Сюжеты

ПОБЕДИТЬ НА ВЫБОРАХ ИЛИ СТАТЬ ПРЕЗИДЕНТОМ

Этот материал вышел в № 3 от 17 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Какую цель выберет Владимир Путин На вопросы «Новой газеты» отвечает член совета Общества социальных технологов России Виктор МИНИН — Вовремя ли ушел Ельцин? — Теперь, когда эйфория от «благородного» поступка президента улетучилась, стало...


Какую цель выберет Владимир Путин
       
       На вопросы «Новой газеты» отвечает член совета Общества социальных технологов России Виктор МИНИН
       
       — Вовремя ли ушел Ельцин?
       — Теперь, когда эйфория от «благородного» поступка президента улетучилась, стало ясно: Ельцин ушел рано. Он должен был уйти либо на выборах 1996 года, когда в стране существовал некий ресурс стабильности, а кризисы не были столь глубокими и системными, или дождаться законных выборов в июне.
       Отставка Ельцина — это часть какого-то большого эффективного «виртуального» плана, одно из событий длинного проекта, конечной целью которого было избрание Путина. Правда, сейчас уже не все участники процесса разделяют эту цель, по крайней мере однозначно ее поддерживают. Нас ждут, думаю, события еще более «крутые», нежели отставка Ельцина. Они будут нерадостными, и нам нужно набраться мужества перед тем, как мы начнем узнавать правду.
       — Какая у нас сегодня власть — дееспособная или иллюзорная?
       — После досрочного ухода легитимного президента образовался пока невидимый вакуум власти. А это может стать причиной хаоса и безвластия. Ведь последние полгода политическая жизнь страны была заполнена виртуальными
       PR-технологиями. Они очень эффективны и действенны только на определенном промежутке времени, но потом все равно рассеиваются. Эти технологии не отражают естественный ход политических процессов.
       Ведь даже задурманенный народ и тем более кандидаты в президенты, находящиеся в центре событий, чувствуют, что нынешняя политическая борьба «виртуальна».
       Ельцин поторопился решить свою задачу, но он не решил задачу страны.
       — Что вы имеете в виду под «задачей страны»?
       — Реальную легитимность реального президента. Сейчас перед Путиным стоят две задачи: выбраться в президенты и после этого стать реальным президентом. Это совершенно разные задачи. Они решаются разными технологическими способами. Ельцину «помогли» принять «самостоятельное» решение об уходе. Но это не есть естественный процесс! Пиаровские технологии также могут помочь Путину стать президентом де-юре, однако уже сейчас начинается период суперкризисов, и они очень быстро развеют искусственно надутый ресурс Путина.
       — Вы имеете в виду флаг «победоносной» войны в Чечне?
       — Да, это первый и главный ресурс, на котором Путин въехал во власть. Но он практически исчерпан и уже стремительно превращается в антиресурс. Это подтверждает и полет Путина в Чечню в новогоднюю ночь, ставший попыткой продлить «здоровье больного». Расчет на армию как на главную составляющую имиджевой раскрутки Путина тает. Сейчас армия стала заложницей в Чечне и к мартовским выборам может не захотеть поддерживать и. о. президента, несмотря на все пиаровские усилия.
       Сейчас уже думающие люди не верят в «чеченский след» московских взрывов. Недавние псевдовзрывы в Армавире — это, по всей вероятности, всего лишь доигрывание, отчаянная попытка сдувающийся ресурс подкачать. Но тот, кто был в Чечне, понимает, что для Шаманова и Трошева война практически закончилась, и там начинается полоса серьезного кризиса. Реальным полководцам делать там практически нечего. Наступает опасная фаза.
       У Путина есть единственный способ «добежать» до выборов — это развернуть вторую кампанию, связанную с намерениями (частично использованными Примаковым и Степашиным) объявить войну коррупции. Но это еще более опасная штука. Потому что становым хребтом теневой экономики является аппарат, который и есть «партия Путина», да и любого кандидата в президенты России. При любой попытке Путина начать праведную борьбу с коррупцией аппарат мгновенно отшатнется от него. Все системообразующие банкиры также поймут, что они — потенциальные жертвы начавшейся войны. И Путин останется без этого мощного пропагандистского ресурса.
       Существует также внешний фактор, связанный с позицией Запада, у которого есть большое желание встретиться с Путиным в Давосе. Но и. о. президента в восприятии Запада опасно близок к силовым структурам и, что особенно не нравится Западу, практически никак Западом не ангажирован. Все это может толкнуть Запад на политику изоляции новой российской власти.
       В результате — на кого Путину опираться?
       Самая большая проблема будущего президента, кто бы им ни стал, — заставить всю «виртуальность» собственной имиджевой накачки развеяться, разогнать все эти технологические команды, которые ее создали, и заняться решением реальных проблем России. Начнется самосортировка, которая и станет началом формирования новой идеологии и новой российской элиты.
       — Ельцин решил важную задачу — себя канонизировал...
       — Именно так! Но это искусственная проблема. Он думал, что таким путем можно перейти в режим Дэн Сяопина. Но тот, в свое время переходя в подобный режим, решал не свои личные, а проблемы своей страны и народа.
       Кстати, нельзя абсолютно исключать, что в отставке Ельцина нет тайного, скрытого замысла — двухходовки, трехходовки по его возврату к власти, если разразится кризис. Помните, как перед приходом Примакова страна реально ощутила страх перед возможным распадом и хаосом? Страх был и в аппарате, и у людей — всюду. И сейчас уже ощущается страх в виде массового создания комитетов поддержки.
       — Вы всерьез допускаете возможность возврата Ельцина? Неужели не найдется другой энергичной политической фигуры, которая может броситься спасать Россию?
       — Фигура Ельцина велика, несмотря на все возрастные и прочие проблемы. А с каждым днем «виртуальность» политического процесса, идущего в России, все более и более обнажается. И даже «добежать» до выборов — большая проблема. Кризис бежит быстрее, нежели Путин к трону. И вовсе не факт, что этот кризис не догонит нас вместе с Путиным до выборов. Вот тогда наступит настоящий вакуум власти, и может произойти все что угодно. А как показала наша история, в критических ситуациях в политике и экономике происходят либо революции, либо перевороты.
       — Шабдурасулов после думских выборов многократно повторял, что произошла революция...
       — Пока революция произошла лишь в пиаровских технологиях, когда на время можно настолько взять под контроль средства массовой информации, что искусственные процессы начинают превалировать над естественными. Да, можно завуалировать естественные процессы, но на время! И это очень дорого обходится. На эти же грабли в свое время наступал Ельцин.
       — Какие возможны варианты на президентских выборах?
       — Первый: выиграл Путин. Второй: выиграл кто-то другой. Третий: Путин потерял все свои рейтинги, не дойдя до выборов, и кто-то взял и в период «провисания» власти захватил ее неконституционно, чтобы спасти себя под лозунгом «спасти страну!».
       — Кто, кроме Путина, может выиграть и кто — «забрать» власть?
       — Выиграть может тот же Зюганов, забрать — Лужков...
       — А не военные?
       — ...Лужков с помощью военных. Его загнали в такие условия, что он может решиться на демонтаж власти. Понятно, что Путин ему не простит победы Громова в Московской области. Я думаю, что со стороны Москвы были предприняты огромные усилия по «захвату» Подмосковья.
       — Зачем нужна Московская область полууничтоженному политику?
       — Не для того, чтобы получить там финансовые и прочие ресурсы! Лужков получил губернатора и генерала, достаточно статусного и уважаемого в силовых структурах. В Подмосковье находятся все элитные военные подразделения, на помощи которых в критических ситуациях Ельцин и держался. Это и есть основная силовая опора нашего политического режима. Ведь что такое переворот в стране? Это взятие Кремля и Белого дома — и ВСЁ! Для этого достаточно одной элитной военной части.
       — Сам Громов не может примериться к власти?
       — Исключено! Это может сделать только тот, кто имеет реальную поддержку у губернаторов и населения. А выборы показали, как бы ни занижали результаты у Лужкова, что реальная поддержка у него существует, а при кризисе она только увеличится. Да все «Единство» вместе с губернаторами мгновенно перебежит к нему обратно!
       — Наши боевые «чеченские» генералы поддержали бы Громова в качестве силовой опоры Лужкова?
       — Разумеется! Как бы еще не пришлось их просить в критической ситуации подобрать валяющуюся власть!
       — А между собой военные могут подраться из-за власти?
       — Нет, вряд ли. Хотя на самом деле бизнес процветает везде. И Чечня показала, что война — это вид бизнеса. И перевороты, и выборы — все стало бизнесом.
       — Как вы расцениваете предательскую по отношению к избирателям своих республик (ведь в республиках большинство голосов было отдано ОВР!) позицию региональных царей — Шаймиева, Рахимова, Яковлева, Аяцкова, которые, как флюгеры, резво развернулись и начали неистово демонстрировать верноподданнические чувства по отношению к новому мессии?
       — Сейчас, когда с политической арены исчез Ельцин, реальный гарант с поддержкой Запада, и образовался вакуум власти, все начинают сначала метаться, а потом — «делать паузу». Уже скоро начнутся массовые «болезни», «отпуска» — верноподданные начнут прятаться, ибо «виртуальный» суперэффект кончается.
       Сам Путин еще не успел никого позвать, а региональные лидеры уже прибежали под его знамена. Если вдруг рейтинг Путина начнет падать, тот не успеет опомниться, а они уже побегут прочь. Отсутствие идеологии приводит к хаосу и страху. Все хотят только выжить. Но при отсутствии идеологии личная преданность — ресурс временный. Это политическая проституция в чистом виде: пока даешь деньги или власть, я тебя люблю.
       А пока действует принцип: «Выбери меня, а я тебя... поцелую. Потом! Может быть, дам что-то от бюджета, субвенции». Это же политический бартер. Здесь интересы народа нигде вообще не представлены.
       — Все-таки дойдет ли Путин до цели?
       — Базовый вопрос: Путин будет разрабатывать правила игры, идеологию и программу для страны или для себя? Чтобы прийти к власти или чтобы вывести страну из кризиса? Недостойными средствами к достойной цели добраться невозможно, хотя иллюзия победы может быть создана.
       Почему такая нестабильность накануне выборов? Потому что нет идеологии. Все начинают метаться — кто же придет? При отсутствии идеологии к власти может прийти кто угодно. Но резко взорвать ситуацию может один из серьезнейших ресурсов оппозиции — это информация о том, кто же взорвал наши дома в Москве и кто хотел это сделать в Армавире. Эта информация у кого-то есть, и она может практически обвалить всю ныне созданную «виртуальную» политическую систему.
       — За все время своего правления Ельцину не удавалось добиться столь могучей консолидации политической элиты. Сегодня даже выдвижение своей кандидатуры на президентские выборы расценивается как предательство национальных интересов. Значит ли это, что в России появился сильный политик, или просто это первый политик?
       — Сильным реальным политиком можно назвать только того, кто в политике уже побывал. Путин пока — всего лишь кандидат и, пока его не изберут в президенты, сильным политиком не станет. А стать реальным президентом — вообще отдельно стоящая задача, поскольку в его ситуации избрание президентом не есть акт признания страной и внешним миром. Власть можно потерять уже к сентябрю.
       — Почему же все так расшаркиваются перед и. о.? Тотальная пропаганда не позволяет мыслить критически?
       — Потому что мы заблудились и думали, что у нас — демократия. А есть лишь восточная страна с восточной системой управления: с единой вертикалью и иерархией при наличии свободы слова, которая тоже контролируется хозяевами. Свобода слова тоже используется как ресурс в борьбе за те же материальные блага и власть. Свобода слова стала товаром.
       — Так есть ли хоть один достойный человек, способный консолидировать власть в стране и повести ее не путем спасения собственной шкуры и удовлетворения личных интересов, а путем процветания государства Российского? Или все замараны?
       — Абсолютно чистых и честных политических персон в стране нет. Потому что в основе экономики страны лежат теневые структуры. Ведь никто никогда у нас честно не говорил, какова реальная ситуация в экономике страны. И либо президент, либо исполняющий обязанности президента должен всю эту вертикаль перестроить — предложить новые внятные правила игры, выгодные для всех, а не только для олигархов, или аппарата, или губернаторов. Это адова работа, и для нее необходимо исключительное физическое и нравственное здоровье.
       А главное — нужно ответить себе на вопрос: зачем ты идешь в президенты. Самому себе ответить: зачем? Исходя из цели, завтра получишь соответствующий «двор», окружение.
       — Вынесет ли Боливар троих? В тройке «Путин — Чубайс — Березовский» последний оказался лишним. Есть два варианта последствий: либо война, когда у Березовского остаются каналы ТВ и газеты, либо мирное соглашение. Что вероятнее?
       — Трудно сказать, что победит у олигархов — жадность или инстинкт самосохранения. Они должны были бы договориться. Потому что идеологических разногласий у них нет. Но получилось так, что, пока все приватизировали предприятия, Березовский приватизировал страну. Ясно, что это можно сделать только ненадолго. И кто бы ни пришел в президенты — Путин или кто-то другой, — демонтаж и «зачистка» новой русской элиты неизбежны. Они сами отсортируются, на чьей они стороне: на стороне России и народа или себя самих.
       У Путина нет другого мощного — после Чечни — ресурса, кроме борьбы с коррупцией. Ясно, что первыми падут знаковые, серьезные фигуры. Здесь олигархи будут использовать любую возможность друг друга подставить. Кто из них будет искусней, тот и положит первым врага на рельсы. Скорее всего, первого положат Березовского.
       Поэтому он уже ищет своего кандидата. Договориться со всеми, мне кажется, не удалось. Поэтому идет демонтаж людей Березовского, и нынешнее назначение первым вице-премьером Касьянова — это практически вывод Минфина из-под контроля Березовского.
       — А не возможен ли здесь чисто популистский «театр»: Путин покажет, что он борется с Березовским, а на самом деле закулисно пойдет торговля договоренностями? Покричат, попугают и снова никого не посадят?
       — Нет, здесь война реальная. Никакого популизма в войне с олигархами не может быть. Война с Березовским заканчивается перемириями лишь на короткий период, но потом снова разгорается, значит, противоречия — непримиримые, и, несмотря на отсутствие идеологических разногласий, жадность больше, чем инстинкт самосохранения. Каждый хочет остаться один, а на самом деле уничтожают сами себя.
       — В 1996 году власть на свое переизбрание потратила гигантские деньги. Став президентом, Ельцин вынужден был отдавать долги не электорату, а тем, кто его оставил в Кремле. Ныне ситуация другая — выборы при явном преимуществе грозят стать очень дешевыми. Так ли это? И кому вынужден будет Путин отдавать долги за свое избрание?
       — Выборы — это всегда сначала бизнес, а потом уже выборы. Сумма на выборы состоит из двух частей: реальная сумма, которая тратится, и сумма, являющаяся прибылью тех, кто выборы осуществляет. Реальные выборы в России не такие уж дорогие и стоят примерно миллионов двести, но на самом деле обходятся под миллиард долларов, потому что олигархи стараются превратить их в суперпроект.
       
       P.S.
       Что нужно для того, чтобы стать реальным президентом? Какие проблемы предстоит ему решать? Что есть наше ближайшее будущее — бунты и хаос или новая реальность, основанная на новом мышлении политической элиты? Об этом читайте в следующем интервью с Виктором МИНИНЫМ в ближайшем номере нашей газеты.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera