Общество / Выпуск № 79 от 21 июля 2014

1966 Родина-мать против мачехи

Как Галина Николаевна Куликова из Владимирской области два года добивается выплаты 2500 рублей за погибшего в армии ребенка

17.07.2014
Конституционный суд. Санкт-Петербург

Конституционный суд России сегодня, 17 июля, огласил постановление по «делу Куликовой» и отказался признать противоречащими Конституции некоторые положения закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат».

Что это за «дело Куликовой»? У Галины Николаевны из города Александров был сын Михаил. Формально — пасынок, сын мужа, но она воспитывала его с двухлетнего возраста (родная мама умерла). Воспитывала до 19 лет — пока Михаила не призвали в армию, где он и погиб при исполнении (официальная версия — несчастный случай, наезд БТР во время учений). Звучит злободневно, хотя дело было в 1977 году. С тех пор Галина Николаевна, как и ее муж, с которым они вместе уже 54 года, пользовалась всеми положенными льготами и получала пенсию по случаю потери кормильца. Но в 2012-м ей отказали в выплате ежемесячной денежной компенсации (ЕДК), введенной новым законом № 306-ФЗ. Отказали потому, что она не биологическая мать — так ответил Куликовой отдел соцзащиты населения по Александровскому району Владимирской области.

Вместе с фондом «Право матери» Галина Николаевна дважды пыталась оспорить это решение в местных судах. Однако после отрицательного вердикта Владимирского областного суда фонд направил жалобу уже в Конституционный суд (КС). Юристы «Права матери» были убеждены, что часть 11 статьи 3 упомянутого закона нарушает конституционный принцип равенства. Она устанавливает, что членами семьи военнослужащего являются: «супруга или супруг», «родители» и «дети» (с несколькими ограничениями по возрасту и инвалидности). При этом сразу в трех других, более «ранних», нормативных актах указано, что отчим и мачеха погибшего военнослужащего имеют право на различные льготы и компенсации, если они воспитывали своих пасынков или падчериц более пяти лет. Это законы «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…» и «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих…», а также Семейный кодекс.

Справку об этом противоречии суду предоставил замминистра юстиции Юрий Любимов. Более того, положительные отзывы на жалобу Куликовой в суд прислали председатель комитета Госдумы по обороне Владимир Комоедов, председатель такого же комитета в Совете Федерации Виктор Озеров и заместитель генерального прокурора Сабир Кехлеров. Все они указали на «пробел в законодательстве» и на то, что «за отчимами и мачехами погибших военнослужащих должны быть признаны наравне с родителями права на ежемесячные денежные компенсации, если они воспитывали и содержали их не менее пяти лет».

Тем удивительнее (после такой заочной поддержки) для «Права матери» стали выступления представителей президента, правительства, Минобороны и Минфина на самом заседании КС месяц назад, 17 июня.

Например, директор департамента претензионной и судебно-правовой работы Минобороны Наталья Елина (раньше работала в налоговой) заявила, что никто не обязывает мачеху тратить время, силы и средства на «чужого» ребенка. Ведь по закону обязанность воспитывать его лежит только на родных родителях, а значит, и право требовать компенсацию есть только у них. Получается, Галина Николаевна вроде как сама «виновата», что потратила 17 лет на воспитание защитника Отечества.

(Тут надо сказать, что Куликова была в самых теплых отношениях с сыном. Даже из армии Михаил из всех родственников писал письма только ей. Поэтому намеки на то, что де-факто она не родная мама, для Галины Николаевны очень болезненны.)

Абсурдные, на взгляд юристов «Права матери», заявления сделали полномочный представитель президента в КС Михаил Кротов и представитель Минфина Светлана Баскова. Они отметили, что Куликова получает не только пенсию по старости, но и пенсию по случаю потери кормильца (8746 рублей 48 копеек) — куда, типа, еще-то? Кротов также посчитал, что 1977 год был слишком давно, «так можно и до Гражданской войны дойти». На что возразила даже одна из судей: «А как же семьи погибших в Афганистане, они же имеют право на ЕДК и получают ее?»

Но больше всего правозащитников ошарашило выступление Михаила Барщевского, представителя правительства в высших судебных инстанциях. «Слава богу, что Галина Николаевна оценила свои силы и не поехала на заседание», — говорят в фонде и до сих пор не понимают, как пересказать 74-летней бабушке речь знаменитого юриста, которого она очень любит по передаче «Что? Где? Когда?» и статьям в «Российской газете».

«Если вы пойдете навстречу заявительнице, — обратился Барщевский к судьям, — вы фактически признаете, что мать и мачеха — это одно и то же. Позволю себе немножко постебаться. Во-первых, надо будет внести изменения в ботанику, потому что известное растение мать-и-мачеха придется переименовать.

Дальше: я не очень представляю, как я буду своим детям объяснять, что русские народные сказки, которые построены на принципиальном различии матери и мачехи, в соответствии с решением Конституционного суда, неверны».

Последним «аргументом» Михаила Барщевского стал такой пример: «Я себе представляю ситуацию, когда два гражданина Российской Федерации уезжают в сильно продвинутую западную страну и регистрируют брак. При этом у одного из них есть сын. И вот у этого сына появляется «мачеха дядя Коля». Конечно, в России этот брак не признается. Но они остаются жить в этой продвинутой стране, а сын, отслужив в российской армии, погибает. И я после такого положительного решения (по «делу Куликовой»Ред.) не вижу юридических оснований отказать «мачехе дяде Коле» в праве на компенсацию. Почему нет?» Именно потому, что такой брак в России не признается, возражает руководитель «Права матери» Вероника Марченко.

Речью Барщевского был удивлен и председательствующий Валерий Зорькин. Он распорядился исключить из протокола заседания «все, что относится к стебу». Из юридических, а не «философских» последствий положительного решения КС Барщевский напугал валом «наследственных» и «жилищных» дел.

По тому, как представители власти отстаивали правоту закона № 306-ФЗ, могло сложиться впечатление, будто «цена вопроса» — как минимум десятки тысяч рублей. А на самом деле? Ежемесячная денежная компенсация составляет 14770 рублей на всех членов семьи погибшего солдата, включая, как бы дико это ни звучало, самого погибшего. То есть сейчас муж Галины Николаевны, родной отец Михаила, получает около 7400 рублей. Если бы Конституционный суд признал мачеху членом семьи, Куликова и ее муж получали бы по 4923 рубля каждый. Вместе — 9846 рубля, а это всего на 2500 рублей больше, чем сейчас получает ее муж на семью, но в одиночку.

Будь у Галины Николаевны эти 2500 рублей в месяц, она откладывала бы их на путевки в санаторий для себя и для мужа: «Мы сердечники, а последний раз были в санатории лет семь назад…», — признается она в своем, согласитесь, далеко не шикарном желании.

И таких случаев, как с Куликовой, — не единицы, не десятки и даже не сотни, говорят опытные сотрудницы «Права матери», благотворительного фонда с 25-летней историей.

Однако Конституционный суд постановил, что наличие нормы о «пятилетнем воспитании» в одних законах не обязывает законодателя воспроизводить ее в других актах. Это дискреция Госдумы и Совфеда, они действуют по своему усмотрению. Но, вынося решение, КС оговорился: у законодателя есть возможность расширить перечень «членов семьи», чтобы «усовершенствовать» закон. То есть, по сути, посоветовал это сделать.

Экс-командующий Черноморским флотом адмирал Комоедов, написавший положительный отзыв на жалобу Куликовой, в разговоре с «Новой» сообщил, что соответствующие поправки к закону № 306-ФЗ будут обязательно предложены в осеннюю сессию Госдумы.





Этот материал вышел в номере

Опрос

О чем бы вы хотели спросить у правительства Москвы? Обсудить →

Реклама

Блог редакции

Почтовый ящик

Наши читатели часто присылают нам свои вопросы и наблюдения. Каждый понедельник мы публикуем их:

Присылайте свои письма 2016@novayagazeta.ru

Самое обсуждаемое

Самое читаемое

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама