Сюжеты

ПОД «ГРАД» И АПЛОДИСМЕНТЫ

Этот материал вышел в № 1 от 10 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Идет разворовывание бюджетных средств Глядя на бодро-благостные картинки в событиях в Чечне, которые нам разрешает показывать Росинформцентр, невольно хочется повторить за Станиславским: «Не верю!» Наши нынешние ученики основоположников...


Идет разворовывание бюджетных средств
       
       Глядя на бодро-благостные картинки в событиях в Чечне, которые нам разрешает показывать Росинформцентр, невольно хочется повторить за Станиславским: «Не верю!» Наши нынешние ученики основоположников информационного акробатизма забывают про одну особенность лжи. Дело в том, что она относится к числу скоропортящихся товаров. Поэтому срок, за который ее запах пробьется наружу, хотя и зависит от искусства дезинформаторов, все равно не беспределен. Мелочь за мелочью, деталь за деталью, несуразица за несуразицей ложь постепенно выходит на поверхность. И в тех же чеченских событиях на сегодня стали явными по меньшей мере четыре лжи
       
       Генеральская шабашка
       Первая — о том, что власть проснулась и начала заниматься положенным ей делом. На самом деле Чечня три года береглась в качестве козырной карты для предстоящих выборов. Точнее, для организации «маленькой победоносной войны», которая превратит ставленника Кремля в нового президента страны.
       Вторая ложь — о том, что генералы заботятся о жизни своих солдат и мирных жителей.
       Редкостное природное душегубство нашего генералитета общеизвестно. И то, что они воюют с террористами исключительно с помощью гаубиц и штурмовиков, это их качество всецело подтверждает — на расстоянии многих километров в принципе невозможно отличить террориста от мирного жителя. В итоге военные просто стреляют во все, что только шевелится. Как сказал солдат-артиллерист в интервью: «Отстрелялись на пятерочку. Кого-то убили». Так что генералам по-прежнему все равно, кого убивать — своих или чужих. Соответственно ставят за «пятерки» любое убийство. Вот солдаты и расстреливают ларьки — их выдрессировали убивать всех, кто демонстрирует любую враждебность, неповиновение или просто подозрителен.
       Третья ложь — о том, что генералы воюют умело и грамотно. В среднем на 70-тысячную группировку в Чечне гибнут три солдата в день. Тогда как в настоящей войне в Афганистане 140-тысячная армия теряла по одному человеку в день. То есть сегодня мы, воюя только артиллерией и авиацией и не подпуская противника ближе, чем на 3 километра, несем в 5–6 раз большие потери.
       Четвертая ложь — о том, что армия выполняет в Чечне свой долг и ничего более. То есть проводит, как положено, «антитеррористическую операцию». Это, конечно, не так. Такого рода операции всегда выполняются другими участниками и проводятся совсем иными способами. Служба внешней разведки своими действиями за границей отрезает террористов от каналов снабжения с территории других стран. ФАПСИ блокирует связь боевиков, а те каналы, которые подавить не удается, перехватывает, дешифрует и анализирует. ФСБ силами «Альфы» и «Вымпела» проводит те операции, которые мы десятилетиями привыкли видеть в кино, — уничтожает бандгруппы и захватывает их главарей. Пограничные войска устанавливают нужные кордоны — только пограничники умеют профессионально охранять любые виды границ. И все это длится минимум 5—10 лет.
       Когда вся эта работа поручается мотопехоте и выполняется гаубицами и фронтовой авиацией, то такая операция называется не антитеррористической, а в лучшем случае карательной. В худшем же варианте — военным шоу или политическим блефом. И в нашем случае имеет место и первое, и второе, и третье.
       Эта, без сомнения, главная странность нынешней чеченской войны имеет очень простое объяснение — генералы выступают в ней в качестве наемников-кондотьеров. Они выиграли торги на проведение операции по превращению премьера в национального героя, в ореоле которого он сможет выиграть президентские выборы. А это значит, что генералы МО и МВД просто выступают в роли бизнесменов в организации шоу «покорения Чечни». И так как за эти годы они вполне освоили навыки бизнеса, стоит внимательнее посмотреть на то, как они получают навар от «антитеррористического» подряда.
       
       В армии хорошо чувствуют запахи. Особенно денег
       Конечно, нужно уметь его слышать. Это все-таки не соловьиные трели. Первый хруст уже раздался — расходы на оборону на 2000 год увеличены в реальном исчислении на 20%. За счет расходов на социальную сферу, образование, науку и т. п. малоценных для власти статей бюджета. Из расходов на оборону в этом году, по моим оценкам, было украдено порядка 20 млрд рублей. Теперь генералы смогут взять планку в 30 миллиардов. Сами они объясняют эту благодать тем, что общество наконец повернулось к армии лицом. Хотя правильнее сказать — другим карманом. Потому что никаких причин так наращивать военные расходы нет в принципе — для содержания существующей армии их нужно увеличивать в три раза. Или снижать ее размеры в три раза и оставлять расходы на прежнем уровне, к которому общество притерпелось. Кстати, по расчетам самого Генштаба, страна может содержать лишь 600-тысячную армию — качественную, хорошо вооруженную и снабженную всем необходимым. Но дело упирается в то, что такой армии требуется в четыре раза меньше генералов, а на сокращение своей популяции они идти не желают в принципе. Что лучше всего характеризует генеральское «чувство долга перед страной». Поэтому лишние 20% в военном бюджете дают возможность лишь больше украсть. Но никак не улучшить состояние армии.
       По сообщениям Минобороны, войска в Чечне обеспечиваются по усиленным нормам довольствия. Вот только размер этого увеличения является самой большой военной тайной. Хотя секрет ее прост — большая часть дополнительного довольствия разворовывается еще в Москве. То же продовольствие отправляется в Чечню лишь на бумаге по отлаженным схемам и отработанным каналам, все утекает из МО совсем в другие края и дали. А война исправно все списывает. Потому и засекречены расходы, что любой солдат сможет сравнить содержание своего котелка с «увеличенными нормами». Так что этот хруст раздается не с Кавказа, а из кабинетов Минобороны.
       О том, что дело обстоит именно так, имеется совершенно убойное свидетельство самих генералов. В начале месяца они возопили, что Путин не дает денег на войну. Но такое невозможно в принципе — вся его политическая карьера растет из этой войны. Так что для Путина экономия на войне подобна оригинальному способу политического самоубийства. Даже в прошлые годы, когда бюджет выполнялся едва на две трети, такое было маловероятно. Но сегодня-то денег собрано почти на 100 млрд рублей больше. И вдруг премьер превратился в Плюшкина.
       
       Чего боится и. о. Путин
       Логично предположить, что военные денег получили достаточно, а украли больше обычного. Из-за чего и возник дефицит. А премьер его покрывать не хочет, так как боится рисковать своей политической репутацией. Потому что, если финансовые подвиги генералов случайно всплывут наружу, Путину ни к чему оказываться в роли покровителя мошенников. Вот он и уперся. Мол, знайте меру, господа. Генералы все поняли и перестали голосить.
       Впрочем, странно себя ведет не только Путин, но и Ельцин. Никто почему-то не обратил внимания, что президент не благословил эту антрепризу ни соответствующим указом, ни заседанием Совбеза. Как он не поленился сделать в прошлую войну. Вместо этого в штабе Северокавказского военного округа состоялось некое совещание под руководством Путина, на котором вроде бы и было принято решение воевать. Так что, получается, президент увильнул от исполнения своих конституционных обязанностей. Или благоразумно решил, что лучше выглядеть «обманутым», чем выступать в роли продюсера заказной войны?
       Так обстоят дела с бизнесом в Москве вообще и в Арбатском военном округе в частности. А чем промышляют этажом ниже — на уровне командования группировки в Чечне? Что тамошним генералам служит, так сказать, подножным кормом? Во-первых, это традиционное разворовывание того же поступающего довольствия. То есть привычный и налаженный бизнес, основанный на списании на войну всего, что только можно продать. Но это, разумеется, в лучшем случае вершки доходов «полководцев».
       В России нет шлагбаумов, которые не поднимались бы за деньги. Поэтому пресловутый «санитарный кордон» превратился в настоящее золотое дно для отцов-командиров. 100 рублей с человека, 500 с легковой машины, с грузовой — в зависимости от груза, с боевиков — в соответствии с их вооружением и оснащением. Так что «санитарный кордон» существует лишь в сводках Росинформцентра. В жизни это лишь финансовый кордон, доходы от которого поступают в карманы военных.
       Но самый большой доход генералы получают от нефтебизнеса. В начале войны нам пару раз показали, как войска уничтожают кустарные нефтеперегонные заводики на территории Чечни, которых там имеется несколько сотен. После чего тема исчезла из сводок и репортажей. Причина проста — все заводики перешли под контроль наших генералов и функционируют поныне, платя дань командованию группировки. Иначе трудно объяснить отсутствие какой-либо информации об общем числе уничтоженных нефтеперегонных установок. И если они по-прежнему работают, то могут это делать лишь под генеральской крышей. Со всем, что в такой ситуации полагается, — прикрытием и платой за него тому, кто такое прикрытие обеспечивает. Так что наши полководцы превратились по совместительству в нефтяных генералов.
       Среднее звено командиров тоже имеет свой бизнес. Часть отцов-командиров командуют контрольно-пропускными пунктами, часть охраняют нефтяной бизнес и имеют от этих занятий свою долю. Но большинство кормится от двух источников — продажи тел родственникам погибших и торговлей боеприпасами.
       Нам почти не показывают погибших боевиков вовсе не потому, что щадят наши чувства. А совсем по другой причине — к моменту, когда журналистов наконец допускают к месту боевых действий, мертвые уже увезены родственниками для погребения. А те тела, что остаются и попадают в репортажи, принадлежат наемникам. То есть людям, за которых некому заплатить.
       Продажа боеприпасов тоже дает неплохой доход. Благо их можно списывать в любых количествах. Что и делается. Если бы все списанные патроны действительно расстреливались, над Чечней ни на минуты бы не замолкала трескотня автоматов и пулеметов. Причем над всей территорией.
       Посаженному буквально на голодный паек младшему командирскому и рядовому составу ничего не остается, кроме как мародерствовать. Чем они почти поголовно и занимаются. Причем командование не только не препятствует этому, но, наоборот, поощряет. Так как мародерство покрывает их собственное воровство солдатского довольствия, компенсируя украденное за счет местного населения.
       
       Подозрительность в Чечне имеет валютный эквивалент
       Невероятно, но нынешняя война обходится без фильтрационных лагерей. Причина тоже проста — любое подозрение в принадлежности к террористам снимается за соответствующую плату. Поэтому все зачистки, проверки, обыски имеют исключительно финансовые итоги для тех, кто их осуществляет. Соответственно они и проводятся исключительно с такой целью.
       Так в реальности выглядит бухгалтерия этой «антитеррористической операции». Предвыборная война не может не быть бизнесом. Как сегодня являются бизнесом все другие предвыборные виды деятельности. И если армия занимается не своим делом, воюет не так, как положено, и лишь имитирует выполнение своего долга, тогда она занимается бизнесом. Со всем, что полагается такому занятию. И так, как его умеют делать военные.
       Отставной генерал Б. Громов в одном из телеинтервью удивлялся: почему эту войну ведут в качестве «антитеррористической операции»? Мало того что такое название не соответствует ее действительному содержанию, в таком виде она не подпадает под существующую международную квалификацию легальных военных действий. Проще и понятнее, по словам Б. Громова, было бы назвать ее «миротворческой операцией» и проводить в соответствии с принятыми для таких мероприятий правилами. В первую очередь допустить на территорию боевых действий международных наблюдателей.
       Увы, это логика честного генерала, которому нечего скрывать и который привык лишь выполнять свой воинский долг.
       Российское общество поддерживает войну, думая, что хотя бы накануне выборов власть наконец вспомнила о своих обязанностях и занялась их выполнением. На самом деле «пробуждения» власти нет и в помине. То, что происходит, — это лишь продолжение ее привычного жульнического «бизнеса». Целью которого на этот раз являются президентские выборы. А генералы, выполняя заказ на создание «национального героя», не забывают и о своих собственных корыстных интересах.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera