Мне безразлично, почему у нас сейчас нет хотя бы простых мазей — левомеколь, фурацилин. В неделю уходит до 10 кг (КГ) каждой из этих мазей. Мне наплевать, почему нет неприлипающих материалов. Мы в самые тяжкие моменты сами покупаем все это для больных. Но сейчас ситуация обострилась до предела. Поэтому:

в дар больным приму неограниченно:
— мазь левомеколь (ок. 90 руб тюбик)
— мазь фурацилин (ок. 30 руб тюбик)
— неприлипающую сетку Jelonet в рулонах 15 см х 2 м (600 руб рулон, коробка 12 рул =7200 руб)
Деньгами увы не берем...."
0
vasil sinak , 20 июня 2013 в 19:45
Спасибо автору, хорошая работа. А банда кремлевская не любит людей ни больных, ни здоровых. О мучениях каких то там бандерлогов стерхи со своим вожаком и не думают. У них забота: ХАПНУТЬ еще и еще. А мы корчимся здесь внизу - кто от боли физической, кто от боли душевной, раздавленные своими великими кормчими. Вымрем в мучениях, но с верой в то, что жизнь отдали не зря своей великой родине-мачехе. Ведь в нашей особенной и непонятой разными там западными либерастами стране интересы государства на первом месте, а интересы маленького человечешки места вообще не занимают. Слава нам.
0
Baro Shiro , 21 июня 2013 в 09:08
В России Система существует ради чиновников, их удобства, в том числе и удобства чиновничьей "борьбы" с наркотиками, от которой страдают вот так больные люди и животные, а сама наркомания только выигрывает и охраняется мифом "борьбы" от лечения. О выгоде "борьбы" для "борцов" и говорить нечего.
Вон, Ройзман попробовал лечить тупо, топором, малоэффективно, но всё-таки наехал на зависимости. Система тут же на него ополчилась, поскольку прекрасно чует, что паразитирует на зависимостях - там рабская зависимость, алкогольная... Два раза после наезда на алкоголь империя рухнула. На самом деле, борясь с лечением зависимостей, борясь за "борьбу", Россия борется за самосохранение - живёт, пока есть рабская плетка, бутылка и шприц...
А само лечение может лежать радикальной другой плоскости, чем вообще нам навязывают представление о зависимостях. См. например, "парадоксальное дециклирование", где зависимость рассматривается не как какая-то там "привычка" (между прочим, понятие мистическое, ненаучное), а как циклически-резонансное явление...
0
Александр Бевзенко , 21 июня 2013 в 14:37
Да, vasil sinak, Слава нам.+++
0
Саша Ригачин , 20 июня 2013 в 22:25
Вот ещё на ту же тему: http://proza.ru/2013/05/16/149...
Давно пора начать готовиться к Русскому Нюрнбергу. Собирать свидетельства преступлений, доказательства. И преступники должны об этом знать.
0
Михаил Баскаков , 21 июня 2013 в 10:19
За издевательства над онкобольными- мои пожелания всем министрам здравоохранения в СССР и России, всем, кто там сидел в министерских креслах за последние 30 лет - гореть им в аду!
0
александр федоров , 21 июня 2013 в 12:34
сам врач -согласен -беспредел очевиден
0
Cергей Зайцев , 23 июня 2013 в 23:18
Ситуация крайне тяжелая (для врачей). С недавнего времени введено ограничение даже на трамадол - по решению ВК - 1 с занесением в журнал и заверением круглой печати учреждения!
Абсурд полный! При том, что в моем магазине (в 7 Континенте) - ночью аптечная тока исправно продает буторфанол (утром, идя на работу - на заднем дворе макгазина наблюдаю кучку шприцов и использованных ампул). Аптечка, естественно, коммерческая...
0
Ларка Ковалева , 21 июня 2013 в 13:04
+! Михаил Баскаков

Такое ощущение, что там работают садисты, прошедшие тщательный отбор.
0
ded nichipor , 21 июня 2013 в 15:17
Я бы скорректировал пожелание. Всем этим людям - нет уродам! -, которые осудили невинного доктора за соблюдение данной ей клятвы, которые преследуют других защитников больных людей - получить в самом скорейшем времени онкологию и на своей шкуре прочувствовать все эти беды. А то ад- это слишком неопределенно....
0
beringaus валерий , 21 июня 2013 в 12:03
Они уже наворовали столько - что и в Аду откупятся: огонь будет отключен или вместо себя посадят на сковородки невольников!
0
Лариса Анатольевна , 21 июня 2013 в 12:53
И это в стране, заваленной в последние десятилетия нефтедолларами.
Чиновники - убийцы. Во главе с самым первым убийцем.
0
Baro Shiro , 21 июня 2013 в 14:22
///И это в стране, заваленной в последние десятилетия нефтедолларами. ///
Здесь это не благо, а проклятье. Здесь антисистема, в которой всё наоборот: чем лучше - тем хуже и чем хуже - тем лучше. Чем богаче Россия, тем хуже экономике и хуже народу. Это только на первый взгляд абсурд, на самом деле всё логично: Россия стоит на халявономике; чем больше халявы - тем больше халявщиков и меньше функциональной деятельности и функциональных деятелей - тем сильнее на них гнет, на вс
0
Baro Shiro , 21 июня 2013 в 14:26
... тем сильнее на них гнет со стороны бесполезных халявщиков - тем больше халявономики и меньше функциональной части экономики и быстрее всё идёт к очередному краху. Вот и всё: чем больше благ у России - тем хуже народу. "Государство пухло, народ хирел" (с)
И тут совершенно дисфункциональная декларативная "борьба" с наркотиками забивает функциональное их применение - обезболивание. В выигрыше только представители Системы. Я бы их в России переименовал из "функционеров" в "ДИСфункционеры"
0
инна ермолаева , 21 июня 2013 в 14:15
Плевать им на нас и больных,и здоровых.
0
ded nichipor , 21 июня 2013 в 15:20
Читать без содрогания это невозможно. Имея такую освенцимскую систему и где! - в здравоохранении - ""элита"" этого государство имеет наглость называть себя цивилизацией. И для того, чтобы доказать очевидное, необходимы какие-то комиссии, котореы пишут, решают, пробивают, представляют..а люди мучаются. И от этого не застрахован никто.
0
Mikhail Oblomov , 21 июня 2013 в 15:36
а ведь все эти чиновники когда-то были детьми, читали правильные книжки... каким садистским должно быть это государство, при котором всякий человек, становящимся чиновником, депутатом, судьей, сразу становится эсэсовцем-садистом? как это сломать? прав юрий афанасьев, сказавший, что эту матрицу можно сломать, отказавшись от "русскости"... а иначе это проклятое хожедине по кругу будет продолжаться, пока народ не выродится. уже во что он превратился - сгустки дикой злобы и ненависти, поощряемой властью, ко всему - к друг другу, к другим странам... апология ужаса и абсурда
0
Ирина Алексеева , 21 июня 2013 в 16:02
Похоже, и больные, и родственники, и волонтеры скоро сядут на скамью подсудимых. Да что там комментировать - наша система ЗДРАВООХРЕНЕНИЯ вообще не заточена ни на лечение, ни на паллиативную помощь. Мне еще повезло: в моей мафиозной поликлинике - на моем участке прекрасный участковый терапевт. Хочу уберечь ее от козней: она иногда нарушает инструкции, за что и висит на волоске. У меня не онкология, но абсолютно неизлечимое неврологическое заболевание. Боли - близкие к терминальной стадии рака. А она частенько дает направления на анализы и визиты "специалистов" на дом, которые ей по недоступным нам внутриведомственным инструкциям видеть не дозволено. Сама говорит: "Я что? Могу выступать только в роли психотерапевта". И действительно: как бы ни было тяжело, после общения с ней даже боли на какое-то время притупляются. ВСЕХ ПРИЗЫВАЮ: если вам выпали по "небесной лотерее" такие врачи, давайте всеми мерами охранять их: на них держится самая элементарная гуманность!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться

Предыдущая страница 12 Следующая страница


Этот материал вышел в номере

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Книга Евгения Бунимовича «Выбор»

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама