Сюжеты

ЦЕЛЕБНАЯ ЛЮСТРА ОТ ИНОПЛАНЕТЯН

Этот материал вышел в № 3 от 17 Января 2000 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«Читал ваши статьи в 1998-99 годах о «Люстре Чижевского». Вот уже пять лет я прикован к инвалидному креслу и не выхожу из дому. Прочитав очередную статью, решился на покупку люстры. Благодаря ей я понял, что такое свежий воздух, не выходя...


       
       «Читал ваши статьи в 1998-99 годах о «Люстре Чижевского». Вот уже пять лет я прикован к инвалидному креслу и не выхожу из дому. Прочитав очередную статью, решился на покупку люстры.
       Благодаря ей я понял, что такое свежий воздух, не выходя из дому. Гораздо лучше стал себя чувствовать. С восторгом рассказывал друзьям и близким об этом чуде. Но один из знакомых мне сказал, что люстру придумал не Чижевский, а инопланетяне.
       Неужели это правда?»
       МИХАЙЛОВ А.П., инвалид I группы
       
       Инопланетяне из Калуги
       Странные события разыгрались в начале века в тихой провинциальной Калуге. Этот захолустный губернский городок был известен в ту пору, пожалуй, только тем, что здесь доживал свои последние годы грозный чеченец имам Шамиль, да еще поднял бунт когда-то разудалый Иван Болотников.
       И вдруг в городке произошло удивительное. В апреле 1914-го в нем встретились два необычных человека, по виду затрапезные провинциалы, по масштабу идей — действительно видевшие иные миры инопланетяне. Скромный школьный учитель и жадный до знаний, напористый гимназист. Оба — гении!
       Они бродили по грязным калужским улочкам, еще толком не видавшим автомобилей, а рассуждали о межпланетных полетах, подумывали и палочкой на песке рисовали чертежи диковинных космических кораблей. Невероятно, но одни из этих кораблей теперь уже построены, до других человечество пока еще явно не доросло.
       Кто же они — эти люди: пророки? Да. Старший — Константин Эдуардович Циолковский — вскоре стал признанным основоположником космонавтики. Его портреты, как иконы, висят сейчас во всех космических КБ. Младшего — Александра Леонидовича Чижевского — мир тоже назвал основоположником. С его именем связано рождение звездной науки — гелиобиологии.
       Чижевский впервые доказал, что все живое на Земле, оказывается, зависит от вспышек на Солнце. Именно эти вспышки влияют на общественное сознание: провоцируют социальные катаклизмы — народные бунты, войны, революции. Они также запускают механизмы эпидемий и мора.
       Гении обычно не терпят друг друга. А эти дружили и старались подставить товарищу плечо. Для пилотов межпланетных кораблей Циолковского, чтобы сохранить их жизнь и здоровье, Александр Чижевский придумал воистину гениальное устройство — электроэффлювиальную люстру. Он верно рассудил, что в длительном полете тщательно отфильтрованный воздух убьет космонавтов. В те годы газеты много писали о мертвом воздухе, об опытах доктора И. И. Кияницина на кроликах, крысах, собаках. В среде пропущенного через слой ваты воздуха подопытные зверьки в течение нескольких недель неминуемо гибли.
       Чижевский нашел выход. Он предложил оживлять мертвый воздух с помощью… электричества. Ведь электрические разряды пробуждают в воздухе животворную субстанцию. И сразу, надо же, попал в яблочко.
       Как же пришла Чижевскому эта блестящая мысль? Ответ нам подсказали архивы. Оказалось, у него и у Константина Эдуардовича был тайный советник, один на двоих, и его вы прекрасно знаете. Это провидец-фантаст Жюль Верн. В его книгах Циолковский почерпнул идею полета на Луну и другие планеты. Чижевскому эти книги подсказали, каким должен быть воздух в космических кораблях, а также на уходящих в длительные рейсы подводных лодках.
       Помните, где «Наутилус» капитана Немо пополнял запасы воздуха? На архипелаге в восточной части Тихого океана! А какой там был воздух? В малоизвестных воспоминаниях Чижевского приводится цитата, где Жюль Верн ясно и полно отвечает на этот вопрос:
       — Насыщенный электричеством, наделенный такими живительными свойствами, каких лишен кислород в своем обычном состоянии.
       Жюль Верн, конечно, не знал, как научиться производить этот поразительно целебный воздух, иначе зачем ему было гонять «Наутилус» за тридевять земель. А Чижевский такой способ изобрел и сам построил первые образцы электроэффлювиальной люстры.
       Это гениальное изобретение известно теперь на всех континентах как «люстра Чижевского». Ею для укрепления здоровья пользуются миллионы. А самого Чижевского за это крупнейшее достижение научная общественность в 1938 году на Всемирном конгрессе биофизиков назвала Леонардо да Винчи ХХ века. Это была коронация гения.
       
       Попытка Главного конструктора
       В 30-е годы Чижевский был полон замыслов самых невероятных масштабов. Подобно тому как Ленин выдвинул план электрификации всей страны, Чижевский выступил с планом аэроионофикации. И тоже всей страны. Что же такое аэроионы, и почему нужна всеобщая аэроионофикация? Дело в том, что аэроионы и есть та самая целебная субстанция, которую можно получать искусственным путем — с помощью электричества. А изменить жизнь к лучшему они действительно могут повсюду.
       Скажем, в медицине аэроионы просто творят чудеса. Легко проникают через легкие в кровь, пробуждая защитные силы организма. На редкость эффективно они помогают человеку преодолевать сердечно-сосудистые и нервные болезни, а также недуги органов дыхания и пищеварения.
       С помощью аэроионов можно избавлять от вредных примесей воздух фабричных цехов, оживить его. А значит, сразу получить скачок производительности труда и оздоровить рабочий класс в целом.
       В сельском хозяйстве аэроионы бесспорно должны были повысить продуктивность. Чижевский вешал свои электроэффлювиальные люстры в коровниках и птичниках, и незамедлительно росли надои, яйценоскость. Крупные государственные деятели того времени, от которых зависело многое, понимали, что план Чижевского для страны важен не менее, чем ленинский. Газета «Правда» не раз писала об этом в 30-е годы.
       Однако мир скатывался к войне, и СССР должен был все силы бросить на оборону. А когда война началась, Чижевского за его явно непролетарский взгляд на причины войн и революций арестовали. Вернулся он из ссылки в 1957 году и сразу стал свидетелем запуска первого спутника Земли, а потом и первого человека в космос. Он понимал, что вскоре предстоят длительные экспедиции на орбиту, не за горами и полет человека на Луну.
       29 марта 1964 года абсолютно засекреченный в ту пору Главный космический конструктор Королев нашел время встретиться с Чижевским. Это была дань великому прошлому. Королев отчитывался о проделанном так, словно перед ним был сам Циолковский.
       Потом заговорили о том, что касалось Чижевского: о воздухе в кабинах космических кораблей. Королев сказал, что идеи Чижевского воплощаются. В секретных медико-биологических центрах конструируются миниатюрные, предельно легкие, а потому, правда, очень дорогие электронные ионизаторы воздуха, которым будут дышать космонавты в длительных экспедициях.
       Однако планетарные идеи хотя и увлекали Александра Леонидовича, он страстно мечтал о земном. О всеобщей аэроионизации, о внедрении своей люстры в медицину, промышленность, сельское хозяйство всей страны. А для этого нужны были совсем другие ионизаторы. Компактные, высокоэффективные, простые в обращении, но, главное, такие, чтобы их можно было выпускать огромными тиражами по невысокой, доступной людям цене.
       Нельзя сказать, что после возвращения из ссылки в Москву профессора Чижевского притесняли. Но и помогали мало и как-то странно. Скажем, позволили создать лабораторию, но где? В системе… «Союзсантехники»! Дескать, вот тут и делайте модели своей электроэффлювиальной люстры.
       Но Чижевский рвался в привычный ему мир большой академической науки, где только и можно было реально решать задачи большой государственной важности. Обо всем этом Александр Леонидович рассказал Королеву. И день спустя по совету Главного конструктора послал на его имя официальную докладную записку:
       — «Союзсантехника» — сбытовая, коммерческая организация, ничего общего с наукой не имеющая. Лаборатория аэроионофикации при «Союзсантехнике» является удобной фикцией, которой втирают очки начальству. Созданную при содействии ВЦСПС лабораторию аэроионофикации из системы «Союзсантехники» необходимо перевести вместе с принадлежащими ей помещениями (двухэтажным зданием и мастерскими) в систему Академии наук СССР.
       Но Чижевский обратился, пожалуй, не по адресу. Королев был, безусловно, всемогущим человеком, однако эта просьба росчерком пера Главного космического конструктора не решалась. Королев направил записку Чижевского в Институт биофизики Академии медицинских наук для консультаций.
       Такие консультации начались, к Александру Леонидовичу приезжали ведущие ученые института. Но вскоре Чижевский тяжело заболел и умер. Недолго после этого прожил и Главный космический конструктор.
       
       Лечебная сила ионного ветра
       История науки полна парадоксов. И «люстра Чижевского» не исключение, а скорее яркое подтверждение этого правила. В 70-е годы электроника перестала быть в СССР диковинкой, и, пожалуй, впервые появилась возможность создать на ее основе простую, очень эффективную и не слишком дорогую люстру. Но этого не произошло, хотя идея витала в воздухе, и, казалось, вот-вот прорыв состоится.
       Сконструировать такую модель и наладить массовое производство легендарной люстры в разные годы собирались руководители многих электронных предприятий, в том числе и оборонных. Однако текучка плановой экономики, директивные задания сверху оттесняли решение важнейшей задачи. Что ж, рассуждали руководители, здравоохранение столько лет обходилось без этого целебного прибора — подождет еще.
       Да и в самом здравоохранении с люстрой происходили странные коллизии. В Минздраве ее то поднимали до небес, то называли недостаточно целебной, а то и просто вредной. Однако в это время «люстра Чижевского» вовсю работала в кремлевских больницах и привилегированных клиниках, помогая элитарным больным быстро оправляться от грозных недугов, легче одолевать послеоперационный период.
       Кремлевские врачи ценили ее уникальные профилактические возможности. «Люстры Чижевского» стали появляться на правительственных дачах, в кабинетах крупных партийных и государственных деятелей, тщательно следивших тогда за своим здоровьем.
       А откуда же брались эти люстры? Их делали практически в домашних условиях энтузиасты. Талантливых последователей идей профессора Чижевского в стране всегда хватало. Созданные ими модели люстры в постперестроечное время пытались выпускать оборонные заводы в Калуге, Саранске, Ульяновске.
       Однако массовой, а потому и подлинно народной люстрой оказались аппараты московского оборонного завода «Диод». Дело в том, что на этом заводе военные конструкторы исполнили завещание Чижевского, которое по сути он оставил в своих письмах к Королеву. Они сделали компактный, высокоэффективный и абсолютно безопасный (ведь речь идет о высоком напряжении) аппарат «Элион-132», доступный по цене миллионам людей.
       Но, главное, следуя заветам Александра Леонидовича, они произвели необычайно широкие испытания целебных свойств своей модели люстры. Было задействовано с десяток ведущих институтов страны: Институт скорой помощи имени Склифосовского, НИИ педиатрии, Институт высшей нервной деятельности… Фундаментальные исследования влияния аэроионов на клетки живого организма велись в НИИ теоретической и экспериментальной биофизики в Пущино.
       И всюду у целебного ионного ветра был успех. Аппарат «Элион-132» годами стабильно давал аэроионы исключительно высокого медицинского качества. Так идеи Чижевского через тернии и через звезды пришли, наконец, к людям, чтобы дать им здоровье и долголетие.
       
       * * *
       Сколько всего написано о Николае Вавилове и Лысенко. Об этой драме известно всем. Но мало кто знает, что у Чижевского, как принято среди гениев на Руси, был свой Лысенко, и тоже из Академии сельхознаук. Звали лютого врага аэроионов Чижевского Борис Завадовский. Прославился этот профессор тем, что кастрировал петухов, которые по внешнему виду становились похожими на кур. Но кто сейчас помнит об этом? А вот его «пламенная» речь в переполненном зале на заседании Академии в 1935 году, обращенная в адрес популярного и не любимого им Чижевского, в архивах сохранилась:
       — Кто же он, этот властитель дум газетных репортеров? — вопрошал Борис Михайлович и сам же отвечал на свой вопрос. — До революции Чижевский сочинял плохие стихи, где слово Бог писалось с большой буквы. Я знаю также, что Чижевский поддерживает некоего Циолковского, техника из одного провинциального города, и в фонде Центральной библиотеки имеется даже книжка этого техника-самоучки о каких-то летательных аппаратах для достижения Луны с хвалебным представлением того же Чижевского. Как видите, Чижевский занимается даже плохой техникой — плохой, говорю я, ибо такая техника никому не нужна, так же как никому не нужна и Луна!
       Трудно видеть на десятилетия вперед. Еще труднее быть признанным гением при жизни. Инопланетяне — это действительно инопланетяне… И любой может бросить в них камень. За дикий, злобный погром в науке у нас не судят и по сей день.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera