Сюжеты

ДЖАЗМЕН ИЗ АРМЕЙСКОГО ОРКЕСТРА

Этот материал вышел в № 1 от 10 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Нападающий московского ЦСКА Андрей КИРИЛЕНКО скоро поедет в НБА играть с командой «Юта Джаз». В унисон? 29 декабря состоялся баскетбольный матч всех звезд Европы. Центром внимания в этой игре был наш спортсмен. Обстоятельно поговорить с...


Нападающий московского ЦСКА Андрей КИРИЛЕНКО скоро поедет в НБА играть с командой «Юта Джаз». В унисон?
       
       29 декабря состоялся баскетбольный матч всех звезд Европы. Центром внимания в этой игре был наш спортсмен. Обстоятельно поговорить с ним мне удалось лишь на третий день знакомства. В первый день, сразу после тренировки, Андрею пришлось при минус 10 целых полтора часа позировать фотографу на улице. В день второй, после игры с «Химками», собеседника утащил у меня прямо из-под носа здоровенный Эйникис.
       Совестливому Кириленко ничего не оставалось, как пригласить назойливого журналиста домой в съемную квартиру на Петровско-Разумовском проезде
       
       — Недавно был на матче чемпионата России ЦСКА — «Химки». Очень увлекательное зрелище — здоровые мужики пришли громить детский садик. Ты раз шесть забил сверху...
       — Четыре, четыре...
       — Ну, не важно. Все матчи российского чемпионата ТАК проходят?
       — Почти. Чемпионат России для нас своего рода испытательный полигон.
       Очень точное определение. Вчера Еремин при двузначном очковом перевесе армейцев за секунду до окончания первого тайма взял тайм-аут.
       Случаются, конечно, отдельные матчи с «Автодором», с «Униксом», когда идет «заруба» очко в очко. Еще с питерским «Спартаком» домашняя игра очень тяжело далась там, в Питере. Для меня домашняя.
       — Интересно, как тебя встречают в родном городе: свистом или аплодисментами?
       — Ко мне в Петербурге очень хорошее отношение. Люди понимают, что в ЦСКА уровень немножко повыше. Есть шанс показать себя в Европе, сделать имя.
       Имя Кириленко себе уже сделал, иначе не выбрала бы парня «Юта Джаз» этим летом под двадцать четвертым(!) номером драфта.
       Да и возможность поработать с лучшим тренером России Ереминым очень много значит для меня. Материальный фактор не играл абсолютно никакой роли — я уходил в ЦСКА на те же условия, что и в Питере.
       — Вчера после матча только к тебе одному из всей команды подошли поклонницы, чтобы взять автограф и сфотографироваться...
       — Я не думаю, что это связано с какой-то сердечной привязанностью. Им просто нравится, как я играю.
       Кириленко — собрание баскетбольных достоинств: отличная скорость, длинные и «быстрые» руки, потрясающая прыгучесть... Знающие люди называют его самым одаренным российским баскетболистом за последние 30 лет.
       — Говорят, что для твоего роста у тебя очень хорошая скорость...
       — Я хотел даже в легкую атлетику пойти. 200 метров пробегаю за двадцать три с половиной секунды. Для сравнения: женщины на чемпионатах мира показывают результат 25—26 секунд.
       — Тебе когда-нибудь все равно придется «подкачиваться». Не боишься утратить скорость, ловкость и прочие свои качества?
       — Нет, если параллельно с силовой подготовкой работать и над прочими компонентами — скоростью, броском и т.д., — то ничего не утратишь. Подкачаюсь — буду здоровее, смогу «весом толкаться» (идет минутная лекция по ОФП)...
       Сейчас он выглядит на площадке этаким гусенком — с длинной шеей и плохо развитыми крылышками. Это тот самый случай, когда внешность обманчива. Главная сила Кириленко как раз таки не в силе, а в интеллекте и ловкости.

       — Ты вообще готов к тому, что в НБА придется выдерживать нечеловеческие нагрузки, играя по три-четыре матча в неделю?
       — Я сейчас еще не готов к НБА. Года два мне нужно повариться в европейском баскетболе...
       Разговор прерывает звонок московской тети Андрея. Ей он с торжествующим видом сообщает, что все белье постирано. В Америке небось не придется этим заниматься.
       На чем мы остановились?.. Вообще я ни разу не был в Америке, хотя меня уже давно все туда отправили. Эйникис говорит: «Вот поедешь посмотришь Америку, ты там пропадешь, погрязнешь в сладкой жизни». Мне, если честно, из всех стран, в которых довелось побывать, а я объездил всю Европу, больше всего нравится Россия. Нет, правда. Мне здесь легче всего, мне здесь приятнее. Больше всего люблю Питер, Москва как второй дом.
       — Пропой хвалебную песнь Петербургу. Красивый город...
       — (Несколько обиженным тоном) Ну, «красивый» — это все говорят, это естественно. Мне просто легко в этом городе находиться. Намного приятнее, чем в Москве. Здесь очень много суеты, море машин. Но это мелочи. Главное, люди наглые, не все, конечно, но многие. Я не люблю нахальных людей. А в Питере жизнь спокойна и размеренна. Люди очень культурные.
       — Доводилось общаться с питерским бомондом?
       — Года три назад мы были со «Спартаком» в бане, в нашем восстановительном центре, и Яковлев, еще не будучи губернатором, заходил к нам...
       — Попариться?
       — Нет, он приходил объяснять ситуацию в городе, говорил о финансировании «Спартака» из городского бюджета. Массажик ему сделал наш доктор...
       — Зачем ты выбрал себе тринадцатый номер?
       — Число очень нравится. Мы еще в спортшколе разыгрывали номера. Нужно было попасть семь штрафных. Кто первый попадал, брал любой номер и так далее. Пять или шесть человек уже попали и сделали выбор. А я думаю: «Не дай Бог, кто-нибудь тринадцатый возьмет». У меня был конкурент, который забил из шести шесть. И четыре следующих мажет. Я вышел, забил, взял маечку и сказал (присвистывает): «Вот она!»
       — Штрафные броски — это особый пункт в статье «Психология баскетболиста»...
       — Исполнение штрафных — очень тонкое дело. Бывает, вот уверен, что забьешь — бац, мажешь, затем еще один, а потом начинаешь сомневаться в собственных силах. Самое главное — забить первый.
       — Твоя ахиллесова пята — дальние броски?
       — Два или три года назад, когда я еще не играл в суперлиге, это был мой конек. Я бил «трешки», штамповал средние броски, из-под кольца забивал. Потом, когда приходил во взрослые команды, там уже были свои снайперы. Очень много надо отработать, чтобы взять на себя право этого броска. В ЦСКА есть «дальнобойщики» — Куделин, Карасев, Ветра, Тихоненко. Сейчас я стараюсь больше ответственности брать на себя, а в начале сезона просто не имел такого морального права. За ненадобностью снайперские качества начали потихоньку атрофироваться. Но теперь стараюсь их восстанавливать. Хотя старшие и говорят: «Не бросай».
       — Подзатыльники, пинки со стороны «дедов» бывают?
       — В шутку, в шутку, только в шутку. Но пинков не бывает, это уж совсем унизительно.
       — Ваш президент Гомельский не устает твердить о том, что баскетбольная Европа догонит Америку.
       — Я согласен. Не только в Америке рождаются ребята, умеющие играть в баскетбол. И очень много тренеров (по спортивному обыкновению делает ударение на последний слог. — Ю. С.), которые могут развивать это все. Просто мне кажется, что в Америке...
       — Каждый чернокожий мальчишка впитывает любовь к баскетболу с молоком матери?
       — Нет, я считаю, что не с молоком. Просто в Америке создана структура: школа — университет — НБА. В Европе этого нет. В Америке в баскетбол вкладываются колоссальные деньги, причем не только во взрослый, но и в детский. Надо, чтобы мальчишек привлекали в школы, а не так, как у нас. Приходит человек, неделю позанимается в спортшколе — кедов нет, купить не на что, формы нет — пойду-ка я в плавание, там нужны только плавки.
       Сразу видно, парень никогда не занимался плаванием. Про абонемент на посещение бассейна забыл.
       — Не может случиться такого, что ФИБА будет поглощена НБА?
       — Я думаю, что этого не произойдет. Европа не допустит вот этого засилия американских игроков, хотя НБА этого очень бы хотелось. Американцы играют без души. Они выходят на игры какие-то холодные, не «горят» на площадке. Они отрабатывают контракт. Забил 20 очков — все, мне больше не надо. Когда происходят напряженные игры, они не могут собраться и вытянуть матч «на жилах». Мне это не нравится.
       29 декабря Андрей будет играть в Москве в матче всех звезд Европы за команду Востока. Матч звезд — находка НБА, между прочим.
       — Один мой знакомый, большой знаток баскетбола, на вопрос, почему Кириленко не получал предложений от каких-нибудь европейских клубов, ответил: «Да у них просто нет таких денег!»
       — (Заразительно смеется) Ну, ЦСКА просто так не продаст, я думаю. А вообще это не моя задача — формировать бюджеты клубов.
       — Но ты действительно так дорого стоишь?
       — Я не знаю, честно говоря. Примерно догадываюсь, что означает двадцать четвертый номер драфта. Надо, кстати, узнать, сколько именно мне полагается (опять смеется).
       — Баскетбольные судьи в отличие от футбольных любят хороших артистов. Ты уже научился разным маленьким хитростям?
       — Конечно. На тренировках нас даже учат правильно падать. Но с судьями лучше не ссориться. Бывает, арбитр какой-то момент просто объективно не замечает. Нет идеальных судей. Если бы видеокамеры поставить, а судей убрать...
       — Это был бы не спорт, а компьютерная игра.
       — Ну да. Но мы же говорим об идеале. Помечтать, что ли, нельзя?
       — Можно, конечно. Ты тоже, наверное, мечтал поступить в этом году на журфак МГУ. Чем не устроило преподавателей твое сочинение на тему «Пушкин и предназначение поэта»?
       — Понятия не имею, я даже не забирал свою работу. Написал на шесть листов, получил «два» за содержание и «четыре» за грамотность.
       — Журфаковское руководство еще будет кусать локти.
       — Да нет, я считаю, что это правильно. Естественно, для их баскетбольной команды факультета это был бы плюс, но нужно ко всем одинаково относиться... Я сейчас поступил в Петербургский спортивный институт имени Петра Лесгафта на отделение баскетбола.
       — Ты прекратил расти?
       — Еще расту (причем как в прямом так и в переносном смысле. — Ю. С.). В этом году вырос на 3 сантиметра. Ты не поверишь, но в восьмом классе я был одним из самых маленьких в спортшколе.
       А кто бы поверил, если сейчас Кириленко — баскетбольный вундеркинд в 205 сантиметров. Это если он еще не подрос за время нашего разговора.
       — У тебя уже появилось чувство лидера, вожака стаи?
       — В молодежной сборной я — лидер. Это на меня накладывает больше ответственности. В каждой игре я, как и тренер, отвечаю за результат.
       Бывают моменты, когда ничего не удается, но я все равно стараюсь бороться до конца. Зритель приходит посмотреть на борьбу до последней капли пота.
       — Ты заметил, что болельщикам доставляют большее удовольствие победы, вырванные в концовках?
       — Зритель приходит, например, после работы озабоченный, усталый. При спокойном развитии событий он просто уснет на трибуне. А в драматической концовке болельщики так заводятся, что заряжают своей энергией и нас. Ты выходишь на площадку, не знаешь, что делать с мячом. А перед тобой защитник такой же стоит.
       Или стоишь на линии штрафных, руки дрожат, дыхание перехватывает (вдыхает чуть ли половину воздуха комнаты). Ё-моё, думаешь, что ж такое! Вроде вчера с «Химками» играл, все нормально было, а тут на Евролигу вышел и будто никогда мячика в руках не держал.
       — Нарисуй картину «Еремин во время тайм-аута, взятого за 2 секунды до конца второго тайма при разнице минус 2.
       — Он говорит: «Так, ребята, ситуация: 2 секунды, 2 очка проигрываем. Давайте вот эту комбинацию: Вася здесь, Валера здесь...». И говорит это с такой уверенностью, что мы обязательно забьем в этой атаке. Не получилось — ничего страшного. Проиграли, обидно, но ничего не поделаешь. Забили — всё, короли. Не забили — до следующей игры опущенные ходите.
       — Опущенные?!
       — Ну да, с опущенными головами (хитро улыбается).
       — А сколько у вас этих самых комбинаций, которые «домашние заготовки»?
       — Сейчас я посчитаю (загибает пальцы). Семь главных, две из аута и одна из-под кольца. Всего десять. Но это ничего не значит. У команды «Чикаго Буллз» всего одна комбинация, но из нее очень много разных выходов. Они ее семь лет крутят, крутят, крутят, она уже до автоматизма доведена, и никто ничего не может сделать.
       И Кириленко начинает с таким жаром рассказывать о тонкостях игры чикагского суперклуба и способах блокирования различных атакующих вариантов, что мне только остается в восторге выкрикнуть: «Да ты же прирожденный тренер!»
       «Будем стараться, — с несколько самодовольным видом посвященного в какие-то страшные баскетбольные тайны человека говорит он. — На самом деле тебе то же самое любой баскетболист расскажет».
       Я невольно проникаюсь уважением ко всем без исключения баскетболистам.
       В моей записной книжке Андрей написал: «Кириленко. Санкт-Петербург. Utah Jazz. №13. ЦСКА». Этакий петербургский джазмен из московского армейского оркестра. Чертовски талантливый Мы еще заслушаемся его музыкой.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera