Сюжеты

КИНО БУДЕТ?

Этот материал вышел в № 03 от 18 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В 2000 году в России вновь снято почти 60 фильмов Предновогоднее голосование представителей российской кинопрессы, увенчанное стильной церемонией «Золотой Овен», еще раз показало истинное состояние дел в российском кино рубежа веков. И...


В 2000 году в России вновь снято почти 60 фильмов
       
       Предновогоднее голосование представителей российской кинопрессы, увенчанное стильной церемонией «Золотой Овен», еще раз показало истинное состояние дел в российском кино рубежа веков. И позволило сделать выводы — скорее оптимистические.
  
       Конечно же, ни одна порядочная профессиональная премия не обходится без скандала. Спасибо Глебу Панфилову. Поддержал имидж кинопремии. И написал гневное письмо всему критическому сообществу, посмевшему оценивать еще незаконченное творение классика, а именно его венценосных «Романовых...». Мало ли что фильмом открывался Московский кинофестиваль... Мало ли что о нем «высказались» чуть ли не все средства массовой информации и он стал фактом кинопроцесса. Сам мэтр постановил, что произведение не закончено. Художнику вольно решать: завершено его творение или нет. Это нескончаемое право совершенствовать, растить свое «детище» здорово доказал еще химик Бородин. Но, согласитесь, торжественно представлять публике фильм в главном кинозале страны, «пущать», а потом «запрещать» — это как-то... Ну да ладно, остается надежда, что в будущем году зрителю, быть может, посчастливится увидеть новую версию эпоса о царственной семье, а фильм снискает все возможные награды и премии.
       На самом деле каждый скандал выявляет суть проблемы. Главный вопрос минувшего киногода — отсутствие явного фильма-фаворита, бесспорного художественного прорыва. И каждый из трех номинантов на звание «Лучший фильм»: «Дневник его жены» Алексея Учителя, «Лунный папа» Бахтиера Худойназарова, «Романовы...» Глеба Панфилова — не «безгрешен», не лишен изъянов эстетических и содержательных. Не случайны разночтения в обычно солидарных, как Ленин и партия, номинациях: «Лучший фильм» и «Лучший режиссер». В претендентах на лучшую режиссерскую работу рядом с Бахтиером Худойназаровым оказались не Панфилов и Учитель, а Алексей Балабанов («Брат-2») и Павел Лунгин («Свадьба»). Роль «первачей» не менее серьезно оспаривали: авангардная изысканная «Москва» Александра Зельдовича, верный традиции «большого стиля» «Русский бунт» Александра Прошкина, жизнерадостный армейский «новояз» Романа Качанова и Ивана Охлобыстина «ДМБ», да, по правде, еще несколько неплохих картин. Виданное ли дело еще пару лет тому назад?
       
       Вот в предыдущем сезоне в поднебесье лидерства в счастливом одиночестве парил германовский «Хрусталев...». И даже кремлевские премьерные салюты «Сибирского цирюльника» до него не долетали. Впрочем, толерантные критики выбрали в итоге фильм «Лунный папа», в котором режиссер умело и дозированно влил среднеазиатскую ориенталику в выдержанный европейский киностиль.
       Самое же большое невезение выпало на долю «Дневника его жены». Изящный фильм, названный в предварительном голосовании в восьми (!) номинациях, на торжественной церемонии в «Новой Опере» пролетел мимо всех наград. Ироничный легкокрылый сценарий Дуни Смирновой, блистательные работы Андрея Смирнова в роли Бунина, Галины Тюниной, сыгравшей Веру Муромцеву, жену Бунина, как всегда, продуманно блестящая работа оператора Юрия Клименко, редкий ансамбль декораций и костюмов времен ар нуво и ар деко. И ... ничего.
       Вот тут-то и задумаешься над болезненно ощутимой непредсказуемостью полета «птицы-счастья» за горизонт любого конкурса. Ведь, чего греха таить, многие из критиков называли лучшим «Лунного папу» лишь потому, что обязаны были заполнить графу «победитель» даже при отсутствии явных личных предпочтений. Точнее сказать, эстетически выверенный фильм Худойназарова вызвал меньше всего раздражения. Если же со всей ответственностью и строгостью подходить к формулировке «лучший российский фильм года», боюсь, такового не оказалось бы вовсе.
       И в предваряющих итоговое голосование «Круглых столах», дебатах было поломано не одно копье. Как говорили аналитики, перефразируя Трифонова, фильмов не скверных много, удивительных нет. На любимый вопрос Алексея Дикого: «Чем удивлять будем?» мало кто из режиссеров-современников имеет собственный, незаимствованный ответ. Открытий, подобных произведениям Германа, Триера или хотя бы Мендоса, когда «...кончается искусство, и дышит почва и судьба», — не оказалось.
       Пожалуй, кроме фильма «Москва», нет и особой новизны формы, свежести идей... Было даже предложено отменить приз за дебют, так как и выбирать практически не из чего. Но несомненный лидер среди малочисленных дебютантов все же нашелся — Александр Атанесян с фильмом «24 часа». Атанесян — дебютант условный, это известный продюсер со стажем. Понимающий что почем, а главное — зачем. Вот и снял он крепко спаянный боевик, в меру циничный, мало уступающий западным кинобратьям по разуму. Да еще упаковал свой фильм в дорогой стиль высокой моды — партитура дизайна расписывалась самым дотошным образом.
       
       Однако на мучительные попытки аналитиков «вычислить» лучший фильм можно взглянуть и по-другому. Ведь само наличие чуть ли не десятка хороших отечественных картин — явление, несомненно, отрадное в стране перманентного кризиса. Наверное, это и есть главный знаменательный итог кинематографической премии российского ФИПРЕССИ-2000.
       Вот удачных актерских работ — постоянное изобилие, из года в год, на любой вкус. «Лучшая женская роль» сыграна Зинаидой Шарко — редкий случай единодушия, когда премия, врученная не только за конкретную работу, в фильме «Луной был полон сад», но и за целый букет ролей последнего времени, — справедливая дань блеску мастерства не избалованной наградами актрисы. Поклон таланту Наталии Егоровой (незабываемая роль второго плана Комендантши в фильме «Русский бунт»). А сколько блистательных, не отмеченных никакими наградами профессиональных работ. Неожиданно тихий «комиссар» Игоря Скляра в «Романовых...»; убедительный едкий рисунок бунинского характера в прочтении Андрея Смирнова («Дневник его жены»); сарказм, многокрасочное злодейство, сыгранные Сергеем Маковецким («Русский бунт»). А как не заметить уверенное восхождение на отечественный актерский Олимп новых звезд: Андрея Панина, Марата Баширова, Чулпан Хаматовой, Галины Тюниной, Виктора Сухорукова?
       Правда, приз совершенно неожиданно (по-моему, и для него самого) получил маргинальный Максим Суханов, несомненно заслуживающий наивысших похвал. Однако награда «нашла героя» за роль среднюю, уступающую ряду неортодоксальных характеров, на которые Суханов большой мастер. Что делать, и киножурналисты — люди, особенно женщины. Думаю, веской причиной победы Суханова стало «бегство» из клана киллеров в ряды положительных героев-любовников (фильм «Женщин обижать не рекомендуется»). Тут уж и непробиваемые жилеты сердец кинокритиков-дам не могли не дрогнуть.
       Большая путаница возникла и с определением «родины» фильмов-коопродукции. Условно российские фильмы «Лунный папа» и «Свадьба» не могли соперничать с условно зарубежной «Истиной в вине» Отара Иоселиани, по мнению критиков, ставшей лучшим зарубежным фильмом года.
       
       В кинематографе — зримый рост производства. Для постоянного присутствия российского фильма в прокате необходим выпуск 50–52 фильмов в год или один фильм в неделю. И вот желаемый вес взят! ...Хотя задавившие всю Европу своей киноиндустрией американцы выпускают по два фильма в неделю.
       Парадокс в том, что, оказывается, в американском кино крутятся огромные суммы русских денег. И отчего-то, говорят, вернуть их пока невозможно.
       Второй парадокс. В последнее время не только блокбастеры, но и фильмы арт-хауза становятся в Америке прибыльными. И не только в Америке. Более чем успешный коммерческий результат проката «Танцующей в темноте» в России стал подтверждением этой новой моды на «хорошее кино». Фильм, признанный трудным, неоднозначно оцененный в мире, в нашей стране прошел с революционным для арт-хаузного кино успехом. И, по признанию самих прокатчиков, своей неожиданной прибылью они обязаны прежде всего доброжелательной прессе.
       В последнее время активно работают в кино и режиссеры «первого эшелона»: Меньшов, Рязанов, Панфилов, Данелия, Хотиненко, Соловьев. Правда, иной раз работы мэтров выглядят архаичными паровозами и тянут, хоть и профессионально, но как-то без азарта, как будто по привычке... Но зрители старшего поколения идут на их фильмы, прежде всего тоскуя по собственному прошлому.
       Похоже, что картины «большого стиля» уходят в прошлое. И витавшая в воздухе идея фильма «с общенациональным успехом» не реализовалась даже в продуманной с военной дотошностью гастрольной кампании по России «Сибирского цирюльника».
       При этом определились бесспорные отечественные коммерческие лидеры. Вот «Брат-2», прозванный в народе «братва», оказался рекордсменом проката, единственным фильмом-миллионером (то есть собравшим больше миллиона долларов), чемпионом видео. И можно сколько угодно доказывать вредность пропитанной энергетикой инфантильного популизма картины, энергетика эта бешено востребована тем самым зрителем, которому адресована.
       И проблема сия должна быть осмыслена. (А в идеале — и решена. И не только кинематографистами.)
       Вот и разухабистый бурлеск «ДМБ», оцененный критиками высшей оценкой за сценарий (Качанов и Охлобыстин), не только начал победное шествие по следам «братвы» по видеоларькам, но и послужил основой новому сериалу. Правда, пока «ДМБ-2» слишком явно иллюстрирует утверждение, что сиквелы — испорченная копия с оригинала. «ДМБ-2» спекулятивен, банален, не смешон.
       
       Российский фильм обеспечивает пока лишь 20% возвратности вложений. В том числе и «Сибирский цирюльник», вернувший немногим больше. Изменился зритель. В кино пришли так называемые средние русские. Их главная особенность — в платежеспособности. Они готовы задорого покупать билеты... Они молоды. Образованны. Заняты в опережающих, как правило, цифровых технологиях. Вскормленные видео, они не смотрят русского кино. Но именно они сегодня — главные заказчики проката. И кино для них становится модным времяпрепровождением. Пока в этот замкнутый англоговорящий круг, объединяющий экран и его нового зрителя, пробились лишь Балабанов и Михалков.
       А в это самое время... Бабушки и папы «новых кинозрителей» смотрят сериалы. Бабушки по старинке любуются последними пузырями латинского мыла, папы не так давно перешли на отечественный криминальный фильм. Телезрители и те, кто регулярно посещает кино, — люди разных поколений, люди с разных планет.
       Сейчас в производстве более 200 (!) серий для ТВ и видео. И кинематографическое профессиональное сообщество на 70% занято в серийном ТВ-разливе. Самые слабые, если не провальные, телепроекты — те, что обращены к молодежи. (Правда, картина меняется на глазах: и с ростом кинопроизводства, и с изменением качества российского кино.)
       В этом году впервые заговорили о возрождении российского кино. Не сомневаюсь, будущие учебники зафиксируют: в последний год ХХ века в России было снято около 60 фильмов. Немногим меньше, чем при советской власти. Скажем определеннее: ушедший киногод — наиболее удачный за последнее десятилетие. Всяко ведь было в нашей новейшей киноистории: и до 300 фильмов в год снимали (где они, эти фильмы, ау!), и немногим больше 10, но не было такого количества достойных, нестыдных картин, которое выявило голосование киножурналистов. Пусть не шедевров. Но, как любят повторять критики: «Что делать? Бунюэль-то умер...»
       Так что, сколько бы ни упрекали «Овен» в предвзятости и всяческих других страшенных грехах, он отражает реальную суть вещей. Поэтому, суеверно поплевав через левое плечо, можно подвести еще один итог рубежа веков — возрождение российского киномейнстрима, основного течения нашего кино в будущий век.
       Ох, не захлебнулось бы...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera