Сюжеты

ПОРА ВНОВЬ БРАТЬ ЗИМНИЙ

Этот материал вышел в № 2 от 12 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

У многих исторических зданий Петербурга появятся частные владельцы. Плохо? Между частным и общим вновь назревает скандал! Каждая встреча с городом, «знакомым до слез», чревата слезами жалости. Если Москва — полногрудая, веселая купчиха,...


У многих исторических зданий Петербурга появятся частные владельцы. Плохо? Между частным и общим вновь назревает скандал!
       
       Каждая встреча с городом, «знакомым до слез», чревата слезами жалости. Если Москва — полногрудая, веселая купчиха, регулярно примеряющая новые наряды, то Питер — обедневший благородный господин, прячущий озябшие руки в дырявых карманах неизменной шинелишки-крылатки.
       Классик заметил, что здесь даже у покойников в гробу застыло на лице выражение «где бы достать немного денег?». И вот удача — Мировой банк реконструкции и развития (МБРР) выразил готовность предоставить под гарантии правительства РФ кредит в 300 миллионов долларов на реставрацию исторического центра Санкт-Петербурга. Денег тех еще никто в руках не держал, а уже разгорелся громкий скандал под лозунгом «Не дадим превратить Дворцовую площадь в Манежную!».
       Кто же и с какой целью покушается на святыни Санкт-Петербурга? Возмутитель спокойствия известен — это американо-финско-российский консорциум «Группа ЯПК», выигравший конкурс на исполнение функции генерального консультанта при разработке проекта реконструкции исторического центра с использованием кредита МБРР. Разъясняет ситуацию один из руководителей проекта Александр КРИВОВ — ныне сотрудник ЯПК, а в недавнем прошлом замминистра строительства РФ
       
       — Объясните, пожалуйста, почему судьбоносным для Санкт-Петербурга проектом занимаются не сами петербуржцы, а пришлые консультанты?
       — Во-первых, не такие уж и пришлые — я, к примеру, уроженец Ленинграда, и вместе со мной работают в основном здешние специалисты. Во-вторых, иностранное участие в проекте обусловлено тем, что в итоге он должен отвечать строгим международным регламентам по части проектной документации и организации строительных работ, а у российских разработчиков нет соответствующего опыта. И главное, что необходимо подчеркнуть,— ни мы, ни тем более МБРР не собираемся навязывать городу какие-либо решения по конкретным объектам реконструкции — речь идет только о выработке инвестиционной стратегии.
       — Питер взбудоражен слухами, что вы предлагаете устроить в историческом центре города сплошные торговые ряды и увеселительные заведения.
       — Давайте сначала обрисуем общую ситуацию. Ни для кого не секрет, что великолепные архитектурные ансамбли бывшей столицы Российской империи стремительно разрушаются, и для того, чтобы повернуть этот процесс вспять, нужны огромные средства — в идеале по миллиарду долларов в год в течении 15—20 лет. Обещанного займа МБРР в принципе хватает только на то, чтобы к трехсотлетнему юбилею города кое-что подлатать и оштукатурить, но этим все и закончится. Дома опять обветшают, памятники будут разрушаться, а на бюджете города и страны повиснет проблема возвращения долга.
       Между тем анализ показывает, что положение не так уж безнадежно. Если с умом распорядиться кредитом, то, возможно, удастся привлечь крупные частные инвестиции и превратить исторический центр Петербурга из непосильной обузы для казны в самостоятельный источник постоянного экономического роста. Город сам будет зарабатывать средства на свое сохранение и развитие.
       — Зарабатывать по нынешним временам означает одно — торговать. Для многих культурных петербуржцев такое предложение звучит просто оскорбительно.
       — Стоит напомнить, что Петр Великий прорубил окно в Европу именно для того, чтобы наладить торговый и технологический обмен с западным миром. Ничто не мешает Петербургу оставаться культурной столицей России и в то же время стать столицей торговой, как и подобает вольному портовому городу. Сейчас это не так. Большие товарные потоки вроде бы идут через Санкт-Петербург, но город, как привратник у ворот, получает за это свой пятак, а многомиллионные сделки совершаются в Москве. Причин тут много, но, кроме всего прочего, столица умеет привлечь гостей. Можно привести такой пример: в маленьком княжестве Монако 90 процентов товарооборота осуществляется за счет приезжих, а Москва в последние годы приблизилась по этому показателю к Парижу, где приезжие покупают 30% производимых товаров и услуг, а горожане в результате получают гарантированную работу в сфере услуг и туристическом бизнесе. В Питере на долю приезжих приходится всего 10% товарооборота. Малообеспеченное в среднем население Санкт-Петербурга не может резко увеличить объем экономической деятельности в городе, а богатые гости могли бы. Но для этого на первом этапе город сам должен создать индустрию услуг, отдыха, развлечений для туристов и нормальную среду деловой активности для бизнесменов. Пока что предполагаемым визитерам негде даже нормально разместиться.
       — Но ведь шикарные гостиницы в центре Петербурга сейчас наполовину пустуют...
       — Они рассчитаны на крезов, а я под богатыми приезжими имею в виду массовых западных туристов и средних российских коммерсантов, которые могут позволить себе потратить 100—200 долларов в день. Только в современной России гость с такой суммой в кармане будет чувствовать себя состоятельным человеком. Тот факт, что мало кто пока клюет на этот соблазн, означает одно — мы недостаточно гостеприимны.
       — Вот уж сюрприз для петербуржцев! Они-то скажут, что в городе всегда полно приезжих, а в центре от них просто некуда деваться.
       — Так это обстоятельство должно бы радовать горожан, а не раздражать... Целые города и страны живут за счет туристов и очень им за это благодарны. Почему Венская опера, к примеру, может продавать по всему миру короткие туры на свои блестящие премьеры, а наша Мариинка — не может? Почему иностранцы не едут толпами лечиться в наши уникальные клиники? Почему половина Москвы не гостит здесь в белые ночи на прекрасном празднике выпускников школ? В Питере в прошлом году было только 2 миллиона гостей, да и то большинство из них здесь даже не ночевали. Пройдите пешком вдоль Невы по излюбленному маршруту туристов, и город предстанет перед вами прекрасной, но неприветливой каменной пустыней, где до сих пор царствуют «скука, холод и гранит». Негде ни присесть, ни поесть, ни укрыться от постоянной непогоды. По большому счету гостям у нас и купить-то нечего — вот и везут люди свои денежки в Рим или Париж, хотя Санкт-Петербург ничуть не менее красив и притягателен. В мире нет другого крупного города, сплошь застроенного памятниками архитектуры XVIII—XIX веков, — все знаменитые столицы формировались значительно раньше.
       — Мы с вами, похоже, уклонились от первоначально заявленной темы — «Проект реконструкции исторического центра Санкт-Петербурга».
       — Наоборот, вплотную к ней приблизились. Повторюсь, если логика рассуждений утеряна: для крупномасштабных реставрационных работ нужны большие деньги; они могут появиться в городе только в результате экономического роста; последний может быть обеспечен за счет переориентации экономики и инфраструктуры центральной части Санкт-Петербурга в пользу опережающего развития туризма, рынка доходной недвижимости и современной торговли. Мы говорим о переориентации, потому что в настоящее время многие здания в центре используются крайне нерационально.
       Что такое, например, сегодняшний Главный штаб? Одно крыло недавно отдано Эрмитажу, а в другом — полупустые запущенные помещения, так сказать, дворец без определенных занятий. Еще множество памятников архитектуры первого ранга заняты конторами, зачастую «закрытыми», которые не могут обеспечить должное содержание и реставрацию зданий. Кажется очевидным, что такие объекты должны быть на конкурсной основе переданы более эффективным пользователям. Имперские пространства Петербурга, ныне почти пустынные, нужно запустить в оборот активной гражданской жизни. При царях и Марсово поле, и Дворцовая площадь использовались для народных гуляний, военных смотров, ярмарок. Жизнь кипела... и она должна вернуться в старые стены.
       — А как же музеи, научные и учебные институты, театры? Их вы, надеюсь, не планируете выселять из исторических зданий по причине финансовой несостоятельности?
       — Никто не покушается на основные достопримечательности Петербурга. Наоборот, в рамках займа МБРР уже создан Фонд поддержки учреждений культуры, который начал помогать ведущим музеям, театрам, библиотекам города. Когда мы говорим о необходимости изменения назначения зданий и новом строительстве, то в первую очередь имеем в виду заброшенные строения и территории центра, которые остро нуждаются в реконструкции и обретении новых функций. В качестве примера можно привести Сенную площадь. Несмотря на страшную разруху, это одно из самых посещаемых в Питере мест. Вполне разумно было бы разместить здесь современные торговые центры, экономичные гостиницы, подземные автостоянки. Это вопрос частных инвестиций, но пока петербургскому бизнесу не под силу самостоятельно реализовывать крупные проекты в сфере недвижимости. Реальные шаги по восстановлению центра могут быть сделаны только сообща — на средства государства, города и частных инвесторов. А запустить механизм такого сотрудничества поможет кредит МБРР. Эти средства целесообразно расходовать на инженерную подготовку территорий и зданий, подлежащих реконструкции. Затем эти объекты будут выставлены на открытые торги, и уже частные хозяева на свои средства будут оборудовать здесь гостиницы, торговые комплексы, доходные дома и тому подобное. Все от этого только выиграют: город будет развиваться и обновляться, бюджет пополнится за счет оплаты участков и увеличения налогов с растущего бизнеса, петербуржцы получат рабочие места на новых объектах. Не надо только обольщаться, что сама по себе продажа престижных зданий обеспечит городу процветание. Активные операции с недвижимостью — только производное от экономического роста, но никак не наоборот. Первоначально городские власти должны обеспечить создание в Петербурге благоприятного делового климата.
       — Все-таки, знаете ли, в голове не укладывается, что у многих исторических зданий Санкт-Петербурга могут появиться частные владельцы.
       — Памятники архитектуры по закону могут быть переданы только в пользование. И так ли уж важно, кто именно сохранит их от разрушения? Понимаю, что вышеописанная перспектива далеко не всем по душе. Мое первое импровизированное выступление перед петербургской интеллигенцией в музее Ахматовой было встречено настороженно. Многие боятся, что безвкусное новое строительство исказит образ города, но как раз этого мы собираемся не допустить, предлагая новые общественные объекты по возможности размещать в отреставрированных исторических зданиях. Другие беспокоятся, что заемные деньги так или иначе разворуют. Но это вопрос уже не к нам, а к избранной горожанами власти. Вообще без понимания и участия петербуржцев никому не удастся изменить здесь жизнь к лучшему. Наша задача — хотя бы обозначить такую возможность.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera