Сюжеты

ПРИСТРАСТИЯ: Юлия РУТБЕРГ

Этот материал вышел в № 2 от 12 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Вообще-то культурно я живу спазматически: довольно много всего смотрю и читаю и быстро впитываю информацию. Когда выпускала «Фрекен Жюли», почти год не была в театре: три-четыре спектакля, какие-то крохи. Cтриндберг настолько меня поглотил...


       
       Вообще-то культурно я живу спазматически: довольно много всего смотрю и читаю и быстро впитываю информацию. Когда выпускала «Фрекен Жюли», почти год не была в театре: три-четыре спектакля, какие-то крохи.
       Cтриндберг настолько меня поглотил — боялась, что кто-то меня подвинет внутренне, зарядит, заразит чем-то другим. После этого было полгода творческой тишины — небывалое дело. Последние десять-одиннадцать лет в театре я работала в безумном ритме, а в училище так вообще пропадала с утра до вечера. Думаю, это было мне послано в качестве небольшого испытания, осмысления и повзросления. Человек, который ест только то, что ему дают, привыкает к этому. А мне все же нравятся люди, которые едят только то, что они хотят.
       За последние полгода посмотрела невероятное количество всего, что происходит в Москве. Михаил Ильич Ромм написал когда-то, что кино и телевидение наступают, завоевывают всех и никуда скоро не надо будет ходить. А в последние два-три года не попасть никуда! Огромное количество театров, жанров, направлений. К сожалению, немного осмысленных шедевров, но попыток полета — гораздо больше, чем прежде. Отличный спектакль «Школы современной пьесы» «Записки русского путешественника» Гришковца. У Бочкарева и Стеклова, которые играют в нем, накопилось столько недовысказанного, их ставили в рамки прежде всего текста, что теперь они «открыли кингстоны» и из шлюзов хлынула вода.
       А ведь актерский контекст всегда субъективен. Все актеры гиперсубъективны. На слово «чай» у каждого родится своя ассоциация, у одного это чай из дребезжащих подстаканников в поезде, у другого — смоченные спитым чаем ватки на больных глазах. Вот это Гришковец и использует, и дает актеру свободу.
       Он и выдвинут на «Золотую маску» в такой непонятной номинации — «Новация». Я очень хочу, чтобы ему дали «Золотую маску», это совершенно по праву. Женя — человек колоссального самолюбия, но самолюбие его направлено на то, чтобы делать только то, что ему интересно. Он от очень многого здесь, в Москве, отказался, я просто знаю.
       Почему кто-то соглашается на все, а кто-то только на некоторые вещи? Человек, который поставил себя в зависимость, он так и будет сидеть голодным. Возьмут другого, устойчивого, который не трясется, не вазелинится и не заискивает, и нет эффекта Пизанской башни. Ну это a propos.
       «Как я съел собаку» Гришковца — это совершенно новый жанр. Скрещение человека и разных театральных систем в одном человеке, переплетение драматурга, режиссера и актера. Потом я посмотрела «ОдноврЕменно-ОдновремЕнно». Это сырее, чем все остальное, но это уже шаг дальше: больше декорировано, использованы бруковское понятие пустого пространства, театр жестокости Антонена Арто и Кармена Бэнна — эффект потрясения, когда человек в экстазе начинает что-то делать, а мы должны сидеть и на все это смотреть.
       На малой сцене театра Гоголя молодой режиссер Голомазов поставил спектакль «Дрейфус». Это уже второй его спектакль на малой сцене. Спектакль на еврейскую тему, а я давно с опаской хожу на все эти вещи: очень много жидовства. Я понимаю, что я вкладываю в это слово. Я не выношу этого, мне становится плохо, мне становится душно, и именно в этот момент я ощущаю себя в газовой камере.
       Этот спектакль блистателен по своей нежности, фантастическому юмору. Это Шагал, «Тевье-молочник», Михоэлс. Его обязательно надо смотреть.
       До слез обрадована мюзиклом «Метро». Как поют! Как они двигаются! Как им все это нравится! Энергия молодости, энергия заблуждения — это потрясающая сила. Счастье пребывания на сцене переливается со сцены через край, и в этом нет подмены.
       Что это за страна такая? Что это за черная дыра, где за что бы ни брались эти безумные люди, которые живут в этой черной дыре, они могут достичь фантастического эффекта, только дай им волю, только дай им развернуться?..
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera