Сюжеты

ТОШНИТЕ В СУМОЧКУ!

Этот материал вышел в № 03 от 18 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

ИЛИ РОБЕРТ ОЛТМЕН И ЕГО ЖЕНЩИНЫ Олтмен понимает толк в женщинах. И выстраивает в своем фильме экстравагантное дефиле женских характеров. Подтверждает славу антимифотворца. Снимает очередную черную комедию, ловко взбивая пену пародии чуть...


ИЛИ РОБЕРТ ОЛТМЕН И ЕГО ЖЕНЩИНЫ
       
       Олтмен понимает толк в женщинах. И выстраивает в своем фильме экстравагантное дефиле женских характеров. Подтверждает славу антимифотворца. Снимает очередную черную комедию, ловко взбивая пену пародии чуть ли не на все хрестоматийные мифы: стандарта семьи, классической кино-лавстори, драмы одинокого сердцееда...
       Вот сахарно-счастливая семья процветающего доктора «Т»: красавица жена Кейт, две очаровательные дочери, одна из которых без пяти минут невеста, да еще элегантная сестрица с тремя дочурками-милашками. Рай, да и только... Только совершенно перевернутый. Красавица жена заболевает странным нервным недугом, комплексом Гести, впав в детство и начисто отвергнув плотскую любовь. Отныне, по иронии судьбы, гинеколог обречен на семейное целомудрие. (Известно, что подобный психоз поражает лишь благополучных женщин, у которых все есть.) Как в Греции, есть все у всех населяющих фильм дамочек, разбрасывающих палантины по 10 тысяч долларов, уставших от «рутины» гольфа. Мы им глубоко сочувствуем. Теряя смысл жизни, сестрица спивается, одна из дочерей ищет остроту ощущений в экскурсиях по местам скандальных убийств: Леннона, Кеннеди. Другая дочь влюбляется в свою школьную подругу... Но большинство прекрасных дам, скользя по фильму «духами и туманами», находит успокоение лишь на приемах доктора «Т». Он — единственный и незаменимый, ибо замечает в отличие от их мужей, как они выглядят, как причесаны, как себя чувствуют. И вообще они еще что-то чувствуют? В клинике доктора «Т» они себя «чувствуют».
       Кроме гормональной терапии, им необходима терапия любви, хотя бы ее видимость. Если уж гинеколог считает, что все женщины уникальны, как не поверить?
       В этой битве за последнего романтика-гинеколога есть свои жертвы. Прямо в его приемной от подножки напомаженной старушенции получает сотрясение мозга одна из постоянных визитерш клиники. Ее ласково провожает вся приемная, участливо напутствуя бедняжку на носилках: «Тошните в сумочку!». Тошните в сумочку, и все будет хорошо!
       Олтмен чувствует себя в подобном содоме как в своей тарелке. Впрочем, точно так же комфортно он ощущал себя в сумасшедшем доме военного госпиталя в M.A.S.H, мафиозных разборках в «Канзас-Сити», криминальных страстях глубокой провинции Холли Спрингс в «Наследстве Куки».
       Под тем же снайперским олтменовским прицелом в «Прет-а-порте» оказался как на ладони, замкнутый до поры мир моды. И как всегда, язвительность автора присыпана легкой пудрой понимания и сочувствия.
       Каждый кадр фильма словно просвечен рентгеновским лучом по-стариковски хитроватого прищуренного взгляда автора. Вот он, хай-класс, о котором так любят читать домохозяйки в гламурных «Космополитенах», наивно доверяясь советам «экспертов» по налаживанию интимной жизни и бесконечному усовершенствованию нечеловеческой красоты своих читательниц. «Тошните в сумочку!» — заботливо советуют им журналы. И вы будете неотразимы! Героини фильма говорят, двигаются, интонируют именно так, как советуют эксперты.
       Скоротечный некроз общественных нравов не обличается с публицистическим запалом, а принимает музыкальную синкопированную форму ритм-н-блюза, любимый стиль сегодняшнего Олтмена. Он свингует с тем же неторопливым упоением, с каким отдавался джазу в знаменитом «Канзас-Сити» и року в «Нэшвиле».
       Для Ричарда Гира, уже не раз пробовавшего себя в роли врача, характер Трэвиса — счастливая находка. Профессия доктора становится причиной его особенного взгляда на вещи. Большинство крупных планов снято через коленки его пациенток. Здесь, в кабинете, решаются политические вопросы, плетется кружево светских бесед, интриг. Гинекологическое кресло как способ общения, а гинеколог как единственный друг. Вот главное ноу-хау доктора.
       Хотя, случается, и великий знаток женской души жестоко ошибается. Его привлекает единственная женщина, которая ничего от него не хочет... Рушится тщательно выстроенный замок собственных иллюзий. Разлетается в пух хрупкая, как карточный домик, жизнь: семья, свадьба дочери...
       Вот эпизод свадьбы, где вся атрибутика американской мечты преувеличена, покрыта лессировками и лаком... Тут тебе и белые лепестки роз, и прянично-нарядные гости, и малышки-херувимчики, и импозантный Гир в сером фраке, с достоинством ведущий к венцу красавицу дочь, утопающую в фате. И жених... Впрочем, жених — плюгавый, лопоухий очкарик — вызывающе недостоин всего показного великолепия. А из-под фаты несутся стрелами Амура искрометные взгляды, полные томления, к подружке невесты — неотразимой мраморно-постаментарной, как статуя Свободы, Лив Тайлор. Вот уж достойный объект любви и восхищения.
       И, пародируя десяток фильмов, в которых невеста убегает в финале прямо из-под венца к милому в шалаш, две влюбленные подруги несутся, подобрав платья, прямо через скамейки с гостями. А вслед летит по ветру фата — символ целомудрия.
       Кажется, начиная с этой сцены, неторопливое блюзовое течение картины взрывается (любимый прием Олтмена — рвать «бомбы» ближе к финалу фильма). Герой мчится к сюжетной кульминации под ливнем, в шикарной машине с разорванным верхом. «Кода» — рывок из пронафталиненной, залаченной, пропахшей дорогим парфюмом действительности американского истеблишмента к берегам Мексики. Бросок к свободе на берегу океана.
       Герой словно проходит через морок тяжкой болезни, ведущей к кризису, почти смерти и... выздоровлению. Катарсису. Ведь в пропасть отчаяния летит все, кроме самой жизни... А значит, профессия доктора «Т» по-прежнему востребована. И финалом фильма становится шокирующий сверхкрупный план родов в прибрежной хижине. Доктор извлекает из чрева мексиканки младенца.
       Да-да, подмигивает нам из-за кадра Олтмен. Конечно же, мальчика...
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera