Сюжеты

Геннадий СЕЛЕЗНЕВ: УБЕДИЛСЯ, ЧТО ВЫБОРЫ — ЭТО НЕ ТОЛЬКО ГОЛОСА, НО И УШИ, КОТОРЫЕ ВСЕГДА ТОРЧАТ

Этот материал вышел в № 2 от 12 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

УБЕДИЛСЯ, ЧТО ВЫБОРЫ — ЭТО НЕ ТОЛЬКО ГОЛОСА, НО И УШИ, КОТОРЫЕ ВСЕГДА ТОРЧАТ — Геннадий Николаевич, очевидно, что результаты второго тура выборов губернатора Московской области оказались не такими, как ожидали. — В первую очередь я бы...


УБЕДИЛСЯ, ЧТО ВЫБОРЫ — ЭТО НЕ ТОЛЬКО ГОЛОСА, НО И УШИ, КОТОРЫЕ ВСЕГДА ТОРЧАТ
       
       — Геннадий Николаевич, очевидно, что результаты второго тура выборов губернатора Московской области оказались не такими, как ожидали.
       — В первую очередь я бы хотел поблагодарить всех избирателей, которые за меня проголосовали, а это более миллиона человек. Но, конечно, я не ожидал, что сегодня можно выборы так «делать». С трудом верится в естественность процесса, когда в первом туре разница между мной и Громовым была 7 процентов, а за новогодние праздники соотношение так резко изменилось.
       — Что, на ваш взгляд, стало основной причиной подобных метаморфоз?
       — С одной стороны, конечно, поработали грязные технологии. Ко мне тоже приходили люди, которые предлагали за «чисто символические деньги» использовать черный пиар, но я категорически отказался, считая, что выборы должны быть делом честным. Закон четко прописывает, что можно, а что нельзя. Мы строили свою кампанию, опираясь строго на закон. Но оказалось, что наша страна сегодня не готова все делать по закону.
       — Конкуренты не столь же законопослушны?
       — Сторона соперников активно использовала клевету. Громов все время говорил о своей чести, что он не очерняет соперников, но, чтобы перепугать избирателей, заявил, что в штабе Селезнева находится Волошин. Злонамеренная клевета. На концерте, который 7 января транслировался по ТВЦ, Лужков сказал, что Селезнев продал «Правду», явно рассчитывая взбаламутить ветеранов. «Правда» — это не сигареты и не печенье, которые можно просто так продать. Развал в «Правде» начался уже после моего ухода, но все приписали мне. Мы готовим отдельное исковое заявление к программе Леонида Млечина на том же ТВЦ, где активно муссировалась тема «Правды». «Московский комсомолец» вылил на меня ушаты грязи.
       — Вы считаете, что именно нечестная игра со стороны соперников привела к результату второго тура?
       — Потоки клеветы, лившиеся всю последнюю неделю, конечно, подействовали на какую-то часть избирателей, но были и конкретные нарушения закона о выборах. В день голосования один из телеканалов несколько раз выдавал в эфир призыв «Все на выборы». Мы выяснили, что облизбирком этой рекламы не оплачивал, кто платил — загадка. Подобная неоплаченная избиркомом агитация в день голосования есть прямое нарушение закона. Еще одно нарушение — в неоправданном запрете облизбиркома на досрочное голосование. В первом туре 5% избирателей голосовали досрочно, во втором этого права их лишили. А в итоговом протоколе облизбиркома нашлись 30 человек, которые почему-то проголосовали досрочно. Но наиболее возмутительные факты зафиксировали наши наблюдатели. Мы собрали первичные протоколы почти на всех избирательных участках, и, когда начали сверять их с протоколами территориальных избиркомов, обнаружилось множество «чудес». Проверив на сегодня 2705 из 3255 первичных протоколов, мы уже нашли расхождения, меняющие соотношение голосов наполовину. Если на сегодня облизбирком заявил, что Громов победил с разницей в 2,09%, то после этой проверки разница сократилась уже до 1,1%.
       — Вы утверждаете, что данные, приходящие с избирательных участков, по пути наверх претерпевали изменения?
       — Зафиксированы факты, когда представители участковой комиссии уезжали в территориальную избирательную комиссию (ТИК) для технической проверки правильности составления протокола, увозили документ с одними цифрами, потом возвращали «для исправления ошибок», но меняли не запятые и буквы, а цифры. Контрольные цифры делались в ТИКах. На избирательном участке № 2399 в Реутове официально был зафиксирован вброс бюллетеней неустановленного образца, в связи с чем ТИК признал голосование на этом участке недействительным. Мы изложили суть подобных нарушений в обращении в облизбирком, но там поторопились объявить Громова губернатором, хотя по закону итоги выборов не могут быть объявлены, пока не рассмотрена жалоба проигравшей стороны. Несмотря на просьбу представителя ЦИКа включить в повестку дня вопрос о рассмотрении жалобы, глава облизбиркома Валентина Смирнова отказалась это сделать. Честно признаться, я думал, что на этом настоит и сам Громов, дабы не чувствовать себя потом в губернаторском кресле неуверенно, но, видимо, его на это не хватило.
       — Если все странности, происходившие в первом туре губернаторских выборов, против которых, кстати, выступал и сам Громов, объясняли тем, что местные власти старались дотянуть действующего на тот момент губернатора Тяжлова хотя бы до второго тура, то в чем причины подобных перекосов на этот раз?
       — В тотальном влиянии Лужкова на Подмосковье. Глав местных администраций предупреждали, что если по их району не выиграет Громов, то весной их ждут проблемы с посевной. Весенние сельхозработы авансирует Москва, делающая заказ на продовольствие. Не проголосуете как надо — кредита не будет. Собирали и «оборонку», напрямую говорили, что в случае поражения Громова не получат муниципального заказа от Москвы. При Тяжлове Лужков работал в области, как в своем огороде, и для Юрия Михайловича было принципиальным не потерять Подмосковье. Не случайно народ говорит, что «деньги из Подмосковья — в Москву, а грязь из Москвы — в Подмосковье». Неравный обмен. Меня смущает и этическая сторона вопроса. Кумовство в России всегда осуждалось. При Петре за это били розгами, в СССР была статья УК за кумовство. В нынешней России статьи не предусмотрено, и сегодня столицей и областью будут править два кума: они и не скрывают, что Лужков — крестный отец дочки Громова. Разрушена кремлевская «семья», создана новая — московская. Но, кстати, в последний день они пытались приписать Громову и поддержку Кремля. В день выборов появился сфабрикованный плакат, где Громов стоит рядом с Путиным. Так сторона противника пыталась показать, что не только Лужков, но и Путин поддерживает Громова, но этот плакат был фотомонтажом.
       — Если в случае Громова поддержка и. о. президента оказалась сфабрикованной, то в вашем случае все видели и слышали, как Путин желал вам победы. Его пожелания пошли вам в плюс или в минус?
       — Публичная поддержка Путина говорила прежде всего о том, что он и правительство готовы работать с таким губернатором. Я, может быть, был слишком надоедлив, но многие проблемы Подмосковья, не будучи губернатором, уже решал с правительством. Тот же вопрос наукоградов, по поводу которого я был вынужден обращаться к Путину, — без федерального правительства сквозь эту чащобу было не пробраться. Кроме того, соперники разыгрывали карту моей оппозиционности, заявляя, что я ни с кем не смогу работать, ни с Москвой, ни с Кремлем. Нужно было это опровергнуть.
       — Но факт публичной поддержки Путиным одного из блоков был расценен всеми остальными, в том числе и вами, весьма негативно. Не вызвало одобрение и позавчерашнее намерение Владимира Владимировича пролоббировать женщину из «Единства» на спикерство...
       — Я, честно говоря, Путина не просил, чтобы он что-то говорил публично. Мы вышли к телекамерам после его встречи с лидерами фракций, и он совершенно неожиданно от имени всех пожелал мне успеха.
       — Как получилось, что вас, представителя Компартии, на этих выборах так прочно связали с Кремлем и ваши соперники использовали это в качестве козыря?
       — Это тот самый «черный пиар», о котором мы говорили вначале. Надо было связать мое имя с нарицательными фигурами, вызывающими негативную реакцию у людей. Пытались приписать меня и к Березовскому, и к Волошину, еще пару дней — и приписали бы к Чубайсу. Я уже в шутку говорил, что не удивлюсь, если услышу, что Борис Ельцин — мое доверенное лицо. Вспомните, как они раскручивали историю с получением мной ордена! Или заявили, что Волошин проводит совещание по избранию Селезнева губернатором. На основании чего? Президентская администрация, уже не Ельцина, а Путина, зная, что были большие нарекания по ходу первого тура выборов, собрала в областной администрации совещание по организации выборов. Я узнал об этом совещании от Громова, но все было подано как работа Волошина на Селезнева.
       — Геннадий Николаевич, вы же опытный политик, и когда шли на борьбу за пост губернатора такой области, должны были понимать, что против вас будут действовать не только дозволенными методами. Вы не были к этому готовы?
       — Честно говоря, не был. Думал, что достаточно прямых открытых встреч с избирателями, а я в течение месяца исколесил 20 тысяч километров по Подмосковью, отвечая на любые, самые неприятные вопросы.. Но лишний раз убедился, что политика делается не в белых перчатках, но я для себя знаю одно — можно действовать только по закону.
       — Будете подавать в суд?
       — Да, позавчера отдали документы в областную избирательную комиссию, вчера подали иск в областной суд. Если они не посчитают эти нарушения несерьезными, то что же считать тогда серьезным? ЦИК пока вежливо называет это «нарушениями», но ЦИК — не суд, и суд должен назвать подобные нарушения преступлением. Я знаю, что такое судебное разбирательство, и знаю, что оно может длиться и полгода, и год. Но хочу хотя бы на примере одной области доказать, что закон должен быть соблюден. Если мы сегодня вправе проверить протоколы комиссий всех уровней и доказать фальсификацию, то почему не было ни одного случая признания выборов недействительными? Зачем тогда вся эта игра в демократию?
       — Если суд признает вашу правоту, что тогда?
       — В таком случае должны быть назначены повторные выборы. Тем более что Громов заявил, что если он почувствует дискомфорт, то подаст в отставку... Посмотрим.
       — В прошлой Думе ваши отношения с Громовым как складывались?
       — Никак. В Думе он редко появлялся.
       — Приходилось слышать мнение, что Селезнев проиграл уже тогда, когда отказался баллотироваться в Думу по одномандатному округу в Петербурге, когда там же решил выдвигаться Степашин.
       — Да не испугался я Степашина. Просто в то же самое время ко мне приходили многие руководители Подмосковья, жаловались, что больше не могут работать под Тяжловым, нахлебались за 9 лет, и я принял решение баллотироваться в губернаторы Московской области. Без меня Тяжлов бы уже снова сидел в губернаторском кресле. Мой приход в эту избирательную кампанию все карты перепутал.
       — Сейчас вы снова спутали карты на выборах спикера Думы. Как вы расцениваете свои шансы на повторное избрание?
       — Неплохие шансы. Это только кажется, что это должность с большими властными полномочиями. Нет, это скорее полномочия дипломата, переговорщика, человека, который во имя достижения цели готов идти на компромиссы и уметь убеждать. Для этого нужен опыт, который мною приобретен. И ни одна думская фракция не может бросить камень в мою сторону.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera