Сюжеты

ДАЛ КРЕДИТ И ЖИВИ СПОКОЙНО

Этот материал вышел в № 8 от 03 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сегодня обсуждение любых частных вопросов наших отношений с внешним миром — гуманитарных аспектов войны в Чечне, диалога с Вашингтоном, Европой, МВФ, расследования выплеска на Запад российской коррупции и бандитизма — натыкается на...


       


       Сегодня обсуждение любых частных вопросов наших отношений с внешним миром — гуманитарных аспектов войны в Чечне, диалога с Вашингтоном, Европой, МВФ, расследования выплеска на Запад российской коррупции и бандитизма — натыкается на невидимую, но мощную стену отчуждения. Все сигналы проходят через эту стену в искаженном виде
       
       В Давосе мир обсуждает уже не достоинства глобализации (уже само собой разумеющиеся), которая обеспечила прорыв мирового сообщества в эпоху постмодернизма, а возникающие в связи с этим новым качеством проблемы более высокого порядка — глобальной экономической и социальной справедливости, информационной и генетической революций, духовных стандартов, максимального использования интеллекта, дальнейших путей развития цивилизации... Озабоченность наших представителей в Давосе экономическим выживанием, бегством капитала, политическими скандалами, сохранением территориальной целостности и видами на вспомоществование из-за границы вызывает в лучшем случае сочувствие, но не интерес.
       Например, не очень приметный английский премьер Блэр выступает на глобальном эсперанто, а наш Касьянов при всей его внешней космополитической вальяжности — на доиндустриальном английском с сильным российским акцентом.
       Примерно так же шел диалог на Парламентской ассамблее Совета Европы между лордом Расселом-Джонстоном и российским юристом Жириновским. Европеец пытался объяснить, что мировая цивилизация выходит на такой рубеж, когда забота о правах человека (в данном случае — чеченских женщин, стариков и детей) не знает границ. А евразиец орал в ответ: «Лес, блин, рубим...»
       Олбрайт делится с Ивановым озабоченностью по поводу новой стратегической угрозы для человечества и для двух наших стран от расползающихся ядерных и ракетных вооружений — в основном в граничащих с Россией регионах. А наш мининдел искренне налегает на сохранение формулы гарантированного ядерного уничтожения в противостоянии РФ и США.
       В большинстве регионов мира экономическая интеграция — давно само собой разумеющийся процесс. Для СНГ вместо нее — пышные византийские сходки начальников все дальше расходящихся экономик и народов.
       Для большинства ученых из разных стран мир в XXI веке — это единая планета Земля, как ее наблюдают космонавты с орбиты, решение проблем которой возможно только на путях глобального сотрудничества. Для наших политологов — это многополюсная карта баланса сил XIX века с жирными государственными границами и угроза американского мирового господства, от которой только мы можем спасти человечество.
       То же самое взаимное искривление восприятия происходит и на уровне массового сознания.
       Например, для большей части американцев главная причина импичмента Клинтона заключалась в том, что он солгал перед нацией. Для нас центральная точка этого скандала — пятно на платье Моники.
       В Германии бухгалтерские прегрешения с партийной кассой объединителя нации Коля — государственная трагедия. Для нас автоматическая амнистия возможных бывших и будущих преступлений президента его наследником — вещь само собой разумеющаяся. А расследование отмывания в Швейцарии и Нью-Йорке краденых из нашей казны денег вызывает негодование по поводу очернительства нашей Родины со стороны самих ограбленных, большинство которых уверены, что Россию разворовали иностранцы.
       Любое предостережение относительно опасности ксенофобии мгновенно встречается вопросом: сколько «зеленых» получил за предательство? Однако, судя по всему, далеко не безвозмездное извержение мирофобии и расизма (например, младшим «доренко-по-будням» на президентском канале) почитается за образец патриотизма.
       Снова наши спутники — разведчики, а их — шпионы. Наши военные — защитники Отечества, а их, разумеется, — военщина...
       Мы снова говорим на разных языках и о разном. Если раньше — с той частью человечества, которая была «непрогрессивной», то теперь — почти со всеми.
       Как быстро все вернулось на круги своя! Ничего не осталось от недавних оптимистических намерений интегрироваться в мировое сообщество...
       Может быть, действительно, как недавно утверждал один из наших новых агитпроповских поводырей, «Сталин — наше псо!»? Может быть, действительно нам суждено и на этот раз строить свое весьма специфическое российское счастье в отдельно взятой стране?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera