Сюжеты

КАК ИЗ «МЫЛА» СДЕЛАТЬ КОНФЕТКУ

Этот материал вышел в № 03 от 18 Января 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Александр МИТТА: «Хотел, чтобы мой сериал захватил жену больше бразильского» Сериалы, как правило, снимают для женщин — в отличие от обычного кино, которое рассчитывают «на людей». И может, замеченный в собственной жене парадокс женского...


Александр МИТТА: «Хотел, чтобы мой сериал захватил жену больше бразильского»
       
       Сериалы, как правило, снимают для женщин — в отличие от обычного кино, которое рассчитывают «на людей». И может, замеченный в собственной жене парадокс женского телевизионного восприятия подтолкнул известного кинорежиссера Александра Митту взяться за телесериал.
      
       — Жена для меня — модель зрительского феномена. Интеллигентная женщина, талантливый художник, но в 5 вечера жизнь прекращается, где бы она ни была, бежит смотреть свой сериал.
       Осознанно или подсознательно, но в какой-то момент в нем взыграла мужская гордость: «Неужели не смогу сделать сериал, который она будет смотреть с не меньшим интересом, чем импортное «мыло»! И эта сверхзадача стала одним из краеугольных камней в основе сериала «Граница. Таежный роман».
       — Совсем не собирался возвращаться в кино. Казалось, что мое время ушло. Но, с одной стороны, я долго не снимал, а с другой стороны, снимал все время. Я преподавал в киношколе в Гамбурге, а в Германии обучение кино — это непрерывные съемки. Со съемочной площадки не вылезал, вместе со студентами сделал сотни-полторы работ.
       — Но на большом неучебном экране вы впервые решились применить свой немецкий опыт и проверить алгеброй кинотеории гармонию замысла.
       — Обучая других, я сам многому научился. Теперь эта «алгебра» уже в моем скелете. Остальное делаю автоматически. Несколько лет носился с идеей большого киноромана на телевидении. Было написано в общей сложности 11 сценариев, один из которых мы сделали с Зоей Кудря, талантливой писательницей, ученицей Валерия Семеновича Фрида, и он получился заметно лучше других. Этот сценарий с историей Голощекина мы принесли на ОРТ.
       — То, что вы, кинорежиссер, пришли на телевидение, — случайность или это принципиальный выбор?
       — Затея была, вы правы, принципиальная. Телевидение для меня оказалось важным шансом. Сейчас люди практически перестали смотреть кино. Картина собирает 50—70 тысяч зрителей, а раньше мой фильм смотрели 50—70 миллионов. То есть число зрителей уменьшилось в 1000 раз. А на телевидении зрители остались. Я видел, чтобы в Германии у режиссеров ТВ огромное чувство самоуважения, и только у нас телевидение считается «мылом».
       — Но советские сериалы «Семнадцать мгновений весны», «Место встречи...» по популярности превосходили любое кино того времени.
       — Телекино было популярно, но не уважаемо. Какая в ту пору была мечта у режиссера? Снять картину и поехать с ней за границу на фестиваль. А с телекино на фестивали не поедешь. Но в ту пору сериалы снимались именно как кино. Усков и Краснопольский или Колосов снимали по два года. Никому в голову не приходило за неделю делать полнометражный фильм. А сейчас в «Границе» восемь серий — как четыре фильма, собранных вместе, и на каждый такой фильм было две с половиной недели. Если бы у меня не было нового немецкого опыта, я бы не справился. У сериала совсем другая технология. Под ней крепкая профессия. Сериал надо снимать быстро, а когда ты работаешь быстро, ты не должен совершать ошибок, их некогда будет исправлять.
       — Один, даже овладевший всеми профессиональными тайнами, человек не снимет кино из восьми серий. Надо, чтобы ваши новые подходы усвоили и другие...
       — Профессионалы среднего звена у нас уже появились — жизнь заставила. На клипах, где надо работать быстро, где группы собираются и разваливаются, отсеялись крепкие профессионалы, работающие легко, быстро, командно. Все, кто не может соответствовать требованиям, тут же отсеиваются. В итоге я собрал такую группу, какой у меня никогда в жизни не было! Не так хорошо, как на Западе, но гораздо лучше, чем прежде.
       — Если вы так хвалите новых профессионалов, чего же не хватает?
       — Я хвалю профессионалов среднего звена. Но нет тех, без кого кино невозможно, — режиссеров, авторов, продюсеров. Маленькая компания должна иметь высокую норму прибыли. Это закон бизнеса. Продюсер должен знать, что когда сериал раскрутится, к нему все время будут приходить деньги, он сможет вложить их в новое производство. А пока продюсер никакого отношения к дальнейшей судьбе своего продукта не имеет, он заинтересован только воровать. На наших сериалах просто... не знаю, как и сказать, чтобы не обидеть людей, «пилят» деньги.
       — «Пилят» в смысле воруют?
       — Зарабатывают во время съемок за счет качества. Денег удается найти крайне мало, на реальное качество тратится далеко не все. Кто проверит, сколько машин сгорело, сколько льда растаяло? По идее, следить за всем должен продюсер, но ему нет резона добиваться лучшего качества, все равно весь доход идет телехозяевам. Западная экономическая модель заинтересовывает автора работать хорошо, может сделать тебя обеспеченным. Русская модель — напротив, строит отношения так, что никто из авторов сериала не заинтересован в качестве. Заинтересованы воровать деньги у себя. В Германии профессор Штайнбах, преподающий вместе со мной сценарное мастерство, — состоятельный человек, потому что один его 26-серийный сериал прошел четыре раза. Каждый показ приносит автору по немецким законам полный гонорар. А у нас и сейчас договор с ТВ, как у того хохла: отработал — дальше все права у них. И это при том, что сериалы — это самая доходная часть, финансовая основа компании. Какая бы прекрасная ни была передача у Познера, дважды в эфир ее не поставишь. А мой сериал пойдет и 10, а может, и 20 раз. И каждый раз принесет доход телеканалу.
       — В большинстве наших сериалов нет главного — интересной, оригинальной истории. Все какое-то повторное пережевывание...
       — Откуда быть настоящим историям, если автор получает копейки, должен написать серию за три дня? Выдумать хорошую историю — полдела, ее надо шлифовать, а на это времени нет и стимулов нет. Зачем автору писать одну хорошую историю, когда можно написать три плохие и получить в три раза больше денег?
       — Вы не пробовали применить свой немецкий опыт обучения в России и готовить кадры для нашего кино?
       — Четыре года назад я, заведенный своим немецким успехом, когда мои выпускники получают работу в хороших компаниях, на хороших фильмах, приехал в Россию и на Высших курсах режиссеров и сценаристов набрал курс. В Германии обучение бесплатное, но по затратам на студента — самое дорогое, на будущего режиссера там тратится 100 тысяч марок, 15% суммы выделяет Гамбургский университет, остальное — бизнес. У нас студенты вынуждены были платить сами — больше некому. Курсы насчитали сумму в пять тысяч долларов, но народ пошел. Я на год оставил все свои дела и возился с учениками. Это был счастливый год, но потом наступило горькое разочарование. Телевидение в это время еще не снимало, кино уже не было. Мои выпускники оказались не востребованы. Я был в большом унынии.
       — Может, сейчас, когда российское сериальное производство переживает бум и требует сотен профессионалов, настало время вернуться к идее нового профессионального обучения?
       — Хочу снять еще одну картину, а потом уже остановлюсь на обучении. Предлагаю хозяевам каналов: давайте сделаем киношколу на базе канала. Как в воду... У нас ни один канал не озабочен подготовкой кадров. Только когда люди почувствуют, как грустно терять свои деньги, они поймут, как важно готовить кадры.
       — У сериала большая доля условности, чем у кино? Все немножко надуманно, невсерьез.
       — Это как раз то отношение, которое я хотел переломить. Главное для режиссера — пространство, на котором он может развить характеры героев, и 8-часовой сериал дает больше пространства, чем 2-часовой фильм. Сериал хоть и масскультура, но в основе лежат очень серьезные идеи. Мы видим не людей, а метафоры. И мне показалось интересным создать их из двух несоединимых характеров. Когда здравый смысл говорит — это невозможно! — а мы соединяем несовместимое, то получается более точная метафора. Похоронившая себя заживо такая беспомощная кукла, как Альбина, никогда в реальной жизни не может совершить поступка. А женщина, которая возродила популярного певца, не могла бы до этого жить такой жизнью, как Альбина жила в гарнизоне. Мы соединяем, и получается метафора того, что человек может изменить свою судьбу. То же самое с Галей Жгут. Серая курица, когда надо спасти мужа, вдруг оказывается отчаянной авантюристкой. Основные характеры как метафоры идей в сериале выглядят гораздо убедительнее.
       — Но при этом на уступки зрителю идти приходится.
       — Непрерывно, каждую минуту. Я понимаю, что у зрителя 12 каналов, и он каждую секунду может от меня уйти, если я о нем не позабочусь. Но для меня это не уступки, скорее подарки зрителю и самому себе. Много юмора, например. Мне очень хотелось затронуть такую больную тему, как дедовщина, но понимал, что в сериале нельзя разрабатывать ее всерьез. Мы сделали из истории молодого солдатика почти комедию, но какое-то обращение к человеческой совести есть.
       — Вы и дальше намерены работать с ОРТ?
       — Конечно, пока они хотят работать со мной. Я был удивлен классом редактуры на ОРТ. Впервые в жизни по ходу предварительного монтажа мне делали замечания именно по тем пунктам, которые я собирался переделать в окончательном варианте. Это был настоящий творческий контакт. На следующий год с ОРТ подписан договор на сериал по роману Юлии Латыниной «Охота на изюбра». С «Границей» я так спешил, что поставил телегу впереди лошади. По нормальной схеме надо было смонтировать фильм, выпустить его на экраны, потом выпустить сериал на кассетах, а уж потом ставить его в эфир. Но «Границу», разделенную на 3 фильма, в киноварианте выпускаем уже постфактум. А новый проект будем делать в правильной последовательности.
       — В «Границе» вы открыли новых звезд и с новой стороны показали известных актеров.
       — Изначально писал роли на Гуськова и трех главных героинь. С Гуськовым три года сидел рядом у Фрида в гостях, но не знал его потенциал. И только когда снял пробу к несостоявшемуся на НТВ фильму, понял, что у меня есть Артист. А это фантастическое чувство! Оля Будина, которая сыграла Марину, актриса молодая, но уже раскрученная. Лену Панову хотел снимать с тех пор, как увидел в крошечном эпизоде в «Маме», и она прекрасно сыграла Галю Жгут. Рената Литвинова сама себе придумала этот образочек жеманный. Пообтесали немножечко, и он раскололся, как яичная скорлупа. Удивительно, она в стольких фильмах снялась, но совершенно ничего не понимает про актерское дело. Будто с улицы.
       — А зачем же взяли?
       — Она красавица. Талант и интуиция, как у зверя. И уникальная реакция на все. Она знает, что на все надо реагировать не как другие. И эта ее манера легла на простой характер Альбины Ворон.
       — Кого из звезд «Границы» возьмете в новый проект?
       — Всех. Для Леши Гуськова пишу роль, для Лены Пановой. Без Саши Семчева (известного по рекламе пива «Толстяк») шага не сделаю, актер с огромным потенциалом, без Андрея Панова (особист Ворон) тоже. И так думаю обо всех, чтобы были для них роли, не похожие на то, что они сыграли в «Границе». Теперь, когда у меня появилась команда, отложив все дела, буду снимать!
       — «Границу», насколько я знаю, смотрела совсем «несериальная» публика, даже молодые ребята, которые сериалы обычно не смотрят.
       — Была у меня такая задача, хотелось понизить возраст сериальной публики. Сериалы обычно смотрят пожилые. Если опущу эту планку до 30 лет, буду считать, что задача выполнена.
       
       P.S
       И сверхзадача сериального эксперимента Митты выполнена. На что уж строгий критик жена Александра Наумовича, но все восемь вечеров провела у экрана.

       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera