Общество / Выпуск № 109 от 29 сентября 2014

5270 Лучшие люди собрались в Архангельском

Знаменитую усадьбу лишают статуса, охранявшего ее от застройщиков. Росимущество вот-вот сломается

29.09.2014

ИТАР-ТАСС

«Достопримечательное место»

Две недели назад, 15 сентября, на межведомственном совещании у вице-премьера Дмитрия Козака решалась судьба уникальной усадьбы Архангельское. Кроме главы Росимущества, замминистра культуры, губернатора Московской области, сотрудников администрации президента и прочих чиновников на встрече присутствовал представитель группы компаний «Ренова», принадлежащей миллиардеру и покровителю искусств Вексельбергу. Протокол совещания получил гриф «Для служебного пользования» и широкой публике недоступен. К счастью, нам удалось получить копию.

Протокол исключителен. Вице-премьер Козак требует присутствующих «принять к сведению информацию», что дополнительные соглашения по аренде Вексельберга Горятинской и Аполлоновой рощи усадьбы Архангельское «содержат необходимые и достаточные меры, обеспечивающие защиту ансамбля». От присутствующих требуется «предусмотреть сохранение договоров аренды».

Через три дня после высокого совещания Министерство культуры объявляет два конкурса — на уточнение объектов культурного наследия Архангельского (об этом говорилось на совещании) и на изменение статуса усадьбы Архангельское на «достопримечательное место». «Достопримечательное место» отличается от «ансамбля» тем, что запрета на строительство фактически нет. Возможность строительства определяется министерством.

Нажмите для увеличения

Усадьба не для всех

Если вы еще не были в Архангельском, съездите сейчас. Возможно, это последняя осень, когда можно увидеть усадьбу искалеченной, но еще во многом прежней. Деревья всех оттенков меди и зелени, белый дворец, молодые липы, изогнутые в арки. С террасы открывается вид на Лохин остров, покрытый высоким, нетронутым лесом. В Аполлоновой роще, так интересующей Вексельберга, сохранились стрельчатые аллеи, образующие форму звезды.

Архангельское — усадьба князей Одоевских, затем — Голицыных, затем — Юсуповых. 657 гектаров, 5 километров от МКАД. Незадолго до революции 17 года чета Юсуповых завещала усадьбу со всеми землями государству для создания общедоступного музея. В советское время на территории усадьбы был санаторий Минобороны и база клуба ЦСКА.

«Новая» уже писала о битве активистов и застройщиков (см. № 30 от 25 марта 2009 года). Борьба за усадебные земли, на которых строительство запрещено полностью, идет с начала нулевых. Активистам и местным жителям удалось предотвратить застройку Лохина острова, добиться решения по сносу «дома приемов иностранных делегаций Минобороны» — в перспективе четырехэтажного особняка прямо на территории музея, с джакузи и бассейном. Минобороны еще собиралось продать почти 50 гектаров приусадебной территории (аукционы отменили). Удалось признать недействительным перевод земель Ильинской поймы в «земли поселений», подписанный Борисом Громовым за три дня до ухода с должности губернатора. Предотвратили строительство торгового центра у Воронковской рощи, парковки и кафе на месте фарфорового заводика начала прошлого века. Герман Греф хочет возвести в охраняемой зоне Международный финансовый центр и жилые кварталы, монстры «Леруа Мерлен» и «Глобус», построившиеся вопреки 30 тысячам подписей, собираются пустить автомобильный поток прямо через усадьбу. А еще существует проект сокращения охранных зон усадьбы в 10 раз…

Игроков на этом поле много. Один из ключевых — Виктор Вексельберг. Его компании «РилиантАдминистрейшн энд Менеджмент» принадлежат 5 участков (около 5 гектаров), и есть проект коттеджной, видимо, застройки. В активе — аренда 37 гектаров Староречья, самого заповедного кусочка этих мест. Его фирмы участвовали (правда, безуспешно) в аукционах за ресторан с 1,5 гектара парка, пытались купить участок у Минобороны, затем поддерживали Минобороны в судах с усадьбой. В 2010 году представители Вексельберга пытались оспорить режим охранных зон усадьбы, запрещающий строительство, в Верховном суде, обращались в Министерство культуры с поддержкой проекта резкого сокращения тех же зон. В 2008 году «Ренова» перекупила фирмы «Эрликомгруп» и «ОблСтройУниверсал», арендующие 40 гектаров двух рощ — Аполлоновской и Горятинской. Вскоре появились проекты использования участков лесного фонда — рощи густо усыпаны некими «временными сооружениями» и «постройками для семейного отдыха». Музей попытался расторгнуть договор, а «Ренова» начала суд за снятие обременений с рощ. Суды (безуспешно для обеих сторон) продолжались до 2013 года, пока не вмешался Путин.

 

Путин и активист

Виза президента на двух взаимоисключающих документах. Возможно, это и стало причиной конфликта Росимущества и Минкульта
Нажмите для увеличения

Про Архангельское невозможно рассказывать, не упомянув Евгения Соседова, которого Вексельберг называет «этот молодой человек, не помню фамилию». Когда-то патлатый студент-юрист, а теперь глава Подмосковного отделения Всероссийского общества охраны памятников и культуры, — головная боль застройщиков. По доверенности Минкульта Евгений воевал за усадьбу во всех судах последние четыре года.

За годы борьбы Евгений (сейчас ему 26) поменял прическу и приобрел поистине змеиную хитрость и проницательность. Его противники многочисленны и тоже хитры. Вот он рассказывает, как в преддверии нового 2009 года случайно обнаружилось, что новые санитарные правила о водоохранных зонах исключают Лохин остров и Староречье из зон, запрещенных для застройки. На следующий день активисты понесли составленные ночью письма «про водную безопасность столицы» всюду — от ФСО до департамента природопользования. Правила поменяли в последний момент.

Так получилось, что в 2013 году Евгений стал лауреатом премии молодых деятелей культуры. Вручал премию Путин. На награждение Евгений подготовил речь об Архангельском. Суды с Вексельбергом шли уже четвертый год. Путин пошутил в своей манере: «Яйца у него заберем», — и пообещал с Вексельбергом поговорить. Неизвестно, как именно невидимые рычаги вертикали сработали тогда (мы скоро увидим их в действии), но суды вдруг стали выигрываться. В сентябре 2013-го Высший арбитражный суд отказывается снимать обременение с участков, 22 ноября 2013 года Арбитражный суд Московской области признает арендные договора недействительными.

2 декабря в музее назначили очень высокую встречу. Министр культуры Мединский, Вексельберг, замгубернатора, лесхоз, Росимущество, Мособлдума. Мединский и Вексельберг, как рассказывают присутствовавшие, уединились на 10 минут. Затем Вексельберг ушел, а собравшиеся начали говорить, что суды, конечно, государство выиграло, но такого инвестора теряем… В январе было подписано дополнительное соглашение к арендному договору, в котором Аполлоновская и Горятинская рощи сдавались Вексельбергу по тысяче рублей за сотку.

На пресс-конференции замминистра Ивлиев говорил, что содержать территорию усадьбы дорого, а Вексельберг поможет. Никакой застройки. Новый директор музея-усадьбы Бусыгин (кадровый чиновник, бывший замминистра культуры) говорил, что «арендатор осознал», а любая война должна быть закончена миром.

 

Придворные интриги

Соседов, поскандалив в СМИ, пользуется проверенным методом. Вновь приходит на награждение, вновь пробивается к Путину («Там правда либерально все. Он двигается к выходу, конечно, но можно перехватить») и сует еще одно письмо. Путин письмо взял, пообещал (опять шутливо) землю у Вексельберга отобрать. Впоследствии копия письма пришла на почту Соседова с путинской визой от 25 марта: «Мединскому. Что происходит? Доложите».

Но на следующий день министр культуры сам идет к Путину с бумагой. Думаю, маневр Евгения был предсказуем, и министр тоже подготовился. В письме Мединский сообщает, что «в связи с урегулированием разногласий Министерством и музеем инициирован отказ от исковых требований», «заключены соответствующие соглашения», «министерство обеспечит принятие исчерпывающих мер… включая оформление охранных обязательств». Письмо составлено хитро. Министр пишет, что «в целях сохранения Архангельского» стоило бы в дальнейшем рассматривать музей в качестве третьей стороны по договорам аренды, — и просит поручить Росимуществу проработать указанный вопрос.

Дело в том, что Росимущество, до этого присутствовавшее на судах скорее формально, не согласилось с внезапным миром и продолжило договор аренды оспаривать.

Путин пишет: «Улюкаеву. Прошу рассмотреть и поддержать».

Министр экономики Улюкаев, отвечающий в том числе за Росимущество, пишет подробное письмо, в котором объясняет, что федеральная земля не может быть сдана в аренду Вексельбергу и отдана музею одновременно, что отказ Минкультуры от иска к Вексельбергу «нарушает права Российской Федерации», ссылается на прежние письма администрации президента и поручения Путина — то есть возражает всеми средствами.

Письмо Улюкаева не получило ни визы, ни номера поручения и, насколько известно «Новой», до президента не дошло. До президента доходят не все письма. Возможно, администрация решила, что высокого внимания, направленного на вопрос подмосковной усадьбы, было уже достаточно.

В конце Улюкаев пишет: «Председатель правительства Медведев проинформирован». Это, в общем, решительный шаг — Росимущество и Минкультуры вступили в конфликт, более того — в судебный спор, и Улюкаев обвиняет Мединского — ни много ни мало — в «нарушении прав Российской Федерации». Медведев призывается в свидетели.

 

Дачники

Нужно сказать, что первыми в земли Архангельского вгрызлась еще советская номенклатура. На самом берегу были построены 9 дач для высших государственных чинов. Дачи прозвали «косыгинскими».

В 97-м был разработан современный проект охранных зон усадьбы. Все необходимые согласования проект получил, однако лежал без подписи губернатора Московской области несколько лет. В 2001 году проект был утвержден. Подписи инстанций остались прежними — то есть буквально прежними, до черточки, а вот границы как-то сами собой изменились. Этому факту до сих пор объяснения не дано, но дело давнее. Архангельская, Захарковская рощи, большая часть Воронковской рощи вдруг стали «зоной регулируемой застройки».

Сейчас дач только в Архангельской роще уже не девять, а около шестидесяти. Архангельская и Захарковская рощи полностью находятся под управлением ФГУП «Рублево-Успенский лечебно-оздоровительный комплекс» Управления делами Президента РФ. Въезд в рощу намертво закрыл шлагбаум, периметр забора охраняют автоматчики. Именно там проживает Мень — министр строительства и ЖКХ, а также глава Сбербанка Герман Греф.

Среди дачников есть и премьер Дмитрий Медведев. Ему на правах долгосрочной аренды принадлежит участок в 47 соток, что добросовестно указано в декларации. Его заместитель — Дмитрий Козак — тоже имеет в Архангельском домик.

Удивительно ли, что новый директор музея недавно предложил вице-премьеру Козаку возглавить попечительский совет Архангельского? Об этом будет объявлено на днях. Приказа еще нет, но, по словам помощника Ильи Джуса, Козак начал проводить рабочие встречи по Архангельскому еще в августе.

В том же августе Мединский предлагает президенту выход – передать спорные участки музею, но с обязательным сохранением аренды Вексельберга. «Лесное законодательство допускает возможность многоцелевого использования лесов», - пишет министр. Сообщает, что Вексельберг отныне – тоже член попечительского совета усадьбы.

А 15 сентября Козак требует у Росимущества принять к сведению, что меры по защите Архангельского являются «необходимыми и достаточными».

Росимущество требования Козака пока игнорирует.

 

Суд

В прошлый понедельник в 10-м арбитражном апелляционном суде шло совещание по многострадальным договорам аренды. Судя по тому, что на вечер судьи не назначили ни одного заседания, планировалось все закончить одним днем.

Правительственный раскол в суде стал нагляден. Молодые юристы Росимущества, Евгений Соседов с группой «Вестей» — слева. Справа — юристы вексельберговской «Реновы», щеголеватый представитель Министерства культуры и две женщины — представительницы музея.

Друг с другом стараются не разговаривать.

— Мы приобщили к материалам дела письмо министра в адрес президента, — говорит судья. — Нами приобщено распоряжение заместителя председателя правительства. Внутреннее, да, но поскольку оно поступило от Минкультуры… «Обеспечивая выполнение указания президента Российской Федерации, представить проект доклада президенту в срок до 19 сентября. Мединскому, Донскому, Воробьеву». А рассылали всем, в том числе и Росимуществу. Выполняли распоряжение правительства?

— Прошло еще одно правительственное совещание с участием Министерства культуры, представителей Росимущества у заместителя председателя правительства Козака, — встает представитель Министерства культуры. — 15 сентября оно прошло. По итогам был издан протокол, один из пунктов которого предписывает Росимуществу согласиться… не возражать против отказа от иска Министерства культуры в пользу урегулирования спора.

— Предписывает, — кривят губы юристы Росимущества. — Как же, как же…

— К следующему судебному заседанию — представить конкретные доказательства относительно указания президента, относительно распорядительного акта правительства, — говорит судья. — Может быть, к тому моменту вы заключите какое-то мировое соглашение. Наверное, не заканчивается выполнение указаний президента тем, что «встретились-поговорили». Наверное, будет конкретно оформленное решение, которое должно быть исполнено… Суд считает сейчас преждевременным принимать судебный акт.

 

Спросите у главного

Перевод ансамбля в «достопримечательное место» даст Мединскому и министерству широчайшие полномочия по регулированию режимов застройки. Появится поле для переговоров. Думаю, что многие застройщики вздохнут с облегчением.

У договора, подписанного с Вексельбергом, даже нет охранного обязательства — обязательного документа, ограничивающего деятельность на исторической земле. Представитель Министерства культуры в суде говорит: «Мы не можем дать охранное обязательство на эти участки, потому что мы не можем выделить, что именно мы защищаем и каким образом мы защищаем».

Представитель «Реновы» в судах Игорь Приходько говорит «Новой», что «охранное обязательство на рощи, в принципе, готовы взять». «И мы его даже пытались получить, обращались в областное Министерство культуры, но никто не дает. Они пишут — «должен давать собственник», а кто собственник — Росимущество? Лесхоз? Что там охранять — почву, землю?»

У музея — новый директор, Андрей Бусыгин. Опытный в прошлом чиновник, с серьезной карьерой. Сторонник оптимизации. В профессиональном журнале «Зодчий» он пишет: «Теперь о практической целесообразности. Предположим, что вся обширная территория памятника передана музею-усадьбе. Благо ли это?» И отвечает — нет. Он объясняет «Новой», что аренда — это прежде всего способ сэкономить на противопожарных расходах. Приветствует перевод земли в «достопримечательное место» — это переложит ответственность за рощи на лесников. «А если всю землю передать музею, то что мы с ней будем делать? Конные прогулки организовывать? Лодочные катания? На содержание земли будут уходить деньги, которые можно потратить на реставрацию усадьбы». Директор рассказывает, что Минкульт предложил ему «посмотреть» Дом приемов Минобороны, за снос которого боролись активисты. Может, пригодится музею? Может, взять на баланс?

Получается, единственным защитником рощ князей Юсуповых осталось Росимущество. Это по-настоящему удивительно. Возможно, противоречивые заметки Путина на полях смутили государственных служащих. Тогда почему не подойдут, не спросят? Соседов же не стесняется.

 

P.S. В Министерстве культуры выразили готовность прокомментировать ситуацию с усадьбой Архангельское после возвращения заместителя министра Григория Ивлиева из командировки. Также планируем получить комментарий группы компаний «Ренова». Читайте в следующих номерах.



2 комментария

0
Николай Крутиков , 29 сентября 2014 в 20:52
Сначала антигероем выступает богатый старик Вексельберг, а героем молодой активист Соседов - это более или менее ясно. Но судятся почему-то не они и даже не музей-усадьба, а Минкультуры и Росимущество. В этой паре злодеем по каким-то причинам является Минкультуры. Ладно, поверим автору. Но тогда почему активист Соседов 4 года представлял интересы этого Министерства в судах? Стоп, я запутался.
В следующих абзацах выясняется, что никто из участников не понимает за что они судятся. Автор пишет о рощах, как об объектах наследия, но Минкультуры не знает, что там защищать. А кто знает? Сообщается, что Минкультуры решило это уточнить. «Хорошо», - думает читатель, «давайте хоть выясним, что нужно защищать». Но автор почему-то пишет об этом решении с негативным оттенком, как будто совершается преступление. Получается, что никто ничего не знает и выяснять ничего не надо. Абсурд какой-то.
0
Елена Ситникова , 29 сентября 2014 в 21:16
Вот весь смысл происходящего в том,чтобы запутать всех...и под шумок достигнуть своей совсем не благородной цели...Сколько земли,но ведь подавай заповедные!!!Но когда же мы все-таки хоть где-нибудь наведем порядок?Раз много денег,значит и законы нипочем?Нет,с такой позицией и отношением ко всему происходящему мы никогда не построим достойного общества...!!!

Чтобы оставлять комментарии необходимо войти на сайт или зарегистрироваться



Этот материал вышел в номере

Реклама

Наши авторы

Связь с редакцией

Если вы нашли ошибки в тексте, неточные факты или другие помарки, просто выделите текст и нажмите ctrl+enter.

Если у вас есть предложения редакции, если вы хотите купить у нас рекламу или располагаете какими-либо материалами, напишите нам или позвоните по телефону.

2016@novayagazeta.ru (495) 926-20-01

Для сообщений рекламного характера

reklama@novayagazeta.ru (495) 623-17-66 (495) 648-35-01
(495) 621-57-76

Тви-новости

Нужна ваша помощь

«Новая газета» участвует в благотворительных акциях по сбору средств нуждающимся. В наших силах вместе помочь ближнему.

Реклама